Страницы

понедельник, 22 февраля 2016 г.

ЭТА.28.Монклоа



Последним этапом «переходного периода к демократии» являлась выработка уставов о наделении Страны Басков правами автономии в составе Испании. Этот процесс, начавшийся ещё в ноябре 1978 с презентации проекта статута, обрёл свои конкретные формы 29 декабря 1979, когда собравшиеся в Гернике баскские парламентарии утвердили окончательную версию проекта и направили его в Мадрид. Здесь обсуждение статуса автономии затянулось на несколько месяцев, и вплоть до выборов в законодательные и муниципальные органы власти, никаких явных шагов в эту сторону сделано не было. Лишь после формирования нового Генерального Баскского Совета начались непосредственные переговоры между президентом совета Карлосом Гарайкоэчеа, принадлежавшим к Националистической Баскской Партии, и центральным правительством. В качестве фона этой важной дискуссии выступало насилие, которое вновь захлестнуло Страну Басков в начале весны.


ЭТА продолжила свою кампанию, направленную против репрессивных сил испанского режима, наиболее громкой акцией которой стал инцидент в Мадриде 25 мая: тогда двое комбатантов, переодетые в синюю униформу строительных рабочих, в столичном районе Просперидад (населённом в основном военнослужащими) из автоматов открыли огонь по автомобилю, в котором находилось трое высших армейских чинов, - генерал-лейтенант Луис Гомес Ортигуэла  и полковники Агустин Лассо Кораль и Хесус Абалос Хименес, - а так же гражданский шофёр. Отстреляв по два рожка, «этаррас» завершили нападение метнув в салон ещё и ручную гранату. Нетрудно догадаться, что все четверо пассажиров погибли на месте.

Всего же к этому моменту ЭТА с начала года исполнила несколько десятков различных акций, в результате которых погибли 34 человека, главным образом, сотрудники гражданской гвардии, полиции и армии. Причём, не всегда это были рядовые чины: к примеру, 12 февраля Мунгуйе «этаррас» застрелили шефа местной полиции, а 9 марта был убит руководитель муниципальной полиции в Беасайне. Среди прочих операций особо можно выделить «судьбоносное» нападение в Ируне 31 января, когда тремя выстрелами возле бара «Эррейра» был убит гвардеец Феликс де Диего Мартинес: 7 июля 1968 года в Адуне именно он сопровождал во время патрулирования Хосе Пардинеса, застреленного «Чаби» Эчебаррьетой (убийство Парадинеса стало первым в истории организации). Кроме того, под огонь «этаррас» в этот период попали и двое бывших мэров – 27 января был убит экс-алькальд Эчарри-Аранаса (провинция Наварра), а 6 февраля погиб его коллега из Олаберрии (провинция Гипускоа).

На улицах Страны Басков весной бушевали мобилизации, направленные против французского правительства, решившего 22 марта лишить статуса политических беженцев всех баскских эмигрантов, находившихся в стране. Побочными темами протестов стала борьба против атомной станции в Лемойсе, а так же защита прав политических заключённых в самой Испании, условия содержания которых стремительно ухудшались.

ЭТА (p-m) в этот период сконцентрировалась на сборе «революционного налога», а так же действиях в поддержку различных социальных конфликтов. Однако наиболее впечатляющими операциями являлись две «экспроприации»: в первом случае «polimilis» завладели несколькими тоннами динамита на одном из горнодобывающих предприятий Памплоны, а во втором  колонна, состоявшая более чем из 40 комбатантов, атаковала банковское отделение в Овьедо (провинция Астурия), захватив свыше 130 миллионов песет.

С приближением лета напряжение нарастало. 6 мая «Апостольским Антикоммунистическим Альянсом» в Андоайне был похищен, а затем убит 17-летний Хосе Рамон Анса. Несколькими днями спустя в Туделе во время разгона манифестации против атомной энергетики гвардейцем была застрелена Гладис де Эсталь. В ответ Страна Басков в очередной раз была парализована всеобщей стачкой, сопровождавшейся многочисленными столкновениями с полицией. В эти же дни многие гражданские лица получили ранения на возрождённых правительством блокпостах. Летом страсти продолжали бушевать: в ходе многочисленных инцидентов, связанных с подавлением протестов и преступно-хамским поведением полицейских, погибли ещё пять человек. Одновременно с этим свою деятельность во французской части Страны Басков возобновил очередной «эскадрон смерти», - «Батальон Испанских Басков», - убивший в июне и августе двух политических эмигрантов.

13 июня ЭТА с целью поддержать экологический протест, возвращается к реактору в Лемойсе, разместив здесь мощную бомбу, которая должна было разрушить турбинный отсек станции. Несмотря на многочисленные предупреждения о готовящемся покушении, руководство не удосужилось провести эвакуацию, поэтому в ходе взрыва погиб один из рабочих. Этот инцидент привёл «этаррас» к выводу о том, что руководству электрической корпорации «Iberduero»  совершенно наплевать на возможную гибель собственных рабочих, поэтому продолжать подобную тактику просто бессмысленно и вредно для имиджа организации.

