Страницы

пятница, 12 июня 2015 г.

Новые "Красные Бригады"





История Вооружённой Партии 1968-1982

Джорджио Галли



Глава 6. Новые «Красные Бригады»

Итак, после похищения Сосси, после «битвы в Арцелло», после многочисленных задержаний и арестов, последовавших за всеми этими событиями, весной 1976 года численность комбатантов «Красных Бригад» сократилась до 15 человек в разных городах.

Лауро Адзолини пишет о тех временах:

«Моретти, Бонисоли и я долго размышляли и сошлись на том, что у нас есть следующий выбор: либо мы воюем по серьёзному, либо сворачиваем дело. Либо мы встанем в авангард победителей, либо проиграем на старте. Приняв решение объявить войну Государству …, мы выдвинули на первый план нашу военную машину, отвечавшую за непосредственное столкновение, за тяжёлую работу. Этот логистический фронт отныне становится подлинным центром организации, а стратегическое руководство теряет значимость».


Действительно, «Красные Бригады» в течение 1976 года меняют свой, что называется, вектор развития. В конце 1976 года Бонисоли, Адзолини и Моретии, формирующие Исполнительный Комитет организации постепенно, одного за другим, кооптируют в управляющий орган сторонников чистого милитаризма – сначала Барбару Бальцерани, затем (уже в 1977) Рокко Микалетто и бежавшего из тюрьмы Просперо Галлинари, после – Риккардо Дура. 

Лауро Адзолини

Джорджио Семерия, сидевший в тот момент за решёткой, годами спустя очень критически отзывается обо всех этих переменах:

«Историческая группа не простит Моретти (являвшемуся председателем ИК) его инициатив конца 1976 года, когда был обновлён исполнительный комитет, который, безо всякого согласования с кем-либо, пересмотрел структуру организации, полностью упразднив массовый фронт, - т.е. инструмент связи с общественными секторами, - выводя на первый план контрреволюционный и логистический фронты. Это было, попросту говоря, переходом от динамичного развития к окаменелому бюрократизму. Курчио по этому поводу подготовил пламенную речь, довольно сдержанную и объективную, лишённую каких-либо личностных нападок, но суть которой заключалась в том, что BR Моретти не имеют ни политического, ни экономического руководства, адекватного поставленной задаче».

Марио Моретти

17 мая в Турине начинается первый процесс по делу «вооруженной банды под названием «Красные Бригады». Количество заключённых внушает мысль о том, что государство нанесло итальянской герилье смертельный удар: именно в таком тоне звучало итоговое заявление судьи Казелли. Оно и понятно: к тому моменту большинство материально-технических баз организации были обнаружены, практически весь активный состав находился за решёткой. Казалось, BR исчерпали себя.

На самом деле, так оно практически и было. Ибо в то время миланская колонна сводилась к прибывшему из Турина Лауро Адзолини, упоминавшемуся уже Вальтеру Алазии, Патрицио Печи и 16-летнему сыну немецко-итальянской коммунистки Петры Краузе Марко. Все они, потренировавшись в стрельбе в окрестностях Лекко, попытались осуществить нападение на казарму карабинеров в городке Ро, неподалёку от Милана, закончившуюся неудачей.

Туринская колонна ненамного превосходит по численности миланскую – во главе её встаёт Франко Бонисоли, под чьим командованием находятся Рафаэле Фьоре и Лука Николетти. Лишь в начале 1977 года из Милана «для усиления» прибывает Патрицио Печи.

Франко Бонисоли

В отличие от этих двух стремительно деградирующих региональных секций, римская колонна, ранее представлявшая собой лишь дуэт Моретти-Бальцерани, в 1976 году значительно усиливается, вобрав в себя группу Моруччи-Фаранды. Подобный же процесс укрепления происходит и в Генуе, где к «Красным Бригадам» присоединяются радикальные члены «Lotta Continua» Риккардо Дура, Пьетро Бертолацци и Роберто Адамоли. Ну и, конечно же, нельзя не упомянуть о бывшем члене официальной Итальянской Коммунистической Партии, 31-летнем Ливио Баистрокки, беспощадном милитаристе, одном из наиболее профессиональных боевиков «Красных Бригад», который был идентифицирован полицией лишь в 1980 году, и после разгрома генуэзской колонны сумел бесследно скрыться за рубежом. «Наиболее жёсткий комбатант колонны, Баистрокки появлялся из ниоткуда и исчезал в никуда», - так описывал своего бывшего товарища Антонио Савино. 

Ливио Баистрокки

Наличие столь одиозного персонажа приведёт к тому, что именно генуэзская колонна положит начало активной фазе войны против Государства, осуществив наиболее громкие акции BR того периода – убийство генерального прокурора города Франческо Коко и похищение промышленного магната Пьетро Косты, за освобождение которого в начале 1977 года организация получит полтора миллиарда лир. Характерно, что в этот период итальянской истории, когда похищения с целью выкупа широко обсуждались общественностью, о Пьетро Косте мало кто знал – узкий семейный круг генуэзских судовладельцев принял решение не выносить сор из избы, и лишь позже стало известно о похищении и выплате выкупа.

