Страницы

понедельник, 27 апреля 2015 г.

Вооружённая пропаганда



История Вооружённой Партии 1968-1982

Джорджио Галли



Глава 2. Вооружённая пропаганда


В ночь на 25 января 1971 года 8 зажигательных бомб было размещено под аналогичным количеством автопоездов на испытательном треке завода «Пирелли» в Лаинате (Милан). 3 автопоезда были уничтожены, остальные, из-за производственных дефектов бомб, были лишь слегка повреждены. Приклеенный на входе в помещение трека манифест гласил: «Делла Торре – Контракт – Сокращение зарплаты – МакМахон. Красные Бригады». Чуть позже была выпущена специальная листовка, в которой исполнители уточняли: «С технической точки зрения эта акция не была блестящей: пять грузовиков остались невредимыми. Но, изучив ошибки, в следующий раз мы сделаем всё лучше».

Наконец-то пресса обратила внимание на действия итальянских партизан. Правда, не так как хотелось бы самим партизанам. «Коррьере делля Сера» квалифицирует BR как «фантомную внепарламентскую организацию», а «Унита», орган итальянской Компартии,  пишет, что «те, кто совершил нападение, прикрываясь анонимными листовками, переполненными революционной фразеологией, действуют на пользу самого руководства «Пирелли», заинтересованного в том, чтобы представить в глазах общественности рабочую борьбу за пересмотр трудового договора как серию хулиганских действий».


Наиболее популярная газета новых левых «Борьба продолжается» (Lotta Continua), принадлежавшая одноимённой организации, отозвалась об акции в крайне негативном духе, утверждая, что такие действия не просто «не нужны» (ибо пролетарские массы и так, безо всяких примеров, применяют при необходимости насилие в своей борьбе), они даже вредны, поскольку «такие провокационные акции дают заводовладельцам, полиции и фашистам козыри в борьбе с рабочим движением». В заключении редакция указывает, что «Красные Бригады» и подобные им группы препятствуют росту пролетарской революционной автономии и изолируют революционный авангард.

Казус заключается в том, что сами «Красные Бригады» 5 февраля 1971 года выпускают листовку, в которой отрицают свою причастность к поджогу в Лаинате, обвинив Леопольдо Пирелли, - руководителя предприятия, -  в провокационных действиях, целью которых является уничтожение рабочего движения и, одновременно с этим, получение страховки за сожженные материалы.

Как бы то ни было, но акция 25 января ускорила развитие вооружённой борьбы в Италии.

Будучи за границей, Джанджакомо Фельтринелли, услышав от одного из доверенных лиц о наличии в Милане некоей банды под именем «Красная Бригада» (именно так, в единственном числе BR в ту пору подписывали свои листовки), которая, вероятно, устроила крупный саботаж на заводе «Пирелли», издатель-миллионер воскликнул: «Но кто это такие? Чего они хотят?». Этот эпизод становится отправной точкой в жизни Фельтринелли уже как партизана.

Его идеей фикс являлось объединение всех появившихся в Италии группировок вооружённой борьбы в единый Фронт Национального Освобождения по примеру стран Третьего Мира. Поэтому, не медля ни минуты, Фельтринелли отправился в Милан. Благодаря посредничеству одного местного интеллектуала, присоединившегося к GAP и обладавшего значительными связями в среде миланской левой, в церкви Лорентеджио происходит встреча издателя с Ренато Курчио. Были официально установлены связи между двумя организациями. Фельтринелли обещал финансовую и материальную помощь, но Курчио не принял идею объединённого командования.

Джанджакомо Фельтринелли в эпоху подполья

Как раз в этот период «Группы Партизанского Действия» развили бурную деятельность, осуществив ряд довольно крупных акций, таких как поджоги склада корпорации «Ignis» в Генуе (6 февраля 1971) и нефтеперерабатывающего завода «Garrone» в Аркуато Скривиа (18 февраля), несколько нападений на строительные площадки в Милане в ответ на серию несчастных случаев из-за халатного отношения администрации к условиям труда (одна из групп нападавших носила имя «Бригада Каносси» в честь рабочего, погибшего на местной стройке). Всё это сопровождалось развитием «радиотехнической» деятельности GAP, направленной на трансляцию в эфир официальных радиостанций и телеканалов собственных пропагандистских сообщений.

Рост боевой работы, затронул и генуэзскую «Группу XXII октября», так же находившуюся в контакте с GAP. Именно при техническом посредничестве товарищей по оружию, группа в начале марта запускает в радиоэфир сообщение следующего содержания: «Внимание, рабочие! Вооружённая борьба против буржуазной диктатуры началась!». Немногим после этого, 26 марта, группа организует ограбление инкассаторов близ Автономного Института Социального Жилья, во время которого погибает кассир Стефано Флорис.

