Страницы

воскресенье, 28 февраля 2016 г.

ЭТА.29.Армия против армии



Референдум по вопросу об автономии окончательно провёл разделительную черту между большими политическими блоками, время от времени сталкивавшимися между собой в Стране Басков в предыдущие годы. Если реформистские силы верили, что автономный статус способен исправить недостатки Конституции, верили в торжество подлинной демократии, то оппозиционные им организации, - прежде всего, Herri Batasuna и присоединившиеся к нему «Баскское Коммунистическое Движение» и «Революционная Коммунистическая Лига», ранее весьма критично относившиеся к «Народному Союзу», -  требовали полной независимости, базировавшейся на праве народа на самоопределение.

После референдума ЭТА продолжила свою военную кампанию, между тем как «polimilis» так же возобновили боевые действия, прекращённые в последние месяцы, исполнив серию различных акций, среди которых можно выделить похищение Хавьера Рупереса, члена исполнительного комитета Союза Демократического Центра и ответственного за международные связи партии. Захваченный 11 ноября 1979 с целью усиления давления на правительство, Руперес был освобождён спустя месяц, после того, как к его похищению было привлечено международное внимание и целый ряд деятелей, - среди которых Папа Римский и Ясир Арафат, - попросили «polimilis» освободить политика.


К концу года активность вооружённых организаций достигла рекордных отметок. В финале 1979 специально созданная полицией комиссия с грустью констатировала, что за прошедший год жертвами вооружённых атак стали 75 человек, причём подавляющее большинство убитых являлись сотрудниками правоохранительных органов или военнослужащими. В тот же самый момент от рук полиции и неофашистов погиб 21 человек. Понятно, что подобный всплеск насилия не мог не остаться без ответа со стороны государства: баскские правозащитники заявляли, что особого размаха репрессии достигли в декабре 1979, когда каждый день по обвинению в причастности к вооружённым организациям задерживались в среднем около двухсот человек по всей Стране Басков. Между тем общая численность заключённых, осужденных за преступления, совершённые по политическим мотивам, к началу 1980 года достигло цифры в 170 человек.

С самого начала «перехода к демократии» ЭТА выделяла особую роль армии в этом процессе. В самом деле, формально не вмешиваясь в политику, вооружённые силы на практике стояли за спинами новых «демократов», - и, кстати, самого короля, - подавляя любые попытки противодействия со стороны оппозиции. Военная верхушка полностью контролировала главную спецслужбу Испании CESID. И, кроме того, к вооружённым силам относились полицейские инструменты режима: находившаяся в непосредственном подчинении гражданская гвардия, а так же большинство сотрудников старой Вооружённой Полиции, реформированной в 1978 году в Национальную Полицию. Короче говоря, всё это вкупе приводило к выводу о решающей роли армии в политических процессах в Испании в целом и в Стране Басков в частности.

Исходя из этих постулатов, ЭТА в июле 1978 инициировала первые прямые атаки против вооружённых сил в Мадриде и Стране Басков, переросшие затем в затяжную кампанию борьбы, которая за 1979 год унесла жизни 11 испанских офицеров. Параллельно с этим в разы увеличилось число нападений на полицию и гвардейцев, которых «этаррас», - а вслед за ними и большинство деятелей «националистической левой», - именовали не иначе как представителями оккупационных сил. И эта динамика продолжала увеличиваться, достигнув своего зенита в 1980 году, который стал наиболее тяжёлым за всю историю баскского конфликта, как в отношении вооружённого действия повстанцев, так и в отношении ответных мер государства. Этот период апогея вооружённой борьбы с 1978 по 1981 года принято было, - по аналогии с прочими странами, и, прежде всего, Италией, - называть «свинцовыми годами».

Начался 1980 с мощного январского наступления «этаррас» на репрессивные органы и их местных приспешников, в результате чего было убито девять человек, среди которых главнокомандующий корпуса Провинциальной Полиции Алавы, обвинённый в связях с неофашистскими «парамилитарес» из «Guerrilleros de Cristo Rey».

Тогда же, в первые месяцы года, в очередной раз активизировались правительственные головорезы, осуществив дюжину убийств, среди которых наиболее диким выглядит изнасилование и убийство в Лойю 19-летней активистки левонационалистического движения Анны Терезы Баруэтты. 8 мая аналогичное преступление было совершено в Сан-Себастьяне, где членами «Батальона Испанских Басков» была изнасилована и убита 16-летняя Мария Хосе Браво (дополнительный драматизм трагедии придаёт тот факт, что молодой человек, сопровождавший её в вечер похищения, умер несколькими годами спустя от последствий черепно-мозговой травмы, которые ему нанесли бейсбольными битами «защитники Испании»). Кстати говоря, изнасилования левых политических активисток вообще были очень распространены среди неофашистов и полицейских как, вероятно, одна из форм борьбы против «подрывных элементов».

