Страницы

пятница, 2 декабря 2011 г.

Роль революционного действия в создании организации



Карлус Маригелла. 1969 год


Первые революционные акции


В 1968 году мы были не больше, чем просто группой товарищей из Сан-Паулу, безо всяких связей с остальными штатами. У нас не было ничего: мы не были способны исполнить ни одной революционной акции, и ничто не отличало нас от других подобных же групп: многочисленных, и не шедших дальше теоретических дискуссий.

Нашим первым шагом было вооружение небольшой группы огня для дальнейшего осуществления экспроприаций. Это революционное действие позволило нам обзавестись собственной боевой мощью.

Только в бою, только в революционной акции создавалась наша организация. Мы начинали с одним или двумя ружьями и постепенно увеличивали свой арсенал. Руководствуясь принципом «действие создаёт фронт борьбы», мы инициировали начало городской герильи, не обнаруживая публично своё имя. Поэтому сначала наш враг предполагал, что речь идёт о преступлениях обычных уголовников. В итоге, противник потерял целый год, гоняясь за призраками. Когда он обнаружил свою ошибку, было уже слишком поздно: революционная война началась по всей стране.



Революционная война и наше превращение в национальную организацию

Первые проявления революционной войны обозначились в больших бразильских городах в 1968 году. Городская герилья и психологическая война предшествовали сельской партизанской войне.

Мы напрямую столкнулись с интересами военной диктатуры, доминантного класса, североамериканского империализма. Экспроприируя правительство, реквизируя оружие и взрывчатку, перехватывая инициативу у правительства и опровергая его пропаганду (саботаж на антитеррористической экспозиции, проводимой в Сан-Паулу армейским командованием – яркий тому пример), повреждая собственность североамериканских империалистов, осуществляя карательные операции против американских шпионов и их прислужников, мы реализовывали на практике конкретный военный план. Мы продемонстрировали, свой военный потенциал, заставили врагов считаться с революционной войной, и понять, что, добровольно или по принуждению, враг будет отдавать нам свои ресурсы для продолжения революции.

В психологической войне (введя цензуру в прессе, диктатура делала всё возможное, чтобы предотвратить появление новостей, которые каким-либо образом вредили её имиджу) мы продемонстрировали техники контр-информирования, поставив, таким образом, бразильский военный режим на грань истерии.

Наши силы не прекращают расти. Как наша зона непосредственного влияния, так и народная поддержка с каждым днём расширяются всё больше. Из местной малочисленной группы революционеров мы превратились в национальную организацию.

Наш опыт позволил придти к следующим заключениям:

А) революционная организация демонстрирует себя только посредством акций;

Б) революционное действие само по себе создаёт организацию и повышает её революционные качества.

Таким образом, сегодня мы провозглашаем рождение Национал-Освободительного Действия.


Предварительные итоги

Исполнив ряд вооружённых революционных акций, мы тем самым разрушили существовавшие табу. Были полностью разгромлены аргументы, выдвигаемые оппортунистами, согласно которым в Бразилии ещё не созрели объективные условия для революции и поэтому вооружённая борьба бесполезна и вообще невозможна. Мы преподнесли им большой сюрприз, когда в течение целого года наносили многочисленные удары по режиму, экспроприировали оружие и материалы, осуществляли подрывы – и всё это безо всяких арестов и потерь с нашей стороны. Практически с нуля мы выросли в национальную организацию, чьё имя теперь известно по всей стране.


Благоприятный климат для нашего роста и развития революционной войны

В течение этого времени массы студентов высыпали на улицы и атаковали диктатуру, используя тактику уличных боёв, которая деморализовала врага. Все городские зоны страны были охвачены этой борьбой, поэтому репрессивные силы вынуждены были бросать свои многочисленные отряды на противодействие уличным волнениям.

Доминантный класс и империализм сорвали свои маски гуманизма: была введена откровенная военная диктатура. 13 декабря 1968 года произошёл «переворот внутри переворота», и военные, окончательно взяв власть в свои руки, выпустили Институционный Акт № 5: откровенно фашистский закон, направленный против революционных сил. Диктатура прямо обозначила, чтО есть революционные акции: терроризм, нападения на банки, ликвидация иностранных шпионов, атаки на военные казармы, кража оружия и взрывчатки. Для противодействия этим революционным актам власть сформулировала беспредельный закон, тем самым дав ход откровенному полицейскому террору, который находит свои аналогии разве что в нацистской Германии. Однако эта жестокость власти в то же время породила враждебность народа. Увеличивающееся недовольство бразильцев диктатура пытается усмирять бандитскими методами. В этом климате наша организация завоёвывает всё больше сторонников, несмотря на репрессии, террор, пытки и убийства революционных бойцов.

