Страницы

суббота, 21 мая 2016 г.

ЭТА.41.Новые удары



1996 год, ставший годом прихода к власти «Народной Партии», выдался одним из самых «спокойных» за всю историю ЭТА. Несмотря на некоторую активность начала года, стоившую жизни четверым, начиная с 22 июня организация значительно снижает интенсивность своей деятельности. В этот день «этаррас» заявляют о приостановке всех боевых действий на неделю, дабы дать возможность новому правительству приступить к делам и, возможно, оценить «шаг доброй воли» во имя политического решения конфликта.

Однако правительство во главе с Аснаром жёстко отвергло даже саму возможность переговоров с ЭТА, заложив основу для дальнейшего продолжения конфронтации.


27 июля, во время традиционной кампании против туризма, команда «этаррас» убивает в Ордисии предпринимателя Исидро Усабиагу. Ещё в 1993 году полиция провела крупную операцию, направленную на пресечение сбора комбатантами «революционного налога» с предпринимателей. Некоторое время за специальной группой «этаррас» была установлена слежка, которая тщательно фиксировала встречи между бизнесменами и членами организации. После того, как группа была ликвидирована, правительство развернуло широкую кампанию, призвав предпринимателей не платить никаких денег «террористической организации», ибо тем самым они дискредитируют прежде всего самих себя как финансовых помощников «терроризма». Усабиага, чей автомобиль был зафиксирован на полицейской видеосъёмке и затем показан по центральным каналам, был обвинён в «сотрудничестве с испанскими вооружёнными силами», из-за чего «многие баскские граждане были арестованы французской и испанской полицией», и приговорён к смерти. Казнь Усабиаги поставила точку в краткой чреде убийств 1996 года.

Новый 1997 год начался с убийства: 8 января в Мадриде прямо возле служебного автомобиля командой «этаррас» был расстрелян подполковник Хесус Агустин Куэста Абрил. Эта акция спровоцировала шквал воинственных призывов к правительству со стороны прессы. Страна погрузилась в натуральную экзальтацию, требуя от «Народной Партии» немедля покончить с терроризмом.

В феврале закрутилась драматическая спираль, вызывая одно из самых мощных политических потрясений в Стране Басков за последние годы. Сперва 30 января ЭТА в Сан-Себастьяне убивает Эухенио Оласиреги, обвинённого в том, что он сдал «Эрцаинце» команду организации годом ранее. Затем 4 февраля правительство начинает аресты членов Национального Совета «Herri Batasuna», отказавшихся явиться в Высший Суд для дачи показаний по делу о распространении видеозаписи «Демократическая Альтернатива». 7 числа в тюрьме «Алькала» повесился заключённый ЭТА Хосе Мария Арансаменди. Протесты, поднявшиеся по всей стране в связи с подозрительной смертью, достигли своего апогея 9 февраля в Элоррио, родном городе Арансаменди, где произошли жесточайшие схватки между манифестантами и сотрудниками автономной полиции. 10 числа ситуация только ухудшилась. В первые часы ночи в Гранаде близ военного грузовика взорвался заминированный автомобиль, в результате чего погиб гражданский шофёр. Несколькими часами спустя в Мадриде был убит выстрелом в затылок магистрат Верховного Суда Рафаэль Мартинес Эмперадор. Тем временем, задержание руководителей HB превратилось в драму после того, как Эухенио Арамбуру перспективе оказаться за решёткой предпочёл самоубийство. Этой же ночью, другой молодой левый националист из Наварры, 22-летний Унай Салануэва, при появлении полиции в своём доме, так же осуществил суицид, выбросившись в окно.

В ходе этой ужасной недели «этаррас» вновь заявили о себе, убив 11 числа в Толосе бизнесмена Франсиско Арратибеля Фуэнтеса, который, будучи посредником в переговорах между комбатантами организацией и семьёй похищенного ещё в 1988 году Эмилиано Ревильи, присвоил себе часть выкупа.

15 февраля, несмотря на задержания и аресты руководства, HB проводит в Бильбао национальную манифестацию в защиту программы «Демократической Альтернативы». Однако на пути десятков тысяч демонстрантов встали кордоны «Эрцаинцы»; начались столкновения. Численное превосходство собравшихся привело к тому, что полицейские вынуждены были банально бежать, растеряв значительную часть своей амуниции, сбивая на своих автомобилях граждан и отстреливаясь на ходу, в результате чего как минимум двое человек получили ранения.

