Страницы

пятница, 2 декабря 2011 г.

Мораль и пролетаризация (с сокращениями)




ВАЖНОСТЬ И ГРАНИЦЫ ПРОБЛЕМЫ

Сегодня уже не подвергаются сомнениям ленинские утверждения, что буржуазия в капиталистических странах осуществляет диктатуру своего класса, то есть, господство над рабочим классом и над народом.

Но менее известна концепция Ильича, повествующая о гегемонии буржуазии в обществе; категория, которая дополняет буржуазное господство в социальной практике.

Эта концепция Ленина была точно определена и развита Грамши в своей работе «Заметки о Макиавелли», который отметил, что государство является по сути «комплексом практической и теоретической деятельности, с помощью которой правящий класс не только оправдывает и поддерживает своё господство, но и получает активное согласие управляемых».


В этом последнем пункте Грамши указывает на необходимость чётко поставить вопрос о гегемонии. Это значит, что буржуазия до сих пор держит нас под своей властью не только в силу своего репрессивного аппарата, но и, прежде всего, потому, что значительная часть людей по-прежнему придерживаются буржуазных концепций, потому, что практически все люди продолжают повиноваться системе общественной жизни, выстроенной буржуазией.

Например, буржуазная гегемония проявляется в средствах массовой информации, которые ежедневно изливают на нас тонны идеологии правящего класса, которая касается не только политики, но и в целом всех аспектов повседневной жизни, посредством создания «ролевых моделей» через рекламу, сериалы, мультфильмы, спортивные хроники и т.д.

Гегемония проявляется в синдикатах, поглощённых капиталистической системой, которые служат предохранительным клапаном для стравливания социальной напряжённости. Она проявляется в церкви, в клубах, в спорте, во всех аспектах повседневной жизни.

Здесь проблема гегемонии напрямую связана с проблемой этики, морали. Этот вопрос был поставлен Че с его страстным призывом к созданию Нового Человека. Этот вопрос был поставлен массовой мобилизацией в ходе Культурной революции в Китае. Эту проблему сегодня в Аргентине начали рассматривать и революционные организации, внедрившие практику пролетаризации своих кадров и боевиков.

И этот вопрос не может рассматриваться как простое волюнтаристское стремление или желание, как утверждают те, кто хочет превратить Че в обычную романтическую легенду. Этот вопрос не является вопросом, который можно будет решить после взятия власти, как думают некоторые.

Напротив, этот вопрос лежит в основе самой проблемы революционной войны за независимость.

Ленин чётко указал, что пролетариат не может установить диктатуру своего класса, т.е. завоевать политическую власть, если предварительно он не достигнет гегемонии своего класса в обществе, т.е. завоюет подавляющее большинство умов и сердец рабочего класса и народа.

И если мы правильно понимаем концепцию пролетарской гегемонии, мы видим, что она заключается не только в поддержке большинства людей идей и политической программы, предложенной пролетариатом, но и, прежде всего, в принятии новой пролетарской морали.

Эта проблема становится особенно важной на современном этапе мировой революции. Империализм столкнулся с тяжелейшим кризисом, и стремительно теряет свои позиции. Рост и усиление социалистического лагеря, многочисленные антиколониальные войны: всё это нанесёт окончательное поражение империализму в достижимой реальности.

Однако, именно потому, что он стоит перед страшным кризисом и перспективой поражения, империализм будет сражаться за каждую свою позицию, которая у него осталась, цепляясь за них когтями и зубами. Войны, как мы видим на практике в нашей стране, будут становиться всё более дикими, всё более жестокими.

Мы не сможем думать о победе в этой войне, если уже сейчас не начнём, в ходе самой военной практики, формирование нового человека, человека, способного сражаться и победить в этой войне.

Австралийский журналист Уилфред Барчетт указывает в своей книге «Почему Вьетконг победит», что «эти маленькие жёлтые человечки в чёрных лохмотьях стали самой мощной военной машиной, которую когда-либо знала история», потому что «они сумели завоевать сердца и умы своего народа», потому что с самого начала уделяли особое внимание политической и моральной подготовке своих кадров, бойцов и масс в общем.

Именно здесь, во Вьетнаме, вопрос о гегемонии, завоевании умов и сердец масс, а так же этический аспект этого вопроса стоит в самом центре диалектики войны.

