Страницы

среда, 13 октября 2010 г.

MOVIMIENTO 14 DE MAYO

Эндрю Никсон

Пять книг предлагают обратиться, с помощью свидетелей и участников, к истории первого движения вооружённого сопротивления режиму Альфредо Стресснера, «Движения 14 мая».

*****************************************************************************
Движение было создано в квартале Лануссе, Буэнос-Айрес, в середине 1958 года молодыми парагвайскими политическими эмигрантами, принадлежавшими к прогрессивным крыльям Либеральной и Революционной Фебреристской партии. Аргентина для многих вырвавшихся из тисков стресснеровской диктатуры, была местом, в котором они по-прежнему сохраняли связи - семейные, дружеские, экономические и политические, - с Парагваем; некоей зоной предоставлявшей правовую и политическую защиту от репрессий, и, в то же время, дающей возможность тем, кто был в этой зоне, не выпадать из потока общественно-политической жизни своей страны.

Позиция вооружённого заговора, приверженцами которой являлись многие из уехавших в изгнание, базировалась на более глубокой идее, нежели просто идее свержения стресснеровской диктатуры. Нет, предполагалось поистине радикальное изменение всей политической структуры Парагвая, но первейшей целью M14 действительно было свержение правительства Стресснера: важнейшее условие для реализации дальнейшего Программного Плана движения и возвращения на родину тысяч изгнанников.

Высылка из Парагвая считалась пришедшим к власти в 1954 году Альфредо Стресснером,  культурной формой ликвидации врага, поскольку «отчуждение – есть худшее из наказаний». Однако, именно эта репрессивная модель, задуманная как «адекватное лечение общества», «естественная кара» для политических оппозиционеров, и привела к радикализации борьбы  против диктатуры.

Приток парагвайских политических эмигрантов (не прекращавшийся в течение всего периода диктатуры Стресснера) достиг своих наибольших показателей в Аргентине, хотя сообщества изгнанников так же были сформированы и в Бразилии и Уругвае. Хотя, в последних двух странах эмигранты были не столь активны, и мы вообще не можем адекватно подсчитать, какое количество ссыльных приняли эти державы.

В 1958 году диктатура Стресснера окончательно укрепилась посредством фиктивного «народного» переизбрания, совершенно сведя к минимуму партийную и депутатскую деятельность, и, в конечном итоге, наложив запрет на деятельность всех политических партий. Этот ход похоронил вообще всякую надежду на возможную «демократизацию», которая позволила бы многочисленным изгнанникам вернуться на родину. А их к тому времени было уже достаточно.

Люди бежали, руководствуясь различными причинами: целые семьи покидали страну из-за своей традиционной демократической (социалистической, коммунистической, либеральной и т.д.) позиции; прозябавшие в нищете молодые люди в поисках заработка бежали искать счастье в промышленном поясе Большого Буэнос-Айреса; призывники и солдаты, совершившие самовольное отлучение со службы так же скрывались из страны, ну и конечно, бежали гражданские лица, вовлечённые во всевозможные бунты и заговоры…

Именно в этой огромной массе парагвайских изгнанников в Аргентине и было сформировано «Движение 14 мая». Плюралистическая организация, включавшее в себя приверженцев и симпатизантов любых политических партий, и даже некоторых аргентинцев и уругвайцев, сочувствующих делу освобождения Парагвая от стресснеровской диктатуры. Основой движения, объединявшей столь различных персонаже, являлся революционный проект на базе народничества, явно оппозиционный авторитарной власти, и делающий основную ставку на избирательное применение насилия. 

Беглых парагвайцев простые аргентинцы зачастую воспринимали как простых нелегальных иммигрантов, обрушивающих национальный рынок труда; со временем, им неизбежно грозила ассимиляция. Всё это руководство M14 прекрасно понимало и всеми силами старалось изменить сложившуюся ситуацию. Изо дня в день внутри сообщества укреплялась самоидентификация и идеи возвращения на родину. Проводилась усиленная общественная работа с простыми аргентинцами, видевшими в политических изгнанниках, бежавших от беззакония из собственной страны, только «нелегальных иммигрантов».

