Страницы

воскресенье, 30 декабря 2012 г.

Гевара. Эпизоды революционной войны: Конго. 4




4. Первые впечатления

Почти сразу же после прибытия, немного вздремнув на полу хижины между рюкзаками и прочими военными пожитками, мы начали знакомство с конголезской действительностью. С первых же минут мы заметили чёткую сегрегацию: на фоне людей явно малообразованных, - в большинстве своём крестьян, - выделялись конголезцы более высокой культуры, разнообразно одетые, большинство знали французский язык. Между двумя этими группами соблюдалась чёткая и тотальная дистанция.

Первыми людьми, с которыми я познакомился здесь, были Эммануэль Касабувабу и Киве, которые представились офицерами Генерального Штаба; первый – в качестве ответственного за поставки и вооружение, второй – за информацию. Эти два парня были разговорчивы и экспрессивны, что очень быстро, - благодаря их словам и недомолвкам, - навело нас на мысль о существовании в Конго множества вооружённых фракций. Позднее «Крутой» Чамалесо пригласил меня на маленькое совещание, где не было этих товарищей, зато присутствовала группа местных командующих и руководителей некоторых бригад: от Первой Бригады, которая держала фронт в Увира, присутствовал полковник Бидалила; от имени Второй Бригады генерала-майора Мулане говорил подполковник Ламберт, и наконец, представителем от ещё одной бригады, которая должна была быть сформирована в будущем, был Андре Нгойя, сражавшийся в зоне Кабамбаре. «Крутой», очень возбуждённый, предложил, чтобы Мойя, официальный руководитель нашего контингента, участвовал во всех совещаниях и решениях Главного Штаба вместе с другим кубинцем, которого выберет он сам. Он бросил взгляд на лица присутствующих и не смог найти одобрения этого предложения; оказалось, что «Крутой» не пользуется особой симпатией у командующих.

Причиной вражды между этими вооружёнными фракциями было то, что одни люди, - хотя и кое-как, - продолжали оставаться на своих фронтах, в то время как другие постоянно перемещались между Конго и Кигомой, под предлогом поиска того, чего в данный момент не было под рукой. В случае с «Крутым» дело носило более серьёзный характер в глазах бойцов, поскольку, как делегат в Дар-эс-Саламе, он лишь изредка навещал родину.

четверг, 27 декабря 2012 г.

Гевара. Эпизоды революционной войны: Конго. 3



3. Второй акт

Этот второй акт начался на Кубе и включал в себя некоторые значительные эпизоды, не требующие пояснения в данный момент: такие как моё назначение главой кубинского контингента, несмотря на то, что я белый; выбор будущих бойцов; подготовка моего тайного отъезда; как можно меньше прощальных мероприятий; последние письма и целый набор тайных маневров, которые даже сегодня небезопасно озвучивать; в любом случае, все они могут быть объяснены позже.

После прощальной суеты, которая заняла достаточно много времени, я сделал последний шаг: речь идёт о моей тайной поездке, о деталях которой сегодня я так же не буду распространяться.

Я оставлял за спиной почти 11 лет совместной с Фиделем работы ради успеха Кубинской революции, счастливый дом, который можно было бы назвать очагом революционера, преданного своему делу, и целую кучу детей, которые едва ли успели насладиться отцовской любовью. Начался новый жизненный цикл.

вторник, 25 декабря 2012 г.

Гевара. Эпизоды революционной войны: Конго. 2



2. Первый акт

В историях подобного типа трудно найти место, с которого следовало бы начинать, первый акт. Для удобства повествования, я рассматриваю в этом контексте свои поездки, которые осуществил по африканской территории, и в ходе которых я имел возможность встретиться со многими лидерами различных освободительных движений. Особенно знаменательным стал визит в Дар-эс-Салам, в эту резиденцию «Борцов за Свободу»1, которые в основном живут в комфортабельных отелях, превратив своё революционное дело в настоящую профессию, иногда очень выгодную и удобную. В этой атмосфере они обращались ко мне за помощью в прохождении военной подготовки на Кубе или клянчили денег. Это был лейтмотив практически всех их просьб.

воскресенье, 23 декабря 2012 г.

Гевара. Эпизоды революционной войны: Конго. 1

ЭРНЕСТО ГЕВАРА

ЭПИЗОДЫ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ВОЙНЫ: КОНГО



Посвящается Бахазе и всем павшим товарищам,
искавшим путь самопожертвования




1. Предварительные замечания

Это история провала. Опускаясь до анекдотических подробностей, сопровождавших военные эпизоды, она так же уделяет внимание наблюдениям и критическим замечаниям, поскольку, как я считаю, единственной ценностью этой истории является опыт, который послужит хорошим уроком другим революционным движениям. Победа является отличным источником положительного опыта, однако и поражение, учитывая те чрезвычайные обстоятельства, окружавшие кампанию, даёт его; и бойцы, и связные являлись иностранцами, рискующими своими жизнями на неизвестной им территории, не знающими местного языка, и связанными между собой лишь узами интернационализма; именно так было положено начало методу, до этого не использующемуся в освободительных войнах.