Дабы успокоить страсти, деятели «Народной Партии», ранее категорически отвергавшие саму возможность переговоров с ЭТА, вынуждены были заявить о готовности к двухстороннему диалогу с организацией.

Ответом HB было решение о проведении 7 марта всеобщей политической стачки под лозунгом «Демократия для Страны Басков!». В ответ на это власти автономии заявили, что «националистическая левая» готовится, не больше ни меньше, как погрузить Страну Басков в хаос кровавой бойни 7 марта, поэтому вся полиция будет мобилизована дабы не допустить этого. Подобные высказывания привели к тому, что множество людей, ранее не собиравшихся примыкать к стачке по идеологическим мотивам, сделали это, силясь предотвратить развитие на баскских улицах открытой войны.

7 марта остановились практически все предприятия Страны Басков. В течение всего дня на улицах действительно возникали стычки между манифестантами и сотрудниками правопорядка, не носившие, однако, обещанного кровавого характера. Всего было арестовано свыше 150 человек.

Четыре дня спустя в Сан-Себастьяне комбатантами ЭТА был убит психолог местной тюрьмы. Присутствовавшим на месте полицейским удалось задержать одного из предполагаемых авторов покушения. Двумя днями спустя он был доставлен в больницу с многочисленными переломами и травмами. Полиция заявила, что подследственный получил увечья во время падения при задержании, однако тяжесть повреждений говорила о том, что арестованный подвергался избиениям в течение нескольких суток.

Вообще неразбериха и напряжение, царившие в Стране Басков в эти дни прекрасно отражает инцидент, произошедший в Бильбао, где патруль Гражданской Гвардии по ошибке открыл огонь по патрулю автономной полиции, в результате чего возникла перестрелка, в ходе которой тяжёлые ранения получил один сотрудник «Эрцаинцы» и двое гвардейцев.

29 марта 1997 года в Ициаре было обнаружено тело комбатанта ЭТА Хосу Сабалы, который, по сообщению организации, пропал шестью днями ранее. Рядом с погибшим от выстрела в сердце валялся ржавый пистолет и гильза от пули. Расследование взял на себя специальный отдел «Эрцаинцы», который спустя несколько дней дал однозначное заключение: речь идёт о самоубийстве. Практически сразу же руководство автономной полиции получило поздравление из Мадрида за оперативность расследования. Однако версия о суициде с самого начала вызывала множество вопросов: сама пуля так и не была найдена, «этаррас» утверждали, что пистолет Сабалы был новый, на месте гибели не было следов крови, тело находится в неестественной позе, на пистолете не было остатков крови или частиц ткани, остающихся после выстрела с близкого расстояния…

В любом случае, борьба продолжалась. Спустя месяц, 25 апреля, левонационалистический лагерь объявил о начале недели борьбы за «Демократическую Альтернативу», что вызвало бурю недовольства со стороны репрессивных структур. Понятно, что многочисленные манифестации и выступления сторонников политического решения конфликта зачастую заканчивались столкновениями с Гражданской гвардией и «Эрцаинцой». Активность последней в деле подавления протестов привела ЭТА к мысли о необходимости атаковать любого сотрудника автономной полиции, невзирая на чины, звания или заслуги, так как корпус полностью превратился в инструмент реакции.

Уже 25 апреля «этаррас» убили полицейского инспектора в Бильбао. 29 апреля из-за неполадки в механизме детонатора не сработала бомба в автомобиле, припаркованном близ фургона «Эрцаинцы». Вечером 3 мая на выходе из бара в Сиербене на глазах собственной супруги выстрелом в лицо был убит гвардеец Хосе Мануэль Гарсия Фернандес. Двумя днями спустя команда «этаррас» проникла в казарму вооруженных сил Испании в Араке вслед за грузовиком, приведшим в гарнизон продовольствие. Комбатантами внутри были заложены несколько бомб, взрывами которых был поднят большой переполох, хотя никто и не был серьёзно ранен.

В течение 1996 года «этаррас» и активистами «kale barroka» были осуществлены более тысячи саботажных акций, и в 1997 году эта интенсивность сохранялась. Шквал подрывных атак самого различного масштаба и направленности вызвал серьёзное беспокойство в правящих верхах, наблюдавших за весьма негативным развитием ситуации в Стране Басков. 12 июня Национальный Суд подготовил ряд поправок в уголовный кодекс, ужесточающих наказание за терроризм, саботаж и сопротивление полиции. Этот же самый трибунал, отказавшийся признать террористической организацией GAL, объявил террористами манифестантов, бросающих камни в полицию. Параллельно с этим началась массированная информационная бомбардировка общественности, в ходе которой утверждалось, что многочисленные саботажные акции осуществляются не автономными и независимыми друг от друга группами политических активистов, а боевиками т.н. «Групп И» (Grupos Y), прекрасно организованными и подчиняющимися непосредственно ЭТА.