Однако, «нелегальный» статус организации так и не позволил ей выйти в публичный свет, сведя политическую жизнь движения исключительно к формату частной жизни: клубы и культурные организации, проводившие футбольные матчи, танцы, лекции, карнавалы и прочее, имели чёткую цель: не допустить распада группы, поддерживая её парагвайскую самобытность и тем самым, консолидировать силы для работы над основным проектом «Движения 14 мая».
Самоидентификация членов движения как «парагвайцев», подразумевала под этим словом в 1958 году прежде всего лозунг «Возвращаемся!». Именно такая задача стояла перед руководством M14, именно на её осуществление работал каждый отдельный аргентинский «парагваец».

*****************************************************************************
Книга «Movimiento 14 de mayo» представляет резюмированную историю движения, а «Команданте Ротела: солдат свободы» есть ничто иное, как некролог по лидеру движения – Хуану Хосе Ротела. Сын бразильского военного изгнанника, Ротела имел только начальное образование, и, собственно, никогда не жил в Асунсьоне. Тем не менее, именно этот 26-летний молодой человек встал во главе мощного народного движения сопротивления диктатуре.
Автор обеих книг, Марио Эстече, был одним из трёх главных военных лидеров движения, наряду с Ротела и Габриелем Армоа. Эстече считает, что духовным отцом движения, его центральной исторической фигурой был Хосе де ла Крус Айяла (1854-93), журналист и член-основатель «Демократического Центра» (1887), предшественника Либеральной Партии. Айяла был одним из первых политиков, выражавших озабоченность жизнью сельских тружеников, оказавшихся в печальном положении после принудительной продажи земель в счёт погашения контрибуции, наложенной на страну после поражения в войне против Тройного Альянса. Он видел, что недовольство простого народа, направленное против посягательств власти, имело свою основу в несправедливой Конституции 1870 года: эта принципиальная позиция привела к преследованиям и дальнейшему изгнанию Айялы из страны.

Немаловажную роль в создании и развитии движения сыграли и ветераны войны в Чако, давшие M14 мощный моральный и революционный импульс. Закалённые в боях люди, они прошли и Февральскую Революцию 1936 года, свергшую либералов, и Гражданскую Войну 1947 года, когда бывшие заклятые враги - фебреристы, либералы и коммунисты, -  сражались бок о бок против диктатуры Мориниго…И вот теперь они вновь подняли оружие для того, чтобы в очередной раз спасти честь Парагвая.

Однако, рассыпая похвалы в адрес фебреристов, Эстече не забывает критиковать и некоторых членов «старой гвардии» Либеральной Партии, избегавших любых конфронтаций с режимом Стресснера и для которых партизанская тактика и программа аграрной реформы, предложенные M14, были неприемлемыми.

Но нападая на либералов, автор почему то не упоминает о поддержке, которую «Движение 14 мая» оказало радикальному крылу Либеральной Партии, которое предприняло попытку осуществления государственного переворота 4 ноября 1958 года. Тогда произошёл так называемый «Инцидент Бувье», когда сотни эмигрантов, под руководством лейтенанта Элисео Салинаса, поытались пересечь границу с Парагваем в Клоринде, но были позорно, без единого выстрела, арестованы аргентинскими властями, в тот момент, когда грузовики, доставлявшие горе-повстанцев к реке, безнадёжно увязли в грязи.

*****************************************************************************
Эстече не особенно страдает отсутствием самокритики, поэтому открыто говорит, что планы «Великого Вторжения», подготовленного движением, были составлены на основе чистого идеализма и буквально детской наивности. «Движение 14 мая» планировало совершить вторжение в Парагвай даже несмотря на полное отсутствие автоматического оружия. Даже несмотря на отказ Фиделя Кастро оказать материально-техническую помощь повстанцам. Всё это как бы отходило на второй план; Эстече утверждает, что в ходе планирования будущей операции, революционный энтузиазм полностью затмил всякое разумное мышление.
Итак, вопреки всем трудностям, в конце ноября 59 более 200 парагвайских эмигрантов выехали из Буэнос-Айреса в северном направлении, и временно обустроились в приграничных с Парагваем городках.

