Страницы

суббота, 27 июня 2015 г.

Контрнаступление






История Вооружённой Партии 1968-1982

Джорджио Галли




Глава 9. Контрнаступление
После произошедшего 9 мая практически все комментарии как со стороны правительства, так и со стороны левого лагеря, сводились к тому, что «Красные Бригады», убив Моро, достигли военного успеха, но потерпели политическое поражение, не получив никакой «легитимности», не добившись переговоров с правительством, сплотив государственные  элиты, усугубив положение революционных сил, против которых отныне был направлен целый ряд специальных законов. «Операция Фриц» на самом деле являлась началом конца итальянской герильи, которая бросила вызов Государству, и Государство этот вызов приняло, готовясь обрушить на вооружённую партию всю мощь своей военно-полицейской машины.

Похищение Моро, хотя и принесло «Красным Бригадам» международную известность, так и не достигло поставленной цели – открытие этапа «гражданской войны». Вместо этого герилья была вынуждена уйти в глухую оборону перед контрнаступлением правительственных сил. Которые, наконец опомнившись от оцепенения, во все голоса начали кричать о том, что в Италии идёт вялотекущая гражданская война (в качестве довода приводилась цифра 2 128 – именно столько актов политического насилия, - вооружённого и стихийного, - было зафиксировано в течение прошлого 1977 года), что необходимо расширить штат специальных полицейских сил для того, чтобы спасти страну от неминуемой братоубийственной резни.


Уже 17 мая полиция раскрывает центральную римскую типографию BR на улице Фоа, где были отпечатаны коммюнике, посвященные «Операции Фриц». В сентябре в Милане арестован Коррадо Алунни прямо в «штаб-квартире» «Сражающихся Коммунистических Формаций» (Formazioni Comuniste Combattenti) на улице Негроли. Помимо оружия и взрывчатки здесь было обнаружено множество документов и печатных материалов, проливающих свет на деятельность этого мини-движения, которое совместно с «Первой Линией» образовало альянс под общим названием «Squadre armate proletarie» (Вооружённые Пролетарские Отряды), развалившийся к концу 1978 года в связи с массовыми арестами боевиков обеих организаций.

Коррадо Алунни

Стоит заметить, что эта коалиция групп, проповедовавших методы т.н. «вооружённой спонтанности», была своеобразным ответом на союз мелких группировок, образованный в 1977 году вокруг «Красных Бригад», получивший имя «Пролетарского Движения Наступательного Сопротивления» (Movimento Proletario Resistenza Offensivo), идеологически зиждившийся на резолюциях стратегического руководства BR, имевших весьма и весьма жёсткий характер (в плане дисциплины, выбора целей, личных качеств боевиков и т.д.).

1 октября «сгорает» миланский штаб BR на улице Монтеневозо: полиция врывается как раз в тот момент, когда идёт печать меморандума, написанного Альдо Моро в «народной тюрьме». Среди девяти арестованных двое членов исполнительного комитета – Адзолини и Бонисоли. Это настоящая катастрофа для «Красных Бригад».

Тем не менее, даже в условиях всё более нарастающих репрессии, BR не теряют лица, продолжая осуществлять «акты пролетарского правосудия». Убийства следуют один за другим: 6 июня в Удино застрелен бригадир охраны местной тюрьмы Антонио Санторо, 21 июня в Генуе «бригадисти» убивают сотрудника антитеррористического отдела полиции Антонио Эспозито, приурочив эту акцию к окончанию туринского процесса, утвердившего обвинительный вердикт в отношении «исторического ядра», 29 сентября в Турине убит Пьетро Кождиола, менеджер завода «Lancia», 10 октября в столице расстрелян генеральный директор Департамента тюремной администрации Министерства Юстиции Джироламо Тартальоне, а 15 декабря команда BR осуществляет налёт на пост охраны тюрьмы «Le Nuove» в Турине, убивая двух двадцатилетних карабинеров.

Кроме того, практикуется и «классика»: расстрел коленей «врагам пролетариата». Так, от рук «бригадисти» подобным образом пострадали секретарь миланской секции Христианско-Демократической Партии Тито Берардини (12 мая), руководитель отдела персонала автомастерской «Menarini» Антонио Мадзотти (Болонья, 15 мая), менеджер завода «Pirelli» Гавино Манка (Милан, 5 июля), президент Ассоциации Мелких Промышленников Альдо Равайоли (Турин, 15 июля), менеджер «Альфа-Ромео» Ипполито Бестонсо (Милан, 29 сентября), полицейские Винченцо Гарофало (Рим, 28 октября), Джанантонио Пеллегрини и Джузеппе Райноне (Рим, 21 декабря).