Формирование новой морали является наиболее необходимым в деле победы революции, и, поскольку этот процесс напрямую зависит от идейной, экономической и военно-политической борьбы, идти он должен только в ходе практики войны. Но термин «практика войны» мы должны понимать не в узком, а в самом широком и глубоком смысле этого слова. Т.е. организацию всей нашей жизни вокруг войны, вместе с народом, вместе с нашими товарищами, с нашими подругами и нашими детьми.

Только так мы сумеем внедрить революционную мораль, мораль сражения, которая, здесь и сейчас, гарантирует переход к новой социалистической морали завтрашнего дня.

Мораль – это ключ победной вьетнамской эпопеи. Невозможно понять, как народ способен непрерывно сражаться и побеждать на протяжении почти сорока лет, если не осознать, что этот народ, отказавшись от устоев своей прошлой удобной буржуазной жизни, принял новые и организовался вокруг новой революционной оси. 

Если мы хотим создать новые Вьетнамы в Латинской Америке, как хотел этого наш Че, мы должны творчески применить уроки вьетнамской войны не только в области военной стратегии и тактики, но и в идейно-воспитательной и политической работе, а прежде всего – в области формирования новой революционной морали.

ИНДИВИДУАЛИЗМ – СУЩНОСТЬ БУРЖУАЗНОЙ МОРАЛИ

Социалистическое общество может возникнуть только как диалектическое преодоление капиталистического общества, а эмбрион социалистической морали, - революционная мораль, - может возникнуть, соответственно, только как диалектическое преодоление буржуазной морали.

Но чтобы что-то преодолеть, мы должны разобраться в сути проблемы. Что же такое буржуазная мораль? Буржуазная мораль есть выражение повседневных отношений между людьми на основе капиталистических производственных отношений.

Маркс показал, что капиталистическое общество является обществом товаропроизводителей. И социальные отношения между людьми, таким образом, выступают как отношения между вещами. И конкретно: отношение всех людей и всех вещей с одной очень важной вещью.

А именно.

С товаром среди товаров, властителями дум, повелителями добра и зла и верховным богом нашего времени: деньгами.

Работа теряет своё творческое начало, человек из творца, подобия бога, превращается в обыкновенный механизм для заработка денег. Вся удельная активность человеческого существа направлена на поиск средств сбора денег; приобретение собственности становится целью жизни.

Каждый человек, таким образом, погружается в джунгли рыночного капитализма; он вынужден сражаться и конкурировать с другими просто для того, чтобы выжить.

Рабочий вынужден конкурировать со своими братьями по классу, чтобы получить работу, чтобы сохранить её, чтобы получить деньги. Капиталистические акулы яростно конкурируют между собой, чтобы получить больше клиентов и увеличить свои собственные доходы за счёт других.

А между двумя этими антагонизмами – мелкая буржуазия, конкурирующая между собой иногда чтобы выжить, иногда чтобы разбогатеть, иногда – чтобы «продвигаться по жизни».

И в этой жестокой битве всех против всех, или вернее, каждого против рынка, который выглядит как анонимные и анархические враждебные силы, каждый человек не имеет иного ориентира, кроме собственной индивидуальности.

Каждый индивидуум изо всех сил пытается выжить и достичь успеха, он бьется с враждебными силами рынка, которые на деле являются другими людьми. И он же сам выступает как одна из составляющих рынка для других.

Таким образом, индивидуализм является сутью буржуазной морали, поскольку он является следствием меркантильного характера товарно-производственных отношений капиталистического общества.

Как развивается и проявляется индивидуализм? Как только стабилизируется капиталистическая гегемония в производственных отношениях и буржуазная гегемония в обществе, индивидуализм становится доминирующей чертой человеческих взаимоотношений.

Взрослые сознательно или несознательно передают индивидуализм своим детям. Ребёнок конкурирует с братьями и сёстрами за сладости и родительское внимание. После он конкурирует с другими детьми за обладание игрушками, а затем, уже в школе, конкурирует с другими в играх, спорте. Наконец, вырастая, он жёстко конкурирует с другими в промышленности, торговле, науке, искусстве, политике и войне. Индивидуализм становится основным каркасом личности, которая успешно интегрируется в конкурентноспособную капиталистическую систему, поддерживая, наряду с другими, её существование.

