Страницы

среда, 30 декабря 2015 г.

ЭТА.10.Начало революционного вихря



«День Нации» 1968 года был организован в Доностии по инициативе Националистической Баскской Партии, к которой «этаррас» решили присоединиться. 14 апреля, в день проведения торжества, был поставлен очередной печальный «рекорд»: Сан-Себастьян был буквально заполонён полицейскими, которых, по подсчётам активистов, насчитывалось более 15 тысяч. Им в помощь помимо четырёх вертолётов так же были выделены около полутысячи конных полицейских. Все улицы были разделены блокпостами, повсюду виднелась спираль колючей проволоки. Короче говоря, государством было сделано всё возможное, чтобы предотвратить манифестацию. Тысячи прибывших на праздник людей были вынуждены спасаться от полицейских облав. Сотни были арестованы.

Двумя неделями спустя, на первомайском шествии, ситуация повторилась аналогичным образом. Как бы поддерживая градус напряжения, ЭТА в этот период между двумя праздниками исполнила серию боевых акций – подрывы линии электропередач, офисов франкистских организаций, а так же несколько атак против полицейских «помощников» - в основном, местных неофашистов и реакционеров. В середине мая «этаррас» попытались осуществить акцию на грани фола, оставив в центре Бильбао ранее «засвеченный» автомобиль начинённый взрывчаткой, детонатор которой был соединён со свечёй зажигания. Однако, прибывшие полицейские раскусили замысел боевиков и взрыва не произошло.

понедельник, 28 декабря 2015 г.

ЭТА.9.Возврат к активным действиям




ЭТА провела V Ассамблею как организация, ослабленная репрессиями, находившаяся в состоянии внутреннего кризиса, пережившая сразу три раскола, из-за чего были потеряны «обреристская» и «этнокультуристская» фракции, а так же крепкая военная группа. Однако положительной чертой было то, что ЭТА наконец более-менее чётко определила свою идеологическую линию и тактику борьбы, а оставшиеся активисты были полны решимости продолжать войну против франкистского государства. Учитывая, что за прошедшие годы ЭТА зарекомендовала себя как наиболее активная оппозиционная и националистическая сила, «этаррас» смотрели в будущее с оптимизмом.

Первым делом, необходимо было восполнить потери, так как к началу 1967 года ЭТА обладала всего четырьмя десятками профессиональных кадров. Укрепившись на новой платформе, необходимо было привлекать симпатии людей за счёт проведения новых же пропагандистских кампаний.

В течение первых месяцев 1967 года «этаррас» осуществили несколько акций по размещению баскских национальных флагов на различных объектах, а так же установили множество самодельных мемориальных досок, посвящённых жертвам фашистского режима. Кроме того, был подорван телевизионный ретранслятор в Оларису. Понятно, что серию традиционных весенних мероприятий ЭТА так же не могла пропустить. И если очередной «День Нации», собравший в Ируньеа около 30 тысяч человек, прошёл более-менее спокойно, то 1 мая «этаррас» действительно продемонстрировали обществу свой боевой потенциал, спалив несколько полицейских джипов в Бильбао и закидав бутылками с «коктейлями Молотова» полицейский комиссариат в Эйбаре.

суббота, 26 декабря 2015 г.

ЭТА.8.V Ассамблея



Очередная Ассамблея была проведена в условиях обострившейся внутренней полемики. Долго зревшие противоречия между сторонниками различных тенденций, связанные с размытой идеологической платформой ЭТА, привели к изгнанию незадолго до начала Ассамблеи лидера одного из внутренних течений, «обрериста» Пачи Итурриоса.

Ночью 7 декабря 1966 года в загородном домике в Гастелу собрались представители различных секторов и аппаратов организации. Хотя приверженцы Итурриоса утверждали, что руководство сознательно стремится уничтожить «обреристскую» линию, правдой было то, что на собрании не присутствовали делегаты из французской части Страны Басков, а так же представители Внешней Делегации, злейшие враги «обреристов».

четверг, 24 декабря 2015 г.

