Страницы

суббота, 30 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 21



21. Мой «Новый Порядок»

Жёсткие меры предосторожности служили не только для того, чтобы избежать арестов и задержаний. Это так же были необходимые инструменты организации и борьбы.

Когда я вернулся в Италию весной 1976 года, я должен был понять, на каких людей мне рассчитывать, какие средства использовать и в каком формате действовать. Старая структура «Политического Движения Новый Порядок» больше не существовала: судебные процессы и декреты о роспуске привели к полной дезорганизации бывших активистов. Изменилось всё. Некоторые лихие товарищи, которых я раньше знал, обзавелись семьями и вели вполне «буржуазную» жизнь, удалившись не только от MPON, но и вообще от неофашистского движения. Других я просто потерял из виду, не знал, где они и что с ними. Так было, например, на юге.

Io, l'uomo nero. Глава 20



20. День, когда была спасена жизнь Джорджио Альмиранте

Джорджио Альмиранте – это человек, которого я считал самой большой бедой итальянского неофашизма, шлюхой, «противником», которого необходимо было атаковать. Позднее этот человек отличился тем, что потребовал меня и Марио Тути1 приговорить к смертной казни. То, что он умер в своей постели – исключительная удача. И за это он, или его наследники, должны быть благодарны мне. Потому что однажды утром в 1976 году его смерть была близка. Очень близка. Она почти коснулась его. Он не узнал об этом, и теперь никогда уже не узнает.

пятница, 29 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 19



ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ: ВООРУЖЁННАЯ БОРЬБА

19. В Риме

Когда весной 1976 года я вернулся из Корсики в Италию, я находился уже в федеральном розыске, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Прежде всего, я испытывал личные и практические трудности. Первой проблемой был поиск жилья. Жилья, где бы я мог остановиться и более-менее спокойно жить. После неудачных поисков, мне таки удалось отыскать старую госпожу, владевшую домом в Санта Мария Маджоре: она вполне могла сойти за мою мать. И потом, у неё действительно был сын, который, однако, жил в Германии. Таким образом, на некоторое время я стал любящим сыном, вернувшимся в родной дом с чужбины. Безукоризненное прикрытие: у меня была и крыша над головой, и семья. Полиция между тем усилила поиски: начались допросы моих старых друзей, обыски и проверки в домах, где я раньше частенько появлялся. Карабинеры искали меня, уже подозревая в криминале. Ситуацию не улучшало и вступление в силу первых специальных законов по борьбе с терроризмом: стало практически невозможным оформить любой фальшивый документ, тяжело стало снять квартиру даже по настоящему паспорту.

четверг, 28 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 18



18. За рубежом. Между Испанией, Rolling Stones и Грациани

Я оставил Италию и направился в Испанию. Вместе со Стефано делле Кьяйе я пересёк границу со Швейцарией, перейдя вброд несколько пограничных речек. Прямо в мокрых брюках я сел на поезд, направлявшийся в Лозанну. Здесь, пройдя через строжайший пограничный контроль (швейцарцы опасались терактов), мы погрузились на борт самолёта, летевшего в Ниццу, Франция. Я сильно нервничал. Боялся любой проверки. Делле Кьяйе успокаивал меня: «Нас не ищут». Фальшивые паспорта, которыми нас снабдило руководство, сыграли хорошую службу.

Io, l'uomo nero. Глава 17



17. Собрание в Альбано

На собрание в Альбано в сентябре 1975 года (с подачи журналистов, многие думают, что здесь родилась некая «чёрная директория», направлявшая неофашистскую вооружённую борьбу и организовывавшая какие-то вооружённые акции – это абсолютная ложь) я отправился в компании с товарищем из MPON. Объединение между «Политическим Движением Новый Порядок» и «Национальным Авангардом» действительно началось с похищения апулийского банкира: встреча в Альбано состоялась лишь для того, чтобы придать данному событию «официальный» статус. Здесь собралась вся «верхушка» итальянского радикального неофашизма: я, главари «Национального Авангарда», среди которых и одиозный Стефано делле Кьяйе, а так же представители MPON. Идея, которую я в принципе поддерживал, заключалась в создании вооружённой организации с легальным крылом, которая могла бы объединить всех активных неофашистов, оставшихся на свободе после первой волны государственных репрессий начала семидесятых.