Закрывает повествование эпилог, в котором я рассматриваю вопросы борьбы в Африке, и, в целом, национально-освободительной борьбы против неоколониализма, являющегося наиболее устрашающей формой угнетения за счёт изысканной маскировки и многолетнего опыта эксплуатации, который имеют силы, поддерживающие его.

Эти военные записки будут опубликованы спустя достаточное количество времени с момента их написания, и, возможно, автор уже не будет в состоянии ответить за то, что он здесь надиктовал. Время сгладит края, и, если станут известны какие-то важные подробности, издатели вполне могут вносить свои коррективы, дабы прояснить читателю характер тех или иных событий или мнений в свете нового времени.

четверг, 13 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Эпилог



13.3. Эпилог

Сыграв фундаментальную роль в деле организации FPMR, Фидель Кастро точно так же был и тем, кто по прошествии времён заставил уйти организацию в глухую оборону. После убийства сенатора Хайме Гусмана, как следствие тайных переговоров с новым демократическим правительством Чили, Кастро публично отрёкся от действий группы, которая окончательно «сдулась» после похищения Кристиана Эдвардса. Полученные за его освобождения доллары теперь уже ничем не могли помочь «Фронту», дезориентированному в новой политической обстановке.

Решающую роль в окончательном крушении структуры FPMR сыграли, конечно же, и чилийские спецслужбы, сумевшие завербовать множество «френтистас», в том числе и из высшего состава организации. То обстоятельство, что некоторые главари, виновные в смерти Хайме Гусмана (в частности, Хуан Гутьеррес Фишман, неоднократно контактировавший с представителями «Офиса») так и остались безнаказанными, наводит на мысль о договорённости с правительством, которое поставило условие прекращения преследований революционных кадров в обмен на завершение подрывных действий и отъезд из страны. Множество подобных персонажей из «родригистского» лагеря бежало на Кубу, где они благополучно пребывают и по сей день.

среда, 12 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Похищение Вашингтона Оливетту



13.2. Похищение Вашингтона Оливетту

Когда уже, казалось, ничто не сможет вытащить FPMR из пропасти забвения, когда основные боевые лидеры организации затерялись на просторах Латинской Америки, организация внезапно для всех вновь дала о себе знать. 2 февраля 2002 года в городе Серра Негра, недалеко от Сан-Паулу, были задержаны шестеро участников похищения бразильского предпринимателя Вашингтона Оливетту. Среди арестованных находился и военный руководитель «Фронта», вот уже шесть лет разыскивавшийся спецслужбами континента, Маурисио Эрнандес Норамбуэна, «команданте Рамиро». Вместе с ним за решёткой оказались ещё два чилийца – Альфредо Каналес Морено и Марко Антонио Родригес, а так же 2 колумбийца и один аргентинец.

вторник, 11 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Новый кризис



13. ФИНАЛ

13.1. Новый кризис

В конце 1992 года FPMR запустил «Процесс Внутренней Дискуссии» с целью преодоления глубокого кризиса, в который впала организация после убийства сенатора Хайме Гусмана и похищения Кристиана Эдвардса. В документе «Поиск нового политического проекта», распространённом в конце девяностых годов, «френтистас» признали, что «две крупные акции 1991 года поставили «Фронт» на грань исчезновения».

понедельник, 10 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Куба



12.4. Куба

Тёплые пляжи Матансас встретили Маурисио Эрнандеса Норамбуэна, Риккардо Пальма Саламанка и Пабло Муньоса на Кубе, куда они прибыли после разрешения Фиделя Кастро. В этом городе, расположенном примерно в ста километрах от Гаваны, трое «френтистас» проживали в течение почти года в специальных апартаментах, предоставленных кубинским правительством. Характерно, что режим, уже окончательно отказавшийся от революции, поставил перед беглецами единственное условие: они не должны были никаким образом развивать свою деятельность внутри «Фронта» пока находятся на острове.

Прежде чем отправиться в Матансас, «родригистас» несколько дней пробыли в столице. По словам одного из родственников беглецов, понадобилось ещё много времени, чтобы бывшие боевики адаптировались к нормальной жизни. У них не было никаких контактов с зарубежьем, однако общение с местными жителями никак не возбранялось. По словам того же родственника, правительство Кастро приняло некоторое меры для защиты чилийцев. В частности, это выражалось в постоянном присутствии агента полиции, ответственного за безопасность беглецов.

