Страницы

среда, 17 июня 2015 г.

Семьдесят седьмой и "Prima Linea"





История Вооружённой Партии 1968-1982

Джорджио Галли



Глава 7. Семьдесят седьмой и «Prima Linea»

10 января 1977 года бомба взрывается близ римского Дворца Съездов, где за день до этого происходит национальное совещание «Итальянского Социального Движения», на котором правые осудили «установление в Италии клерикально-марксисткого режима», намекая на возможный союз двух основных парламентских фракций – Христианско-Демократической и Итальянской Коммунистической Партий. Взрыв происходит в 4 часа утра, поэтому пострадавших нет. Ответственность за теракт взяла на себя только что созданная римская колонна «Красных Бригад».

1 февраля в ходе столкновений на оккупированном факультете статистики римского университета La Sapienza между левыми и неофашистами, выстрелом в голову был тяжело ранен студент-социалист Гвидо Беллакьома. Стычки в захваченном римском университете становятся точкой отсчёта так называемого «движения 77-ого»; грандиозного протестного движения, сопоставимого разве что с событиями 68-69 гг., объединявшего в себе два очень разных компонента: «городских индейцев» (indiani metropolitani), - наследников хиппи-движения 60-х, оттеснённых на самый край политической и общественной жизни (словно самые настоящие североамериканские индейцы), - и «автономов», сторонников линии активного революционного действия, склоняющихся к вооружённой борьбе.


Итальянская Компартия, очень чутко реагирующая на многочисленные обвинения в оппортунизме, использует волнения в университете для того, чтобы объяснить свою позицию левой молодёжи. В университете была организована встреча молодёжи с секретарём ВКИТ, коммунистом Лучано Ламой, который прибыл в окружении целой своры карабинеров и сотрудников служб безопасности. Диалога не получилось. Лама реагирует на насмешки «индейцев», выслушивает оскорбления «автономов», пытается контратаковать, но в итоге он совершенно опрокинут рёвом огромной толпы, среди которой множество сторонников вооружённой борьбы за коммунизм. Встреча заканчивается мощнейшими столкновениями с полицией, которая попыталась пресечь волнения. «Изгнание Ламы» из университета стало окончательной точкой в отношении официальной Компартии и так называемого «внепарламентского левого движения».

В последующие дни захваты и оккупации университетов приняли общенациональный масштаб. 11 марта в ходе грандиозных столкновений между студентами и полицией в Болонье, карабинерами убит Франческо Лоруссо, один из бывших лидеров «Lotta Continua».

Молодёжный протест приобретает характер реального городского восстания, охватившего 12-13 марта Милан, Рим и Болонью. Разграблены десятки оружейных магазинов и ресторанов. Повсюду раздаётся основной лозунг мятежа: «Внимание, полицейский – идёт товарищ P38!» («Attento poliziotto — è arrivata la compagna P 38», P38 – модель пистолета «Вальтер», ставшего символом итальянской герильи).

Вечером 12 марта в Турине был застрелен бригадир карабинеров Джузеппе Чиотта. Поначалу акция осталась анонимной, но спустя несколько дней ответственность за неё взяла на себя новая группа «Первая Линия» (Prima Linea), указав, что Чиотта был убит в отместку за смерть Лоруссо.

Тем временем, на массовых демонстрациях всё чаще можно видеть «вооружённые пикеты», - небольшие группы молодых людей в пассамонтанах и масках, открыто демонстрирующих пистолеты и ружья. Теперь полицейские атаки манифестанты встречают не только камнями и бутылками с зажигательной смесью, но и залпами свинца. 22 апреля во время подобного столкновения в Риме был застрелен полицейский агент Сеттимио Пассамонти, в то время как трое других получили ранения. В ответ на это министр внутренних дел Франческо Коссига запрещает проведение любых демонстраций в стлице, заявив, между прочим, что он не позволит «детям римской буржуазии» (т.е. студентам) убивать «детей южных крестьян» (т.е. карабинеров, подавляющее большинство которых действительно являлось либо переселенцами из обедневших сельских районов страны, либо детьми таких «отходников»).

