Страницы

суббота, 13 февраля 2016 г.

ЭТА.26.Конституция



В первых числах 1978 года начался исторический процесс взаимных переговоров между различными силами «националистической левой», увенчавшийся созданием 27 апреля 1978 года «Народного Единства» (Herri Batasuna); коалиции, объединявшей в себе марксистскую «Социалистическую Баскскую Партию» (Euskal Sozialista Biltzarrea), HASI, LAIA и «Националистическое Баскское Действие». Кроме того, к альянсу присоединилась подавляющая часть Группы Баскских Алькальдов.

По сути своей, HB был создан исключительно ради электоральной борьбы и проведения массовых мобилизаций. В течение следующих месяцев союз обзавёлся собственной структурой, отдельной от структур партий, входивших в него, превратившись в наиболее широкую политическую группу за всю историю «патриотической левой», объединявшей около 200 тысяч человек во всех четырёх провинциях Страны Басков.

Что касается боевой работы, то год начался с возобновления кампании борьбы против атомного реактора в Лемонисе: 28 февраля ЭТА осуществляет подрывы двенадцати представительств управляющей энергетической компании «Iberduero» по всей стране. «Этаррас» не остановились на этом, перейдя к атакам на, собственно, самих рабочих станции. 17 марта, после неоднократных звонков и откровенных предупреждений средств массовой информации, боевики ЭТА подрывают на территории энергоблока мощную бомбу, вызывая гибель двух рабочих и ранения четырнадцати. В целом, кампания против реактора включала дюжину акций, осуществлённых в первый месяц весны, среди которых подрывы, обстрелы и непосредственные нападения на охрану предприятия.


Военный аппарат ЭТА (p-m) так же начал действовать на регулярной основе в начале мая, когда «polimilis» похитили мелкого предпринимателя в Мунихии, вступившего в трудовой спор со своими рабочими. Бизнесмен был отпущен спустя несколько часов, однако в назидание «этаррас» прострелили ему ногу. «Автономные Команды» так же оживились в этих числах, исполнив несколько акций, связанных с социальными конфликтами.

Тем временем, благодаря учащающимся нападениям на представителей репрессивных органов, сотрудники полиции и гражданской гвардии банально начали терять свой былой боевой дух, которым они славились во времена франкизма. Результатом этой катастрофической деморализации стало то, что на баскских улицах всё чаще вместо полицейских репрессивные функции исполняли «неконтролируемые элементы» - ультраправые и наёмники.

Так, уже в первые месяцы 1978 года участились атаки неофашистов, получавших непосредственную материальную помощь от государственных структур и секретных служб, использующих головорезов в своих попытках ограничить влияние «националистической левой» и прежде всего ЭТА.

Постепенно эти атаки, изначально представлявшие собой нападения с использованием дубинок и холодного оружия, трансформировались в акты массового террора, в которые обычно перерастали траурные службы по убитым сотрудникам правопорядка или же неофашистские сборища. Организованные группы из десятков боевиков атаковали представительства левых партий или просто народные митинги и собрания, орудуя цепями, арматурой и ножами. Вскоре в руках этих «народных дружинников» появилось и огнестрельное оружие, - пистолеты и автоматы, - которое они время от времени пускали в ход.

Таким образом, к концу весны ситуация в Стране Басков накалилась донельзя, грозив неминуемым взрывом. И взрыв произошёл. 10 мая сотни «неконтролируемых элементов» заполоняют исторический центр Памплоны. Помимо «традиционных» дубин, в их руках мелькают пистолеты, но несмотря на это они пользуются полнейшей благосклонностью полиции. Нападения, осуществляемые этими «защитниками отечества», на молодёжные группы, носят крайне жестокий характер, однако вскоре из молодых баскских националистов стихийно формируется коллектив самозащиты, который уже сам атакует хулиганов. Один из главарей громил получает удар ножом и умирает спустя несколько дней. Его личность прекрасно характеризует социальный состав подобных банд: убитым оказывается лейтенант Гражданской Гвардии Хуан Эсеберри. В ответ на это репрессивные органы развязывают в Стране Басков форменный террор. 15 мая в Гернике во время перестрелки с отрядом Гражданской Гвардии погибают двое «этаррас». Помимо этого, в течение июня двое совершенно не причастных к ЭТА лиц убиты на полицейских блокпостах в Апатамонастерио и Сестао. В качестве реакции, «этаррас» усиливают вооруженный натиск на представителей правоохранительных органов. Казалось, вернулись ушедшие в прошлое дни франкистского террористического режима.

