Страницы

понедельник, 28 марта 2016 г.

ЭТА.34.Законы войны




Испанская Социалистическая Рабочая Партия пришла к власти под лозунгами тотального обновления Испании и обещала избирателям недопущение вхождения страны в НАТО и создание дополнительных 800 тысяч рабочих мест. Спустя несколько месяцев стало понятно, что с экономическим кризисом, охватившим страну, правительство справиться не в состоянии, между тем как согласно плану «Специальной Северной Зоны» улицы баскских городов наводнили новые полицейские патрули. Именно тогда испанский народ иронично интерпретировал обещания ИСРП насчёт 800 тысяч новых рабочих мест слоганом «Los ochocientos mil son de Guardia Civil» (Восемьсот тысяч – это гражданские гвардейцы).

Однако не только позиция по баскскому вопросу вскрывала откровенно правый уклон ИСРП. Действия властей в угоду крупным испанским и международным банкам вызывали массу вопросов, а в условиях экономического кризиса финансовая поддержка частных банковских контор за счёт бюджетных средств и вовсе не была понятна никому. Немного времени спустя поддержка спекулятивной экономики привела к зарождению т.н. «банды нуворишей» - целого слоя лиц, молниеносно обогатившихся за счёт перепродаж, взяточничества и откровенных хищений, ось которого составляли партийные деятели. Символическим апофеозом «демократизма» стало путешествие летом 1985 года председателя ИСРП Фелипе Гонсалеса на Азорские острова, осуществлённое на яхте, ранее принадлежавшей Франсиско Франко.


Нисколько не заботясь о столь любимом на словах испанском народе, «социалистическое» правительство набивало собственные карманы, пуская остатки бюджетных средств на перевооружение армии и полиции. В 1983 году Испания стала одним из мировых лидеров по закупке вооружения у США. 130 миллиардов песет было потрачено на приобретение французских танков, что послужило дополнительным фактором укрепления отношений между двумя странами.  Однако основным сюрпризом для избирателей стало вхождение страны в Североатлантический Альянс в 1984 году, вопреки клятвам деятелей ИСРП эпохи предвыборной борьбы.

К середине 80-х годов экономический кризис, охвативший Испанию, отразился и на состоянии общества, моральный уровень которого стремительно снижался. Страну Басков поразила волна деиндустриализации и сокращения производств, выбросившая на улицу десятки тысяч людей. Не имея сил справиться с ситуацией, баскские политики перекладывали ответственность на центральное правительство, которое было не слишком озабочено подъёмом экономики в автономии. Баскское общество погрузилось в апатичное состояние.

Рабочие движение под влиянием всех этих негативных факторов, так же разлагалось и деградировало. Эпоха свободного рынка с его спекуляциями, «рационализацией» (т.е. уничтожением промышленности) и моральным базисом войны всех против всех, разрушала некогда мощные структуры социального взаимодействия внутри баскского общества: отныне лишь семейная поддержка могла спасти от нищеты и голода. Нет ничего странного в том, что с наступлением новой эры испанское общество в целом и баскское в частности захлестнула волна наркомании и алкоголизма среди молодёжи. Лёгкость, с которой героин в массовом порядке распространялся в наиболее милитаризированной стране Европы, окончательно убедила деятелей «националистической левой» в неформальном сговоре между буржуазным правительством и наркомафией, целью которого было разложение молодёжи, отвлечение её от политической деятельности.

В этих тяжёлых условиях, когда главный герой революционной борьбы прошлых лет, - рабочий класс, - стремительно разрушался, новым авангардом борьбы выступила городская левая молодёжь. Именно она стала протагонистом новой же практики – «освобождения территорий», т.е. захватов пустующих зданий с обустройством в них «оккупированных социальных центров» (т.н. Gaztetxes), -  и создания альтернативных средств массовой информации – «подпольных радиостанций», журналов и т.д. Идеологический спектр настроений этой бунтующей молодёжи середины 80-х был крайне широк – начиная от анархизма наиболее нигилистской направленности, заканчивая ортодоксальным марксизмом-ленинизмом.