12 мая во время проведения шествия Радикальной Партии, приуроченного к празднованию третьей годовщины принятия декрета, разрешающего разводы, полицейские убивают студентку Джорджиану Маси. В ответ на это 14 числа миланские автономные левые организуют крупную вооружённую демонстрацию, во время которой открыт огонь по полицейскому кордону и убит старшина Антонио Джустра. 

Фото, ставшее символом "свинцовых лет": активист группировки "Proletari Armati per il Communismo" Джузеппе Мемео стреляет в полицию во время манифестации в Милане 14 мая 1979 года


Именно этот весенний период стал настоящим спасением для обескровленных «Красных Бригад». Атмосфера безоговорочной поддержки вооружённой борьбы против правительства разительно отличала «движение 77-ого» от весьма миролюбивого «движения 68-ого», пропитанного духом пацифизма и борьбы, прежде всего, с буржуазной моралью отцов. Теперь несколько десятков тысяч молодых людей по всей стране, участвовавших в демонстрациях и столкновениях, увидели яркие перспективы вооружённого действия против буржуазного государства.

Понятно, что «Красные Бригады» не могли упустить шанс захватить вооружённую инициативу на фоне продолжавшихся манифестаций волнений. И 12 февраля в Риме «бригадисти» простреливают ноги Валерио Траверси, руководителю Министерства Юстиции.  18 февраля свою акцию проводит туринская колонна: на этот раз в ноги был ранен Марко Скоффоне, руководителя отдела персонала завода «Фиат» в Ривальте.

9 апреля боевиками миланской колонны застрелен бригадир карабинеров Лино Гедини. 22 апреля вновь дают о себе знать туринские товарищи, прострелившие колени Антонио Мунари, мастеру завода «Фиат». Спустя 6 дней «Красные Бригады» в Турине осуществляют операцию, которая должна была предотвратить возобновление суда над «Красными Бригадами».

Дело в том, что ещё в самом начале суда над «историческим ядром» BR,  все подсудимые, признавшие себя политическими заключёнными, отказались от адвокатов в соответствии с внутренними директивами организации. В связи с чем следствие испытывало значительные трудности в деле продолжения процесса – мало того, что, благодаря устрашающей пропаганде «Красных Бригад», имелись очень большие проблемы в деле формирования жюри присяжных (люди из страха отказывались от этой почётной гражданской обязанности), так ещё невозможно было найти (по тем же причинам) общественных защитников для подсудимых. В этом случае УПК Италии предусматривал принудительное вручение обязанностей общественного защитника главе адвокатской ассоциации города, в котором проходит процесс. В Турине президентом местной коллегии юристов являлся Фульвио Кроче, избранный «Красными Бригадами» целью для убийства.

"Историческое ядро" BR во время туринского процесса: Курчио, Феррари, Линтрами, Понти, Оньибене, Франческини

На первом же заседании 25 апреля Ренато Курчио зачитал коллективное коммюнике, содержащее угрозы как в отношении самого Кроче, так и в отношении других адвокатов, избранных им себе в помощники:

«Адвокаты, назначенные судом, на самом деле адвокаты режима. Они не защищают нас, они помогают судьям. В рамках борьбы с контрреволюцией, каждый раз, когда они будут предпринимать какие-либо шаги от нашего имени, мы оставляем за собой право отвечать определённым образом».

Итак, утром 28 апреля Кроче в сопровождении двух секретарей вышел из автомобиля и под проливным дождём быстро направился к своему офису на улице Перроне. В этот момент к адвокату быстро подходит неизвестный (Рокко Микалетто), называет его по имени, тот оборачивается, после чего получает пять пуль в голову и грудь. Вслед за этим убийца в сопровождении двух своих товарищей, обеспечивавших прикрытие, скрывается на автомобиле «Фиат».

Рокко Микалетто

Следующей целью «Красных Бригад» становятся «агенты психологической войны режима»: начинается кампания, направленная против журналистов. 1 июня в Генуе ранения в обе ноги получил заместитель директора газеты «Il Secolo XIX» Витторио Бруно, 2 июня аналогичным образом в Милане пострадал основатель «Il Giornale» Индро Монтанелли, а 3 числа римские «бригадисти» прострелили колени руководителю тележурнала «Uno» Эмилио Росси.