В июле ситуация продолжала накаляться. 8 июля, во время разгона очередной манифестации с требованием амнистии на Площади Корриды в Бильбао, полиция выказала невиданную доселе жестокость. Схватки с агентами перекинулись на окрестные улицы, где полиция уже начала применять огнестрельное оружие. В результате стрельбы был убит активист «Революционной Коммунистической Лиги» Херман Родригес. События приводят к началу пятидневной уличной конфронтации между «патриотической левой» и полицией, сопровождавшейся всеобщей стачкой.

11 июля в Сан-Себастьяне полицейским огнём был убит ещё один манифестант Хосеба Барандиаран. 12 числа стачка охватывает уже всю Страну Басков. Одновременно, полиция ужесточает репрессии: раненые, - в том числе из огнестрельного оружия, - идут сплошным потоком. Особенной наглостью отличилась полиция в Рентерии: заняв город и перекрыв улицы, сотрудники начали бить витрины магазинов и осуществлять банальные грабежи, что зафиксировали несколько фотокорреспондентов, случайно поймавшие агентов с поличным.

27 июля правительством был принят новый антитеррористический закон, даровавший полиции значительные права в борьбе с «подрывными элементами».

В ходе этого горячего сезона ЭТА принимает решение активировать новый фронт борьбы, подготовка которого началась за несколько месяцев до этого. 21 июля в Мадриде команда «этаррас» расстреливает из автоматов генерала Хуана Мануэля Санчеса-Рамоса Искьердо и его адъютанта, подполковника Хуана Антонио Перес Родригеса. Это первая акция организации, направленная непосредственно против Вооружённых Сил Испании, поскольку Карреро Бланко, - адмирал ВМС, - был убит скорее за свою политическую деятельность. Вслед за нападением, в специальном сообщении ЭТА обвиняет военную верхушку в эскалации политического насилия в Стране Басков и осуществлении преднамеренных карательных операций в духе нацистских «зондеркоманд» (вооружённая полиция и гражданская гвардия подчинялись военному командованию) против наиболее активных баскских организаций и лиц, в них состоящих. Одновременно с этим, ЭТА предупреждает, что в случае продолжения подобной практики, армейское командование будет подвергнуто новым нападениям.

На самом деле, постоянная опека военными правительственных структур во многом справедливо позволяла говорить о том, что новое «демократическое» правительство есть не более чем реформированная военная диктатура. 

Остаток лета в Стране Басков прошёл в накалённой атмосфере  – насилие прочно вошло в политическую жизнь баскского общества, хотя инцидентов с погибшими более не наблюдалось. Тем временем, 21 июля проект новой конституции получил одобрение Кортесов. Оставалось лишь завершить процесс, заручившись совместным одобрением Конгресса и Сената, которое было получено 31 октября. Конечным пунктом на пути принятия новой конституции становится её одобрение в ходе общенародного референдума, проведение которого назначено на декабрь.

Тем временем, вновь активизировалась боевая структура ЭТА (p-m). В то время как генсек EIA Онайндиа и его заместитель Бандрес строили дружелюбные лица и уверяли государство в своей лояльности, их боевые товарищи готовили новые атаки против правительства. 28 августа «polimilis» в Ируне был убит инспектор Информационной Службы полиции. Низшие структуры «военно-политического блока» так же усилили свои парамилитаристские действия в контексте кампании протеста против новой конституции.