Не отстают от «Красных Бригад» и их «младшие» товарищи: 11 октября члены группы «Prima Linea» убивают в Неаполе профессора местного университета Альфредо Паолелла, изучавшего практическую криминологию в тюрьме Поццуоли. 8 ноября в Патрике группа «Unità combattenti comuniste» под руководством Поло Чериани (арестованным после перестрелки с полицией в Латине несколькими днями спустя) расстреливает из автоматов машину, в которой находятся главный прокурор города Фрозиноне Фиделе Кальвоза, водитель Лучано Росси и телохранитель Джузеппе Пальеи. Все трое погибают на месте. Оставленные на месте преступления листовки информируют, что судья был убит за то, что преследовал нескольких местных рабочих, чьё преступление заключалось только лишь в участии в нелегальном пикете.

Понятно, что «оригинальный» метод «пролетарского возмездия» в виде простреленных ног, разработанный «Красными Бригадами», применялся не только ими. Таким образом, с мая по декабрь различные вооружённые группы (Prima Linea, Proletari armati per il comunismo, Formazioni comuniste combattenti и др) в Турине, Милане, Неаполе, Падуе, Вероне, Флоренции, Венеции и Риме осуществили более двух десятков таких нападений.

Летом 1978 года на сцену выходит новая боевая формация под нетривиальным названием «Guerriglia comunista». Оригинальность доктрины действия этой небольшой банды заключалась в том, что, помимо классовой борьбы, комбатанты проповедовали так же борьбу с наркоторговлей, разумно полагая, что сбыт наркотиков объективно полезен буржуазному государству и правящим классам, которые с помощью них отупляют рабочих, предотвращают их вовлечение в пролетарскую революцию. Таким образом, активисты этой римской организации осуществили довольно значительное количество нападений на  драг-дилеров и полицейских информаторов, очень быстро перейдя от простреленных колен к убийствам. На счету GC как минимум трое застреленных торговцев героином: Джанпьеро Качиани (17 июня), Маурицио Туччи (3 ноября) и Саауди Ватури, гражданин Ливии (27 ноября). Кроме того, во время перестрелки с членами уличной банды наркоторговцев 15 декабря погибает член GC Энрико Донато. В дальнейшем, яростная пропаганда действием «Коммунистической Герильи» против всех форм наркосодержащих веществ, - к которым в целом в левом итальянском движении было весьма терпимое отношение, - приведёт к росту аналогичных акций, осуществлённых такими мелкими группировками, как «Squadre proletarie di combattimento» (Сражающиеся Пролетарские Отряды) и «Operai armati comunisti» (Вооружённые Рабочие-Коммунисты), которые с течением времени вольются в «Красные Бригады».

Последние три месяца 1978 года характеризовались противоречивой обстановкой: с одной стороны, силы безопасности государства оказывают эффективный отпор герилье (аресты и разгромы конспиративных баз идут безостановочно), но с другой стороны, герилья продолжает наносить, хотя и не такие эффективные и громкие, но всё же удары с помощью маленьких, иногда весьма неважно организованных и оснащённых групп.

В январе 1979 года вооружённая партия впервые атакует официальный левый лагерь. В конце января в Генуе боевиками «Красных Бригад» застрелен деятель коммунистического профсоюза завода «Italsider» Гвидо Росса, а четыре дня спустя, 29 января, в Милане «группой огня» PL расстрелян судья социалистической ориентации, пытавшийся в своё время вскрыть «фашистский след» в деле о взрывах на Пьяцца Фонтана в 1969, Эмилио Алессандрини.

Непосредственной причиной нападения на Росса стало его доносительство, в результате которого был арестован рабочий Франческо Берарди, распространявший внутри коллектива листовки «Красных Бригад». 24 октября 1979 года осужденный на 4 года за «участие в подрывной ассоциации» 50-летний Берарди повесился в тюремной камере, после чего генуэзская колонна, по традиции, заведённой ещё в 1976 году (когда туринская секция BR получила имя в честь погибшей Мары Кагол), была переименована в «Колонну имени Франческо Берарди». Но это будет после, а пока, утром 24 января 1979 года виновный в аресте активиста Гвидо Росса был расстрелян в собственном автомобиле командой «бригадисти» во главе с Риккардо Дура. Причём, первоначально предполагалось лишь ранить Росса, и действительно, первые три выстрела были направлены в ноги профсоюзному деятелю. Однако затем главарь генуэзской колонны Дура последний раз выстрелил в сердце Росса, убив того наповал.