Модели развития революционных организаций

Революционная организация может выбирать две модели развития:

Первая модель строится на использовании прозелитизма и идеологии. Руководители созывают заседания, обсуждают документы, пишут программы. Этот метод был традиционен для Бразилии, и применяем организациями, искавшими политических решений. Они шли на соглашения с буржуазными политиками, стремились противостоять режиму внутри самого режима, и не добились практически никаких изменений. В большинстве случаев активистов привлекали в эти организации посредством прозелитизма (агитации) и скрытой манипуляции. Группы, которые использовали прозелитизм в 1968 году как основной метод, не выросли ни на йоту.

Другим методом является развитие революционного действия, построенного на радикализме и насилии. Это наш метод, и он гораздо более эффективен, нежели политические игры с буржуазией, когда речь идёт о полном сносе диктатуры посредством вооружённой борьбы и силы масс.

Те, кто стремятся к нам, не просто привлечены нашей пропагандой: они действительно хотят сражаться; они понимают, что нет другой альтернативы, кроме практической и конкретной борьбы. Понимая, что в центре нашей позиции стоит насилие, радикализм, терроризм (единственное оружие, которое можно противопоставить государственному насилию), люди присоединяются к нашей организации не потому, что они привлечены пустыми и пафосными словами, но потому, что они добровольно выбрали насилие. Те, кто присоединяется к нам, являются революционерами, готовыми сражаться до конца.

В течение 1968 года враг не раз открывал огонь против студенческих и народных манифестаций, вызывая множество жертв среди уличных бойцов, в основном не вооружённых. Наш опыт показывает, что маленькие группы вооружённых людей, организованных для экспроприаций и атак, могут противостоять в разы превосходящим силам противника, несмотря на свою малочисленность. Эти акции маленьких групп не исключают никоим образом, массовую борьбу и массовое действие, но они необходимы. Без вооружённых людей нельзя сделать ничего против диктатуры.


Возражения и ответы

Наше появление на политическом поле с идеями, радикально отличающимися от традиционных левых концепций, вызвали в революционном лагере множество возражений:

1) Мы не имеем стратегии, и поэтому не знаем, что делать;

2) Мы говорим только о герилье и ни о чём более;

3) Мы сторонники идеи «очага», и поэтому в последующем мы будем раздавлены реакцией, нанося вред бразильской революции;

4) Мы не придаём значения борьбе за национальное освобождение; в этом смысле символизм и контекст наших революционных акций не всегда понятен;

5) Мы не осуществляем работу с массами, игнорируя эту деятельность, и поэтому будем изолированы от народа;

6) Мы поддерживаем только собственную борьбу, не придавая значения «Объединенному Фронту»;

7) Некоторые утверждают, что мы вовсе не революционеры…

В ходе интенсивной революционной борьбы, многие наши критики на практике показали свою несостоятельность: они либо не имеют потенциала для действия, либо, в лучшем случае, совершают грубейшие ошибки. Мы хотим ответить на критику в адрес нашего революционного действия, определяющего наш  стратегический план.


Наш план

У нас всегда была стратегия. Мы сформулировали её в документе, опубликованном в первом номере газеты «Партизан» (апрель 1968). Этот документ, озаглавленный «Декларация коммунистической группировки Сан-Паулу» немного позже был дополнен и опубликован под названием «Некоторые проблемы герильи в Бразилии», где выдвигается наш глобальный стратегический план, которому мы следуем и по сей день. Тот, кто его читал, видит, что мы не отклоняемся от него. Укажем, что герилья является революционной стратегией Бразилии и её успех зависит от готовности строго следовать трём принципам:

1) планирование и подготовка сельской герильи;

2) осуществление акций вооружённой пропаганды;

3) трансформация герильи в маневренную войну, с одновременным созданием Национал-Революционной Армии.

Согласно этому плану, сегодня мы продолжаем осуществлять городскую вооружённую пропаганду, и находимся уже в конце этапа подготовки сельской войны.

В конце 1968 года мы обобщили свой боевой опыт в следующих текстах: «Операции и тактики», «Стратегические проблемы и принципы», «О боевой группе революционеров» и «Проблемы организации».


Наши фундаментальные стратегические принципы

С самого своего публичного появления, мы не скрывали своих политических и революционных целей. Мы никогда не отрицали, что путём захвата власти в стране является революционная война.

Наши основные принципы:

1) Мы верим в возможность захвата власти и изгнания империализма посредством применения стратегии партизанской войны. Перед лицом глобального кризиса капитализма, когда нет угрозы мировой войны, это единственная стратегия, которая может быть реализована.

2) Мы уверены что герилья, как стратегия освобождения, определённо может оказать влияние на жизнь народа. Именно в герилье будет выкован костяк Революционной Армии Национального Освобождения – единственный инструмент, способный противостоять силам диктатуры. Постепенно вовлекая народ в вооружённую борьбу, герилья поведёт народные массы к захвату власти.

Те, кто упрекает нас в том, что мы говорим исключительно о герилье, делает это каждый раз, чтобы скрыть собственные оппортунистические концепции освобождения бразильского народа. В реальности, если они и кричат о начале герильи, то только ради того, чтобы достигнуть договорённости с режимом, подписывать политические соглашения, участвовать в выборах; другими словами – они преследуют примирительные цели буржуазного характера.