Момент убийства Флориса, случайно зафиксированный фотографом-любителем

Вслед за этим следует практически полный разгром генуэзского коллектива. Немногие избежавшие ареста присоединяются к GAP Фельтринелли. Расследование, а затем и процесс по делу «XXII Октября» возглавит судья Марио Сосси, известный своими симпатиями правому лагерю. Благодаря его активной позиции, процесс послужил скорее дискредитации вооружённого движения: дело в том, что убит был простой трудящийся, перевозивший деньги, выделенные из бюджета на оплату труда сотрудников, занимавшихся обустройством жилья для малообеспеченных слоёв населения. В пропагандистском плане, трудно было представить акцию хуже.

Но, в любом случае, эпизод никак не повлиял на организационное развитие двух других вооружённых групп – GAP и «Красных Бригад». Последние в очередную годовщину освобождения Италии от фашистских оккупантов (25 апреля 1971) выпустили первый номер легального журнала «Новое Сопротивление» (Nova Resistenza).

Предыдущее издание BR, газета «Пролетарская Левая», было закрыто в феврале этого же года по причине необходимой «реорганизации» для «закрепления в пролетарских массах основного принципа борьбы: нельзя обладать политической властью при отсутствии военной силы». «Воспитание через партизанские действия пролетарской левой и переход к революционному сопротивлению, к вооружённой борьбе» - это была доминантная идея нового издания организации, к работе над которым вскоре подключилась и структура Фельтринелли. Координация и выработка единой программы борьбы движения – таковы были практические задачи. Правда, планам грандиозного размаха не суждено было сбыться – после второго номера издание журнала было прекращено.

«Теоретические препятствия», которые должны быть преодолены благодаря изданию, были очевидны: это многочисленные разногласия в левой среде по поводу роли СССР в мировом революционном движении, деятельности официальной Итальянской Коммунистической Партии, опасности фашизма.

Практические же проблемы в основном заключались в том, что каждая организация стремилась максимально сохранить свою независимость, при этом рассчитывая подмять под себя другие группы.

Позиция «Красных Бригад» на тот момент была следующая:

«Новое сопротивление указывает на преемственность традиции борьбы, которая, хотя и была извращена ревизионистским руководством, включила в себя лучшие силы нашего народа.… В возрождении темы сопротивления нет и не должно быть никакого ностальгического и аполитичного привкуса. Напротив, для нас лозунг нового сопротивления олицетворяет всё молодое и дерзкое, что в условиях мировой империалистической войны противопоставляет контрреволюционной армии революционную борьбу пролетариата, народа, угнетённых наций. Это и сопротивление революционного Китая, это и революционная война народов Индокитая под руководством Вьетнама. Это сопротивление палестинского народа и народов Латинской Америки, сопротивление в империалистических метрополиях, в чёрных гетто и в белых городах».

Не касаясь СССР, в тот же момент, в одной из статей, посвящённых попытке фиктивного фашистского переворота, осуществлённого Валерио Боргезе в ночь с 7 на 8 декабря 1970 года, используемого МВД для очередного «закручивания гаек», BR указывают, что «Боргезе является двойным козырем», который в равной мере «используют и правительство и ревизионисты» (то есть КПИ) в своей чисто парламентской возне.

GAP Фельтринелли напротив, держались совершенно противоположного мнения по поводу сорвавшегося переворота и деятельности КПИ. В статье, опубликованной в газете «Рабочая Власть» (Potere Operaio) 17 апреля 1971 года, GAP указывают, что «только утечка информации в последний момент сорвала планы путча, к которому присоединились сотни офицеров вооружённых сил, часть высшего командования армии и полиции, представители крупного капитала и промышленности». Что касается Компартии, то признавалось, что с каждым днём поле её деятельности сокращается всё больше. И в тот момент, когда широкие массы трудящихся требуют усиления борьбы против фашизма, против капиталистических воротил, против империализма, Коммунистическая Партия нерешительно топчется на месте. «Не хотят ли товарищи из ИКП стать частью революционного и антифашистского фронта?».
  
