Страницы

суббота, 30 марта 2013 г.

Хосе Аморин. Мутация идеала.



Мутация идеала

Хосе Аморин


В январе 1973 года была достигнута договорённость об интеграции в «Монтонерос» остатков «Fuerzas Armadas Peronistas». На тот момент это были четыре автономные группы: «Comando Nacional» под руководством Вильяфлора, «Регион Буэнос-Айрес», которая была наиболее близка к «Монтонерос», «Iluminados» под командованием бывшего бойца «Националистического Революционного Движения Такуара» Хорхе Каффатти и «17 de Octubre» Энвара эль Кадри, включавшая в себя основным образом ветеранов FAP, участников первой операции в Тако Рало. Таким образом, мы могли сказать, что «Монтонерос», вобравшие в себя практически все авангардные группы перонизма, олицетворяла собой ту цель, к которой мы стремились последние годы – т.е. к формированию единой Вооружённой Перонистской Организации. Тогда же, в начале 1973 года, «Монтонерос» включились в избирательную кампанию Эктора Кампоры.

К возрастающему влиянию перонизма в целом, и организации «Монтонерос» в частности, добавились дружеские контакты, установленные между кадрами, заключёнными и руководителями «Монтонерос» и «Вооружённых Революционных Сил». Ранее существовавшие различия между перонистской и марксистско-ленинской организациями начали стираться. Иными словами, между двумя группами установилась диалектика, посредством которой одни приняли политико-идеологические критерии, ранее присущие только другим. Синтез этот оформился, если можно так сказать, в закрытом кругу, без участия кадров среднего звена и широких масс.

среда, 27 марта 2013 г.

Хосе Аморин. Путь страдания.




Путь страдания

Хосе Аморин


Не только мой друг Хосе Сабино спрашивал меня «что мы делаем, зачем?», почему мы стали партизанами? Этот вопрос мне так же задавал Каэтано де Лелья в октябре 1972 года: «Почему мы это делаем?». Тогда, в том месяце, я получил четыре пули в ходе операции, которая, по сути, являлась глупой примитивной ловушкой. Политическая недальновидность, бессмыслица, предательство – через несколько лет, переваривая предыдущий опыт, я понял, насколько тогда всё было глупо.

Мы должны были атаковать охрану фабрики «Санта Роза» в Ла Матансе. В шесть часов утра, когда на работу заступали трудящиеся первой смены. Помимо экспроприации оружия охранников, мы имели непосредственную идеологическую цель – вооружённая пропаганда первого возвращения Перона…за пятнадцать дней до того, как он собственно вернулся.

С политической точки зрения, это было большой ошибкой: зачем было бороться за возвращение генерала, когда он уже направлялся в Аргентину? Для того чтобы народ знал, что мы способствовали возвращению Перона? Смешно. Со дня похищения Арамбуру, народ знал, что возвращение Перона в Аргентину, возвращение его к власти, есть главная и не подлежащая никаким пересмотрам, цель «Монтонерос». Мы это доказали, реализовав десятки вооружённых мероприятий в течение почти трёх лет. Эту цель мы щедро омыли кровью. Собственной кровью. Достаточно сказать, что ребята из «Перонистской Молодёжи» распространяли среди рабочих сотни листовок с призывами встречать Перона в аэропорту «Эсейса», используя обязательный лозунг «FAR и Montoneros – наши товарищи!» (FAR y Montoneros son nuestros compañeros!).

воскресенье, 24 марта 2013 г.

Хосе Аморин. FAR и Montoneros: две модели организационного строительства



FAR и Montoneros: две модели организационного строительства

Хосе Аморин


Хотя политико-идеологические разногласия между «Вооружёнными Революционными Силами» (Fuerzas Armadas Revolucionarias) и «Монтонерос» не были столь очевидны до убийства Руччи в 1973 году, они были заметны в концепциях политического строительства обеих организаций.

«Монтонерос», взявшие на себя ответственность за продвижение идей революционного перонизма, прогремев на всю страну в связи с делом Арамбуру и захватом города Ла Калера, все последующие два года безостановочно расширяли собственную структуру, вовлекая новых солдат, обладавших минимальным политическим, профсоюзным или социальным опытом борьбы. Конечно, все эти новые бойцы были перонистами: наш катехизис был широко известен, и нам не приходилось заниматься политическим перевоспитанием новобранцев.

Единственное новшество нашей концепции заключалось в том, что, если перонизм с 1955 года был объектом реакционного насилия и лишь периодически, по мере возможности, отвечал на него насилием революционным, то теперь у нас самих были «стволы»: чтобы уничтожать врага, чтобы защищаться, чтобы идти вперёд.

пятница, 22 марта 2013 г.

Хосе Аморин. Сарате.