После краткого перерыва BR возобновили свои атаки: 21 июня в Риме был ранен декан экономического факультета Ремо Каччафеста, 28 числа в Генуе получил пулю в ногу сотрудник администрации индустриального предприятия «Ansaldo», инженер Серджио Пранди, 30 июня в Турине было совершено нападение на функционера завода «Фиат» в Прессе Франко Вискажа, а в тот же день в Милане был ранен менеджер машиностроительной корпорации OM Лучано Мароккани.

Июль для «Красных Бригад» так же выдался довольно активным: в Генуе был ранен региональный секретарь Христианско-Демократической Партии Анджело Сибилла, а в Риме «бригадисти» напали на активиста контрреволюционного католического движения «Общение и освобождение» (Comunione e liberazione) Марио Перлини. Закрывает весенне-летнюю кампанию борьбы атака в Турине на вице-президента фракции ХДП в городском совете Маурицио Пудду 13 июля.

Тем временем, на фоне всеобщей радикализации левого лагеря, помимо «Красных Бригад» бурный рост переживает другая организация городской герильи под названием «Первая Линия» (Prima Linea), дебютировавшая как раз в 1977 году.

Если «колыбелью» BR являлись промышленные миланские заводы «Pirelli» и «Sit-Siemens», то для «Первой Линии» таковой стали фабрики более «интеллектуальной» направленности – завод электрики и электроники «Magneti Marelli» в Милане и фабрика по производству комплектующих для телекоммуникации «Telettra» в Крешенцаго. Именно здесь образовались первые радикальные ячейки рабочих, которые затем, пройдя сквозь горнило «Lotta Continua» и автономных левых, соединились с другими воинственными социалистами, сгруппировавшимися вокруг редакций журналов «Rosso» (Красный) и «Senza Tregua» («Без перемирия», название происходит от книги бывшего партизана и члена КПИ Джованни Пеше).

В сентябре 1976 года внутри этой разношёрстной компании возникло ядро, поставившее прямой вопрос о переходе от слов к действиям, о непосредственном начале вооружённой борьбы с Государством. Во главе этой группы, базировавшейся в Милане и осуществившей так называемый «переворот сержантов», стояли Серджио Седжио, Массимо Либарди, Бруно Ла Ронга и Энрико Гаймоцци, которые, собственно и приступили к первым тренировкам в конце сентября 1976.

Серджио Седжио, один из главных руководителей PL

В конце этого же года на мини-конференции в Сало, активистами группы было принято решение о возобновлении издания журнала «Без перемирия». В ходе этой же встречи выделяется ещё одна группа под руководством Маурицио Косты, Пьерджорджио Пальмеры и Эрнесто Бальдукки, оформляющаяся в организацию «Комитеты Революционных Коммунистов» (Comitati comunisti rivoluzionari – CoCoRi), которая чуть позже присоединиться к «Первой Линии».

«Официально» «Первая Линия» была учреждена во Флоренции в апреле1977 года, когда было образовано национальное руководство, укомплектованное делегатами от всех городов, где имелись ячейки организации – Милан (вышеупомянутые «сержанты»), Бергамо (Микеле Вискарди) и Турин (Донат-Каттин и Роберто Сандало). Роль идеологического комиссара была возложена на Роберто Россо. Здесь же был утвержден устав и организационные принципы, базирующиеся на единстве политического и военного аспекта действия. В отличие от «Красных Бригад», ликвидировавших свой массовый фронт и фактически никак не взаимодействовавших с легальным левым движением, посвящая всё своё время развитию революционной борьбы, «Первая Линия» предусматривала более открытый и динамичный формат работы, можно сказать, легкомысленный формат. Комбатанты не уходили в тотальное подполье, продолжая действовать на заводах и фабриках, продолжая участвовать в массовом движении, выполняя вооружённые акции буквальным образом по выходным дням и на досуге. Более того, национальное руководство поначалу отвергало даже необходимость какой бы то ни было логистики, поэтому, например, PL не использовало поддельной документации, а оружие хранилось прямо на дому у членов «групп огня». Такая открытость, с одной стороны, содействовала бурному росту, но с другой – она же в дальнейшем стала причиной инфильтрации огромного количества полицейских агентов.