Такова диалектика. Таким образом, недостаточно того, чтобы просто принять и проповедовать революционные идеи рабочего класса. Напротив, необходимо осуществить революцию, прежде всего, в самом себе. Радикально изменить мнения, взгляды и пристрастия, привитые буржуазной системой, пересмотреть свои отношения с людьми и вещами, которые окружают нас.

Одним словом, сломать свою индивидуалистическую личность ради того, чтобы с нуля выстроить новую вокруг революционной пролетарской оси.

Это трудная задача, но она необходима и актуальна. В отличие от других пороков, индивидуализм является подлинной гангреной, способной разрушить всё, что мы построим. Мы пока ещё не можем победить врага, по-прежнему сильного и способного вести жестокую войну, но каждый из нас способен уничтожить истинный авангард врага в наших собственных умах и наших собственных сердцах: буржуазный и мелкобуржуазный индивидуализм.


ПРОЛЕТАРИЗАЦИЯ И СВЯЗЬ С МАССАМИ

Мы отметили, что для борьбы с индивидуализмом мы должны полностью революционализировать свою личность, осуществить интегральную революцию, революцию в самом себе. И мы утверждаем, что эта цель не может быть достигнута простым самоанализом и самокритикой, но только практикой: революцией и преобразованием отношений со всеми, что нас окружает.

Социальная практика устанавливает диалектическую связь между объектом и окружающей его средой. Именно посредством этой связи человек формирует и преобразовывает реальность через свою работу, отношения с людьми, любую деятельность. В то же время и сама среда трансформирует и преобразует объект. В этом суть высказывания Маркса о том, что «общественное бытие формирует общественное сознание». Тот, кто в социальной практике является рабочим, как правило, имеет и сознание рабочего. Тот, кто в социальной практике является полицейским, имеет сознание полицейского. В этом ключ практики пролетаризации.

Обозначает ли это, что рабочие только в силу своей социальной практики освобождены от вредного порока индивидуализма?

Категорически нет. Наёмный труд работника как раз и является основой товарного капиталистического производства, потому что труд, по мнению капиталиста, тоже товар, который покупается и продаётся по доброй воле самого трудящегося. Таким образом, наиболее остро страдающий от угнетения в обществе буржуазной гегемонии, рабочий так же имеет тенденцию к индивидуализму.

Но получается, что труд даёт и обратные результаты. Сегодня, в мире капиталистических отношений, особенно на больших заводах,  организованных вокруг производственных линий, взаимозависимость рабочих настолько близка, что работник не только вырабатывает тенденцию к коллективизму, но и начинает осознавать общественный характер производства и противоречия между производителем товара – рабочим классом, - и тем, кто распоряжается этим товаром, под прикрытием частной собственности на средства производства.

Практика коллективной работы и ясного осознания несправедливости частной собственности на средства производства резко настраивают рабочего против всяких индивидуалистических тенденций, царящих в обществе в целом. И эта тенденция подкрепляется и усиливается другими элементами социальной практики.

В совокупности, рабочий страдает в своём доме, в своём районе из-за последствий социального гнёта в виде плохого питания, плохих жилищных условий и антисанитарии и т.д. Коллективные увольнения и коллективные забастовки, коллективные столкновения с полицией и коллективные страдания после избиений. Эта ситуация углубляет классовую ненависть и тенденции к эгалитаризму, что ведёт к выходу за рамки буржуазного и мелкобуржуазного индивидуализма.

/…/

Пролетаризация является необходимым шагом для уничтожения буржуазной личности. А значит – шагом к выходу за пределы буржуазной гегемонии, установлению пролетарской гегемонии в обществе, что в свою очередь, является первым шагом к завоеванию политической власти.

Как достичь пролетаризации? Хотя это может показаться банальным, мы скажем, что фундамент пролетаризации революционных организаций лежит в увеличении удельного числа рабочих в своих рядах. Стоит так же повторить, что множество товарищей революционеров соглашаются с нашими доводами в теории, но на практике игнорируют интеграцию рабочих в революционные ряды.

Когда революционные организации будут укомплектованы с явным большинством рабочих, - в том числе, в органах управления, - только тогда можно говорить о политической зрелости таких организаций, готовых исполнить свою историческую миссию.

