Страницы

пятница, 29 октября 2010 г.

ЗАХВАТ ГАРИНА


 Вступление в Гарин

В то утро всё было спокойно и никто из местных жителей даже не предполагал, что произойдёт буквально через несколько часов. Что маленький городок Гарин, расположенный в трёх десятках километров от Буэнос-Айреса попадёт на первые полосы газет, за счёт того, что сюда прибудут несколько десятков боевиков FAR, преследующие одну единственную цель – заявить о себе, как о новой революционной группе посредством вооружённого налёта.

Этим солнечным утром 30 июля 1970 года из различных пунктов Большого Буэнос-Айреса шестеро шофёров направили свои транспортные средства по Панамериканскому шоссе в сторону городка Гарин. 
 К тому моменту, близ моста перед въездом в город уже собралась основная группа боевиков. С целью раздобыть транспорт для въезда в Гарин, одну за другой, одетые в полицейскую форму, они остановили все шесть машин. Благодаря быстрым и точным действиям, все управлявшие автомобилями водители были аккуратно связаны и закинуты в пикап «Форд» F-350.

Между тем, с самого утра, по городу болтались несколько групп элегантно одетых юношей и девушек, имитировавших продажу красочных психоделических картин. Таким образом, в течение почти трёх часов, эти парни и девушки тщательно осмотрели будущее место действия и собрали все необходимые оперативные сведения. Помимо всего прочего, эти столичные субъекты много раз были замечены в баре, расположенном напротив банка, из чего можно было сделать вывод, что они изучали пути подхода к банку и обстановку вокруг него.

Собрав всю необходимую информацию, «продавцы картин», без видимой связи друг с другом, но практически одновременно, удалились из города для того, чтобы спустя несколько часов вернуться и реализовать впечатляющую акцию, нарушившую обычное спокойствие Гарина.

Немногим после полудня, посредством прекрасно синхронизированных вооружённых действий, около 40 боевиков, принадлежавших к доселе неизвестной организации, в течение 50 минут одновременно захватили контроль над всеми ключевыми объектами города. Чтобы провести акцию с такой математической точностью, бойцы были организованы в оперативные команды, действовавшие независимо друг от друга, но державшие связь с помощью современных «уоки-токи» с оперативным штабом операции.

Прелюдия к операции

Первым объектом атаки был офис «Национального Агентства Телекоммуникаций» (ENTel), расположенный напротив железнодорожной станции «Митре», на бульваре Перона (бывший бульвар Генри Форда), рядом с известным баром «Chiflo». Там, немногим после 13 часов, припарковался грузовик-пикап, имевший на борту номер ENTel RP.14, идентифицировавший его принадлежность телекоммуникационной компании. Из него не торопясь вышли мужчина и женщина и направились прямиком к богатому дому, прилегающему к зданию офиса «Агентства».

Представившись работниками ENTel, пара заявила, что им было поручено провести перепись. Внимательно выслушав гостей, работница клиниговой компании, открывшая им дверь, согласилась ответить на их вопросы и впустила боевиков в дом.

На протяжении часа ей задавались вопросы на самые различные темы: в самом деле, впоследствии, уборщица вспоминала, что ей показалось очень странным, что служащие телекоммуникационной компании крайне сильно интересуются политическими воззрениями её сына. После пришёл третий мужчина, который так же представился сотрудником ENTel, и, ни мало не смущаясь, напрямую попросил у уборщицы ключи от центрального офиса, так как в этот час в здании никого не было, а ему уж очень нужно попасть внутрь.

Таким образом, трое членов группы смогли проникнуть в помещение «Агентства», после чего, заперев одного находившегося в офисе рабочего в туалете, перерезали ножовкой главный кабель, обеспечивающий телефонное сообщение города.

Параллельно с этим, другая команда, состоящая из пары молодых мужчины и женщины, проследовала в жилище Бруно Эмилио Тораццо, расположенное на улице Лас Эрас, между улицами Ларрока и Падре Перна (бывшая Италия). Тораццо был единственным серьёзным радиолюбителем города, обладавшим оборудованием, с помощью которого теоретически можно было наладить связь с соседними городками.

Опять же представившись инспекторами ENTel, ему объяснили, что компании необходимо получить всю информацию о его трансформаторе. После того, как «инспекторы» вошли в дом, они связали всю семью радиолюбителя, а затем разбили как сам радиоаппарат, так и все его комплектующие. Следовательно, Гарин остался в полной информационной изоляции. Это была первая фаза операции, после которой началось непосредственное исполнение акции.

Перекрытие подходов к городу

Итак, около 13:40 две другие команды захватили стратегический контроль над главными дорогами, пролегающими в Гарин. Основной целью было предотвращение выезда автомобилей, чьи водители могли уведомить о том, что происходит в городе находившиеся поблизости полицейские участки.