Сарате


Хосе Аморин


В ноябре 1971 года мы договорились об интеграции в нашу организацию группы, ответственной за убийство Вандора1. И, как обычно происходило со всеми группами, влившимися в «Монтонерос», дабы оформить новый союз, было запланировано осуществление совместной акции. В данном случае, мы приняли решение атаковать казарму Префектуры, расположенную в городке Сарате – квадратное трёхэтажное здание, высившееся на берегу реки: местный арсенал содержал более ста короткоствольных автоматов и некоторое количество тяжёлых пулемётов. Настоящее сокровище.

Охранный пост казармы находился вблизи очень освящённой площади. В двадцати метрах от дверей будки квартал заканчивался, а за углом, сквозь небольшой сад, проходила автомобильная дорога, ведущая прямо к двойным дверям гаража казармы. Далее начиналась грунтовая дорога, освещённая множеством мощных прожекторов: с одной стороны её располагались казармы, а с другой – трущобы. Через каждые 15 или 20 метров, на обочине со стороны бедняцкого квартала, где-то на метр от земли возвышались большие цементные резервуары для сбора воды. Четвёртая, задняя стена казарм, где так же располагалась дверь, выходила на тёмный пустырь, иногда использовавшийся для игры в футбол. В казарме обычно находилось около ста бойцов, однако мы получили информацию, что в ночь на 24 и 31 декабря большинство военных уходит домой праздновать Рождество или Новый Год и на посту остаются лишь считанные единицы, да и то – пьяных или полусонных гвардейцев. Маленькая боевая группа тренированных людей могла бы в считанные минуты обезвредить всех находящихся внутри и завладеть арсеналом.

вторник, 19 марта 2013 г.

Хосе Аморин. Смерть Сабино Наварро.



Смерть Сабино Наварро

Хосе Аморин


У Хосе Сабино Наварро была любовница, Мирта Силеки, которая не входила в нашу организацию.  Однажды ночью, в конце июня 1971 года, он встретился с нею в Сан-Мартине. Соседи позже вспоминали, что таким вот образом Сабино часто наведывался к женщине и, в общем, они составляли прекрасную пару. Они сидели в  красном «Пежо» 404 напротив дома Мирты, когда к автомобилю приблизилась пара  полицейских и потребовала предъявить документы. Сабино ответил, что его паспорт  находится в чемоданчике в багажнике автомобиля. Это было верно. Однако, не за  паспортом он лез в багажник – под чемоданчиком был спрятан револьвер 38 калибра. Он  открыл багажник, достал чемодан, а потом внезапно выхватил пистолет и наставил на  офицеров. Один из сотрудников успел достать своё оружие и выстрелил в ногу «Чёрному»  - пуля прошла сквозь штанину, не задев тела. В ответ на это Сабино без лишних слов  расстрелял обоих. Забрав оружие у убитых, а так же изъяв автомат из оставленного  поблизости полицейского автомобиля, он простился с Миртой и, сев в свой «Пежо», был  таков. 

Беда состояла в том, что Мирта, задержанная спустя полчаса, запомнила номер  автомобиля: В276361. Такой же номер имел и мой автомобиль, так же красный «Пежо», буквально брат-близнец машины «Чёрного». Но ни я, ни Сабино не были в курсе этого  раздвоения. Хуже того: разъезжая по городу в красном разыскиваемом автомобиле, я даже  не был поставлен в известность руководством, предоставившим мне машину (к тому  же – откровенно краденую), об инциденте в Сан-Мартине.

суббота, 16 марта 2013 г.

Хосе Аморин. FAP и Montoneros


FAP и Montoneros

Хосе Аморин


Во время своего проживания на конспиративных квартирах, предоставленных товарищами из «Вооружённых Перонистских Сил» после катастрофы в Ла Калере, Фернандо Абаль Медина озаботился некоторыми концепциями идеологии FAP, оспаривающими надклассовую составляющую перонистского движения и имевшими тенденции к изоляции движения от народных масс, уповая на некий «авангард», как наиболее воинственную и сознательную часть рабочего класса. Это противоречило нашим идеям, согласно которым мы – вооружённое крыло перонистского движения в целом, которое включает в себя все те элементы общества, которые выступают за национальное освобождение, в том числе, и буржуазию. С точки зрения Фернандо, которого поддерживало большинство членов организации, характеризовать рабочий класс как единственный инструмент национального освобождения, - как это делали FAP, -  значит намеренно уменьшать потенциал организации, намеренно отодвигать победу.

То есть, являлось необходимым объединение классов, борьба которых была направлена на национальное освобождение, на завоевание власти и достижение, в конечном итоге,  экономико-социального благосостояния рабочего класса. Мощь и процветание, являлись основами нашей антикапиталистической позиции, нашей особой формой социализма, нашей идеологией. Организация утеряла эту особую позицию в ходе мутаций, начавшихся в «Монтонерос» с 1973 года. Так об этом пишет Роберто Пердиа:

среда, 13 марта 2013 г.