Другой громкой акцией «грязной войны» стал взрыв бомбы, заложенной «Испанскими Антитеррористическими Группами» 20 января в баре в Баракальдо, владельцами которого являлась чета приверженцев Националистической Баскской Партии. В результате взрыва погибли четыре человека, более десяти были ранены. Ответом на теракт стала акция возмездия, проведённая ЭТА 1 февраля в муниципалитете Испастер. Тогда шестеро комбатантов подготовили засаду на конвой гражданской гвардии, сопровождавшей грузовик с оружием. В ходе весьма зрелищного боя, во время которого «этаррас» использовали не только автоматы, но и ручные гранаты, шестеро гвардейцев были убиты, однако жизни потеряли и двое из нападавших.

Реакция правительства на этот акт откровенной герильи была молниеносной. Уже на следующий день в Страну Басков, наделённый самыми широкими полномочиями, направлен генерал Саенс де Сантамария. 6 февраля сюда же прибывают дополнительные полицейские силы, включая и отряды «Антитеррористического Сельского Отдела», и «Группы Специальных Операций». На трассах и автострадах Страны Басков впервые появляются бронемашины. Однако ни это, ни принятие в апреле новых антитеррористических законов, ни продолжение «грязной войны» никак не повлияли на дальнейшее развитие наступления вооружённых баскских организаций. Страна Басков фактически находилась в состоянии гражданской войны.

Учитывая ухудшение ситуации, различные политические силы вносили предложение за предложением, направленные на нормализацию положения. Здесь были и иезуитский план политической изоляции Herri Batasuna (по мнению властей, политического инструмента герильи), предложенный ИСРП, и амбициозный проект Хосе Марии Ареилиса, умеренного представителя Союза Демократического Центра, предлагавшего официально и открыто выдвинуть ЭТА предложение о начале политических переговоров. Но все эти замыслы так и остались абстрактными идеями, в то время как в Стране Басков продолжалась стрельба и взрывы.

В этой тяжёлой ситуации проводятся мартовские выборы в новые представительные органы автономии – правительство и парламент. Результаты их отражали подъём баскских сил и одновременный упадок происпанских политических групп, электорат которых банально игнорировал мероприятие. HB, несмотря на потерю важного союзника в лице LAIA, занял второе место, что позволило избежать гегемонии НБП в автономном правительстве. Главной целью новых властей являлась нормализация ситуации, однако, не имея полномочий предлагать ЭТА прямой диалог, автономное правительство ограничилось лишь тем, что попросило организацию приостановить свои вооружённые действия. На неофициальном же уровне НБП в апреле 1980 вступила в переговоры с «этаррас», однако и на этот раз никаких результатов достигнуто не было.

Вслед за этим ситуация вернулась на круги своя. Продолжались атаки на полицейских и гвардейцев. Продолжалась «грязная война» против баскских активистов. Продолжались народные выступления за амнистию, в защиту прав заключённых, против атомной энергетики и т.д., которые подавлялись полицией предельно жёстко, вызывая  новые акции массового протеста на улицах. 14 июня в тюрьме Сории заключённые «этаррас» подняли бунт, в ходе ликвидации которого несколько десятков комбатантов получили ранения, восемь из них – крайне тяжёлые. 

ЭТА (p-m) в этот период отметилась первым с августа 1978 целенаправленным убийством: жертвой стал директор баскского филиала корпорации «Michelin», наказанный за притеснения рабочих. 23 июля «polimilis» заявили о готовности возобновить свою кампанию против туризма, что и было сделано в следующие дни серией взрывов на испанских курортах. Параллельно с этим ЭТА (p-m) так же включилась в охоту на представителей режима и деятелей «эскадронов смерти»: таким образом 2 августа 1980 в Трапаге был похищен и убит боевик «Батальона Испанских Басков», а 6 сентября в Гастейсе расстрелян капитан полиции.

Другой целью «polimilis» стал «Союз Демократического Центра», представлявшийся осью испанского государства, проводившего репрессивную политику в отношении Страны Басков. Ориентируясь на это утверждение, 29 сентября команда ЭТА (p-m) в Витории похищает и убивает бывшего члена Исполнительного Комитета СДЦ Хосе Игнасио Устарана. Операция была в открытую раскритикована верхушкой «Партии Баскской Революции», что стало началом разрыва политического крыла «polimilis» с вооружённой борьбой. Тем не менее, никакого эффекта замечания партийных товарищей не возымели и уже 31 октября комбатанты ЭТА (p-m) убивают в Сан-Себастьяне руководителя СДЦ провинции Гипускоа Хуана де Дьоса Доваля. После этого руководство коалиции «Euskadiko Ezkerra» (Баская левая), куда входила EIA, использовала всё своё влияние для того, чтобы остановить наступление «polimilis», и когда это наконец удалось, «Военно-Политический Блок» начал процесс размышления над качественно новой стратегией, в которой не было места вооружённой борьбе.