Одна из команд расположилась на пересечении проспекта Белграно и улицы Сальво – главной артерии, ведущей из города, - прямо напротив детского дома, принадлежащего комитету OPROVI (Защита и Реабилитация Сирот и Бездомных Детей). Здесь стояли шесть вооружённых боевиков, четверо из которых были одеты в полицейскую форму. На этом импровизированном «блокпосту» боевики остановили всё движение, тормозя автомобили под различными предлогами, такими как проведение в районе спецоперации по поимке опасных преступников.  
Фальшивые агенты правоохранительных органов заставляли водителей оставаться в своих автомобилях, отбирая у них ключи и документы от машин.

Как только было блокировано движение на этом пересечении, один из членов группы, одетый в полицейскую форму, заявился в офис OPROVI, и, посредством “тонких манер» и «столичного говора» (по свидетельству одного из очевидцев), попросил телефон для того, чтобы позвонить сеньоре Энсине, жене директора учреждения. Это было сделано для того, чтобы на всякий случай проверить полное отсутствие телефонной связи в городе.

В тот же момент, другая команда, сформированная из пяти вооружённых мужчин, один из которых был одет в полицейскую форму, прибыла на проспект Маркес (современный проспект Фруктуосо Диас), с целью недопущения выезд автомобилей на Панамериканское шоссе. Кроме того, эта же команда имела и другую цель: охрана тех шести водителей и их машин, которые были захвачены в начале операции, и по-прежнему томились связанными в пикапе «Форд» F-350.

Параллельно с установлением контроля над главными дорогами, ведущими прочь из города, третья группа должна была взять под охрану железнодорожную станцию «Митре». Цель заключалась в предотвращении возможных трудностей после того, как прибудет пассажирский поезд. После активной зачистки местности и установки постов на обоих выходах, одна из пар боевиков направилась в офис начальника станции и попросила формуляр для отправки срочной телеграммы в Капилья дель Сеньор. После редактирования сообщения и оплаты тарифа, боевики ретировались без особых трудностей: несмотря на прибытие поезда, они не сочли необходимым срочно захватывать станцию.

Штурм  полицейского комиссариата

Одновременно с этим, четвёртая группа приступила к наиболее дерзкой акции всей операции: захвату полицейского участка.

В комиссариат зашёл товарищ, представившийся медицинским работником и предъявивший удостоверение на имя «Доктора Краузе». Его сопровождала девушка, отрекомендовавшаяся медсестрой «Красного Креста». Боевики заявили дежурному офицеру, что они являются членами специальной комиссии, проверявшей здоровье детей, живущих в приюте OPROVI. Помимо этого, они имеют намерение проверить здоровье и у местных полицейских – обычная процедура для многих государственных служащих. Кивнув, офицер пошёл было за специальной книгой регистрации, в которую необходимо было внести имена посетителей. В этот момент «медсестра» вытащила из-под своего пальто автомат, «доктор Краузе» так же извлёк пистолет. Дежурный полицейский мгновенно оказался на полу, связанный по рукам и ногам, с надетым на голову мешком.

Ту же самую «процедуру» боевики провели и с агентом, выскочившим из другой комнаты, после чего в комиссариат ворвалась остальная часть боевой группы для проведения изъятия оружия из арсенала и униформы со склада. Совершив кражу, боевики чёрными аэрозольными баллончиками исписали стены полицейского участка: была нанесена аббревиатура, позже появившаяся во многих местах города – «FAR –Fuerzas Armadas Revolucionarias. Свобода или смерть! Никогда не станем рабами!»

Ограбление банка

Между тем, в нескольких кварталах от комиссариата, жёлтый грузовик припарковался напротив «Провинциального Банка Буэнос-Айреса», где произошёл весьма трагический инцидент. Из автомобиля вышли мужчина и женщина – одетая в мини-юбку и чёрные ботинки, - которые смело приблизились к капралу Фернандо Суллингу, несущему охрану у дверей учреждения. Мигом осознав в чём дело, полицейский извлёк свой пистолет, однако выстрелить не успел – в ходе начавшейся борьбы с молодыми людьми, он был ранен в живот.

Вместе с другой подошедшей парой, они подняли раненого и ворвались в банк, куда так же вбежали ещё четыре боевика группы. Внутри зычным голосом один из грабителей провозгласил: «Чтобы вы поняли, это не просто ограбление банка,  это политический акт, направленный против режима, угнетающего всех нас, поэтому просим вас не идти ни на какое сотрудничество с полицией».

После этого, не обращая внимания на запуганных сотрудников банка и находившихся внутри клиентов, боевики сковали раненого полицейского и других охранников наручниками и заперли в одном из офисов учреждения.