воскресенье, 9 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Пересекая Америку



12.3. Пересекая Америку

Долгое время никаких вестей о беглецах не было. Лишь спустя два месяца Маурисио Эрнандес Норамбуэна по электронной почте направил письмо на один из сайтов, посвящённый политическим заключённым. «Не было иного пути, кроме как по воздуху», - такова была первая фраза послания «Команданте Рамиро», полученного чилийцем Элиасом Летельером, администратором интернет сайта. «Рамиро», появившийся из ниоткуда, дерзко заявил, что «наше отсутствие в «китайском квартале» (так на жаргоне заключённые называли секцию для содержания пожизненно заключённых) является постоянным символом того, что не существует никаких «технических» преград для того, у кого ещё остались совесть и достоинство».

суббота, 8 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Бегство



12.2. Бегство

«Родриго»: «Мы должны были подготовить всех людей, выдать всем одежду, кому-то парики, а кому-то нанести необходимый грим…так же мы погрузили в грузовик корзину, гранаты и всё наше оружие».

В 9 утра 30 декабря Дистефанио звонит в авиакомпанию «Lassa» чтобы убедиться, что вертолёт «Bell Long Ranger», ранее арендованный и испытанный, готов к полёту в этот же день. Спустя несколько минут он связался с туристическим агентом Исааком Фридманом, попросив того отправиться в ресторан «Lomiton», где его будет дожидаться группа «туристов». Дистефанио: «Одна группа отправилась в ресторан, в то время как другие товарищи остались в особняке, готовясь к операции».

пятница, 7 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Подготовка



12. БОЛЬШОЙ ПОБЕГ

12.1. Подготовка

Жарким днём 30 декабря 1996 года шум низко летящего вертолёта разорвал обычную тишину столичной тюрьмы строгого режима.

В 15:45 вертолёт «Bell Long Ranger», принадлежавший авиакомпании «Lassa» завис над внутренним двориком. После короткого обстрела позиций жандармов, из кабины была выкинута корзина на верёвке, в которую быстро поднялись четверо политических заключённых FPMR, каждый из которых был приговорён к пожизненному заключению.

четверг, 6 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. "Френтистас" едут на юг



11.4. «Френтистас» едут на юг

Восьмой регион (Био-Био) всегда находился в зоне внимания FPMR. Комбатантам эта территория была известна ещё с середины 80-х годов, когда «Фронт» осуществлял безуспешные попытки создания партизанских очагов в горных районах и организации вооружённых действий в поддержку борьбы индейцев-мапуче.

Для общественности инцидент 23 октября 1986 года остался практически незамеченным, однако он хорошо демонстрирует цели FPMR в данном регионе. Тогда полиция накрыла небольшой партизанский отряд, после того, как в Лос Анхелесе был схвачен Эрнесто Саморано Диас, назначенный ответственным за исследование территорий, подходящих для развития сельской партизанской войны в провинции Био-Био. Арест партизан состоялся в горном районе Раньеуэно. Затем стало известно, что деятельность Саморано Диаса является лишь частью обширного плана FPMR, сформулированного двумя годами ранее, чья суть заключается в организации летучих сельских отрядов, наносящих молниеносные удары по властям и столь же быстро скрывающиеся. Подобные же исследования местности Саморано Диас осуществлял в Темуко и Талка. В Био-Био были так же изучены районы Антуко, Лагуна Эль Лаха и Полкура, после чего было решено, что идеальным местом для организации «партизанской школы» всё-таки является Раньеуэно. Саморано Диас возглавил группу активистов, которые оборудовали несколько схронов, куда были помещены одежда, спальные мешки, палатки, медикаменты и взрывчатка. Этим же отрядом был осуществлён партизанский марш с целью организации «Фронта Лефтрару» («Лефтрару» - индейское произношение имени вождя мапуче Лаутаро, боровшегося против испанского господства), явно предназначенного для развития вооружённой борьбы в индейских регионах.

среда, 5 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Побег 92



11.3. Побег 92

Около 10:15 утра субботы 10 октября 1992 года группа из восьми политических заключённых, принадлежащих к FPMR, попыталась совершить побег из столичной тюрьмы. Попытка закончилась кровавой бойней: трое из беглецов погибли, троим удалось бежать, ещё двое были схвачены.

Зачинателями побега являлись братья Педро и Патрисио Ортис Монтенегро, к которым присоединились Пабло Муньос Хоффман, Хосе Мигель Мартинес Альварадо, Маурисио Гомес Лира, Луис Морено Корреа, Франсиско Диас Трухильо и Мануэль Венегас Миссина.