Пролетаризация ведёт к излечению революционера от недуга индивидуализма, посредством социальной практики труда, образа жизни рабочего человека. Но было бы ошибкой думать, что этого достаточно, чтобы осознать идеологию пролетариата, приобрести позицию, характеристики и точку зрения рабочего класса. Пролетаризация будет очевидно безрезультатной, если в повседневной жизни товарища будут окружать буржуазные и мелкобуржуазные социальные практики.

Посвятив часть своей жизни труду, революционер не может останавливаться на достигнутом. Напротив, с того момента, как пролетарское сознание проникло в вашу жизнь, вашу работу, вашу борьбу, будут выдвинуты новые требования на том долгом пути, который ведёт к освобождению народа как такового, и каждого из людей от цепей индивидуализма.

/…/

ИНДИВИДУАЛИЗМ В РЕВОЛЮЦИОННЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ

Имеется множество проявления индивидуализма в революционном лагере, каждое из которых отражает различные оттенки буржуазной гегемонии, направленной на возникающие организации пролетариата. Только в практическом развитии нашей пролетаризации, только с помощью постоянной критики и самокритики, мы можем охарактеризовать и исправить эти проявления.

В этой статье мы укажем наиболее важные проявления индивидуализма, которые продолжают разъедать аргентинский революционно-пролетарский лагерь и рушить все его усилия: субъективизм, самодостаточность, стремление к престижу, либерализм, дух камарильи, страх.

1) СУБЪЕКТИВИЗМ: Эта демонстрация индивидуализма заключается в отрицании должных методов анализа, игнорировании объективной реальности. Следуя марксистскому учению и делая соответствующие выводы, которые индивидуалист может найти крайне неприятными, он пятится назад, поворачивается в другую сторону, и делает новые выводы, которые уже совпадают с его желаниями или проектами. Так, например, некоторые товарищи характеризуют ту или иную зону или фронт борьбы как неблагоприятные для революционной деятельности, потому что они не хотят идти дальше или оставаться здесь, или же они оправдывают подобными характеристиками собственные ошибки. Наоборот, бывает так, что товарищ характеризует свою работу в каком-то районе как очень важную, потому что он хочет остаться именно здесь.

Этот серьёзный порок может завести так далеко, что последует искажение целого исторического периода, дабы удовлетворить свои собственные желания, дабы вернуться или остаться в удобном буржуазном или мелкобуржуазном существовании. Субъективизм так же проявляется в непризнании собственных ошибок, когда человек пытается скрыть свои промахи или переложить вину на других.

2) САМОДОСТАТОЧНОСТЬ:  Это одно из проявлений индивидуализма, заключающееся в недооценке способностей других товарищей и масс в общем, и переоценке своего потенциала. Товарищ, таким образом, верит, что он всё знает и именно он тот единственный, кто способен делать правильные вещи. Такой человек не обращает практически никакого внимания на мнение других. Спешка, легкомыслие, снобизм являются естественным результатом этого отклонения. В дальнейшем, такой человек потеряет доверие масс и других товарищей, и, утеряв правильный взгляд на реальность, неизменно впадёт в грех субъективизма дабы оправдать свои собственные ошибки, тем самым создавая порочный круг, крайне вредный для революционного развития.

3) ПОИСК ПРЕСТИЖА: Это проявление индивидуализма, которое, как правило, дополняет предыдущие, более чётко демонстрирует сущность индивидуализма, который ведёт к вытеснению интересов революции своими собственными интересами.

Корни этого отклонения лежат в повышенной самооценке: хорошо исполняя революционные задачи, некоторые товарищи ожидают какой-то награды, похвалы или же лестных отзывов. Этот порок поражает все уровни организации, но особенно он опасен в среднем и руководящем звене.

Рядовой боевик стремится выделиться перед своим руководителем для того, чтобы получить моральное удовлетворение, а так же надежду на дальнейшее «продвижение» вверх.

Руководитель среднего звена, с одной стороны, хочет, чтобы им восхищались и ставили в пример, дабы обеспечить себе карьеру в организации, а с другой – выделяет и подчёркивает свои заслуги перед руководством, с целью завоевать более «интимный» доступ к нему.

Наконец, элементы, составляющие центральное руководство, отклонившиеся от партийной линии, ведут себя как фюреры, стремясь заработать восхищение боевиков, и конкурируют за это восхищение с другими товарищами.