Число боевиков было крайне мало, плюс ко всему прочему, оно строго ограничивалось экстремальной нехваткой оружия. Единственный разумный тактический ход будущей операции заключался в учреждении на территории Аргентины партизанской радиостанции ZPX, которая не только должна была доводить до общественности цели акции и её ход, но и служить неким центральным пунктом связи для всех групп.

При этом предполагалось, что первое вторжения из Аргентины, которое планировалось осуществить 12 декабря 1959 года, являлось только миссией разведывательных групп, не имевших цели ввязываться в какие-то вооружённые столкновения с врагом. Главной задачей вторгшихся колонн было достижение возвышенности Ибитирусу ("парагвайской Сьерра Маэстры") в Департаментах Каасапа и Гуайра, где предполагалось создать партизанскую базу для наступления на режим Стресснера.

Пять боевых команд отдельно друг от друга попытались пересечь реку Парана – в Энкарнасьоне и Капитан Месса на юго-востоке, в Педро Хуан Кабальеро на северо-востоке и в Пуэрто Президенте Франко и Эрнандиасе на востоке. Все группы были плохо оснащены, не имели продовольствия, кроме того, неисправные радиопередатчики не позволяли поддерживать связь друг с другом.
14 боевиков группы под командованием Эстече и Карлоса Маделайре были арестованы парагвайскими властями прямо посередине реки, близ Энкарнасьона. Все члены группы Армоа были задержаны бразильскими пограничниками недалеко от Педро Хуан Кабальеро, однако позднее были освобождены.

В книге «Тюрьма, пытки и побег» Хун Вентре Бусаркис предлагает рассказ очевидца о судьбе тридцати боевиков группы, возглавляемой двумя ветеранами Войны в Чако, Бласом Талавера и лейтенантом Брисуэлой, которые пересекли реку вблизи Капитана Мессы, к северу от Энкарнасьона. Эта единственная группа, в составе которой была женщина – Хильберта Вердун, жена Талаверы. Проблемы начались уже на парагвайской территории. В ходе атаки на пограничный пост, Талавера был ранен в ногу. Отказавшись от возвращения, он приказал товарищам нести себя на носилках вперёд, что значительно снизило мобильность группы. Кроме того, проникший в эмигрантскую среду шпион, капитан Пара, вскоре исчез и передал властям всю имевшуюся у него информацию о группе. Преследуемые множеством солдат, которые так же использовали в поиске самолёт, и без всякого продовольствия, половина группы разбежалась после четырёх дней погони. Обескураженные, оставшиеся тринадцать боевиков решили вернуться в Аргентину, однако были перехвачены 23 декабря почти у самой реки.


Пятеро были убиты в начавшейся схватке с солдатами, а семеро, включая и Вентре, были арестованы. Талавера сумел убежать, но был схвачен на следующий день. Без медицинской помощи, он умер от полученных ранений в тюремной камере города Капитан Месса, на глазах у собственной жены. Вентре, наряду с остальными, был переведён в военную тюрьму в Асунсьоне, где уже находились 152 задержанных боевика «Движения 14 мая» и где в качестве исправительных работ многих из них заставили дробить камни в карьере Тукумбу.

В конце июня 1960 года, Вентре вместе с 48-ю арестованными повстанцами, был перевезён из столичной тюрьмы в исправительное учреждение «Пенья Эрмоса», расположенное на острове посередине реки Парагвай, недалеко от бразильской границы.