В первый же раз название «Prima Linea» было использовано во время вооружённого нападения на штаб-квартиру правления «Фиат» в Турине 30 ноября1976. В дальнейшем многие другие акции по всей стране проходили под именем «Первой Линии», причём не обязательно исполнявшие их группы имели непосредственное отношение к национальному руководству. Зачастую нападения осуществляли т.н. «отряды» (le squadre) или «патрули» (le ronde), - «группы огня» массового движения, некий аналог пролетарской милиции, находившийся в самом низу иерархической лестницы PL и иногда вовсе не имевший никаких связей с верхушкой. Очень часто эти низовые вооружённые группы так же использовали устрашающие названия, вроде «Сражающихся Коммунистических Комитетов», «Сражающихся Коммунистических Бригад» или «Пролетарских Отрядов Коммунистической Армии Освобождения».

К моменту зарождения т.н. «движения 77-ого» с его эскалацией уличного насилия, «Prima Linea» являлась уже более-менее структурированной группой, комбатанты которой имели кое-какой боевой опыт, поэтому «Первая Линия», наряду с «Красными Бригадами» очень успешно использовали момент для осуществления акций вооружённой пропаганды. Таким образом, 19 февраля в Турине в обе ноги был ранен мастер завода «Фиат» Бруно Дьотти. 4 марта, в подобной же манере была совершена атака в Милане на бригадира механического завода «Breda» Гульельмо Рестелли. 30 числа в Пизе в ноги был ранен доктор местной тюрьмы Альберто Маммоли.

Последнюю акцию иногда приписывают тосканскому «Революционному Действию» (Azione Rivoluzionaria), относительно небольшой группировке, организованной вдохновлённым немецким анархо-либертарным «Движением 2 июня» профессором генуэзского университета Джанфранко Фаина, занимавшейся на протяжении 1977-79 гг. в основном динамитными покушениями против офисов средств массовой информации. К слову сказать, в 1979 году AR была разгромлена полицией и оба основных её руководителя – идеологический маэстро Фаина и оперативных командующий Сальваторе Чиньери погибнут один за другим. Чиньери будет убит в туринской тюрьме в сентябре 1979 года уголовником, несправедливо обвинившим его в доносительстве, а Фаина в апреле 1981 года скончается от рака в тюрьме Виньолы. После крушения группировки, некоторые из активистов «Революционного Действия» примкнут к «Первой Линии».

Начиная с апреля и вплоть до начала июля 1977 PL и связанные с организацией группы, которые позднее сольются с ней в своеобразном альянсе (прежде всего, Comitati Comunisti Rivoluzionari и Unità Comuniste Combattenti) осуществляют серию однотипных нападений, заканчивающихся простреленными коленями жертв. Таким образом, в Неаполе, Милане, Падуе и Риме были «наказаны» 9 человек, причём в основном атаки были напрямую связаны с рабочей борьбой, - т.е. нападениям подвергались мастера, инженеры и бригадиры различных заводов. 

Помимо этого, на активистах «Первой Линии» лежит ответственность и за двух убитых в ходе весенне-летней кампании: 8 июля боевиками UCC был по ошибке застрелен студент Мауро Амати, которого нападавшие приняли за сотрудника тюремной охраны Доменико Веллуто, ответственного за гибель в ходе демонстрации 7 апреля 1976 года члена «Lotta Continua» Марио Сальви, а 19 июля во время ограбления оружейного магазина в Варезе, из которого было похищено три винтовки и 40 пистолетов, убит владелец Луиджи Сперони.