Тем временем переговоры по вопросу о предоставлении автономии Стране Басков продолжались, правда не по тому сценарию, на который надеялись баски. Ибо в Мадриде предложенный Баскским Генеральным Советом проект был раскритикован правящей коалицией, что вызвало мощное негодование со стороны «Военно-политического блока». «Партия Баскской Революции», так же поддержавшая проект автономии, в порыве популизма заявила, что если в Мадриде он будет изменён, партия уйдёт в подполье. Параллельно с этим верхушка EIA дала зелёный свет ЭТА (p-m) на возобновление наступательных вооружённых действий.

С целью усилить давление на государство, а так же выразить протест против невыносимых условий содержания политических заключённых, «polimilis» разместили в июне и июле дюжину бомб в наиболее популярных туристических местах Испании. 4 июля один из руководителей Союза Демократического Центра Габриель Сиснерос был ранен в ходе попытки похищения, осуществлённого командой ЭТА (p-m) в Мадриде. Встревоженное правительство вскоре вышло на контакт с «Военно-политическим блоком», в результате чего была достигнута договорённость об улучшении условий содержания политических узников.

Тем временем переговоры о предоставлении автономии подошли к своей финальной точке. 17 июля в Монклоа представители Националистической Баскской Партии и Партии Демократического Центра наконец подписали пакт о предоставлении автономии Стране Басков в составе Испании.

Тотчас же после этого условия содержания политических заключённых, сгруппированных в тюрьме города Сори, вновь ухудшились. ЭТА (p-m) решает вернуться к своей взрывной кампании, выбрав на этот раз в качестве цели столицу страны. 29 июля бомбы были размещены на двух железнодорожных станциях, а так же в аэропорту, о чём было сообщено властям посредством многочисленных телефонных звонков. Но, по непонятным причинам, все предупреждения были проигнорированы; произошли взрывы на станциях Аточа и Чамартин, а так же в аэропорту Барахас, в результате которых в общей сложности погибли 5 человек. Осуждение терактов было единодушным. Мало того: пресса, правительство и репрессивные органы нашли для себя новый объект для нападения, поскольку ранее баскское сепаратистское движение ассоциировалось исключительно с тандемом ЭТА-Herri Batasuna.

Эти последние, кстати, открыто выразили несогласие со «сделкой в Монклоа», с помощью которой «тысячи жертв сопротивления и борьбы против государства-угнетателя» были «проданы за миску чечевицы». Чуть позже вышло большое авто-интервью, в котором «этаррас» детально разъясняли мотивы неприятия дарованного автономного статуса. Среди пунктов, вызывающих недовольство баскских революционеров были и отсутствие права на самоопределение, и исключение провинции Наварра из административных границ Страны Басков, и второстепенная роль баскского языка по отношению к испанскому, и продолжавшееся присутствие репрессивных сил мадридского режима…

Единственным ответом ЭТА на предоставление статуса фиктивной автономии являлось возобновление военной кампании. 19 сентября двое высших офицеров армии были расстреляны в Бильбао. 23 числа в центре Сан-Себастьяна единственным выстрелом в висок был убит военный губернатор провинции Гипускоа, бригадный генерал Лоренсо Гонсалес Вальес Санчес, начинавший свою боевую карьеру в составе «Голубой дивизии». В ответ на это, через пять дней «Батальон Испанских Басков» в Бильбао убил местного советника HB Томаса Альба.

Назначенный на 25 октября референдум о народном одобрении автономного статуса сопровождался шумной пропагандистской кампанией, развязанной Националистической Баскской Партией и их союзниками из «Баскской Левой», утверждавшими, что автономия дарует все те права, за которые баскское национальное движение, - и в том числе «националистическая левая», - боролись все последние годы. ЭТА (p-m) в преддверии плебисцита приостанавливает все свои вооружённые действия. Практически все политические силы Страны Басков агитируют народ принять участие в предстоящем мероприятии. За исключением HB, к которому присоединились «Баскское Коммунистическое Движение» и «Революционная Коммунистическая Лига», предпочитавшие воздержаться от участия.

Прошедший референдум закончился более чем ожидаемо: 53% сказало «да» автономному статусу. Однако более 40% населения воздержалось от участия в плебисците, что можно было бы интерпретировать как массовое проявление недоверия, несмотря на то, что даже некоторые радикалы призывали голосовать за весьма ограниченную автономию, используя лозунг «или это, или вообще ничего».

С получением Страной Басков автономного статуса официально закончился т.н. «переходный период к демократии». В тот же день, что и баски, свой столь же ограниченный статус автономии получили каталонцы. Прочие подобные решения мало чем отличались от баскско-каталонского прецедента, из-за чего националистические организации различных провинций (Галисии, Валенсии, Канарских островов, Андалусии, Астурии и т.д.) попадали в то же деликатное положение, что баски с каталонцами.