Страницы

воскресенье, 19 апреля 2015 г.

Türkiye Devrici Komünist Partisi



После ареста и казни военно-политической верхушки, - Дениза Гизмиша, Хусейна Инана и Юсуфа Аслана, - а так же побочных задержаний рядовых активистов, «Турецкая Народно-Освободительная Армия» (Türkiye Halk Kurtuluş Ordusu) фактически оказалась на грани развала. Воинственная геваристская линия, главенствовавшая в организации, дала свои негативные результаты – после первых же столкновений с режимом, THKO потеряла значительную часть материальной сети и множество комбатантов и сочувствующих.

Три судебных процесса, посвящённые деятельности THKO, окончательно перечеркнули все надежды на организацию подпольной революционной армии.

Начинается эпоха отчаянной самокритики и поиска ошибок. Первым делом критическому  разбору подвергается генеральная стратегия организации, изложенная Хусейном Инаном в брошюре «Революционный Путь Турции» (Türkiye Devriminin Yolu) во время тюремного заключения.  Процесс переосмысления, начавшийся ещё при жизни Инана, к 73 г. принял всеобъемлющие масштабы.


Наконец, в 1974 году была выпущена брошюра под названием «Единство в борьбе» (Mücadelede Birlik), написанная Теслимом Торе, в которой автор осуществляет порядочную ревизию взглядов. В первую очередь, отвергается навеянный маоизмом тезис о революционности крестьянства: таким образом, если ранее THKO, одухотворённая опытом Китайской и Кубинской революций, рассматривала работу в сельской местности в качестве стратегического направления (город являлся лишь тактической периферией), то теперь основная ставка была сделана на развитие деятельности внутри городского пролетариата.

Другим важным пунктом был отказ от концепции военно-политической организации, в которой политические лидеры направляют и военное действие, а комбатанты вынуждены вести параллельно ещё и политическую работу. Предлагалось чётко разделить военный и политический аппарат, да и вообще в перспективе перейти к формату партии ленинского типа, обладающей отдельным вооружённым крылом, необходимым для решения тех или иных тактических задач.

Ещё одним принципиальным моментом стала позиция по Курдистану, объявленному «неотделимой частью» страны: в этом пункте THKO вполне приближалась к кемалистской позиции. Это не должно вызывать удивления у читателя, поскольку первоначально THKO, несмотря на левую риторику, представляли собой всё-таки группу националистической и антиимпериалистической направленности. Эта левонационалистическая позиция находит своё более чем конкретное отражение в одном из заявлений, сделанным Денизом Гизмишем во время судебного процесса. В частности, боевой руководитель THKO в ответ на обвинение в предательстве родины, заявил:

«Мустафа Кемаль основоположник тех идей, которыми руководствуемся мы. Мы лишь продолжатели его доктрин и последователи его идеалов полной независимости и национального освобождения Турции».

Вторым важным документом эпохи, осветившим новую линию, стало эссе «Критика прошлого» (Geçmişin Eleştirisi), подготовленное коллективом заключённых THKO во главе с Мустафой Ялчынером в том же 1974 году. Повторяя фактически те же мысли, изложенные в брошюре «Единство в борьбе», опус политзаключённых имел отличие от неё лишь в позиции по «курдскому вопросу».

Благодаря частичной амнистии 1974 года некоторые экс-активисты THKO оказались на свободе. После ряда встреч и переговоров, в начале 1975 года на специальной конференции, где присутствовало 9 человек, был учреждён Временный ЦК возрождённой организации, в чью задачу входила подготовка учредительных документов и предварительная работа по созданию полноценной организации. Здесь же было принято решение о начале публикации двуязычного курдско-турецкого журнала «Yoldaş-Heval» (Товарищ).

Фракционная борьба началась практически сразу же после воссоздания организации. Во втором номере журнала «Товарищ» была опубликована статья «Советский Социал-Империализм», вызвавшая многочисленные споры и конфликты между приверженцами про-албанской антисоветской линии (большинство), и немногочисленной фракцией «Единство в Борьбе». Конфликт разгорелся до такой степени, что в 1976 году обе стороны перешли к вооружённым столкновениям друг с другом. В конечном итоге, сторонники социалистического единства, выступавшие против участия в албанско-китайско-советском конфликте, были вынуждены покинуть THKO.