В то же время, Националистическая Баскская Партия, получившая несколько мест в парламенте и никак не использовавшая свои возможности в борьбе против проекта конституции, чувствовала, как почва уходит у неё из-под ног. Понимая, что главным конкурентом является KAS, «Herri Batasuna» и стоявшая за ними ЭТА, будоражившая публику своими антиконституционными речами, НБП начала собственную «борьбу против терроризма», подразумевая под этим борьбу против ЭТА. 11 октября партийное руководство заявило, что на 28 число запланирован марш против терроризма. Решение спровоцировало бурю негодования в стане «националистической левой», зато получило одобрение испанских политиков, которые, устами председателей ИСРП, КПИ и, что самое главное, правительственного Союза Демократического Центра, заявили о поддержке и готовности принять участие в мероприятии.

Оставшееся до марша время было посвящено обмену между НБП и ЭТА серией сообщений с аргументами за и против вооружённой борьбы. «Herri Batasuna», намереваясь сорвать марш, на 28 октября запланировала собственную манифестацию, первую в своей истории. В день марша огромная толпа обывателей выразила своё неприятие терроризму ЭТА, выпуская в небо живых голубей, из-за чего мероприятие и получило название «манифестация голубей». Но в этот же самый момент всеобщего показного миролюбия и пацифизма, в старом городе Бильбао полиция жестоко разгоняла людей, откликнувшихся на призыв HB.

Раскол националистов получил своё развитие в позициях, принятых перед неизбежностью принятия новой конституции. НБП не раз заявляла, что не может одобрить антибаскскую Конституцию, но вместе с тем партия не могла призвать и говорить «нет» на референдуме, поскольку, в случае отказа большинства Страна Басков могла погрузиться в кризис из-за делегимитизации режима, что могло закончиться неконтролируемыми последствиями. Поэтому НБП приняла позицию воздержания от участия в декабрьском референдуме.

Левые националисты, авангардом которых являлись HB и коалиция «Euskadiko Eskerra» (в которой решающая роль перешла к деятелям из EIA), развязали широкую антиконституционную кампанию. Распространённая в сотнях тысяч экземпляров брошюра, подготовленная KAS, объясняла почему не нужно голосовать за конституцию, которая отвергает существование баскской нации. ЭТА, в свою очередь, приводила свои доводы, отвергавшие конституцию, провозглашавшую монархическую форму государства, капиталистический путь развития, отсутствие свободы мнений и выражений, разделение Страны Басков на Наварру и «провинции с баскским большинством», фактически сохранявшей франкизм без Франко.

В течение кампании против конституции как ЭТА, так и ЭТА (p-m) провели мероприятия про реструктуризации, что позволило им увеличить эффективность аппарата и обзавестись финансовыми и материальными ресурсами, необходимыми на новом этапе противостояния государству.

«Polimilis», в частности, расширили свои международные связи, что позволило некоторым из боевиков пройти специальные курсы военного обучения в таких странах как Алжир и Южный Йемен. Таким образом, к середине 1978 года ЭТА (p-m) обладала 23 оперативными командами, некоторые из которых осуществляли совместные действия в рамках колонн: объединений двух-трёх команд, сохранявших полную техническую независимость. Эта подвижная структура могла быть мобилизована в любой подходящий момент, как в случае с неудачным нападением на представительство Военного Правительства в Сан-Себастьяне 19 июня 1978 года, в котором принимали участие более 30 комбатантов и которая скорее напоминала регулярную военную операцию. Однако к концу лета ЭТА (p-m) отказалась от разделения структуры на колонны для того, чтобы сделать аппарат более неуязвимым для репрессий.