Понятно, что в этот момент центр тяжести «националистической левой» переместился с рабочих и профсоюзных организаций, в сторону молодёжного действия, во главе которого оказалось юношеское движение «Jarrai», действовавшее под эгидой «Herri Batasuna». Именно внутри этих молодёжных коллективов зарождается т.н. «Rock Euskal», самобытный баскский рок, служивший формой национальной самозащиты от наступающего «испаньолизма» и американизма. Появившиеся в середине 80-х группы «Kortatu» или «Cicatriz» заменили собой традиционных баскских бардов, вроде Микеля Лабоа или Бенито Лерчунди, весьма почитаемых в лагере «националистической левой».

Тем временем, в начале 1985 года началось сближение между правящей ИСРП и Националистической Баскской Партией, выразившееся в январском пакте, регулирующем взаимодействие между баскским автономным и испанским парламентом. ЭТА вполне естественно квалифицировала данное соглашение как попытку буржуазных сил спровоцировать конфликт внутри баскского общества, то есть как провокацию.

Тем не менее, соглашение послужило дополнительной опорой для поддержки репрессивной политики Мадрида в отношении Страны Басков. В начале 1985 года были схвачены ключевые руководители боевой структуры «этаррас» Хуан Лоренсо Ласа Мичелена и Исидро Гаральде Бедиалунета. GAL, которые с середины прошлого года хранили молчание (за исключением двух жертв в ноябре), вновь активизировались. Началась вторая фаза наступления «эскадронов смерти», однако теперь основными исполнителями противоправных действий против баскских оппозиционеров являлись не сотрудники испанских репрессивных органов, а банальные наёмники. После трёх акций в феврале и марте, которые закончились новыми ранениями среди лиц, вовсе не связанных с политикой, GAL 29 и 30 марта совершили два громких покушения в Байоне, жертвами которых стали случайный прохожий и корреспондент журнала «Egin» Ксавьер Гальдеано.

ЭТА начала год с усиления кампании атак против экономических интересов французского государства, в рамках которой было осуществлено около десятка различных акций. К этому моменту панорама вооружённой борьбы в Стране Басков сфокусировалась исключительно на ЭТА, поскольку оба крыла ЭТА (p-m) прекратили свою деятельность (milikis влились в ЭТА, а octavos просто растворились), а «Автономные Команды» хранили мёртвое молчание. Iraultza и IK достигли в этот момент наивысшей мощи, однако они действовали исключительно с помощью бомбовых атак, направленных на нанесение материального ущерба, избегая открытого противостояния с властью.

Так же в начале года «этаррас» похитили предпринимателя Анхеля Уртеагу, за жизнь которого организация получила 200 миллионов песет. В целом, в первом триместре 1985 года зарегистрировано четыре атаки со смертельным исходом, и две из них имели явно политический смысл: 19 февраля в Мадриде комбатанты ЭТА убили директора Центрального Банка Риккардо Техеро, а 7 марта был застрелен руководитель баскской автономной полиции «Эрцаинца» Карлос Диас Аркоча. Виновными в смерти последнего «этаррас» объявили верхушку вооружённых сил, члены которой вполне законным путём заняли руководящие посты в автономной полиции. Тем не менее, эта акция являлась первым актом открытого нападения организации на баскское автономное правительство и его силовые структуры, что повлекло за собой очередное сближение ИСРП и НБП, на этот раз на почве борьбы с «терроризмом».