В 1978 году в ходе тайной конференции в Чоруме был учреждён комитет партийного строительства (İnşa Örgütü), в задачу которого входило в преобразование организации в партию ленинского типа. Два года спустя, 2 февраля 1980 года в Измире, в квартале Хатай состоялась вторая всеобщая конференция, на которой было принято решение о переименовании THKO, доселе действующей нелегально в Турецкую Революционную Коммунистическую Партию и начале подготовки всеобщего вооружённого восстания, которое должно было увенчаться народно-демократической революцией, открывавшей путь для изменения конституционного строя на основе марксистско-ленинских концепций.

Переворот 12 сентября 1980 года спутал все карты. Однако, преодолев первоначальное оцепенение, TDKP продолжала дело, прерванное приходом к власти военных и началом полномасштабного террора против оппозиции. К началу 1981 года Турецкая Революционная Коммунистическая Партия представляла собой одну из крупнейших революционных организаций в стране, уступавшей лишь расколовшейся на тысячу частей THKP-C и Devrimci Yol. Под знамёнами TDKP в тот момент было собрано более двух тысяч активистов, сконцентрированных не только в партии, действовавшей вне закона, но и в находившихся на легальном положении молодёжной («Genç Komünistler Birliği» - Коммунистический Союз Молодёжи) и женской («Emekçi Kadınlar Birliği» - Союз Трудящихся Женщин) секциях.

Тем не менее фашистская диктатура продолжала наступать. В марте 1981 года в ходе серии спецопераций в Адане полицией были арестованы 26 активных членов боевого ядра организации, 39 были идентифицированы и вынуждены скрыться. Военная работа партии, имевшая до этого довольно широкий размах (на счету боевой структуры TDKP более двухсот различных акций, осуществлённых в контексте сопротивления фашизму) совершенно остановилась. С удивлением турецкая полиция обнаружила, что верхушка TDKP практически полностью составлено из лиц, ранее руководивших запрещённой, «экстремистско-террористической» THKO. Лидер партии Мустафа Ялчынер бежит в Германию. Фактически оставшийся в одиночестве член ЦК Тахсин Демир пытается восстановить боевую работу, но и он вскоре погибает в ходе ограбления банка в Стамбуле.

Вслед за этим большая часть кадрового состава партии, избежавшего тюрьмы, бежала за границу, где началось обычное выяснение отношений и поиск виноватых в провале сопротивления. Несмотря на необходимость борьбы с военной хунтой, несмотря на организационный съезд в апреле 1981 года, эта фракционная борьба не только не спадала, но и усиливалась. Таким образом, к 1986 году внутри заграничной структуры TDKP оформилось четыре крупные группировки: «Sosyalist Birlik» (Социалистическое Единство), «Leninist Kanat» (Ленинское крыло), «Merkezciler» (Центристы) и «Konferans Hazırlık Komitesi» (Конференция Подготовительных Комитетов). Последняя являла собой наиболее мощную фракцию.

Следующие пять лет партия фактически существовала и действовала исключительно в пределах Западной Германии, куда бежала значительная часть актива. Именно здесь TDKP сконцентрировала все свои усилия на проведении кампаний солидарности с турецкой левой, здесь же публиковалось множество периодических журналов, распространявшихся как среди диаспоры, так и нелегально перебрасывавшихся в Турцию. Главным изданием TDKP в этот период становится «Голос Революции» (Devrimin Sesi), переименованный чуть позже в «Голос Труда»  (İşçinin Sesi).

Восстановление партийной структуры началось во второй половине 80-х в связи с некоторой демократизацией военного режима в Турции. Однако полиция, взволнованная новым витком герильи, на этот раз не дремала. Уже весной 1989 года начались первые аресты боевиков восстановленной партии в Стамбуле.

25 апреля 1989 года партия организует дерзкий побег: член ЦК Абдулкадир Конук был доставлен на лечение в гражданскую больницу Стамбула Чапа, откуда его, обезвредив охрану, забрали четверо вооружённых боевиков TDKP.

В мае волна арестов накрывает Адану, где были задержаны 16 активистов местного отделения партии. В начале 1990 вооружённая ячейка партии была раскрыта в Техническом Университете Йылдыз в Стамбуле.