Но, повторяемся, общая картина была предельно печальной, поскольку к концу 1976 года BR включали в себя всего 15 человек, разбросанных между Миланом, Турином, Римом и Генуей.

И вот, оперируя этим кадровым составом, «Красные Бригады» приступили к разработке «генеральной акции» 1976 года – убийству прокурора Франческо Коко. Покушение должно было стать ответом на новый виток социального напряжения, воцарившегося в стране.

29 октября 1975 года шестнадцатилетний член правого «Итальянского Социального Движения» (MSI) Марио Циккьери был застрелен неизвестными неподалёку от одного из столичных отделений партии. 22 ноября 1975 и 7 апреля 1976 в ходе демонстраций леворадикалов полицией были убиты члены «Lotta Continua» Пьетро Бруно и Марио Сальви соответственно. 27 апреля 76 группой молодых неофашистов в Милане был зарезан двадцатилетний студент левых взглядов Гаэтано Аморозо. Спустя 2 дня, левые боевики, которые вскоре сформируют «Первую Линию», в отместку за это расстреляли в центре Милана автомобиль провинциального советника MSI, адвоката Энрико Педенови. 28 мая в Сецце Романо в ходе столкновения между неофашистами и ультралевыми был убит студент-коммунист Луиджи де Роза.

Вместе со стихийными уличными столкновениями между левыми и правыми, левыми и полицией, растёт и количество организованных вооружённых акций. В начале 1976 года «Вооружённые Пролетарские Ячейки» исполняют очередные «акты пролетарского возмездия» – неудачные нападения на советника Верховного суда и руководителя отдела исправления и наказания при Министерстве Юстиции Пьетро Маргарити (28 января) и полицейского агента Антонио Туццолино (9 февраля). 11 марта в Милане членами «Коммунистической Власти» (Potere Comunista) был ранен гинеколог Фульвио Нери, обвинённый в проведении подпольных абортов. 26 марта активисты «Вооружённой Борьбы за Коммунизм» (Lotta armata per il comunismo) простреливают ноги директору филиала корпорации «Bosch» в Брембате (Бергамо) Хенрику Дитриху Хенкеру.

2 апреля та же самая группа, несущая ответственность за смерть Педенови, осуществляет новую акцию: нападение на полицейский пост в Крешенцаго, где, пытаясь завладеть имевшимся оружием, комбатанты тяжело ранят карабинера Маттео Пальмьери. 21 апреля римская секция FCA Моруччи совершает уже упоминавшуюся операцию возмездия в отношении нефтепромышленника Джиованни Теодоли.

В июне месяце дебютировала группа «Союз Сражающихся Коммунистов» (Unità comuniste combattenti), объединявшая в себе остатки развалившегося FCA и членов флорентийского кружка «Поле цветов» (Campo dei Fiori). Первая акция UCC была исполнена в чисто латиноамериканском стиле: 14 июня был похищен оптовый торговец мясом Джузеппе Аброзио, которого быстро отпустили после обещания бесплатно раздать часть своего товара в пролетарских районах столицы.

«Красные Бригады», несмотря на тяжелейшее положение, так же стремятся вновь выйти на национальный уровень, хотя бы осуществлением серии незначительных действий. Таких, как нападение на мастера завода «Фиат» в Мирафьори Джузеппе Борелло 14 апреля (прострелены оба колена) или атаки на офисы отдела исправления и наказания при министерстве юстиции в Милане (20 апреля) и Генуе (28 апреля). 

Именно такой атмосферой всё более возрастающего насилия характеризовался период предвыборной парламентской кампании, в ходе которой за голоса избирателей схватились основные противники: Христианско-Демократическая Партия и Итальянская Коммунистическая Партия, которая, в соответствии с концепцией «исторического компромисса», предложенного главой левоцентристского кабинета Альдо Моро и поддержанного генсеком ИКП Берлингуэром, получила возможность пройти в правительство. И успешно реализовала этот шанс, заняв на парламентских выборах второе место (что, понятно, никоим образом не приблизило Италию к реальному социализму ни на шаг).

За 12 дней до всеобщего дня выборов «Красными Бригадами» был убит Франческо Коко. Около половины второго дня, 8 июня 1976, в центре Генуи автомобиль, в котором находился сам генеральный прокурор города и сопровождавшие его бригадир карабинеров Джованни Сапонара и телохранитель Антонио Деяна, был расстрелян из автоматов группой «бригадисти», возглавляемой, предположительно, Риккардо Дура. Кем были его помощники до сих пор в точности не установлено.


На следующий день во время судебного заседания в Турине, находящиеся за решёткой Ренато Курчио и Просперо Галлинари заявляют об ответственности, которую берёт на себя организация за это убийство.