В любом случае, начиная с апреля 1985 боевая активность ЭТА возрастает. В конце этого месяца началась кампания против туризма, концентрировавшаяся в средиземноморском регионе Испании, за время которой было осуществлено более двадцати взрывных акций. Присутствие ЭТА в этом весьма отдалённом от Страны Басков регионе было вновь подтверждено 18 августа, когда в Кастельоне комбатанты убили некоего Клемента Перрет, обвинённого в связях с GAL. Так же продолжились кампании против экономических интересов Франции и наркотрафика. Атаки против агентов репрессивных органов учащаются и становятся всё более устрашающими за счёт использования начинённых взрывчаткой бомб, в результате чего растёт количество пострадавших, причём нередко среди обычных прохожих. В мае месяце ЭТА стала виновницей гибели шести агентов в результате пяти подобных покушений.

На следующий месяц исполнилась долгожданная мечта испанской буржуазии: после долгих переговоров страна наконец присоединилась к Европейскому Экономическому Пространству. 12 июня, в момент торжественного вступления Испании в клуб наиболее развитых западных стран, ЭТА решила напомнить мировому сообществу о наличии в самом сердце Европы проблемы баскской нации. Утром этого дня в Мадриде команда «этаррас» расстреляла автомобиль армейского полковника Висенте Ромеро Гонсалеса, убив как его самого, так и его шофёра. После того, как наряды полиции прибыли к месту действия и начали осматривать расстрелянную машину, под ней взорвалась заложенная отступающими комбатантами бомба, вызвав смерть одного из агентов. Несколькими часами спустя, «этаррас» в Португалете застрелили офицера ВМФ Испании. Наступление продолжилось ещё несколькими десятками акций в июне, закончившихся тремя смертями, и завершилось в июле, унеся жизни не только троих агентов репрессивных структур, но и Фауста Эскригаса, вице-адмирала военно-морского флота и одного из самых влиятельных военных, застреленного в Мадриде 29 числа.

Перед лицом нового наступления ЭТА правительство демонстрировало полное недоумение и отсутствие каких-либо новых идей. Единственное, на что были способны деятели ИСРП, так это при помощи своих новых союзников из НБП активизировать сценарий «народных выступлений» в самой Стране Басков против «террористической банды ЭТА».

Тем временем, нарастало напряжение в тюрьмах, где содержалось к тому моменту несколько сотен членов вооружённых баскских организаций, подавляющее большинство которых, - около четырёхсот человек, - принадлежали к ЭТА. За решётками, особенно в тюрьме «Эррейра», ещё в 1984 году начался массовый организованный протест «этаррас», направленный на улучшение условий содержания, увенчавшийся грандиозным декабрьским маршем, в котором приняли участие тысячи человек, пришедших к стенам тюрьмы для того, чтобы выразить свою солидарность с заключёнными. Понятно, что физическое и психическое состояние многих арестантов, измотанных безостановочной десятимесячной борьбой, оставляло желать лучшего. Тем более, что милитаризация и ужесточение режима продолжалось, вызывая нервные срывы, подчас в самой серьёзной форме, как мы можем видеть на примере бывшего члена ЭТА (p-m) Хосе Рамона Гойкочеа, который 26 июня повесился в столичной тюрьме «Алькала». Гораздо более позитивная новость пришла из тюрьмы «Мартутене», откуда 7 июля, забравшись в звуковые колонки, использовавшиеся для концерта, бежали «этаррас» Хосеба Саррионандия и Иньяки Пикабеа. В последующем, Саррионандия превратится в живого классика баскской литературы и поэзии, интерес к которому поддерживается благодаря тому, что его местонахождение до сих пор неизвестно.

На самом деле, несмотря на нахождение у власти «социалистического» правительства репрессии в отношении различного рода сепаратистов, - и, прежде всего, баскских, - не только не спали, но и напротив, приняли ещё более широкий размах. Именно в эпоху правления ИСРП, в сентябре 1985 года идеолог антитеррористической политики, тогдашний руководитель генерального штаба гражданской гвардии Андрес Касинельо скажет свою эпохальную фразу, свойственную скорее франкистским временам: «Мы должны применять военные законы. Я предпочитаю войну, нежели независимость Страны Басков».