Однако, согласно некоторым свидетельствам, со всеми сотрудниками правопорядка нападавшие обращались корректно. Дабы предотвратить любые возможные проблемы, двое членов революционной группы – мужчина и женщина, - во время атаки на финансовое учреждение, ворвались в ресторан «El Farolito», располагавшийся напротив банка, и заперли всех находившихся внутри посетителей вместе с владельцами заведения на кухне. Каково же было удивление хозяев, когда после ухода боевиков обнаружилось, что вся дневная выручка ресторана осталась лежать в кассе – несмотря на подходящую возможность, ими не было тронуто ни песо.

Между тем, внутри банка продолжалась молниеносная операция: некоторые расписывали стены лозунгами, другие хватали деньги, находившиеся в кассах, третьи требовали у работников ключи от центрального хранилища. Один сотрудник сообщил, что ключи находятся в комиссариате, поэтому он, в сопровождении четверых боевиков был вынужден проследовать в уже захваченный участок. После прибытия на место, сюда же ворвались два взволнованных жителя Гарина, желающие уведомить полицию о творящемся в городе бардаке. К своему удивлению, вместо того, чтобы внимательно выслушать их и принять немедленные меры, «полицейские» положили граждан на пол и сковали наручниками.

Отход

Завладев ключами от центрального хранилища банка и возвратившись туда, боевики приступили к генеральному грабежу, однако в тот момент, когда массивная дверь едва-едва открылась, по рации прозвучал приказ оперативного руководства о немедленном отходе из города.

Спешка объяснялась тем, что группа, контролировавшая выезд из города в сторону Буэнос-Айреса, ввязалась в перестрелку с полицейскими патрулями округов Генерал Пачеко и Инженер Машвитц, прибывшими в Гарин по тревоге.

Информацию о захвате города неизвестными боевиками предоставил полиции один из жителей, сумевший добраться до шоссе и оттуда по телефону сообщить обо всём. Как только патрульные автомобили достигли перекрёстка проспекта Белграно и улицы Сальво, по ним был открыт плотный огонь из автоматов, в результате чего полицейские машины были выведены из строя.

Предполагая, что произошла некая путаница и это всего лишь одна из полицейских групп, прибывших ранее, офицеры начали кричать «Не стреляйте! Мы тоже полицейские!»
К удивлению агентов правоохранительных органов, фальшивые полицейские игнорировали это предупреждение и продолжали стрелять. Однако, согласно Хосе Оттонелли, - одного из ранее захваченных боевиками водителей, - «казалось, что они вели огонь понизу, чтобы не ранить полицейских офицеров».

В результате полной неразберихи и не находя возможности справиться с огневой мощью боевиков, полицейские сдались, подняв руки вверх и побросав оружие на землю, несмотря на то, что им было известно о скором прибытии сюда других полицейских команд. В тот же момент товарищи FAR начали быстрый отход в сторону столицы.

В то время остальные участники операции уже покинули Гарин. Итогом всего действа стал захват 3.316.628 долларов и 18. 188 песо, 7 пистолетов различного калибра, 4 револьверов, двух заряженных автоматов и нескольких комплектов полицейской формы с идентификационными значками.

Товарищи, задействованные в акциях в банке, офисе телекоммуникационной компании и комиссариате, выехали из города по Панамериканскому шоссе. Пара, контролировавшая железнодорожную станцию, ушла по шоссе № 3 в направлении Тортугитаса.

В конечном итоге, вооружённая команда, блокировавшая выезд на проспекте Маркес, так же ушла по Панамериканскому шоссе на борту нескольких грузовиков, в кузове одного из которых по-прежнему лежали связанные водители, захваченные утром. Этот пикап был оставлен вместе со всеми его пассажирами недалеко от столичного квартала Болонья, около половины четвёртого дня. Проходивший мимо муниципальный инспектор Сан Исидро услышал подозрительные шумы внутри кузова. Заглянув внутрь, он обнаружил связанных шофёров. Освободив их, из дальнейшего рассказа, инспектор узнал, что похитители обращались с пленниками «очень хорошо», и что «они взяли только автомобили, не притронувшись ни к деньгам, ни к товарам».

 Между тем, жители Гарина, которые лежали обездвижено в комиссариате и банке, так же были освобождены: вскоре сюда прибежала взволнованная медсестра, чтобы рассказать о нападении неизвестных на банк. Именно она развязала одного местного жителя, который и освободили всех пленников с помощью хозяина автомеханической мастерской, разломавшего клещами наручники, которыми были скованы полицейские в комиссариате и в банке. Немедленно после этого, шофёр кареты скорой помощи Центральной Больницы Гарина, который так же был пленён в банке, поднял раненого капрала Суллинга и повёз его на автомобиле в госпиталь Эскобара, где тот умер несколькими часами позже.

На память обо всём произошедшем, на стенах улиц города остались граффити и многочисленные листовки, повествующие о том, что «после нескольких лет анонимного действия, сегодня мы окончательно сформировали свою политическую сущность. Здесь, в Гарине, мы провозглашаем рождение «Вооружённых Революционных Сил»…»