Структура ЭТА усилилась ещё больше. За счёт воссоединения с «Bereziak» «этаррас» достигли невиданной доселе боевой мощи: только регулярных боевиков насчитывалось до двух сотен, а к этому ещё необходимо прибавить сотни и сотни членов команд поддержки, логистики, информации и пропаганды.

Практически сразу же после воссоединения началось строительство структуры, разделённой на команды, бойцы которых обязаны были овладевать не только военной, но и политической наукой. Как минимум два военно-политических курса, общей численностью более 80 человек «выпустили» «этаррас» в 1977 году: овладев азами марксистской доктрины, а так же научившись использовать оружие различного типа, - начиная от пистолета и заканчивая гранатомётом, - сформированные команды получали спортивные сумки, содержавшие весь необходимый для дальнейшей оперативной деятельности материал: пистолеты «Firebird», автоматы «Stein», боеприпасы, амуницию…

Трудно представить, но к середине 1978 года ЭТА распоряжалась более чем четырьмя сотнями комбатантов, собранных в десятках оперативных команд и команд поддержки. Вкупе с бойцами «polimilis» и деятелями «Автономных Антикапиталистических Команд» левые националисты представляли собой настоящую армию, которая во второй половине 1978 года перешла в решительное наступление на режим. Одни только атаки ЭТА привели к гибели более чем сорока человек. С момента перехода «этаррас» к вооружённой борьбе баланс смертей был не в пользу революционеров: на каждого убитого представителя режима приходилось по два-три, а то и больше, представителей антиправительственного лагеря. Но в 1977 году этот баланс пришёл в равновесие, а уже в следующем году постепенно сместился в противоположную сторону.

Особо в этот период пострадали ульраправые и «добровольные помощники» полиции, которых во времена франкизма насчитывалось множество в любом баскском городе. Теперь же эти лица в основном неофашистских взглядов подверглись жесточайшему преследованию: участились индивидуальные нападения, осуществлявшиеся с гораздо большей жестокостью, нежели раньше. Дюжина ультраправых и полицейских шпионов расстались со своими жизнями в эти осенне-зимние месяцы 1978 года, десятки потеряли здоровье. 16 ноября ЭТА вновь появляется в Мадриде, убив здесь бывшего председателя главного франкистского Трибунала Общественного Порядка Хосе Франсиско Матеу Кановеса. В этот же самый момент свою деятельность развивала и ЭТА (p-m), однако её акции были менее кровавы и более изящны, поскольку «polimilis» сконцентрировались непосредственно на актах «вооружённой пропаганды», имевших педагогический окрас. Таким образом, среди операций «военно-политического блока» множество вооружённых демонстраций и актов вторжения в места скопления людей (театры, кинотеатры, спортивные мероприятия) для зачитывания своих сообщений, а так же угон авианетки для разбрасывания над городами Страны Басков листовок с антиконституционными призывами.

6 декабря прошёл референдум по вопросу одобрения новой конституции. Правительственные силы развили мощнейшую пропагандистскую кампанию, стремясь добиться положительного ответа со стороны народа. Власти в целом остались довольны результатами референдума и лишь ситуация в Стране Басков несколько портила общую картину. Несмотря на колоссальные усилия правительственных СМИ, а так же активность компартии и ИСРП, благодаря воздержанной позиции НБП и протестам левых националистов, лишь 35% баскского населения сказали «да» новой конституции. Больше половины, - 51%, - воздержались. 10% сказали твёрдое «нет» и 5% испортили бюллетени. Однако режим, заполучивший одобрение 59% всего населения Испании, очень равнодушно отнёсся к ситуации в Стране Басков. Хотя столь скудная поддержка говорила лишь об отсутствии легитимности и доверия «демократическому» правительству. Тем не менее, результаты референдума были очень неплохо восприняты левыми националистами, которые нанесли последний, смертельный удар лагерю «умеренных», которые всё ещё питали надежды на то, что посредством реформ в стране будет установлено реальное демократическое правление, защищающее права всех граждан.