Для нас герилья обозначает совершенно иное. Герилья должна разрушить все договорённости с режимом, наносящие ущерб рабочему и крестьянскому классу, революции, которая стремится изгнать империализм и удалить все препятствия на пути к социализму.

Наш бой против империализма развивается согласно новым формулам и новым характеристикам. Поэтому, утверждение, что мы хотим установить в Бразилии «очаг» - ложно. Мы преследуем глобальную стратегию революционной войны, которая развивается в трёх аспектах: городская герилья, психологическая война, сельская герилья. Мы не собираемся инициировать сельскую герилью на основе стратегии «очага», но только после того, как будет построена инфраструктура на всех территориях, где развивается организация. И, так как территория Бразилии огромна, и она, в отличие от Кубы, континентальная страна, мы видим сельскую герилью, как мобильную войну, а не как войну «очага».

Мы считаем, что фундаментальной целью бразильской герильи является освобождение Бразилии и изгнание североамериканского империализма. Наша борьба, таким образом, является борьбой за национальное освобождение, антиолигархической и антиимпериалистической борьбой. Главным врагом нашего народа является североамериканский империализм; однако, тесные связи империалистов и крупных бразильских капиталистов и землевладельцев делают невозможным освобождение Бразилии от империализма без освобождения Бразилии от власти крупных капиталистов и землевладельцев.


Работа с массами и отношения с народом

Внутри бразильских революционных организаций сталкиваются две концепции, посвящённые работе с массами и отношениям с народом. Одна из них отличает организации, которые отталкиваются от сиюминутных требований, и, в соответствии со своей стратегией, намереваются завоевать сердца людей для будущего осуществления революции. Но диктатура не допустит этого. Она выпускает специальные декреты и законы, а армия и полиция делают всё возможное для того, чтобы население принудительно соблюдало эти постановления. Диктатура не стесняется открывать огонь против уличных манифестаций. Организации, которые занимаются лишь завоеванием масс посредством борьбы за сиюминутные требования, и хотят превратить свою борьбу в борьбу политическую, страдают бессилием из-за превосходства врага.

Другую концепцию используют организации, стремящиеся расширить территорию вооружённой борьбы и свою боевую мощь. Эти группы, увеличивающиеся с каждым месяцем, формируют вокруг себя массы, создают из них дисциплинированные парамилитаристские соединения, и ведут их к захвату власти.

Массовое движение должно повернуться к вооружённой борьбе, поскольку оно не может существовать и развиваться без поддержки огневой мощи – своей и других революционных групп.

Организации, которые предпочитают бессмысленную массовую борьбу и игнорируют военную работу, не добиваются ничего и постепенно слабеют. Такие организации как наша, использующие насилие и вооружённую борьбу, добиваются удовлетворительных результатов. Именно эти последние завоёвывают симпатии и поддержку масс, именно они напрямую связаны с народом.


Революционный характер нашей организации

Наши методы и формы организации подчинены революционному действию. Мы отвергаем критику тех, кто пытается внести в наши ряды догматику: именно поэтому мы откинули прочь идею комплексной системы управления, которая усложняет организационную иерархию, создавая гипертрофированное руководство – неподвижное и бюрократизированное. Нашей главное функцией является осуществление революционных действий, а не организация съездов и инициирование пустых дискуссий.

Строгое планирование необходимо для революционного действия. Вся операция должна быть досконально продумана для того, чтобы получить нужные результаты. Никогда мы не осуществляли спонтанных акций, без внимательного изучения территории и окружающей среды. Ни разу мы не провели ни одной акции из «спортивного интереса».

Мы игнорируем разделение военного и политического аспекта. В бразильской революционной войне нет политических комиссаров, направляющих военные кадры. Все члены нашей организации, по необходимости, могут выступать и как политические, и как военные кадры. Те, кто игнорирует тот или иной аспект, не отвечают нашим требованиям. Тот же самый подход мы используем и в случае, идёт ли речь о массовом фронте, или же о логистике. Для поддержания ритма развития организации наши бойцы обязаны приобретать как политические, так и военные знания.

Эти принципы мы осуществляем на практике, и они не должны оставить никаких сомнений в революционном характере нашей организации.


Революционное действие и Объединённый Фронт

Мы не единственная организация, которая сражается в Бразилии – многие другие включились в вооружённую борьбу с собственными политическими программами. Но все мы разделяем одну и ту же тактику использования малых вооружённых групп – в этом наше сходство. В отличие от других стран, герилья в Бразилии не родилась, как объединённый вооружённый фронт. Однако, создание такого фронта является необходимым. Но несоответствие программ делает невозможным создание такого фронта на политическом уровне. Только организация совместных действий даст возможность объединить наши силы.

Мы исполняем наш революционный долг, пусть даже многие обвиняют нас в экстремизме и авантюризме. Борьба начата, революционный путь открыт. Унификация фронта возможна, и реорганизация сил, которые сражаются с оружием в руках, становится возможной с усилением революционной огневой мощи.