Эта форма индивидуализма создаёт серьёзные проблемы в рядах революционных организаций.

В первую очередь, она порождает дух соревнования и конкуренции среди товарищей, что ведёт к конфронтациям, конфликтам и отклонениям. Вместо того, чтобы скромно и тихо внести свой вклад в коллективный успех, чтобы помочь другим реализовать свой потенциал, индивидуалист стремится преуспеть за счёт остальных, он молчит о своих ошибках, когда требуется их исправить, в то же время откровенно указывает на ошибки других. Таким образом, выделяя собственные успехи и скрывая собственные недостатки, товарищ теряет доверие других.

С другой стороны, подчёркивание негативных аспектов деятельности других и выделение своих собственных достоинств, приводят к искажению сведений. Например, возьмём результат деятельности других товарищей, который, в устах индивидуалиста, будет обработан в негативном свете. Подчёркивая многочисленные ошибки и промахи товарищей, и выделяя свои собственные достижения, такой товарищ делает доклад, который в целом является негативным, указывающим на бесперспективность дальнейшей работы.

Таким образом, человек предоставляя искажённую информацию, способствует тому, что органы, ответственные за развитие, делают ошибочный анализ реальности и принимают неверные решения, которые ведут к ошибке в рамках всей Организации.

В конце концов, поиск престижа приводит к образованию камарильи и усилению бюрократизма.

4) ДУХ КАМАРИЛЬИ: Это проявление индивидуализма является прямым результатом поиска престижа. Воспроизведённый на уровне группы, поиск авторитета отдельных лиц ведёт к созданию замкнутого коллектива, пытающегося добиться привилегий только для своих членов.

Поражённая «командным шовинизмом», такая группа пытается выступить «лучшей», забывая о важной роли, которую каждый человек и каждая группа играет в Организации для её успешного развития.

Это отклонение приводит к конкуренции между коллективами, чьи руководители пытаются добиться от руководства лучших материалов, бойцов, баз, фронтов и т.д. Таким образом, команды, которым необходимо работать вместе, начинают бороться между собой. Это отклонение так же находит своё выражение в регионализме. Бойцы Буэнос-Айреса, Росарио, Кордобы, Тукумана и т.д. претендуют на роль «авангарда», «лучших», забывая о том, что революция является национальным, и даже международным вопросом. Это то, что мы можем назвать органическим духом камарильи.

Имеются и другие выражения этого отклонения на организационном уровне. Так, группы товарищей, имеющих давние отношения, образуют узкие коллективы за пределами Организации.

Эта форма является наиболее вредной, так как она нарушает сепарацию и порождает различного рода проблемы. Товарищи, создающие эти камарильи, переносят сплетни, слухи и проблемы из одной организационной группы в другую, нарушая систему безопасности и нормальный ритм функционирования, нагнетая настоящее внутреннее напряжение.

Но самыми разрушительными являются камарильи, организованные на средних и высших уровнях руководства. Это неизбежно приводит к росту бюрократизма и нарушения гибкости структуры. Начинается всё более-менее невинно: руководящие товарищи, впавшие в отклонение, начинают использовать свой «внутренний язык» для обсуждения между собой тех или иных решений, событий или текстов, к которым не имеют доступа товарищи низшего звена. Таким образом, рождается «круг посвящённых», который возвышается над «простыми смертными» - рядовыми боевиками. Взаимоотношения с рядовыми членами становятся патерналистскими, им дают понять, что они ещё не «доросли» до многих вещей, место реальной деятельности занимает кружковщина, «посвящённые» туманными обещаниями сулят рядовым вступление в этот «тайный круг» после исполнения каких-либо задач, непосредственно не связанных с революционной деятельностью Организации.

И если это отклонение не будет пресечено товарищами или непосредственно Организацией, камарилья разрастается вширь всё больше и больше. Члены её поощряют друг друга, избегая указывать на собственные ошибки, подчёркивая их у товарищей, не входящих в «круг».

Камарилья становится всё более окаменелой, она ограждается от всего мира стеной бюрократизма, внутри неё возникают собственные органы управления. Когда она достигает этой точки развития, камарилья вступает в прямую оппозицию Организации, яростно оспаривая её тактические решения и шаги. Начинается самая настоящая внутренняя война, катализатором которой служат защита камарильей интересов своей группы.