Чуть позже BR был выпущен документ, уточняющий мотивы казни генпрокурора: противодействие освобождению арестованных товарищей из «Группы XXII Октября» в ходе похищения Сосси, а так же множество других, менее крупных фактов (отказ от возбуждения уголовного дела в отношении лиц, ответственных за обрушение в Генуе строящегося здания, а так же в отношении охранников, занимавшихся избиениями заключённых в тюрьме Марасси). Далее следует краткое предвыборное напутствие:

«В попытке преодолеть кризис, буржуазия ускоряет милитаризацию Государства. Невозможность контроля над пролетарским движением и его коммунистическим авангардом исключительно политическими инструментами, вынуждает буржуазию использовать для этих целей военную машину…20 июня вы можете выбирать того, кто будет очередным рупором транснациональных корпораций, которые отдают приказы стрелять в пролетариев. Тот, кто теперь верит, что с помощью выборов можно изменить баланс сил в пользу пролетариата или даже создать альтернативный центр власти … является авантюристом или самоубийцей. Единственной альтернативой для завоевания власти является вооружённая борьба.

Что касается Туринского процесса, то мы можем повторить, что все задержанные комбатанты нашей организации являются политическими заключёнными: они должны быть защищены в соответствии с постулатом об обращении с военнопленными согласно Женевской конвенции. Несоблюдение этих правил будет караться…в соответствии с законами военного времени».

Акция в Генуе, открывшая новый этап в борьбе «Красных Бригад» против Государства, поначалу казался подлинным началом конца вооружённой группы. Тотчас же после убийства Коко полицией был схвачен рабочий Джулиано Нария, боевик генуэзской колонны BR, объявленный позднее непосредственным участником расстрела судьи. Помимо него под следствием оказались ещё несколько членов «нерегулярных сил» организации.

15 декабря 1976 в миланском пригороде Сесто Сан-Джованни разыгрался настоящий бой: ночью в квартиру, где проживала семья Вальтера Алазии, ворвался полицейский наряд, имевший информацию о том, что молодой «бригадисти» конспиративно зашёл проведать своих родных. Информация оказалась верна: Алазия, забаррикадировавшись в квартире, открыл огонь по карабинерам. Итогом скоротечной баталии стали трое убитых – сам Алазия, а так же сотрудник антитеррористического подразделения Серджио Баццега и заместитель начальника полицейского управления Сесто Сан-Джованни Витторио Падовани.

Вальтер Алазия

Таким образом, численность «Красных Бригад» к концу 1976 года сократилась ещё больше и уже вряд ли насчитывала более десятка человек. Трудно было себе представить, что к концу 1977 BR превратятся в реальную угрозу для Государства.

Ситуация начала постепенно меняться лишь в первых числах 1977 года. 2 января из тюрьмы в Тревизо совершают побег «бригадисти» Просперо Галлинари и Винченцо Андраус, бывший фашист, а ныне один из самых жестоких мафиозных киллеров, прозванный «тюремным палачом» за ряд осуществлённых уже за решёткой убийств. Галлинари укрепляет римскую колонну BR, которая пока ещё существует лишь номинально, но вскоре приступит к действию.

Просперо Галлинари

12 января единственная на данный момент активная колонна в Генуе предпринимает действие, требующее значительной подготовки и организации – похищение из собственного дома Пьетро Косты, принадлежащего к одной из самых богатых семей генуэзских судовладельцев. Коста, пробывший 81 день в плену на базе BR в Ривароло, был выпущен после выплаты выкупа в размере полутора миллиардов лир.

Риккардо Дура, руководитель генуэзской колонны

Тем временем, новый кабинет, - «правительство национальной солидарности», -
сформированный одиозным христианским демократом Джулио Андреотти, принимает серию жёстких мер по борьбе с экономическим кризисом. Официальная Компартия, вошедшая и в парламент, несмотря на ряд негативных для пролетариата декретов (об уменьшении праздничных дней, о частичном снижении заработной платы и т.д.), заявляет, что рабочий класс должен поддерживать законное правительство Андреотти, и, - более того, - должен идти на самопожертвование и самоограничение ради будущего страны. ИКП окончательно перемещается в лагерь «оппортунистов», теряя свои последние революционные кадры.  

На этом фоне начинается постепенная радикализация массового левого движения. Всё чаще и чаще вместо прежних яиц и шариков с краской манифестанты кидают в полицию бутылки с «коктейлями Молотова». Внутри «Рабочей Автономии», внутри «Lotta continua», внутри районных тусовок, не принадлежавших ни к одной из организаций, возникают небольшие группы, всерьёз обсуждающие перспективы вооружённой борьбы. Подобные кружки молодёжи возникают в Турине, Милане, даже Болонье, которую политические конфликты всё это время обходили стороной (в Болонье, например, образовалась группа Маурицио Бенгами-Барбары Адзарони, которая затем присоединится к «Первой Линии»). Именно эти люди станут социальной базой итальянской герильи в следующие годы.

А пока члены этих банд закидывают бутылками с зажигательной смесью офисы корпорации «Singer», известной своей активной борьбой с профсоюзами, автомобили руководителей «жёлтых профсоюзов», атакуют представителей неофашистского движения, и совершают другие противозаконные акции, вроде вторжения в туринскую штаб-квартиру христианско-демократической фракции «Новая сила», где были избиты трое служащих, после чего на здании вывешен транспарант «Да здравствует вооружённая борьба против Христианской Демократии, против Андреотти!».