Важно отметить, что статья эта, весьма мягко журящая Компартию, появилась в газете, издаваемой одноимённой организацией «Potere Operaio», одной из наиболее сильных групп новых левых в Италии, относившейся к ИКП не просто как к «ревизионистам», но прямо утверждавшей, что партия находится в стане классового врага. И если этой непримиримой командой была отпечатана статья за подписью GAP, то лишь только благодаря особым отношениям между руководством PO (Тони Негри, Оресте Скальцоне, Франко Пиперино) и Фельтринелли. Следует так же указать, что связующим звеном между GAP и PO, так же, как и между GAP и BR, являлся молодой профессор Карло Фиорони.

Публикация в легальной газете легальной политической группы документов и статей за авторством подпольных организаций, ставит вопрос о взаимоотношении между этой группой и вооружённой партией.

Согласно Анджело Вентура, «с самого начала GAP, «Бригады» и «Рабочая Власть» действовали в тесном сотрудничестве, особенно в материально-техническом и пропагандистком плане». Мощная организация Тони Негри, имевшая в своём распоряжении тысячи активистов по всей стране (представители 57 региональных секций и 108 ячеек присутствовали на всеобщей конференции организации в Риме в сентябре 1971), действовавших в школах, институтах и фабриках являлась социальной базой и настоящим инкубатором для будущей вооружённой борьбы. Именно в тот момент внутри PO возникает секретная вооружённая структура «Lavoro Ilegale» (Нелегальная Работа) под руководством Валерио Моруччи, фактически ориентировавшаяся не на руководство «Рабочей Власти», а на GAP.

Валерио Моруччи

Однако с течением времени ситуация изменилась, и если поначалу Тони Негри намерен был соревноваться с «Красными Бригадами» за гегемонию в процессе развития вооружённой борьбы в Италии, то затем он пересмотрел свои взгляды, с чем связано, например, неудачная попытка объединения с группой «Manifesto», категорически отрицавшей саму концепцию вооружённой борьбы.

Тем временем, деятельность вооружённых групп в Италии была сведена к минимуму. «Красные Бригады» обозначились лишь сожжением нескольких автомобилей, принадлежавших фашистам из Итальянского Социального Движения (Movimento Sociale ItalianoMSI), а Фельтринелли, потерпев неудачу в организации единого штаба итальянской герильи, летом 1971 года предпринял поездку в Латинскую Америку для непосредственного ознакомления с опытом борьбы местных партизан. В ноябре он возвращается в Европу, и, засев в своём доме в Оберхофе (Австрия) начинает писать очередное эссе, посвящённое вооружённой борьбе, что послужит, своего рода, контрапунктом теоретическому документу BR, выпущенному в сентябре.

Другим итогом пребывания Фельтринелли в Австрии стало его личное участие в подготовке акции, осуществлённой 2 апреля 1972 года в Гамбурге, когда Моника Эртль, гражданка Боливии немецкого происхождения, застрелила генерального консула Боливии в ФРГ Роберто Кинтанильи Перейра, бывшего начальника полиции этой андской страны. В специальном коммюнике, выпущенным по случаю убийства боливийской «Армией Национального Освобождения», указывалось, что Кинтанилья был одним из тех, на ком лежит ответственность за пленение и последующую казнь Эрнесто Гевары. Удивительно, но в бытность свою шефом полиции, Кинтанилья отдал приказ об аресте и самого Джанджакомо Фельтринелли, который в 1967 году прибыл в Ла-Пас в рамках кампании солидарности с арестованным боливийским режимом соратником Гевары, французским журналистом Режи Дебре. И именно Фельтринелли сыграл ключевую роль в разработке и исполнении операции в Гамбурге: миллионер-издатель лично передал Эртль «Кольт Кобра», из которого был убит боливийский консул. 

Моника Эртль

Итак, в сентябре 1971 года «Красные Бригады» выпустили документ-автоинтервью, в котором впервые излагают свою версию организационной политики, базирующейся на основе идей Третьего Интернационала, разбавленного так называемыми «идеями Мао Цзедуна» о ключевой роли в революционном процессе стран Третьего Мира. Объявив своей основной задачей преобразование политического авангарда в авангард вооружённый, BR выдвинули тактику «двоевластия»: то есть создание альтернативной неофициальной революционной власти, по крайней мере, на заводах и фабриках.

Политический анализ актуальной ситуации вполне соответствует марксистко-ленинским догматам: заявляется, что буржуазия переходит от парламентской демократии к авторитаризму, то есть от левоцентристского блока в стан поборников железного порядка. Что касается практических инициатив, то здесь BR, как уже было указано, будучи марксистами, не побрезговали взять на вооружение доселе чисто анархистский принцип «вооружённой пропаганды».