Само собой разумеется, что подобный менталитет отражался и на действиях репрессивных органов, бывших под командованием лихого вояки. В этот же день, когда Касинельо кратко изложил свой взгляд по вопросу сепаратизма, 25 сентября, в Байоне (французская часть Страны Басков) возле одного из местных баров были расстреляны четверо баскских политэмигрантов. Это была наиболее кровопролитная акция GAL за всю их историю, вызвавшая всеобщую стачку в провинции Гипускоа, и мощнейшие акции народного протеста в других баскских провинциях.

Вообще же, 1985 год прошёл в относительно напряжённой атмосфере. Более полутора тысяч лиц было допрошено в связи с деятельностью вооруженного движения, из них 765 были задержаны согласно пунктам антитеррористического закона. 31 политический беженец был депортирован французским правительством в страны Африки и Южной Америки.

Что касается боевой деятельности, то на счету ЭТА за 1985 год было 35 убийств: среди жертв организации 24 человека относились к репрессивным органам, 8 человек было связано с полицейскими провокациями и наркотрафиком, и трое гражданских лиц погибли волею несчастного случая.

В данный период уже совершенно чётко прослеживалось стремление организации к разрешению баскского конфликта, возможно, с участием международных посредников. Раз за разом «этаррас» выпускают призывы к переговорам по проекту «пяти пунктов альтернативы KAS», однако же ни разу эти призывы не были услышаны правительством и организация вновь возвращалась к вооружённой борьбе. Именно в связи с этим проявлением миролюбия связаны довольно длительные перерывы в исполнении вооружённых акций, длившиеся подчас по нескольку месяцев и заканчивавшиеся очередным всплеском насилия.

Один из последних таких «взрывов» произошёл 25-26 ноября 1985 года, когда после 72 дней тишины ЭТА вновь появилась на политической арене Страны Басков, реализовав чреду громких акций. 25 числа, близ спортивного комплекса в Сан-Себастьяне, трое «этаррас» открыли огонь по фургону, в кузове которого находились военнослужащие ВМФ Испании. В итоге, двое из них погибли, ещё двое были ранены. Спустя полчаса выстрелы прогремели в нескольких километрах от Сан-Себастьяна, городе Пасахес. Здесь прямо возле собственного автомобиля автоматной очередью был убит сотрудник финансового отдела гражданской гвардии Исидоро Диес Ретон. Но и это было ещё не всё.

На следующий день, опять же, в нескольких километрах от Сан-Себастьяна, городе Ласарте, на выходе из бара был застрелен ветеран гражданской гвардии, имевший весьма одиозную репутацию, Хосе Эррейро Келес.

Закончился год так же на весьма громкой ноте: 23 декабря на улице в Памплоне был расстрелян генерал гражданской гвардии Хуан Атарес Пенья, руководивший политической полицией в Стране Басков ещё во времена франкизма. В канун нового года «этаррас» одновременно исполнили сразу две акции: во-первых, в Ласарте прямо возле ворот фабрики «Michelin» был убит руководитель службы безопасности предприятия, бывший гвардеец Алехандро Саенс Санчес, и в тот же день в Гечо был похищен местный предприниматель Хуан Педро Гусман.

8 января 1986 группа наёмников похищает в Эквадоре (Южная Америка) двух депортированных из Франции лиц, подозреваемых в связях с военной командой «ETA-Bizkaia», осуществившей пленение бизнесмена. В течение нескольких часов они подвергались жесточайшим пыткам до тех пор, пока не выдали месторасположение Гусмана. На следующий день полиция ворвалась в сельский дом в Басаури, освободив предпринимателя и арестовав его похитителей. Тем не менее, несмотря на своё освобождение, Гусман таки уплатил «этаррас» некоторую сумму, но уже в рамках «революционного налога».