Хосе Аморин. Арамбуру: до и после.



Арамбуру: до и после

Хосе Аморин


«Коммюнике №1. К Нации: сегодня в 9:30 наша Команда осуществила захват Педро Эухенио Арамбуру, исполнив приказ руководства, с целью предать его Революционному Суду. Педро Эухенио Арамбуру обвиняется в предательстве Родины и Народа, а так же, в непосредственном убийстве двадцати семи аргентинцев. В настоящее время Арамбуру представляет собой козырь режима, стремящегося вернуть генерала к власти, ещё раз обмануть народ фальшивой демократией и узаконить продажу нашей Родины. Своевременно будет объявлено о ходе и результатах революционного трибунала. В такие грустные моменты для нашей Аргентины, которая видит, как её правители выставляют Родину на аукцион и богатеют за счёт нищих, «Монтонерос» призывают к вооружённому сопротивлению правительству горилл и олигархов, продолжая героическое дело генерала Валье и всех тех, кто сложил свои головы за Свободную, Справедливую и Независимую Родину. Перон или Смерть! Да здравствует Родина! Команда имени Хуана Хосе Валье. Монтонерос»

29 мая 1970 года в Аргентине отмечалась первая годовщина народного восстания против правящей хунты в Кордобе («Кордобасо»). Но, так же, это был и традиционный государственный праздник – День Армии. Именно в этот день «Монтонерос» провели свою первую публичную акцию: похищение генерала Арамбуру. Ни выбор цели, ни метод осуществления операции, не имели ничего общего со случайностью или совпадением. Тот символический удар, нанесённый похищением генерала в столь знаменательный день и в столь острых политических обстоятельствах, стал возможен лишь благодаря изнурительной подготовке и безграничной смелости группы, реализовавшей данную операцию: группы, под руководством Эмилио Масы и Фернандо Абаля Медины.

воскресенье, 10 марта 2013 г.

Хосе Аморин. Группа Сабино.



Группа Сабино



Хосе Аморин


Хосе Сабино Наварро, «Чёрный», делегат профсоюза работников металлургии и перонист до глубины души, был шефом «Монтонерос» с момента смерти Фернандо Абаля Медины и до июля 1971 года, когда, по приказу Национального Руководства, он переехал в Кордобу, а Марио Фирменич занял его место. Когда в январе 1969 была организована наша маленькая вооружённая группа, «Чёрный» обитал в призаводской постройке в Сан-Мигеле: тогда ему было 26 или 27 лет. Он возглавлял местное отделение «Рабочей Католической Молодёжи» (Juventud Obrera Católica) и обладал большим авторитетом в лагере так называемого Боевого Перонизма. Этот авторитет «Чёрный» заработал во многом из-за своего участия в рабочей борьбе, но надёжно закрепил его, жестоко избив генерального секретаря профсоюза механиков Хосе Родригеса, предавшего забастовку. Сабино имел крайне колоритную, но привлекательную внешность, впоследствии я весьма удивлялся его схожести с мексиканским революционером Эмилиано Сапатой. Немногочисленные девушки, крутившиеся в нашей среде, просто умирали от любви к «Чёрному». Он был женат и имел двух детей, однако никогда не оставлял своих амурных похождений.

среда, 6 марта 2013 г.

Fuerzas Armadas de la Revolución Nacional





Как и многие другие партизанские движения 60-х годов, «Вооружённые Силы Национальной Революции» являлись фактически проектом одного человека, с потерей которого организация быстро сошла с политической сцены. Таким человеком в данном случае был собственно лидер FARN Анхель «Васко» Бенгочеа, закалённый троцкист, настоящий ветеран организации «Рабочее Слово» (Palabra Obrera), являвшейся главной троцкистской группировкой Аргентины того периода.

Для того чтобы понять, каким образом троцкистское движение сошлось с движением перонистским, что и дало начало истории FARN, необходимо проследить тот путь, который прошёл троцкизм в Аргентине, а вместе с ним – и сам Бенгочеа.

воскресенье, 3 марта 2013 г.

Гевара. Эпизоды революционной войны: Конго. Эпилог



23. Эпилог

Остаётся только, в виде эпилога, попытаться сделать выводы, окинуть взглядом поле боя, обозначить действия различных факторов и высказать мнение по поводу будущего Конголезской Революции.

Я делаю особый акцент на области, которая формирует Восточный фронт из-за того, что она наиболее известна мне, а так же для того, чтобы избежать обобщения опыта в столь многообразной стране, какой является Конго.