Что касается ЭТА, то она во второй половине 1980 года продолжила свою борьбу с так называемым «оккупационным корпусом», в состав которого входили не только сотрудники полиции, гражданской гвардии, военнослужащие и боевики «эскадронов смерти», но так же и политики, проводившие про-мадридскую линию.

В течение года «этаррас» отправили в Южный Йемен несколько контингентов комбатантов для прохождения курсов обучения партизанской борьбе под руководством опытных наставников из Народного Фронта Освобождения Палестины. Таким образом, около пятидесяти членов организации, превратившиеся затем в инструкторов, получили крайне солидную подготовку, что позволило им более эффективно противостоять репрессивным органам государства.

13 июля эти баскские герильерос вступают в дело: в муниципалитете Айя была организована успешная засада на кортеж, перевозивший оружие, в результате чего были убиты двое солдат и двое спецназовцев, специалистов по антипартизанской борьбе. С середины лета нападения становятся более дерзкими: если раньше «этаррас» предпочитали атаковать одиночных полицейских или, максимум, двух, то теперь под удары баскской герильи попадали группы в три, четыре или пять сотрудников: таким образом, например, 28 июня в Аскойтии были расстреляны сразу трое, - гвардеец и двое сопровождавших его гражданских лиц, - а 20 сентября в Маркина-Хемейне «этаррас» убили сразу четверых гвардейцев.

В течение лета 1980 года к «традиционным» противникам ЭТА добавился ещё один – наркомафия. За время, последовавшее после смерти Франко, наркомания, - и особенно, героиновая наркомания, - широко охватила всё испанское общество, и Страна Басков не была исключением из правил. Любопытно, но одними из первых тревогу по поводу роста наркозависимости забили как раз левые националисты, квалифицировавшие зловредное пристрастие как искусственно насаждаемый буржуазией порок, имеющий целью отвратить молодёжь от борьбы за независимость и социализм. В рамках борьбы против «буржуазного разложения» бойцы ЭТА осуществили несколько подрывов точек распространения героина, а так же убили двух персон, якобы занимавших ключевые места в наркотрафике Страны Басков: 29 октября в Сан-Себастьяне был застрелен владелец гостиницы, а 31 числа в Эрнани был похищен, допрошен, а затем и убит адвокат Хосе Мария Перес Оруэта.

Закончила 1980 год ЭТА с наиболее «устрашающим» балансом за всю свою историю: на счету организации было несколько сотен различных операций, в ходе которых был убит 81 человек. При этом сами «этаррас» потеряли убитыми лишь пятерых.

Стоит заметить, что в 1980 году на сцену вышли товарищи из французской части Страны Басков, «Iparretarrak» (Северные): не столь боевая структура, сконцентрировавшаяся в основном на борьбе со спекуляцией недвижимостью и культурно-экономическим истощением французской части Страны Басков благодаря деятельности французского правительства и французских предпринимателей. И основным методом этой борьбы было объявлено вооружённое действие, - главным образом, бескровные подрывы бомб, несущие лишь материальный урон. 18 марта 1980 года двое активистов группировки подорвались во время снабжения самодельной бомбы, которую они намеревались заложить под автомобилем заместителя префекта департамента.

Не останавливалась и «грязная война» против баскского движения, унёсшая за 1980 год 22 жизни. 23 ноября произошёл вопиющий случай, ярко доказывавший прямые связи между «демократическим» испанским государством и неофашистскими головорезами: в этот вечер после осуществления подрыва бара «L'Hendayais» в Эндае (французская часть Страны Басков), в результате чего погибли двое посетителей, трое боевиков «эскадрона смерти» на автомобиле помчались прямиком к франко-испанской границе. Прорвавшись сквозь французские кордоны, они таки были блокированы и задержаны полицией Испании. Однако, после совершённого неофашистами телефонного звонка, все они были выпущены на свободу, причём им было возвращено даже незаконно носимое оружие!

С деятелями левонационалистического баскского движения полиция не была столь любезна. Одна только цифра в две тысячи задержанных в ходе борьбы с «патриотической левой» говорит о многом. К концу 1980 года количество осужденных за преступления по политическим мотивам выросло до 265 человек против 170 «прошлогодних» политзаключённых.