/…/

Дабы избежать появления камарильи, необходимо соблюдать субординацию отношений как с товарищами среднего и высшего звена, так и, в первую очередь, между собой. Естественно, мы не можем стать холодными роботами без чувств. Мы не можем исключить тёплых отношений между товарищами или чувства юмора, но мы должны тщательно избегать трансформации дружбы в кумовство, основанное на «коллективном индивидуализме» и возвышении интересов собственной группы над интересами революции.

5) ЛИБЕРАЛИЗМ:  Хорошо известна работа Мао Цзедуна «О либерализме». Но о проблеме либерализма в революционных рядах мы должны говорить в более широком плане, подчеркнув один аспект, который год за годом наносит огромный урон: либерализм в системе безопасности.

Эта форма индивидуализма основана на субъективизме и самодостаточности, вследствие чего переоцениваются собственные силы и недооцениваются силы врага. Помимо этих двух отклонений, либерализм в системе безопасности порождают и другие проявления индивидуализма: неприятие рутины, отсутствие интереса к осуществлению поставленных задач, тенденции применять линии наименьшего сопротивления и т.д. Чтобы оправдать эту проблему, многие указывают на неизбежные последствия деятельности военно-политической организации. Нет ничего более ложного.

Конечно, реформисты и трусы тщательно исполняют нормы безопасности для того, чтобы избежать сражения или работы в массах. Но опыт деятельности организации показывает, что интенсивная работа и безопасность не противоречат друг другу. Напротив – только безопасность служит гарантией продолжения и усиления работы. Когда безопасностью пренебрегают, товарищ попадает в лапы полиции, вызывая «цепную реакцию» арестов. Мы не будем подробно останавливаться на технической стороне системы безопасности, так как каждая организация обладает многочисленными материалами, касающимися этой темы, составленными на основе собственного боевого опыта.

Мы только хотим отметить, что либерализм, пренебрежение к безопасности, является далеко не признаком пролетарского революционного мужества. Напротив – это следствие буржуазного и мелкобуржуазного индивидуализма, который заключается в отсутствии заботы о товарищах и об Организации в целом.

6) СТРАХ: Наиболее частое и длительное проявление человеческого индивидуализма. Товарищ, который хранит в своём сердце язву индивидуализма, как правило, сознательно или бессознательно, беспокоится о своей собственной личности, а не об Организации. Отправной точкой всех его желаний и возможностей является он сам, а не Организация. Индивидуалист может искренне бороться за Революцию, но он так же желает лично насладиться её плодами. Страх потерять жизнь или получить серьёзное психическое или физическое увечье преследует его сознательно или бессознательно. Столкнувшись с трудностями, когда в игру вводятся результаты работы многих людей на протяжении длительного времени, когда от его решения зависит идти вперёд или назад под шквальным огнём врага, когда от него зависит, сломаться ли под пытками или умереть, когда он сталкивается с реальной или мнимой угрозой смерти, индивидуалист имеет тенденцию быть слабым. То, что в повседневной практике кажется незначительным недостатком, по-видимому, отличного товарища, в моменты опасности раскрывается в полную мощь, превращаясь в настоящую раковую опухоль любой организации, в язву, которая ведёт к катастрофе революционеров.

ИЗЛЕЧЕНИЕ ИНДИВИДУАЛИЗМА

Мы не можем написать книгу точных рецептов, касающихся этого вопроса. Революционная практика внутри масс является лучшим способом исправления. Но есть несколько основных правил, которые мы извлекли из своего боевого опыта.

Прежде всего, необходимо чёткое понимание подлинной роли и истинных масштабов вреда индивидуализма в революционном лагере. Не смотрите на эту проблему слишком легко, постоянно осуществляйте контроль за товарищами, и, прежде всего, самоконтроль.

Во-вторых, стремитесь к непрерывной пролетаризации своих кадров, о чём сказано выше.

В-третьих, необходимо постоянно осуществлять практику критики и самокритики, бичующую проявление индивидуализма в различных аспектах революционной деятельности.