2 июня полиция освобождает томившегося более полутора лет в плену у «этаррас» служащего пенитенциарной системы Испании Хосе Антонио Ортега Лара, похищенного 17 января 1996 года и содержавшегося на бесхозном промышленном судне в Аррасате, превращённом в тюрьму. Успешное освобождение столь долго удерживаемого заложника нанесло психологический удар по организации, однако не подкосило оперативного потенциала, поскольку уже 10 июля комбатантами ЭТА был похищен советник «Народной Партии» в Эрмуа Мигель Анхель Бланко. В специальном телефонном сообщении «этаррас» уведомили власти о том, что если в течение 48 часов политические заключённые не будут возвращены в Страну Басков, заложник будет убит.

Вслед за этим правительственные СМИ приступили к нагнетанию истерии, призывая испанских граждан выказать свой протест против «терроризма». В течение двух дней сотни тысяч испанцев вышли на антитеррористические манифестации по всей стране. 12 июля тяжело раненый Анхель Бланко был обнаружен в окрестностях Ласарте с простреленной головой. Ночью 13 числа он умер, добавив некоторой драматичности во всю эту ситуацию.

Вслед за убийством Бланко по Стране Басков прокатилась наиболее мощная за всю историю волна людского недовольства. На многочисленных балконах в знак траура были вывешены белые знамёна, практически в каждом городе организовывались многочисленные манифестации протеста против ЭТА. Совершенно естественно, что негативное отношение баскских граждан к «этаррас» перенаправлялось и на весь лагерь «националистической левой» в целом. Газета «El Mundo» публикует коллективную фотографию членов Национального Совета HB с подписью «Они нажали на спусковой крючок». СМИ развивают антисепаратистскую истерику до невиданных размеров, перемежая политические призывы с эмоциональными всхлипами по поводу человеческой трагедии Анхеля Бланко.

Логическим итогом этой истерии стали атаки на представительства левонационалистических организаций и групп, - в особенности, HB, - которыми завершались манифестации в первые дни после убийства Бланко. Фиеста Санферминес в Памплоне сопровождалась грандиозными столкновениями между левыми националистами и ультраправыми, которых поддерживали футбольные ультрас и полиция. Короче говоря, «националистическая левая» попала под невиданный доселе шквал ударов буквально со всех сторон.

Постоянные атаки и погромы привели к формированию при штаб-квартирах политических групп левонационалистического толка команд самообороны, которые спустя некоторое время перешли от обороны к наступлению, нападая на людей, идентифицированных как участников погромов.

Оставшаяся часть лета прошла в напряжённой атмосфере неугасающего противостояния между левыми националистами и происпанскими силами. ЭТА в этот момент не осуществляла каких-либо масштабных операций. Лишь с наступлением осени, после серии акций с применением гранат и взрывчатки, 5 сентября в Басаури «этаррас» подорвали автомобиль полицейского, вызвав его гибель. На этот раз, несмотря на усилия средств массовой информации, реакции общественности на это убийство не последовало.

А ЭТА продолжала наступать. 24 сентября в центре Бильбао двое «этаррас» ввязались в перестрелку с полицией, в результате чего оба же были убиты. 13 октября команда организации, готовившаяся забросать гранатами церемонию открытия музея Гуггенхейна в Бильбао, на которой должен был присутствовать король Испании, была перехвачена «Эрцаинцой», в результате чего возникла перестрелка, в ходе которой погиб один из агентов автономной полиции.

Осенью продолжалась история с осуждением членов Национального Совета HB за распространение видеоматериала, посвящённого «Демократической Альтернативе». «Этаррас», зорко следившие за процессом, не притрагивались к оружию, ожидая, чем же закончится судилище, хотя в этот же самый момент баскские улицы сотрясали манифестации сторонников HB, а активисты «kale barroka» исполняли свои традиционные саботажные акции.

Наконец, 1 декабря Высший Суд приговорил членов Национального Совета к шести годам каждого за сотрудничество с вооружённой бандой. 11 декабря «этаррас» убивают в Ируне местного советника «Народной Партии» Хосе Луиса Касо Кортинеса, подведя черту тем самым под своей вооружённой активностью 1997 года.