среда, 27 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 16



16. Похищение Мариано

Объединение подпольно действовавших «Политического Движения Новый Порядок» и «Национального Авангарда» не произошло за один день по щелчку пальцев. То есть, та знаменитая встреча в Альбано, в ходе которой два неофашистских движения стали единым целым, стала конечной точкой процесса, начавшегося несколькими месяцами ранее, ещё в конце весны 1975 года. Первый этап этого процесса, возможно, самый важный этап, начался с похищения в Апулии банкира Луиджи Мариано1. Пятидесятидневная операция, плохо продуманная и ещё хуже спланированная, чуть не стоила жизни самому заложнику и долгих лет тюрьмы всем нам. И это в самый ответственный момент нашей истории, когда мы только-только перешли к вооружённой борьбе. Естественно, похищение было организовано чтобы наполнить тощие денежные мешки движения.

вторник, 26 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 15



15. Финансирование

Другим острым вопросом, вставшим перед нашей организацией, являлось финансирование. Я помню те соображения, высказанные некоторыми товарищами по данному вопросу. Были, например, такие люди, которые верили, или, возможно, делали вид, что верили, в возможность соглашений с государственными учреждениями: секретными службами или другими силовыми секторами государства, финансировавшимися непосредственно из Министерства Внутренних Дел, нашим главным врагом. Приводились доводы об «инфильтрации» внутрь системы, с целью раскачивания её изнутри. Подобные аргументы я находил нелепыми, подобные предложения – глупыми. Но что нам было делать-то? Развязывать революционную войну на папины деньги?

Io, l'uomo nero. Глава 14



14. Организация вооружённой борьбы? Труд в поте лица.

«Красные Бригады» были примером для нас. Мы учились на их практике. Создание структуры, предназначенной для ведения вооружённой борьбы, является крайне сложным делом. И если «Красные Бригады» представляли собой авангард народных рабочих масс, то мы считали себя элитой меньшинства. Меньшинством в меньшинстве. Только если у «красных» традиционно главенствовал коллективизм (в соответствии с марксистским подходом), мы должны были мириться с индивидуализмом, который вообще характерен для неофашистской среды. То есть, с нежеланием принести себя в жертву ради других. Напротив, вооружённая борьба требовала жертв. Естественно.

понедельник, 25 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 13



13. Враг

Когда в 1973 году «Политическое Движение Новый Порядок» было объявлено вне закона, вооружённая борьба для некоторых из нас стала не просто перспективой, а единственным путём вперёд, дабы продолжить существование движения. Хотя, идеи вооружённой борьбы к тому моменту уже посещали головы некоторых наших товарищей, указ о роспуске MPON, подписанный министром внутренних дел Тавиани1 стал искрой, зажёгшей уже раздражённые души: произошло ускорение процесса радикализации, который до этого момента шёл постепенно. Был дан мощный толчок, направивший некоторых из нас к утопии фашистской революции.

Io, l'uomo nero. Глава 12


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПОВОРОТ К ВООРУЖЁННОЙ БОРЬБЕ

12. «На Пьяццале Лорето ещё есть место». Теракты? Явно фашистский след

Первые годы семидесятых были ужасны. Возобладало мнение, подпитываемое «авторитетными» комментаторами и «демократической» прессой, что бомбы, взрывавшиеся по всей Италии и уносящие десятки жизней ни в чём не повинных людей, явно были заложены фашистами1. Проводилась прямая аналогия между «чёрным терроризмом», убивающим людей без разбора, и молодёжным внепарламентским неофашистским движением. Пьяцца Фонтана? Бойня, устроенная фашистами. Брешия2? То же самое. «Италикус»3? Аналогично. Всегда виноваты фашисты. Это они, звери в человеческом обличье, взрывают невинных людей. Несмотря на доказательства невиновности, никаких извинений мы естественно не дождёмся. В то же время, благодаря усилиям прессы, мы предстали перед обществом в виде монстров, врагов демократии, опасных террористов, которых необходимо как можно раньше упрятать в тюрьму и содержать там до конца жизни. Или вообще убить. Мы стали мужчинами и женщинами (как это не покажется странным, но в неофашистском движении было не меньше девушек, чем в левом лагере), которые не могут иметь никаких прав в Итальянской Демократической Республике. В отношении тех, кто исповедовал пост-фашистские или неофашистские взгляды, допустимо любое насилие, с любой стороны. В этом контексте, ужасное преступление в Примавалле4 уже представлялось в прессе как «ответ» запуганных до смерти левых зловещему фашистскому подполью Рима.

воскресенье, 24 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 11



11. Новый Порядок, FUAN, Молодёжный Фронт

Я вступил в «Политическое Движение Новый Порядок» (Movimento Politico Ordine Nuovo – MPON) сразу же по выходу из тюрьмы, когда «Национальный Фронт», по крайней мере для меня, уже умер. Для того, чтобы стать ординовисти1, не нужно было заполнять анкет или как-то по другому официально регистрироваться: просто высказать местному лидеру отделения своё желание присоединиться к движению. Ну и, естественно, проявлять определённую активность: присутствовать на заседаниях, участвовать в пропагандистских кампаниях, вроде раздач листовок и ночных рейдов по оклейке стен плакатами.