Этот вопрос требует особого внимания, так как мы наблюдаем некоторые отклонения. Теоретически, все признают  значение этого великого революционного метода, однако на практике он не всегда используется должным образом. Во-первых, иногда под видом критики осуществляются личностные нападки на кого-либо из товарищей: тогда, критикуя одного, не подвергаются критике его товарищи по несчастью. Во-вторых, выслушав справедливую критику, некоторые товарищи расстраиваются, злятся, и даже пытаются перейти в контратаку, порождая внутренний конфликт. Поэтому необходимо создать благоприятные условия для критики и самокритики, проводя подобную практику ежедневно и систематически, не дожидаясь момента, когда проблемы поставят перед вами тяжёлый выбор. В этой связи полезно, опять же, вспомнить опыт подпольной работы вьетнамских революционеров, оперативной единицей которых является ячейка «три-три». Каждый день трио товарищей встречается чтобы обсудить дневную деятельность каждого из членов. Обычно, эти встречи представляют собой сессии критики и самокритики. Каждую неделю собирается подобное же заседание в формате «эскадрона» (10 человек), каждые две недели – в формате «боевого расчёта» (31 человек), и ежемесячно – в формате «отряда» (120 человек).

Желательно так же, чтобы каждый товарищ уделял наибольшее внимание именно самокритике, а не критике.


СЕМЬЯ В РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ

В предыдущем разделе мы определили некоторые проявления индивидуализма, являющегося существенной чертой буржуазной гегемонии в области этики.

Теперь мы хотим затронуть тот же самый вопрос в области отношений между мужчиной и женщиной. Энгельс в своей книге «Происхождение семьи, частной собственности и Государства» продемонстрировал классовый характер семьи, опровергая тем самым ошибочное утверждение о её естественном «природном» происхождении. В этом смысле, определение семьи относится к историческому явлению, характерному для капиталистического общества. Но Энгельс ничего не говорит о том, какой должна быть социалистическая семья. Он не сделал этого, потому что семья является элементом общественных отношений, и вопрос социалистической семьи базируется на вопросе о материальной основе  социалистических производственных отношений.

Очень важно заметить, что Энгельс защищает концепцию моногамной буржуазной семьи, как наиболее верного способа перехода к социалистической семье будущего. Действительно, свобода человеческой личности, её гармоничное развитие более отлажены и жизнеспособны в данной форме семьи, нежели во всех предшествующих формах: многожёнстве, групповом браке, промискуитете.

Это теоретическое утверждение Энгельса лежит в основе практики государства рабочих. Строительство нового социалистического общества базируется на основной единице – моногамной семье. Это важный элемент, который стоит принять во внимание революционерам многих стран, чьи умы до сих пор находятся в руках врага. Мы должны выстроить собственную модель семейной пары переходного периода от капитализма к социализму, оппозиционную буржуазному обществу.

В борьбе с традиционной буржуазной моралью сегодня крайне важно рассмотреть феномен, который некоторые мелкобуржуазные оппортунисты именуют сексуальной революцией.

Эта фальшивая «революция», произошедшая внутри традиционных буржуазных концепций семьи, пары и любви. И она остаётся подчинённой буржуазной гегемонии в двух основных аспектах: овеществлении отношений между людьми и подчинении женщин мужчинам.

Традиционная форма буржуазной гегемонии овеществляет и отношения и самих женщин, подчиняя их патриархальной семье и предотвращая развитие в других областях. Для этого вводятся хитрые табу – табу девственности, верности и т.д. Исходя из концепции «сексуальной революции», буржуазный гегемон предлагает в качестве альтернативы «свободную любовь», которая якобы должна освободить женщину от традиционного подчинения.

Но на самом деле, буржуазия создаёт новые формы порабощения женщин и окончательного овеществления отношений между полами. С одной стороны, она лишает любовь, - гармоничные отношения между многочисленными аспектами двух человеческих личностей, - её всеобъемлющего характера, сводя её сугубо к материальным формам – элементарному сексу. Выдвинув, таким образом, секс и животный инстинкт на первый план, буржуазия утверждает, что подобная деградация отношений между людьми является панацеей от всех бед.

С другой стороны, подчиняя и мужчин и женщин (особенно женщин) животному сексуальному желанию, она заставляет их верно служить интересам капиталистической системы, расширяя рынки сбыта, сферу услуг, подчиняя женщину идеалу, который сама же буржуазия и формирует. Достаточно взглянуть, какую роль сегодня играет образ женщины и секса в общем в рекламе, моде, средствах массовой информации. Сегодня буржуазный гегемон в унисон с «сексуальными революционерами» публично призывает к беспорядочным половым отношениям.