Огромным промахом документа является недооценка роли буржуазного демократизма в деле снятия социальной напряжённости и переоценка сил трудящихся. В этом смысле последующие документы «Красных Бригад» более адаптированы к реальности, более проработаны.

В январе 1972 выходит ответная статья Фельринелли «Классовая борьба или классовая война», в которой издатель довольно-таки критично рассматривает потенциал пошедшего на спад «движения 68-ого»: «Что осталось от этого революционного наступления? Ничего. Авангард распылён, разбросан в беспорядке. Движение не осознало, что теперь столкновение между пролетариатом и буржуазией приняло формы реальной классовой войны. Необходимо формировать военно-политический авангард, который сожжёт все мосты позади себя для того, чтобы победить или умереть».

Статья не была опубликована тотчас же после написания. Десятистраничный текст, переданный в один из журналов, был подвергнут тщательному обсуждению. Об этом заявил эмиссар Фельтринелли: «Товарищ партизан, находящийся в данный момент за границей в своём лесном доме, имел лишь одно пожелание: опубликовать статью как можно быстрее. Коллектив редакции медлил с печатью. Возникло внутреннее обсуждение среди сотрудников: выступать за или против вооружённой борьбы на данный момент. Было решено напечатать текст в конце зимы».

Как бы там ни было, ни текст Фельтринелли, ни автоинтервью «Красных Бригад» не нашли никакого отклика в обществе: оба документа являются лишь криком в пустоту крайне маргинальных и малочисленных групп и приобретут хоть какую-то популярность лишь спустя несколько лет, когда вооружённая борьба станет реальностью политической жизни в Италии. А в тот момент можно с уверенностью сказать, что ни массы, ни официальные СМИ не заметили выхода теоретических опусов вооружённых организаций, находившихся, казалось, в фазе предсмертного истощения. Кроме того, вся страна жила суетой, поднявшейся вокруг предстоящих выборов президента республики, на пост которого Христианская Демократия первоначально выдвинула крайнего реакционера, «маленького Де Голля» Аминторе Фанфани, вызвав тем самым огромное недовольство и протестные акции левых сил по всей стране, к которым присоединились даже парламентские левые партии (КПИ, СПИ и позже Социалистическая Партия Пролетарского Единства). В итоге, Фанфани снял свою кандидатуру в пользу однопартийца Джованни Леоне, который и победил на всеобщих выборах.

К тому же моменту, когда взоры всей страны были прикованы к электоральной борьбе, относится и попытка слияния группы «Manifesto» и «Рабочей Власти». В феврале 1972 года была проведена совместная конференция, посвящённая теме создания объединённых политических комитетов. Собрание закончилось весьма своеобразно: Тони Негри, лидер PO, изложил ошеломлённым главарям «Манифеста» Пинтору и Россанде свой последний проект: оккупация шести крупнейших итальянских фабрик и введение на них рабочего контроля. Верхушка «Манифеста», придя в ужас от столь зловещих намерений, отказалась от объединения.

3 марта 1972 года «Красные Бригады» осуществили одну из первых своих широко известных акций: около 7 вечера команда BR (трое одетых в синие рабочие комбинезоны людей с лицами, закрытыми масками) похищают инженера Идальго Маккиарини, одного из высших служащих завода «Сит-Сименс», а затем фотографируют его с приставленным к голове пистолетом и позорной табличкой на шее, извещавшей, что перед вами «Фашист, преследователь BR. Пролетарии взяли в руки оружие, и это для боссов начало конца». В листовке, распространённой по случаю, похищенный именовался «типичным неофашистом наших дней, сменившим чёрную рубашку на белую блузу». Заканчивается листовка весьма зловеще: «Бей и беги! Никто не останется безнаказанным! Ударь одного, чтобы научить сотню! Вся власть вооружённому народу!».

Маккиарини в гостях у "Красных Бригад"

Заметим, что уже после операции «Красные Бригады» вновь дали знать о себе. Следуя старой коммунистической традиции, уже после того, как Маккиарини публично осудил жестокость нападавших, которые в самом начале наградили его несколькими затрещинами, BR вернули ему дорогие часы, которые «задержанный обронил, когда пытался бежать из автомобиля». Здесь, очевидно, стояла прямая задача провести аналогию с миланской подпольной группой «Volante rossa», продолжавшей вооружённые действия против деятелей фашистского режима уже после окончания Второй Мировой, члены которой, после похищения инженера Итало Тоффанелло, - бывшего заместителя директора завода «Фальк», - оставленного затем в одном нижнем белье на площади Дуомо, на следующий день сдали на хранение одежду и бумажник похищенного на площади Лоретто (где были повешены деятели фашистской партии во главе с Муссолини), снабдив пакет запиской: «Возвращаем всё, что было в распоряжении Тоффанелло со скрупулезной точностью. Группа добрых ребят».