ЭТА.7.Первые расколы



 
С тех пор, как в начале 1965 года редакция журнала «Zutik» перешла под контроль Пачи Итурриоса, одного из членов Исполнительного Комитета ЭТА, склонявшегося к марксизму, в издании раз за разом начала усиливаться левая риторика, предвосхитившая появление внутри организации тенденции «обреристов» (от исп. obrero – рабочий), сторонников преобладания классовой борьбы над националистической. И, несмотря на то, что в журнале статьи «обреристов» вполне уживались со опусами иного революционного характера, заданного «традиционной» линией, сформулированной ещё группой «Ekin», в июле 1965 года, в момент проведения IV Ассамблеи, редакция в отрытую признала новую ориентацию:

«Некоторые обвиняют нас в предательстве национализма. Раньше слова СТРАНА БАСКОВ, РОДИНА, НАЦИЯ занимали значительную часть в наших публикациях. Сегодня эти слова не исчезли, но они уступили первое место другим словам, таким как СОЦИАЛИЗАЦИЯ, ПЛАНИРОВАНИЕ, КУЛЬТУРА, ОБЪЕКТИВНЫЕ УСЛОВИЯ, МАССОВОЕ ДЕЙСТВИЕ и т.д

вторник, 22 декабря 2015 г.

ЭТА.6.IV Ассамблея



6. IV Ассамблея

В июне 1965 года в Лойоле (Гипускоа) состоялась IV Ассамблея организации. В отличие от предыдущего собрания, где ведущую роль играла группа зарубежных активистов, стремившихся преодолеть потери, понесённые за последние годы, ныне мотором организации являлись товарищи из Эгоальде (испанская часть Страны Басков). Первая встреча должна была состояться 6 июня, однако в момент, когда собралась большая часть делегатов, пришла тревожная новость о вооружённом столкновении на границе между отрядом Гражданской Гвардии и группой «этаррас», пытавшихся нелегально проникнуть в страну. Несмотря на то, что активистам удалось уйти, гвардейцы и полиция начали активные поиски, намереваясь уничтожить беглецов. В конечном итоге, эта охота закончилась гибелью молодого человека, вовсе не причастного ко всему произошедшему.

Присутствующие высказали предположение, что участниками столкновения являются члены зарубежной делегации ЭТА, поэтому общую встречу решено было перенести на начало июля, избрав местом проведения собрания полуразваленный барак в горах Урбия. Таким образом, в первых числах второго летнего месяца, порядка 30 представителей организации вновь собрались, чтобы провести IV Ассамблею.

воскресенье, 20 декабря 2015 г.

ЭТА.5.Левый поворот



Между тем, в связи с провокационным визитом Франко в Гернику, назначенным на 12 октября 1964 года, все баскские националистические организации усиливают агитационно-пропагандистскую работу с целью срыва торжественного мероприятия. Не осталась в стороне и ЭТА, чей вклад в общую борьбу заключался в подрыве летнего домика одного из франкистских министров в Ондаррибия и саботаже на электрической трансформаторной подстанции в Бергаре.

В конце 1964 года очередная инициатива ЭТА привлекает к себе внимание испанской прессы. Дело в том, что на тот момент «этаррас» острейшим образом нуждались в финансах, необходимых для развития дальнейшей борьбы. До сего момента экономический вопрос являлся самым слабым звеном в цепи организации, которая существовала все эти годы исключительно за счёт взносов самих членов и пожертвований преуспевающих симпатизантов. Одним из таких людей был, например, Рамон де ла Сота, мелкий индустриальный промышленник из Ипарральде (французской части Страны Басков), чья семья была верна Националистической Баскской Партии с начала 20 века. Вскоре у ЭТА даже появилась по этому поводу некая теория, гласившая, что баскские предприниматели, безусловно являющиеся добрыми патриотами и националистами, не должны платить налоги в казну Испанского государства, так как эти деньги идут на поддержание режима национального угнетения. Баскские предприниматели должны платить налоги ЭТА, дабы подкреплять свои взгляды реальными действиями на благо нации. Поэтому, когда Рамон де ла Сота по каким-то причинам решил прервать свою финансовую помощь, «этаррас» просто разрезали на его автомобиле колёса.

пятница, 18 декабря 2015 г.