Тем не менее, в феврале 1990 года состоялась Первая Генеральная Конференция TDKP, подтвердившая линию на организацию вооружённого восстания, а так же взявшую курс на создание тактического альянса с РПК.

Аккурат после конференции последовал сильнейший удар: полиция практически полностью разгромила восстановленный столичный комсомол, члены которого, пытаясь выполнить партийные решения об усилении пропаганды, провели кампанию уличной агитации: нанесение граффити, вывешивание банеров, раздача листовок и т.д.

13 января 1991 года, в день начала войны в Персидском заливе, в столичном квартале Пендик молодёжные ассоциации TDKP (комсомол и «Союз учащихся средних школ» - Liseli Gençlik Birlikleri) провели демонстрацию под лозунгом «Нет войне!». Во время разгона полицией незаконной манифестации, под колёсами поезда погиб активист TDKP Ядигар Джошкун, а его брат Селма Джошкун получил серьёзные ранения.

Одной из баз TDKP в то время являлся Стамбульский Университет, где время от времени, прямо в аудиториях проводились незаконные манифестации и собрания. 24 января 1991 года подобное сборище попыталась разогнать полиция. В результате перестрелки, один из активистов партии Туфан Эльчин был ранен, другой, Мустафа Эргин, арестован. Остальным участникам конфликта удалось бежать.  

Помимо действий в городских кварталах, TDKP отметилась серией саботажных акций и в сельских районах страны. Не всегда успешных. Так, 11 февраля 1991 года в Кахраманмараше были арестованы трое членов партии, пытавшиеся подорвать железнодорожные пути.

24 февраля 1991 прямо в центре Анкары агитационная группа TDKP открыла огонь по пытавшейся задержать пропагандистов полиции. В итоге, двое комбатантов получили ранения, но сумели скрыться, ранен так же был и служащий правопорядка. Идя по следу преступников, 1 марта полиция идентифицировала квартиру на улице Этлик, в которой скрылись боевики. Штурм дома, начавшийся спустя несколько часов, завершился успешно: трое раненых комбатантов были арестованы, однако в ходе перестрелки пострадал 10-летний соседский мальчик и один случайный прохожий.

7 июня 1991 года в ходе разгона очередной незаконной манифестации TDKP в стамбульском квартале Кючюкчекмедже выстрелом в голову был ранен партийный активист Муртаза Кайя, умерший спустя 3 дня.

В знак протеста против этого убийства, партийные и комсомольские активисты в день смерти товарища устроили настоящий бунт в квартале Лалели с поджогами общественных автобусов, запусками «коктейлей Молотова» в полицию и другими мероприятиями «вооружённой пропаганды». 23 человека были арестованы и привлечены к суду за организацию беспорядков.

На всём протяжении 1991-92 гг. в Измире, Бурсе, Стамбуле и Анкаре шли операции по задержанию партийных активистов и разгрому оружейных складов. Эта деятельность вскоре принесла свои плоды – постепенно активность партии заметно спала, всё труднее было пополнять партийный состав.

И, как будто бы этого было мало, TDKP вступило в конфликт с ранее дружественной  Рабочей Партией Курдистана, обвинив курдов в «националистическом уклоне», поскольку, якобы, активисты РПК препятствовали развитию работы «Курдских Комитетов» (Kürdistan Komitesi), созданных ради укрепления позиций Турецкой Революционной Коммунистической Партии в среде курдского меньшинства.

Чреда взаимных оскорблений и упрёков трансформировалась в чреду нападений и вооружённых столкновений, кульминацией которых стала атака в Греции, где в начале 90-х сконцентрировалась значительная «боевая» диаспора турок и курдов. В 1994 году вооружённая команда TDKP атаковала лагерь курдских беженцев в Лаврионе, ранив более 20 человек. В ответ на это боевики РПК уничтожили представительство партии в Афинах.

Последнее напоминание о деятельности TDKP относится к 1995 году, когда в Измире в ходе крупной спецоперации властей были арестованы 25 человек и изъято 9 единиц огнестрельного оружия. К концу 90-х деятельность партии практически свелась к нулю. Лишь отдельные её активисты, томившиеся за решёткой, время от времени напоминали о существовании TDKP, принимая индивидуальное участие в многочисленных акциях тюремного протеста – голодовках, бунтах, актах пассивного сопротивления.