Заключённые повстанцы в тюрьме "Пенья Эрмоса"

Условия содержания здесь, по сравнению с военной тюрьмой в Асунсьоне, были практически идеальными, и не в коей мере не оправдывали звание «концентрационного лагеря» - названия, данного тюрьме оппозиционерами стресснеровского режима, опасливо отсиживающимися в Аргентине.

Тем временем, в январе 1961 года к власти в Бразилии приходит Жаниу Куадрос, ярый противник Стресснера. Сей факт порождает в среде заключённых идеи о побеге в Бразилию, где можно просить политического убежища.  Учитывая весьма слабенькую систему охраны тюрьмы, 22 марта 1961 года первая группа из семи боевиков под руководством Рубена Айяла без проблем покидает стены исправительного учреждения. Спустя буквально месяц с небольшим, 27 апреля, в тюрьме поднят бунт, в результате которого на свободу прорываются абсолютно все заключённые. Через три дня пути сквозь сельву на север, они пересекают реку Апа и оказываются в Бразилии.

40 членов колонны, намеревавшейся пересечь на каноэ реку в Фос де Игуасу, на аргентинском берегу поделились на две группы. Первая должна была двигаться в сторону Пуэрто Президенте Франко, но в ходе переправы одна из их лодок дала течь, и некоторые бойцы утонули. Вся эта суета была замечена парагвайскими пограничниками, которые начали стрелять в плывущих, убив ещё несколько человек, в том числе и лидера группы, лейтенанта Патрисио Парагуайо Ортусара.

Вторая группа, возглавляемая Марсиалем Арсе, пересекла реку без всяких инцидентов в Пуэрто Эмбальсе, но должна была оставить свой первоначальный план атаки на штаб-квартиру Пятого Регионального Полка в Пуэрто Президенте Стресснер (сегодня – Сьюдад дель Эсте), после того, как группа Ортусара не явилась на заранее запланированную встречу. Поэтому было принято молниеносное решение атаковать муниципальный центр Эрнандариас, с целью ареста мэра города и шефа полиции. Осуществив операцию, боевики решили передвигаться далее на захваченных автомобилях в сторону Итакири, где на общем совете была окончательно откинута идея похода к холмам Ибитирусу.

Было решено вернуться пешком к реке. Спустя неделю, боевики были захвачены отрядом солдат под командованием генерала Грегорио Моринго, нарушившего приказ министра внутренних дел Эдгара Инсфрана не брать повстанцев живыми. Наоборот, он отправил всех арестованных в Асунсьон, откуда они позже были перемещены в ту же тюрьму «Пенья Эрмоса».

В конечном итоге, из всех групп вторжения, только колонна под руководством Ротела, вошедшая в Парагвай в Пираи, сумела выполнить свою миссию без потерь. Но аресты сотен сторонников движения внутри страны, оставили группу без материально-технической поддержки, ввиду чего Ротела повернул назад. 

Несмотря на огромные потери первого эксперимента декабря 1959 года, руководство приступило к спешной разработке планов второго вторжения. Эта поспешное решение было объяснено новостями о сближении между военными лидерами Аргентины и режимом Стресснера, что грозило полным уничтожением эмигрантской организации.

29 апреля 1960 года колонна «Свобода», состоящая из 120 боевиков и возглавляемая самим Ротела, пересекла реку Парана с намерением организовать в Парагвае надёжную базу сопротивления на холмах вокруг Сан Хоакина. В то же время, другая колонна, сформированная либералами и фебреристами под руководством полковника Модесто Рамиреса, ветерана войны в Чако, пересекла реку чуть дальше к северу, в Карлосе Антонио Лопес. Немедленно после высадки на парагвайскую территорию, колонна столкнулась с упорным сопротивлением пограничников, в результате чего вынуждена была вернуться в Аргентину. Уже на аргентинском берегу, группа вновь подверглась нападению – на этот раз со стороны аргентинских солдат.
Теперь и далее колонна «Свобода» осталась в полном одиночестве, один на один с режимом.