ЭТА.4.III Ассамблея




В течение последующих за II Ассамблеей месяцев ЭТА продолжала свои неторопливые и размеренные действия, направленные на привлечение новых сторонников и распространения в массах своих идей. Помимо традиционной работы в среде националистов, осенью 1963 года ЭТА впервые массировано поддерживает рабочую борьбу: в ходе забастовки 7 октября, охватившей большинство предприятий Страны Басков, «этаррас» распространили более 11 тысяч листовок, на что режим откликнулся задержанием на следующий день тридцати активистов, впервые же судимых не Военным Трибуналом, а заменяющим его, но от этого не менее жестоким, гражданским органом– Трибуналом Общественного Порядка.

Между тем, несмотря на эти потери, серьёзно подорвавшие работу в Бискайе, организация всё больше укрепляла свою военную структуру, которая периодически давала о себе знать атаками на франкистские объекты. Так, в конце 1963 и начале 1964 года боевое крыло ЭТА исполнило пять акций с применением динамита против различных центров режима в Стране Басков. Эти нападения дополнялись другими незначительными подрывными действиями, в основном направленными против монументов и памятников фашистским героям и деятелям. Заметим, что взрывчатку для осуществления всех этих операций ЭТА систематически добывала посредством краж в карьерах и шахтах.

среда, 16 декабря 2015 г.

ЭТА.3.I и II Ассамблеи



После акции 18 июля 1961 и начала полицейских репрессий, активность ЭТА пошла резко вниз. Помимо того, что организации необходимо было оправиться от перенесённых ударов, все имеющиеся силы были брошены на подготовку своего рода общего конгресса организации, который мог бы чётко определить идеологическую линию и стратегические позиции группы. В конечном итоге, подготовительная работа увенчалась проведением в мае 1962 года в монастыре братьев-бенедиктинцев в Лапурди I Ассамблеи.

Собравшиеся здесь 14 делегатов сконцентрировались на обсуждении преимущественно двух  моментов:

понедельник, 14 декабря 2015 г.

ЭТА.2.Начало большого пути



2. Начало большого пути

В январе 1959 года выходит коммюнике, в котором впервые фигурирует новый символ борьбы баскского народа – аббревиатура ЭТА. Однако в следующие месяцы никакими конкретными действиями эта новая формация себя не проявляла - возникло даже впечатление, что ЭТА не более чем фантом. Лишь в конце июля того же года организация выпускает открытое письмо к Хосе Антонио Агирре, председателю кочующего Баскского Правительства в изгнании, уведомляя того о создании новой группы и выказывая уважение объективной позиции Агирре во время конфликта внутри EGI. Именно это письмо, а так же попытки нкоторых экспертов связать рождение ЭТА с религиозным праздником в честь Святого Игнасия, долгое время являлось причиной ошибочного мнения, гласящего, что ЭТА возникла в июле 1959.

Новая организация наследовала часть структуры EGI вместе с её членами и материальными ресурсами. Приём новых активистов так же не был прекращён, но теперь организация отказалась от ранее культивируемых жёстких требования к неофитам по части культурно-политического образования, оставив лишь кратковременные предварительные курсы изучения мер безопасности и жизни в подполье. Ибо теперь эффективная нелегальная деятельность стояла в центре внимания организации: избавившись от опеки НБП, ЭТА рассматривала вооружённую борьбу как вполне жизнеспособный метод завоевания власти, создав ради этих целей даже внутреннюю «Группу Действия» (Ekintza Adarra). Помимо этого эмбриона вооружённого аппарата, организация подразделялась на пять специальных отделов: Секретариат, Культура, Пропаганда, Легальное Действие и Группы.

воскресенье, 13 декабря 2015 г.

ЭТА.1.Истоки



ЭТА 1958-2000

По материалам книги Iker Casanova. ETA 1958-2000 Medio siglo de historia

1. Истоки

Рост баскского национализма, - как бы подтверждая марксистскую теорию развития общества, - определённо был связан с развитием капитализма. К концу XIX века отсталая в экономическом отношении Испания вслед за другими странами Европы вступила на путь капиталистического развития, стряхнув с себя вековые цепи феодализма. Быстрая индустриализация, охватившая районы исторической Страны Басков, принесла с собой массовый наплыв в регион испанских рабочих. Именно этот фактор, вкупе с потерями некоторых привилегий, обеспеченных королевскими Уставами феодальной эпохи, вызвал к жизни современный баскский национализм, зиждившийся на страхе городских и сельских мелкобуржуазных секторов потерять свою национальную самобытность в новом мире победившего капитализма.