Одной из первых на инцидент с Маккиарини откликнулась малочисленная тогда ещё группа «Рабочая Автономия» (Autonomia Operaia). В одноимённой газете публикуется статья под названием «Под руководством спецслужб», в которой говорится, что «стиль текста вызывает подозрения – непохоже, что его составили члены рабочего движения». BR, в свою очередь, парировали, что лозунгу «Бей и беги!», вызвавшему бурные дискуссии, их обучили Фидель Кастро и Эрнесто Гевара, которые, в свою очередь, узнали о ней из уст «мастера партизанской войны Байо, бывшего генерала республиканской армии в Испании»; а фраза «ударь одного, чтобы научить сотни» принадлежит Ленину и в оригинале вписана в отрывок из «Примечаний к программе II съезда РСРП»: «…профессия палача … становится рискованной профессией, потому что пролетарии следуют правилу: наказав одного, научишь сотню».

Позиция «Рабочей Автономии» расходится с мнением других организаций новой левой. В то время как группа «Манифест» хранила упорное молчание, «Борьба продолжается» пишет: «Мы считаем, что эта акция конкретно вписывается в общее настроение масс, готовых развивать классовую борьбу, возможно даже насильственными и незаконными методами». В свою очередь, газета «Рабочей Власти», констатируя тот факт, что «впервые в истории итальянского рабочего движения команда рабочих осуществила похищение», выражает надежду на то, что «возможно, внутри миланского рабочего класса, который в настоящее время является подлинным авангардом движения, созвучие между действиями масс и действиями вооружённого авангарда достигло полной гармонии».

Что касается «официальных» левых, то они продолжили гнуть старую линию. «Унита» в свойственной ей манере говорит о «бандитской провокации на Сит-Сименсе», в то время как социалистическая «Аванти», не вдаваясь в подробности эпизода, пишет о «Красных Бригадах», как о «фантомной организации, которая оживает в моменты особой напряжённости, стремясь приписать синдикатам и трудящимся ответственность за инициативы, не имеющие ничего общего ни с рабочим движением, ни с его борьбой».

Похищение Маккиарини по времени совпадает с осуществлением серии других незначительных действий: поджогов автомобилей руководителей секций Итальянского Социального Движения в Милане и Кварто Оджиаро (20 января и 19 февраля); запуском гранаты в офис профсоюза работников автопромышленности и налётом на виллу городского секретаря MSI (Турин 18 и 27 февраля); налётом на офис Итальянского Социального Движения в миланском районе Чезано Босконе (13 марта).

Словно в подтверждение связей между вооружёнными организациями и массовыми группами новых левых, 11 марта в Милане «Рабочая власть» и «Борьба продолжается» проводят боевую демонстрацию, сопровождавшуюся многочасовыми столкновениями с полицией и запусками «коктейлей Молотова» в офис газет «Коррьере деля Сера». Атмосфера накаляется донельзя, когда 14 марта 1972 года становится известно о гибели Джанджакомо Фельтринелли, который подорвался на собственной бомбе во время минирования вышки высоковольтной линии в Сеграте. Понятно, что тотчас же после трагического известия, в среде внепарламентской левой распространились слухи о том, что Фельтринелли был убит спецслужбами. Похороны издателя-миллионера на монументальном кладбище в Милане превратились в громадную манифестацию с пением «Интернационала» и выкриками лозунгов против ЦРУ и «буржуазии».

Смерть Фельтринелли

Фактически, со смертью Фельтринелли, этого неугомонного энтузиаста вооружённой борьбы, пустившего на её организацию все имевшиеся в распоряжении деньги, закончилась и история «Групп партизанского действия». Организация была разрушена, большая часть её материально-технических баз идентифицирована, после чего по стране прокатилась волна арестов. Схвачен был и второй номер GAP Джанбаттиста Ладзанья, бывший партизан, награждённый серебряной медалью за храбрость и старый активист Коммунистической Партии.

Джанбаттиста Ладзанья

Контрнаступление режима задело и «Красные Бригады». 2 мая была обнаружена основная база BR на улице Боярдо, где арестован Марко Писетта, который практически сразу же начал давать подробные показания, касавшиеся организации вооружённой борьбы. Отныне «бригады» переходят к полной секретности и тотальному подполью, что позволяет полиции думать о том, что вооружённая оппозиция очень легко была подавлена и более неспособна к возрождению.