На следующий день члены генуэзской организации, осознавшие весь ужас произошедшего, потребовали у своего руководителя объяснений, на что тот кратко ответил, что «шпионов нужно убивать». Согласно показаниям одного из участников нападения Винченцо Гуальярдо (который, собственно, и прострелил ноги Росса), в последующие дни внутри колонны всерьёз обсуждался вопрос об отстранении Дура от руководства и даже об изгнании его, однако позже, дабы не провоцировать внутренних конфликтов, этот вопрос был замят.

В любом случае, убив профсоюзного активиста, члена Итальянской Коммунистической Партии, «Красные Бригады» благодаря личной инициативе одного неуёмного радикала (Риккардо Дура), фактически сами похоронили остатки своего «Заводского Фронта». Ибо преступление вызвало широчайшее осуждение прежде все в левой среде, потерявшей доверие к BR.

Более того, инцидент в Генуе обострил конфликт в римской колонне, начавшийся после дискуссии о судьбе Альдо Моро. Напомним, что руководитель столичной секции Валерио Моруччи и его подруга жизни Адриана Фаранда выступали резко против убийства Моро, заявляя, что этот ненужный акт лишь дискредитирует организацию. В дальнейшем, недовольство милитаристской линией BR становилось всё более выраженным, несмотря на то, что Моруччи поддерживало лишь несколько человек. Все его предложения о приостановке вооружённых действий для переосмысления политической линии наталкивались на стену молчания, а документ «Прошлое, настоящее и будущее», подготовленный римскими диссидентами, и вовсе был подвергнут яростной критике членами ИК.

В конце 1978 года в ходе встречи Исполнительного Комитета BR Моруччи потерпел сокрушительное поражение – он оказался в полном одиночестве, причём практически вся столичная колонна, состоявшая по большому счёту из старых друзей Валерио, поддержала «ортодоксальные» позиции руководства.

Убийство Росса стало последней каплей в отношениях между крохотной фракцией Моруччи-Фаранды и большинством «бригадисти». В феврале 1979 ИК принимает решение удовлетворить просьбу обоих о выходе из рядов организации. От предложения скрыться за границей оба отказались, и, забрав около двадцати миллионов лир и некоторую часть оружия (в том числе автомат, из которого был убит Моро), ушли в свободное плавание, образовав так называемое «Революционное Коммунистическое Движение» (Movimento comunista rivoluzionario). Но особенной активности новая организация поначалу не успела проявить, поскольку 29 мая 1979 года и Моруччи и Фаранда были арестованы на конспиративной квартире на проспекте Джулио Чезаре по доносительству отца хозяина квартиры, бывшего агента КГБ Гвидо Конфорто. 

Фаранда и Моруччи

Потеря основного лидера несколько смутила немногочисленных активистов MCR, однако, придя в себя, они всё-таки приступили к вооружённым акциям, сконцентрировавшись на борьбе за доступное жильё – весьма животрепещущей теме для многих итальянцев. Таким образом, в ноябре 1979 года была исполнена первая операция – налёт на римскую штаб-квартиру «Союза мелких собственников», во время которой председатель Сеттимо Импери был привязан к своеобразному «позорному столбу», а затем, на глазах своих коллег, получил несколько пуль в ноги. Вслед за этим, в течение 1980 года, комбатанты MCR осуществили ряд поджогов автомобилей и квартир, принадлежащих римским риэлторам, несколько вооруженных нападений на агентства недвижимости и даже совершили попытку атаковать полицейский автомобиль, в результате чего завязалась перестрелка между герильерос и карабинерами. История MCR закончилась достаточно быстро: в конце 1980 года, после экспроприации банка в Аквиле автомобиль с боевиками был блокирован на контрольно-пропускном пункте полиции между Кассино и Сеттефрати. В начавшейся перестрелке погибли двое активистов MCR – Клаудио Эрнесто Паллоне и Арнальдо Фаусто Дженойно. После этого трагического инцидента, «Революционное Коммунистическое Движение» тихо прекратило своё существование.

После ареста Моруччи, в официальной газете «Lotta Continua» был напечатан ранее подготовленный документ, в котором Моруччи и другие диссиденты критикуют стратегию «Красных Бригад», что вызвало бурную ярость членов «исторического ядра» BR, находившихся в специальных тюрьмах. От оскорблений старые «бригадисти», именовавшие Моруччи не иначе как «куском грязи», «прислужником буржуев», «провокатором» и даже «антикоммунистом», быстро перешли к угрозам, поэтому пока ещё находившийся на свободе Марио Моретти был вынужден обратиться к своим заключенным товарищам с просьбой оставить в покое пусть и заблуждающегося, но сделавшего так много для развития римской колонны организации, товарища.