Несмотря на смертельную опасность, Ротела надеялся заполучить поддержку жителей так называемой «военной зоны», протянувшейся на территории к востоку от линии границы. Внутри этой обширной зоны армия взимала с граждан произвольные налоги и ввела принудительную реквизицию скота для «прокорма солдат». Учитывая, что особому грабежу подвергались лица, замеченные в симпатиях к либералам или фебреристам, Ротела небезосновательно рассчитывал на поддержку народа.

Однако, в июльском столкновении в Таваи, Департамент Кааспа, колонна «Свобода» была полностью уничтожена. Противоповстанческой операцией руководил лично министр внутренних дел Эдгар Инсфран, бросивший на плохо вооружённых эмигрантов отряды специального назначения Пехотного Полка R.I.14 «Серро Кора» под командованием генерала Патрисио Кольмана. Все захваченные живыми партизаны, включая и самого Ротела, были подвергнуты пыткам, а затем убиты. В течение июня и июля 1960 года, аргентинская пресса регулярно публиковала сообщения о обнаружении в реке Парана изуродованных тел бывших повстанцев. Таков был печальный конец второго вторжения.

Третье, и последнее вторжение «Движения 14 мая», было осуществлено 21 декабря 1960 года, когда майор Хуан Бартоломе Араухо во главе сотни боевиков атаковал со стороны реки Парагвай пригород Асунсьона Ита Энрамада. Однако, операция была прервана из-за недостаточной материально-технической поддержки.

*****************************************************************************
Четвёртая книга, «Убитые в рождественский сочельник», базируется на воспоминаниях Ремихио Хименеса, участвовавшего в мини-вторжении, осуществлённом восемью хорошо вооружёнными боевиками «Движения 14 мая» в октябре 1960 года.

Так же, как и Эстече, Хименес констатирует экстраординарно неважное планирование операции, где гораздо бОльшую роль сыграл энтузиазм, а не разум.

Согласно Хименесу, его группа без разрешения покинула эмигрантский лагерь в Пареха-и, близ аргентинского города Мисьонес 11 октября 1960 с целью попытаться поддержать осаждённые силы колонны «Свобода». На самом деле, к этому моменту все боевики Ротела были давным-давно уничтожены властями, но, видимо, эмигранты не верили в это. В результате, с момента вступления на парагвайскую землю в Пуэрто Игуасу, группа, возглавляемая Карлино Колинасом, находилась в полном одиночестве.

Оригинальный план этой операции  заключался в походе на запад, до самого городка Иу, Департамент Каагуасу, где планировалось атаковать полицейский комиссариат, после чего отойти к холмам Ибитирусу, где боевики ожидали встретиться с бойцами колонны «Свобода».
Однако, несколькими днями спустя, индеец миба, который был захвачен в качестве проводника, но сумел бежать, уведомил власти о новой группе повстанцев, пришедших из Аргентины. На протяжении дистанции в 70 километров до Иу, боевики столкнулись с присутствием мощной армейской группировки, что заставило их двинуться на север. Два месяца группа бесцельно блуждала в сельве, преследуемая армейскими отрядами, милицией, сформированной из членов Партии Колорадо, и самолётами парагвайских ВВС. 17 ноября они захватили и ограбили военный лагерь, где топорами зарубили двух бойцов колорадской милиции, оставшихся готовить обед для солдат. Любопытно, но, несмотря на различные столкновения, включая и крупное сражение 24 ноября, когда был убит армейский офицер, капитан-лейтенант Мануэль  Галеано, группа не имела ни раненых, ни убитых.