В деле формирования новой сексуальной морали мы, революционеры, должны держаться радикально оппозиционной точки зрения.

Во-первых, отношения между мужчиной и женщиной должны быть полностью лишены общего меркантильного овеществления, чего мы, в общем-то, требуем от всех видов человеческих отношений. Мы понимаем, что наши партнёры не являются объектами удовлетворения наших потребностей, не являются предметами, не являются человеческими существами, вся суть которых исчерпывается их сексуальностью, но являются многогранными личностями, подобными нам самим. Если мы поймём это, мы достигнем главной цели: равенства между полами и всеобъемлющего характера отношений пары или семьи.

Мы должны задаться ещё одним вопросом. Что является материальной основой отношений? Секс или социальная деятельность? Сознательно или бессознательно, убеждение, что секс является материальной основой отношений между полами, исповедуют даже некоторые товарищи-революционеры. Тем не менее, современная психология и многочисленные эксперименты доказывают обратное:  только тогда, когда пара развивает гармоничные отношения в иных областях, достигается подлинное сексуальное удовлетворение. Наоборот: отношения, построенные исключительно на половом влечении, в конечном итоге приводят к разочарованию обоих партнёров, в том числе, включая и сексуальную сферу.

Пара может быть создана на базе интегральных отношений между мужчиной и женщиной, которые имеют материальную основу в виде общей социальной активности; конкретной роли, которую оба играют в обществе – роль революционных боевиков.

Таким образом, революционная пара представляет собой мужчину и женщину, имеющих глубокие интегральные отношения между собой, основанные на единой платформе: революционной деятельности. Конечно, из этого не следует, что достаточно быть членами одной организации, чтобы установить гармоничные отношения. Ясно, что для этого необходимы и другие аспекты, привязанности, взгляды. Но мы интерпретируем эту аксиому в диалектическом смысле. Революционная пара должна найти в своих отношениях основу для поддержки своей политической и военной деятельности, стать настоящей крепкой ячейкой Организации.

/…/

САМОКРИТИКА

Выше мы выстроили свою критическую позицию в отношении буржуазной гегемонии в сфере любви и семьи. Мы дополним эти размышления самокритикой того, что мы непосредственно наблюдаем в наших рядах.

Примеры отхода от левой линии многочисленны, поэтому попытаемся обобщить их.

Во-первых, часто мы наблюдаем разногласия между любовными отношениями и политической активностью. Очень часто наши товарищи и подруги, составляющие пары,  вследствие негармоничных отношений, ослабляют свою борьбу. Это проявление индивидуализма, который рассматривает пару как единое целое, но стоящее отдельно ото всех. Эти отклонения должны быть преодолены, учитывая сказанное выше: семья, пара, должна стать ячейкой нашего революционно-социалистического общества в полной мере.

Во-вторых, вследствие крепких отношений и заботы друг о друге, наши подруги и товарищи пытаются «защитить» своих партнёров от риска, демонстрируя слабость перед противником, опасаясь за безопасность, здоровье или жизнь любимого человека. Таким образом демонстрируется неуважение к революционному характеру своего партнёра; отклонение так же является следствием индивидуализма.

Другой пример сильнейшего неуважения к революционному характеру демонстрируется в момент, когда пара разделилась вследствие поставленных задач или же в результате ареста или гибели одного из партнёров. В таких случаях наши товарищи часто заводят новые отношения. Этот удобный способ удовлетворения собственных желаний является мощнейшим проявлением индивидуализма. Вместо того, чтобы смотреть на вещи с точки зрения интересов революции, бросив всю свою энергию на реализацию поставленных задач, товарищи и подруги начинают активный поиск новых партнёров.

Это отклонение является следствием ошибочной убеждённости, что материальной базой отношений между полами является секс, а не социальная практика. Это не обозначает, что, при определённых обстоятельствах, товарищ не может начать новые отношения. Но это нужно делать после тщательного анализа всех аспектов, а не бездумно, повинуясь импульсам и сиюминутным животным инстинктам.

Все эти отклонения могут быть исправлены посредством методов, изложенных выше, и такая коррекция будет способствовать строительству новой морали и победе революционных организаций.

LA GAVIOTA BLINDADA N° 0, июль 1972