Для «Prima Linea» убийство Алессандрини принесло ещё больше вреда.

Ещё после разгрома «штаб-квартиры» FCC на миланской улице Негроли, полицией были обнаружены карты и схемы маршрутов, наводящие на мысль о подготовке герильей убийства магистрата. Схемы были настолько подробными, что спецслужбы предупредили Алессандрини о возможной опасности.

29 января в Милане, на перекрёстке проспекта Умбрия и улицы Муратори, к стоявшему на светофоре автомобилю судьи, подскочили двое членов «группы огня», один из которых, Серджио Седжио, разбив стекло водительской двери, восемь раз выстрелил в Алессандрини, убив того на месте. После этого, запалив мощную дымовую шашку, комбатанты скрылись на ожидавшей их машине прикрытия.

Теоретически, акция была исполнена в соответствии с аксиомой, выведенной ещё несколько лет назад «Красными Бригадами», которые не делили судей на «плохих» и «хороших» («есть просто судьи, и нам этого достаточно»). Однако на практике, убийство социал-демократа Алессандрини, сыгравшего решающую роль в оправдании Пьетро Вальпреда, - анархиста, изначально обвинённого в организации взрывов в Милане в 1969 году, в результате которых погибло 17 человек, -  и докопавшегося до «фашистско-государственного заговора» с участием боевиков «Нового Порядка» и сотрудников спецслужбы SID, вызвало бурю возмущения, окончательно оттолкнув от итальянской герильи даже радикальных левых, задававших закономерный вопрос: почему вместо оголтелых реакционеров, служителей государственных трибуналов, руководство «Prima Linea» решило нанести удар по одному из самых популярных в Милане «прогрессивных» судей, олицетворявших для общества справедливость и непредвзятость?

Волна критики в отношении «пьелини» привела к тому, что вооружённая организация практически полностью теряет свой «массовый фронт»: «Рабочая Автономия», изначально являвшаяся своеобразной социальной базой «Первой Линии», разрывает с герильей всякие отношения, не желая поддерживать связь с подпольным движением, которое столь сильно дискредитирует движение легальное.

На самом деле, трещина между «Автономией» и «Первой Линией» прошла ещё задолго до убийства Алессандрини, которое стало своеобразной кульминацией процесса разделения. Дело в том, что PL, как организация «вооружённой спонтанности» с её слабой политической линией, отсутствием кадровой селекции и стихийностью действий, привлекала к себе не только радикалов, оголтелых романтиков и политических дикарей, но и всевозможных маргиналов, - алкоголиков, наркоманов и натурально психически больных людей, - совершенно не интересовавшихся политикой. В итоге, эти вооружённые граждане, прикрывающиеся непонятными им самим лозунгами, не поддающиеся никакому контролю, своими странными действиями бросали тень на саму идею вооружённой борьбы, на саму идею социализма или коммунизма. Так, например, один из самых вопиющих случаев с участием подобных «борцов за коммунизм» произошёл в Милане 1 декабря 1978 года, когда двое комбатантов PL, - причём один из них, Маурицио Бальдассерони сидел на антидепрессантах, - после бытовой ссоры в местном баре расстреляли трёх своих обидчиков, обычных граждан, не имеющих к политике никакого отношения.

Лёгкость, с которой активисты «Первой Линии» стреляли в людей «чтобы просто оставить на месте листовку», вызывала множество вопросов у «автономов». В конце концов, после случая с Алессандрини, - убийства, не имевшего никаких конкретных целей, - «Рабочая Автономия» покидает своих прошлых товарищей. Разрыв не принёс никаких позитивных результатов, поскольку государство обрушивает свои яростные удары как раз на легальную структуру – именно в ходе расследования смерти Алессандрини 7 апреля магистратура выдаёт ордер на арест всей правящей верхушки «Автономии» (Негри, Веске, Скальцоне, Феррари Браво и др), полагая, что именно они стоят за всеми громкими событиями последнего года – начиная от убийства Моро, заканчивая смертью Алессандрини, что именно они направляют не только «Первую Линию», но и «Красные Бригады».

В результате других арестов и задержаний в среде «Рабочей Автономии», полиция действительно вскрывает целую сеть вооружённых групп, действующих внутри венецианской секции «Autonomia Operaia» под общим названием «Сражающийся Коммунистический Фронт» (Fronte comunista combattente). Имевший альтернативное название, - «Политические Коллективы Венето» (Collettivi politici veneti), - фронт  фактически возник ещё в 1974 году после самороспуска «Рабочей Власти» с целью сохранения имевшихся сил. Радикализация левого движения 1977 года отразилась в Венето осуществлением первых вооружённых акций в защиту рабочей борьбы и организацией первых мелких вооружённых групп, коих в регионе насчитывалось не меньше полутора десятков.