Io, l'uomo nero. Глава 10



10. Попался. Первый раз в тюрьме.

Итак, оружие полученное мной благодаря бывшим бойцам Республики Сало, входившим в «Национальный Фронт», стоило мне первого ареста. Это случилось 25 октября 1969 года. Трое товарищей из «Фронта», с которыми я плотно общался, в один из осенних дней сказали мне: «Пьерино, пошли вмажем». В те дни глагол «вмажем» имел несколько иной смысл, нежели сегодня. И героин не имел к этому никакого отношения. В те времена «пойти вмазать» обозначало только одно: вооружённую практику, стрельбы из оружия.

Io, l'uomo nero. Глава 9



9. «Национальный Фронт» Джуньо Валерио Боргезе

В Палермо я вступил в «Национальный Фронт», главарём которого был «Чёрный Принц» Джуньо Валерио Боргезе1. Здесь, в сицилийском отделении было весьма мощное радикальное крыло, однако вскоре я сильно разочаровался в «фронтовиках». Это были люди, страдавшие ностальгией по прежним временам, наслушавшиеся историй от ветеранов Итальянской Социальной Республики, мечтавшие о фашистском перевороте. Перевороте, который вернёт Италии прежнюю славу и уничтожит коммунистов. Вера в идею «переворота» внутри «Фронта» была практически тотальной. Меня же она не привлекала. Несмотря на то, что я был молод и горяч. Я был убеждён в том, что любой переворот приведёт лишь к укреплению уже существующего режима, который лишь поменяет свою маску с «демократического» на «фашистский».

суббота, 23 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 8



8. Крушение надежд. Шестьдесят восьмой

Доказательства того, что MSI больше не является истинно фашистской партией, я и подобные мне получили в ходе весны 1968 года в Риме. На захваченном факультете права и юриспруденции, среди левых студентов стояли мы – неофашисты. Джорджио Альмиранте и Джулио Карадонна1 появились здесь же во главе отряда молодых людей, - полезных идиотов из MSI и одураченных студентов. Они шли сюда, вооружённые до зубов, совершенно не думая, что коридоры и аудитории вместе с «красными» оккупировали и «чёрные»: здесь были «FUAN-Caravella», «Primula Goliardica»2, некоторые товарищи из «Национального Авангарда»3 и люди, позднее образовавшие «Народную Борьбу»4.

Io, l'uomo nero. Глава 7


ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПРОТЕСТ

7. «Идите в жопу»

Протесты захлестнули улицы Палермо весной 1966 года, всего через несколько дней, когда в Риме в ходе драки был убит социалистический студент Паоло Росси. Тогда по всей стране начало разгораться пламя протеста, достигшее своей кульминации в шестьдесят восьмом. Палермо не был исключением. Здесь тоже был университет, располагавшийся недалеко от Дворцовой площади.

Io, l'uomo nero. Глава 6



6. Прощай Рим. Палермо

Я люблю Палермо. Я люблю климат этого города, его жителей, море. Даже сегодня я чувствую себя гордым жителем этого города. Я видел его несколько лет назад из зарешёченного окна бронированного автомобиля, когда меня везли на какое-то очередное судебное заседание. Я не узнал Палермо. Открылись десятки новых баров, в которых я никогда не был. Даже улицы и здания изменили своё лицо. Много рекламы. Это был совсем другой город. С другой стороны, «мой» Палермо и нынешний город, который я видел через тонированное стекло, разделяли три десятка лет. Тем не менее, Палермо навсегда останется моим любимым городом. Местом, с которым меня связывают хорошие воспоминания.

Io, l'uomo nero. Глава 5



5. Денежный дождь над Альмиранте

Недолго я был верен MSI. День ото дня моя приверженность миссини неумолимо угасала.

В 1965 году Итальянское Социальное Движение переживает жестокую конфронтацию между «бухгалтером» Артуро Микелини1, за спиной которого стоял весь центр партии и который был, так сказать, умеренным фашистом, и Пино Ромуальди2, который настаивал на преемственности партии историческим корням фашизма. Только один раз я принял участие в ожесточённых дебатах между этими двумя сеньорами – это случилось во время национального съезда MSI в Пескаре в 1965, в ходе которого Ромуальди имел теоретическую возможность выбить Микелини из секретариата партии и дать Итальянскому Социальному Движению новое лицо. Люди, подобные мне, с надеждой смотрели на этот спектакль, рассчитывая, что вот-вот неофашистское движение перейдёт на более высокую ступень развития, что будут рождены новые идеи и так далее. Как и многие товарищи, я питал иллюзии на то, что наконец-таки наше движение прекратит топтаться на месте и пойдёт вперёд.