Нужно, кстати, заметить, что, как и «Красные Бригады», PL объединяла в себе довольно значительное количество возрастных людей. Так, виновник гибели Сперони, Карло Тоньини, являлся 30-летним работником банка. Вообще, хорошей иллюстрацией типичного комбатанта «Первой Линии», прошедшего все стадии политического развития, является так же разменявший третий десяток главарь CoCoRi Маурицио Коста, следующим образом рассказывавший о себе: «Мой интерес к политике зародился в 62 году, во время ракетного кризиса на Кубе и демонстраций в Милане, в ходе которых был убит студент Ардиццоне. В дальнейшем я вступил в Федерацию Коммунистической Молодёжи и вплоть до 1969 состоял в Коммунистической Партии, с которой порвал отношения, перейдя на довольно умеренные позиции, близкие к группе «Манифест».

Что было дальше? Участие в работе «Lotta Continua», а затем переход в лагерь левых автономов; участие в демонстрациях, первые столкновения с неофашистами, когда во время одной из драк в 1973 ножом был ранен мой друг Маурицио Фолини, который чуть позже станет одним из крупнейших поставщиков оружия для итальянской герильи с Ближнего Востока; покупка на собственные деньги, - с зарплат и стипендий, - первых револьверов, наконец – рождение PL».

Схожими «путями» следовало множество активистов «Первой Линии», что доказывает ещё раз, что вооружённая борьба не была чем-то из ряда вон выходящим, не являлась авантюрой юнцов, но вполне вытекала из идеологии итальянской левой, отвечала духу эпохи. Дополнительным фактом, доказывающим серьёзный характер итальянской герильи, является численность PL, которая весной 1977 года, в самом начале своего пути, уже могла рассчитывать на сотню комбатантов и несколько тысяч симпатизантов.

Некоторое затишье, установившееся в последние два летних месяца, закончилось 30 сентября 1977, когда в Риме в ходе столкновения между неофашистами и коммунистами был убит член «Lotta Continua» Вальтер Росси. На следующий день вся Италия взорвалась манифестациями левых сил, перерастающими в драки с полицией и нападения на представительства неофашистских организаций. Наиболее трагический случай приключился в Турине, где протестующие, среди которых активно орудовали члены «Первой Линии», закидали бутылками с «коктейлями Молотова» бар «Голубой Ангел», известное место сбора туринских ультраправых. В итоге в помещении заживо сгорел случайный посетитель, 22-летний Роберто Крешенцо.  

Ужасная трагедия на некоторое время сбила общественное напряжение. Но только на некоторое время. Страсти вновь закипели после 29 ноября, когда в Бари неофашистом был зарезан 19-летний левый студент Бенедетто Петроне.

На этом фоне вновь разворачивается наступление герильи.

Но если молодые и неопытные боевики, повторяя трагический опыт NAP, подрываются на собственных бомбах (как это было с Атилио Альфредо ди Наполи и чилийским политэмигрантом Орландо Марином Пинонесом 4 августа или с туринским автономным активистом, вдохновлённым борьбой немецкой RAF Рокко Сардоне 30 октября); если мелкие группы, вроде «Azione Rivoluzionaria», лишь время от времени совершают вылазки, вроде нападения на редактора коммунистической «Унита» Нино Ферреро (18 сентября в Турине), то «Красные Бригады», так же пополнившие свои ряды за счёт многочисленных активистов «движения 77-ого», наносят систематические, постоянные удары в рамках общей кампании. Так, уже ставшим «классическими» нападениям с расстрелом коленных чашечек осенью подверглись менеджер «Фиата» Ринальдо Камайони (11 октября, Турин), коммунальные советники Христианско-Демократической Партии Карло Арьенти (24 октября, Милан), Антонио Кокодзелло (26 октября, Турин) и Публио Фьоре (2 ноября, Рим). Причём у последнего «бригадисти» даже отняли пистолет, который тот носил на случай нападения. Эта последняя атака памятна ещё и тем, что BR выпустили специальное коммюнике, в котором заявили, что отныне они будут убивать, а не просто простреливать ноги.

Свои зловещие обещания «Красные Бригады» реализовали уже 16 ноября, когда в Турине был смертельно ранен заместитель редактора газеты «La Stampa» Карло Казаленьо (умер 29 числа). На следующий день в Генуе тяжёлое ранение в ходе покушения получил Карло Кастеллано, один из руководителей предприятия «Ansaldo», являвшийся при этом почётным членом Коммунистической Партии.