Наконец, измученные и обессиленные голодом, 18 декабря повстанцы достигли бразильской территории недалеко от Параньоса, где вынуждены были искать поддержки у эмигрантов-членов движения, возглавляемых Филемоном Вальдесом. Тот поначалу устроил прибывших в палаточном лагере в 20 километрах от границы с Парагваем. Но, через несколько дней после прорыва в Бразилию, боевики были преданы муниципальными служащими Параньоса парагвайского происхождения, которые сообщили стресснеровским солдатам, квартировавшимся в приграничной деревне Ипеху, Департамент Каниндью, о присутствии в Параньосе повстанцев. Введённые в заблуждение, предполагая, что их должны передать в руки бразильских военных  для официальной сдачи и последующего получения политического убежища, боевики в ночные часы рождественского сочельника погрузились в грузовик, который повёз их прочь из Параньоса. На выезде из города, эскадрон смерти, сформированный из парагвайских солдат, расстрелял всех боевиков. Только Хименес смог скрыться во тьме. Позднее выяснилось, что Антонио Арсе, так же расстрелянный солдатами, несмотря на полученные ранения, сумел выжить и добраться до города.

В феврале 1961 года бразильское правительство Жаниу Куадроса послало дипломатическую ноту протеста Стресснеру, сообщавшую о нарушении бразильского суверенитета парагвайскими войсками. В последующем, Бразилия предоставила политическое убежище Хименесу и Арсе.

*****************************************************************************
Пятая книга одного из членов «Движения 14 мая», озаглавленная как «Камера Страха», была опубликована лишь после смерти её автора, Карлоса Кабальеро Феррейра, ветерана Войны в Чако, умершего в ссылке в Монтевидео в конце 60-х годов. В своём объяснении, почему движение проиграло, Кабальеро уделили большое внимание «предательству» некоторых лидеров Либеральной Партии, подписавших устав M14 4 мая 1959 года. Согласно Кабальеро, с самого начала они имели двойственное отношение к движению и на ранних стадиях хоронили все его начинания. В своей критике он отдельно касается одного из этих лидеров, - Бенхамина Варгаса Пенья. Согласно Кабальеро, Варгас совершил ошибку, предполагая, что аргентинское правительство сохранит нейтралитет в этом конфликте. В результате, аргентинские власти в Корьентесе получали всю информацию о готовящихся операциях эмигрантов. И, по-прежнему оставаясь далеко не нейтральной силой, аргентинские солдаты стреляли в группу, возглавляемую Модесто Рамиресом, когда она пересекала реку. Кабальеро обвиняет Варгаса Пенья в своём аресте аргентинскими властями в Посадасе в первой половине 1960 года. Так же он утверждает, что именно Варгас Пенья виновен в разжигании внутренних конфликтов в движении, разместив в аргентинской газете «La Prensa» свою статью, осуждавшую «коммунистическую инфильтрацию» в движение. Наиболее серьёзное обвинение заключается в том, что эти «предатели» активно содействовали уничтожению колонны «Свобода». По словам Кабальеро, когда колонна вошла в Парагвай, посредством радиопередатчика, «предатели» дали ложные сведения Ротела, сообщив ему, что другие колонны так же вошли в страну незамеченными. В реальности, все они были уничтожены, и очень вероятно, что колонна Ротела просто не знала о том, что парагвайские войска обнаружили её фактически сразу же после пересечения границы.

***************************************************************************
Режим Стресснера без всякого суда и следствия продиктовал приговор в отношении арестованных членов «Движения 14 мая». Ветхий фасад юридической объективности на этот раз был откинут напрочь: подсудимым принудительно назначались адвокаты, под пытками боевиков заставляли писать обвинительные декларации, как против самих себя, так и против своих товарищей (некоторые из них в последствии были опубликованы в прессе)…

Ввиду массового побега из военной тюрьмы «Пенья Эрмоса», экс-повстанцы пребывали в статусе «скрывающихся от парагвайского правосудия». Данная ситуация сохранялась в течение долгих тридцати лет – срок правления Альфредо Стресснера. И только с возвращением демократии – парадоксально, но это произошло после военного переворота, осуществлённого «правой рукой» Стресснера, генерала Андреса Родригеса в 1989 года, - с повстанцев были полностью сняты все обвинения, вынесенные во время диктаторского режима, что позволило многим из этих уже состарившихся бойцов вернуться на родину.