пятница, 22 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 4



4. Долой «Молодую Италию»! Да здравствуют фашисты!


«Молодая Италия? Школа тупых фанатиков». Я и Серафино, мой одноклассник в средней школе Кавур в Риме, имели чёткое представление что и к чему в этой жизни уже в подростковом возрасте. Являясь членами «Молодой Италии», мы были «статичными» дураками с промытыми официальной пропагандой MSI мозгами, готовые жёстко следовать установленным руководством правилам. А правил то было немного – уважение к партии, уважение к «старому времени», уважение к традициям, принятым в движении.

четверг, 21 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 3



3. Первые схватки

Шёл 1956 год. Для ребёнка в коротких штанишках, каким я был в то время, красочные знамёна и уличные марши были предпочтительней общению с белокурыми девочками. Готовилась манифестация протеста против ввода советских танков в пылающий Будапешт. Я слушал радио, где диктор рассказывал о том, как венгерские рабочие и студенты сражались со сталинистами,  борясь за каждую улицу, за каждый дом. Старики и молодёжь с винтовками встали против всей мощи советского режима.

среда, 20 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Глава 2


2. Пулемёт на площади Иисуса

«Знаете, как с ним обращаться?» Мой друг был в недоумении. Функционер Христианско-Демократической Партии продемонстрировал ему Breda 37, тяжёлый пулемёт на треножнике. Пеппе1, член недавно образованного Итальянского Социального Движения2, был послан сюда, в штаб-квартиру Христианской Демократической Партии на площади Иисуса, руководителем районного отделения MSI, который сообщил демократам, что этот бывший автоматчик штурмовой группы дивизии «Сан Марко» может быть им крайне полезен. Между Пеппе и руководителем демохристиан произошёл короткий разговор. «Если они атакуют, - сообщил христианский демократ, - ты знаешь, что делать». Годами спустя, уже находясь в тюрьме, я узнал от Пеппе, что «они» тогда так и не совершили нападение.

Io, l'uomo nero. Глава 1


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЧЁРНАЯ НИТЬ

1. «Чем хуже, тем лучше»

Некоторые утверждают, что судьба человека зависит от имени, которое он носит. В моём случае судьбу определила отнюдь не имя, а дата. Я родился 3 июня 1944 года под канонады англо-американской артиллерии. В то время как войска союзников теснили по всем фронтам армии стран Оси. На севере, в пятистах километрах от моего дома писалась предпоследняя страница гражданской войны. Итальянцы стояли против итальянцев. «Белые» и «красные» партизаны дрались против фашистов и нацистов. Взрослые мужчины и молодые парни, вооружённые автоматами и мечтами о светлом будущем стояли против взрослых мужчин и молодых парней, которые с автоматами в руках поклялись защищать героическое и славное прошлое. И я был сыном тех бурных дней. Дней ненависти и гнева.

вторник, 19 апреля 2011 г.

Io, l'uomo nero. Введение


Чёрный. Жизнь между политикой, насилием и тюрьмой

Пьерлуиджи Конкутелли и Джузеппе Ардика


Введение

В первый раз я встретился с Пьеромлуиджи Конкутелли 30 мая 2006 года. Бывшего военного руководителя "Политического Движения Новый Порядок" я знал только по старым чёрно-белым фотографиям из газетных архивов: крепкий мужчина с насмешливым взглядом, демонстрирующий фашистский салют перед камерами телекомпании RAI в день собственного ареста на улице Фораджи 13 февраля 1977 года. 30 мая 2006 года в зале, наполненном историческими романами и научной фантастикой, передо мной предстал старик, проживший большую часть своей сознательной жизни в тюрьме: длинная белая борода, редкие тонкие волосы, нетвёрдая походка. Я знал его историю жизни из тех же газетных заметок, оглавления многих из которых вертелись у меня в голове: «Убийца судьи Витторио Оккорсио», «Тюремный палач», «Несгибаемый террорист»…

воскресенье, 17 апреля 2011 г.

BRIGADA SIMÓN BOLÍVAR


Фернандо Грако

В 1979 году Большевистская Фракция Четвёртого Интернационала, возглавляемая колумбийской Социалистической Партией Трудящихся, приняла решение приступить к формированию боевой бригады для поддержки никарагуанского народа в его борьбе против диктатуры Анастасио Сомосы. Некоторые члены СПТ, которая с самого своего зарождения в 1977 году приняла на вооружение стратегию герильи, к тому моменту в открытую сражались на стороне Сандинистского Фронта Национального Освобождения.