В этот же день, но уже в Милане был ранен в ноги менеджер «Альфа-Ромео» Альдо Грассини: это первая акция только что образованной специальной заводской колонны «Красных Бригад», названной в честь погибшего Вальтера Алазии и действовавшей под руководством бывшего профсоюзного делегата Витторио Альфьери. 10 ноября в Турине «бригадисти» прострелили ноги менеджеру «Фиата» Пьетро Оселла. Предположительно, эти же самые группы ответственны за нанесение аналогичных травм менеджеру Джузеппе Мероне (Милан, 25 ноября) и психиатру Джорджио Кода (Турин, 2 декабря), что стало последними акциями «Красных Бригад» в 1977 году.

Понятно, что волна насилия, захватившего итальянские города, не могла остаться без ответа. Да, происходят периодические аресты, но потери быстро восполняются за счёт привлечения новых комбатантов. Не может не вызывать удивления странная пассивность итальянских спецслужб, реагировавших на всплеск политического насилия лишь постфактум, но не делавших ничего для его предотвращения. Специальные законы и декреты по борьбе с терроризмом, специальные тюрьмы и массовые облавы будут впереди, а пока, в 1977 году, правоохранительные органы, в отличие даже от прошлых лет, довольно вяло и инертно ведут войну с организованным политическим насилием.

К примеру, известные всем «сержанты» из «Первой Линии», ветераны движения, неоднократно имевшие задушевные беседы с полицией по поводу своей бурной деятельности, спокойно ходили по Милану, не испытывая никаких проблем с властями. Например, Марко Донат-Каттин («команданте Альберто»), организуя регулярные вооружённые акции, параллельно работал библиотекарем в институте «Галилео Феррарис», а Роберто Сандало («команданте Франко»), хорошо известный полиции левый экстремист, и вовсе с невозмутимым видом посещал школу горных (альпийских) стрелков, для того, чтобы стать офицером и затем обеспечивать оружием собственную организацию.  

Марко Донат-Каттин
 
Роберто Сандало

Пьетро Вилла, один из основателей «Первой Линии» вспоминает в этой связи: «Мы устраивали встречи практически в открытую. Во Флоренции мы собирались на ферме, но вечером я и мои товарищи возвращались в город, где мы просто жили в отеле».

Аналогичную картину можно видеть и на демонстрациях. Вооружённые пикеты («патрули») PL, размахивая оружием, заводили толпу лозунгами, вроде «Хватит болтать! К оружию, рабочие!». Полиция не реагировала. Задержания начинались лишь после того, как это оружие пускалось в ход.

Фактически, первые аресты комбатантов «Первой Линии» начали происходить лишь после 2 июня, когда в Милане и Турине были исполнены несколько нападений на общественные автобусы, которые утром должны были доставить рабочих на пригородные предприятия. Кампания была осуществлена в знак протеста против отмены правительством Андреотти очередного праздничного дня – Дня Республики (2 июня). Стоит заметить, что модель подобной саботажной акции руководство организации почерпнуло из родной истории – в эпоху антифашистского сопротивления, подобную же кампанию порчи трамваев провела городская партизанская организация «Gruppi di Azione Patriottica» в преддверии всеобщей стачки марта 1944 года.

В Турине, в целом, акция закончилась не совсем удачно – были арестованы четверо бойцов «группы огня», один из которых, Карло Фаверо, изложил полиции всё, что знал. В итоге множество туринских активистов PL было идентифицировано, а кроме того раскрыты несколько притонов, где проходили встречи и собрания активистов.

Но и это никак не подорвало мощь «Первой Линии». Как уже было указано, благодаря своей открытости, PL в течение всего года наращивала численность боевиков, постепенно трансформируясь в настоящую подпольную армию. И, таким образом, если в мае, после весеннего всплеска политического насилия в стране, организация имела в своём распоряжении около 100 боевиков, то к концу 1977 года в одном только Милане «под ружьём» «Первой Линии» стояло порядка 2 тысяч комбатантов, вооружённых автоматами и пистолетами различного типа.