На счету FCC – простреленные колени нескольких «врагов пролетариата», а так же множество демонстративных терактов, осуществлённых на северных фабриках и вблизи тюремных учреждений провинции. Но наиболее эффектными и громкими акциями безусловно являлись четыре «огненных ночи в Венето» (31 марта 1977, 19 апреля 1978, 30 апреля 1979 и 3 декабря того же года), во время которых были осуществлены десятки взрывов и поджогов, направленных против самых различных целей – начиная от полицейских участков, казарм карабинеров, заводов и представительств правого движения, заканчивая частными кабинетами гинекологов, осуществлявших подпольные аборты, офисами туристических контор, ресторанами и торговыми центрами.

Вообще, FCC не единственная вооружённая формация, действовавшая внутри «Рабочей Автономии» в период 1977-79 годов.

В Ломбардии в период 1976-78 гг. действовала «Коммунистические Бригады» (Brigate Communiste), активисты которых проводили рейды против незаконной занятости на многочисленных стройках и заводах региона, атаковали уличных наркоторговцев, полицейские патрули и участки, а так же учреждения, связанные с крупным бизнесом. В 1979 году организация развалилась, а большая часть активного состава присоединилась к другим вооружённым организациям – «Красным Бригадам», «Первой Линии» и «Комитетам Революционных Коммунистов».

В Тоскане в тот же период (1976) родилась «Бригада имени Данте ди Нании» (Brigata Dante di Nanni), названная в честь героя антифашистского сопротивления, погибшего 18 мая 1944 года в Турине в уличном сражении против нескольких десятков фашистов и немецких оккупантов. Бойцы «Бригады» отметились нескольким десятками нападений на представительства MSI и Христианско-Демократической Партии, а так же закидыванием гранат полицейского участка в Пизе. В наиболее «острый» период политической борьбы (1977-78), тосканские революционеры примкнули к «Красным Бригадам», образовав «региональный комитет», - будущий эмбрион так никогда и не созданной тосканской региональной колонны BR.

Ещё одной боевой структурой, родившейся внутри «Рабочей Автономии», являлись «Вооружённые Пролетарские Группы» (Gruppi Armati Proletari), претендовавшие на то, чтобы стать альтернативной слишком уж открытой и переполненной провокаторами и маргиналами «Первой Линии», и «милитаристско-сектантским» «Красным Бригадам». Проповедуя на словах непрерывное и ничем не контролируемое насилие в отношении капитализма и всех его проявлений, GAP вместе с тем настаивали на необходимости жёсткого следования марксистской доктрине. Идея об организации широкой сети вооружённых коммунистических ячеек, имевших общее название, так и осталась идеей: начав свою деятельность 20 января 1978 года поджогом нескольких полицейских автомобилей в Нуоро (Сардиния) и продолжив осуществлением серии террористических покушений против карабинеров, служащих специальных тюрем и христианских демократов, закончили её GAP в мае 1979 нападением на земельного инспектора Романо Карпинелли, занимавшегося проектированием новой тюрьмы в Болонье. Вслед за этим сардинская структура GAP примкнёт к «Barbagia Rossa», в то время как их «континентальные» коллеги в основной своей массе окажутся в «Красных Бригадах».

В Брешии внутри местной заводской секции «Рабочей Автономии», ещё в середине 70-х годов возникла группа радикальных марксистов, отвергнувшая возможность присоединения к «Красным Бригадам» ввиду царившего внутри них «сталинского авторитаризма». Именно этими товарищами были осуществлены первые вооружённые акции в регионе: теракты близ брешианской тюрьмы и представительств корпораций «Mercedes» и «Volkswagen», осуществлённых в годовщину гибели в немецкой тюрьме «Штаммхайн» лидеров RAF Андреаса Баадера и Ульрики Майнхоф. После арестов 7 апреля 1979 года всей верхушки «Автономии», эта группа, войдя в контакт с другими местными коллективами радикалов, преобразовалась в «Вооружённые Коммунистические Ячейки» (Nuclei Armati Comunisti), осуществив в течение 1980 года серию нападений на банки и капиталистические предприятия. В следующем году NAC полностью присоединяться к «Колонне Вальтер Алазия» - миланской региональной секции, отколовшейся от «Красных Бригад».