суббота, 12 декабря 2015 г.

Сардинская Кайенна



Лето 1981 года. Город Нуоро в центральной Сардинии находится в осаде, колонны бронетехники перекрыли все подступы к столице региона Барбаджа. Оттуда поступают лишь обрывочные новости. Говорят, что вечером в городе прогремел взрыв; якобы была взорвана стена специальной тюрьмы «Badu' e Carros». Пролом был заблокирован с помощью военного вертолёта, в который, вроде как, кто-то с земли выпустил несколько автоматных очередей.

17:30. На пожарной базе «Farcana» группой террористов захвачен вертолёт. «Их было четверо или пятеро, вооружённых автоматами типа «Sterling», - рассказывает руководитель базы, - Они появились внезапно, обезвредили охрану. Потом один из них, с сардинским акцентом, приставил дуло пистолета к моему виску и мы, в сопровождении двух его товарищей, направились на взлётно-посадочную полосу. Наш вертолёт только что вернулся с тушения очередного лесного пожара. Человек с сардинским акцентом приказал пилоту завести мотор, после чего поднялся на борт вместе с двумя другими, в то время как его сообщники уничтожили радиопередатчик на базе. Спустя полчаса после того, как вертолёт улетел, они, связав всех сотрудников, скрылись с базы».

17:38. Становится известно, что директор тюрьмы взят в заложники вместе с другими сотрудниками охраны. Директор…лично в 17 часов разговаривал по телефону с судьёй, готовясь принять делегацию заключённых, состоящую из Паоло Донго, Доменико Джильо и Альберто Франческини.

17:45. У ворот тюрьмы разыгрывается настоящая битва. Около двадцати террористов, вооружённых автоматами и гранатомётами, атаковали отряд спецназа, прибывший на броневике из полицейской школы в Аббасанте. Противотанковый заряд полностью уничтожает бронированный полицейский автомобиль. Перфект требует вмешательства армии в ситуацию. Он просит перекрыть все подъездные пути к тюрьме «Badu' e Carros» и ввести на острове режим чрезвычайного положения.

17:50. Ранее угнанный вертолёт приземлился на площадку во внутреннем дворике тюрьмы, а затем вновь взмыл вверх, унося на борту десятки заключённых. Со стороны тюрьмы больше не слышно выстрелов. Десятки других арестантов, выйдя за пределы учреждения через пролом в стене, делятся на три группы и скрываются в горно-лесном массиве.

воскресенье, 6 декабря 2015 г.

Вооружённая борьба против португальской диктатуры



Португальский фашистский режим, - так называемое «Новое Государство» (Estado Novo), - установленный в результате военного переворота 28 мая 1926 года, за свою 41-летнюю историю не раз сталкивался с попытками оппозиции отобрать власть у правящей военной камарильи. Однако, за редким исключением (вроде коммунистического восстания на корабле «Афонсу де Альбукерке» 9 сентября 1936 года), все эти попытки переворотов, мятежи и заговоры осуществлялись такими же военными кликами, прикрывавшими своё стремление к политической власти пустыми популистскими лозунгами. Отсутствие связи этих военных конспираторов с гражданским демократическим движением приводило к тому, что после ареста или гибели очередного заговорщика, автоматически рушился и весь его план по «спасению родины».

Впервые же режим «Нового Государства» столкнулся с организованной военно-гражданской оппозицией в ходе президентских выборов 1958 года, назначенных после того, как у премьер-министра Антониу Салазара (фактически – диктатора) возникли разногласия с формальным президентом Франсишку Лопешем. Лопеш был смещён со своего поста, а ему на замену Салазар выдвинул бывшего главнокомандующего ВМФ Америку Томаша, задумав «легализовать» в глазах мирового сообщества португальский режим посредством проведения якобы «свободных» выборов. Понятно, что в победе Томаша мало кто сомневался, однако совершенно неожиданно на политическом горизонте страны возникла фигура генерала Умберту Делгаду, открыто обещавшего, в случае своего избрания, «уволить Салазара» и направить Португалию по новому, демократическому курсу. Делгаду впервые попытался объединить не только военную, но и гражданскую оппозицию, куда входили как традиционные антифашистские группы различного толка (начиная от коммунистов, заканчивая революционными демократами), так и «анти-салазаристы» из католического и монархического лагерей.