Согласно судебному расследованию, побег начал планироваться ещё за год до его фактического осуществления. Своими собственными силами и связями «френтистас» создали инфраструктуру, необходимую для операции. Именно так утверждает один из боевиков, который принимал участие в планировании акции, но затем, по независящим от него причинам, в самом побеге участия не принимал. Он добавляет, что в то раннее утро, когда в камере братьев Ортис собрались комбатанты для обсуждения последних деталей операции,  Маурисио Гомес Лира сообщил товарищам, что один из предполагаемых участников побега переводится в другую тюрьму. «Этот парень сойдёт с ума, когда об этом узнает», - с игривой ухмылкой произнёс он.

вторник, 4 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Смерть в прямом эфире



11.2. Смерть в прямом эфире

Утро среды 22 января 1992 года выдалось по-летнему жарким. В этот день все чилийцы станут свидетелями захватывающего спектакля под названием «ограбление кампуса Католического Университета», чей трагический финал будут транслировать в прямом эфире по национальному ТВ.

В это утро трое молодых боевиков FPMR, - Фабиан Лопес Луке и двое братьев Алексис и Пабло Муньос Хоффман, - встретились недалеко от здания администрации студенческого городка с конкретной целью – ограбить грузовик транспортной компании «Brinks», перевозящий деньги для заработной платы сотрудников университета.

понедельник, 3 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Похищение Кристиана Эдвардса



11. «ФРОНТ» ПРИ ДЕМОКРАТИИ

11.1. Похищение Кристиана Эдвардса

В сентябре 1991 года FPMR исполнил одно из своих последних крупных мероприятий – похищение Кристиана Эдвардса, одного из сыновей владельца газеты «El Mercurio» Агустина Эдвардса. Эта новость появилась в СМИ спустя 15 дней после непосредственного исполнения акции. Все источники, попавшие в руки следственных органов, говорят о том, что единственной целью операции стало пополнение финансовых ресурсов организации.

План похищения возник ещё в конце 1990 года. Согласно признаниям Маурисио Эрнандеса Норамбуэна, сделанного во время процесса по убийству Гусмана, в ходе одного из собраний руководства FPMR была выдвинута идея осуществления «крупной операции» для покрытий расходов «Фронта». Главари подсчитали, что похищение Эдвардса может принести в кассу организации более миллиона долларов, что позволило бы FPMR безбедно существовать в течение целого года, не подвергая своих комбатантов ненужной опасности, отправляя их на совершение «революционных экспроприаций».

воскресенье, 2 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Конфликт усугубляется



10.3. Конфликт усугубляется

В момент, когда произошло убийство Хайме Гусмана, FPMR заканчивал этап консультации со своими базовыми элементами с целью коррекции политики, учитывающей сложившуюся в стране новую ситуацию.

Следовательно, решение о ликвидации сенатора не было единодушно принято большинством Национального Руководства. Это объясняет тот факт, что в первые моменты после убийства «Фронт» официально отрицал свою ответственность за произошедшее.

Например, «пресс-секретарь» FPMR Василий Карильо, спустя несколько дней после покушения на Гусмана, на специальной конференции для прессы заявил: «Сегодня «Фронт» занят развитием процесса внутренней дискуссии, для чего мы проводим национальное совещание с участием всех своих членов, поэтому мы не осуществляем никаких вооружённых действий».

Неофициальная история FPMR. Убийство



10.2. Убийство

В марте 1991 года представители верхушки FPMR встретились на ферме, недалеко от Осорно, дабы проанализировать результаты «Национального Совещания». По данным одного из участников, встреча прошла в напряжённой атмосфере всеобщей подозрительности. Вскоре командиры перешли к открытым оскорблениям, срывая, таким образом, любые возможности диалога. Учитывая отсутствие «Сальвадора», собрание закончилось ничем.

Лишь немногие присутствовавшие знали, что незадолго до этого был дан старт подготовки акции, которая прервёт внутренние дебаты. Акция готовилась за спиной «команданте Сальвадора» и его ближайшего помощника, «команданте Грегорио». Речь идёт о покушении на Хайме Гусмана.

суббота, 1 декабря 2012 г.

Неофициальная история FPMR. Разделённое руководство



10. СМЕРТЬ ХАЙМЕ ГУСМАНА

10.1. Разделённое руководство

Идея акции, ознаменовавшей собой начало упадка FPMR, возникла в головах руководства в начале 90-х годов, в самый разгар процесса разложения организации.

После тяжёлого удара в Лос Кеньес, а так же в связи с постоянно поднимавшимися вопросами дальнейшей политики, в начале декабря 1990 года FPMR инициировал процесс «Национального Совещания» с участием всех базовых элементов организации. Целью этого процесса было объявлено определение политической позиции и стратегии, которую требовалось пересмотреть не только в связи с неудачами, но и по случаю изменения политической ситуации в стране, т.е. ухода Пиночета с президентского поста и установления нового «демократического» правительства во главе с Патрисио Эйлвином.