Страницы

четверг, 15 сентября 2011 г.

ГЕРИЛЬЯ DEVRIMCI YOL



В середине 70-х годов в Турции ширился и углублялся гражданский конфликт. Многочисленные фашистские группировки, среди которых наиболее мощным являлось молодёжное крыло Партии Национального Действия «Ülkücü Gençlik» (Молодые Идеалисты), с молчаливого одобрения правительственных сил разворачивают в стране широкомасштабный террор против активистов левого лагеря и национальных/религиозных меньшинств. К 1977 году внутренний конфликт приобретает черты ползучей гражданской войны: университеты, городские кварталы, заводы и даже тюрьмы превращаются в арену жестоких столкновений между фашистами и представителями левых движений.


В этом контексте организация «Devrimci Yol» (Революционный Путь), квалифицировавшая происходящие как самую настоящую гражданскую войну, выдвигает стратегию активного антифашистского сопротивления как первого шага на пути к социалистической революции. Главной ударной силой данной практики должны были стать «Комитеты Сопротивления» (Direniş Komiteleri), организованные по территориальному принципу. Помимо всего прочего, комитеты должны были искоренить спонтанеизм и хаос, царивший в революционном лагере, а так же упорядочить боевые действия в определённом направлении. Именно эти оперативные единицы, сплочённые единой борьбой, должны были стать основой будущей революционной армии, ядром предстоящего сражения непосредственно против власти.

Это решение вызывает бурные споры в левой среде Турции: ортодоксальные сектора обвиняют организацию в отходе от революционной стратегии Махира Чаяна, делавшего акцент на борьбу с правительством и считавшего фашистское движение лишь побочным продуктом фашистского государства. Тем не менее, обеспечение безопасности в стране, где 5-10 человек ежедневно теряли свои жизни в результате деятельности фашистских боевиков, заставляет левых делать выбор в пользу активного сопротивления. Дом за домом, улица за улицей, квартал за кварталом люди присоединяются к стратегии «Devrimci Yol» и создают «Комитеты Сопротивления».

В этот же момент начинается и проникновение «Революционного Пути» в сельскую местность. Однако тогда ещё «Dev-Yol» не преследует никаких военных целей, проводя среди крестьян только политическую и экономическую работу. Лишь позднее производятся попытки организации крестьянского сопротивления фашистскому и государственному террору. Тем не менее, сельская герилья ещё не входила в повстанческую схему организации, предпочитавшей действовать в городах.

Со временем, в результате скрупулезного анализа актуальной ситуации, организация определяет, исходя из структуры экономики, плотности населения и остроты политико-социальных конфликтов, две зоны, перспективные в плане развёртывания сельской партизанской войны: Самсун-Гиресун и Газиантеп-Мерсин. Именно здесь предполагается усилить работу. Однако, интенсивность городских конфликтов, оттягивающих на себя всю инфраструктуру и логистику «Революционного Пути», не позволяет развить действие в сельской местности. Лишь периодически, случайно оказавшимися в деревне городскими партизанами инициируются вооружённые акции, мало связанные с актуальными проблемами региона.

Таким образом, учреждаются первые «опытные» вооружённые формирования в Орду, Дерсиме, Малатье и Сивасе. Но оперативная ситуация требует работы в городе, поэтому вскоре партизаны покидают провинциальные регионы.

Тем временем, плавный ход страны к фашизму ускоряется в середине 1980.

В июне месяце, на волне нового обострения гражданского конфликта, представители Партии Национального Спасения, Партии Справедливости и Народной Республиканской Партии направляют премьер-министру Сулейману Демирелю официальный запрос, касающийся ситуации в городе Фатса (провинция Орду).

Фатса в тот момент являлась настоящим символом революционного движения Турции. Благодаря тому, что в 1979 году в результате выборов новым мэром стал бывший участник THKP-C Фикри Сёнмез, город фактически перешёл под власть левых сил, которым удалось в короткие сроки выстроить уникальную систему народовластия, абсолютно независимую от центральных аппаратов Государства. В официальных сводках говорится, что в этот период ни армия, ни полиция не имели никакой власти в городе, контролировавшемся народной милицией, в результате чего Фатса стала одним из самых спокойных городов региона.

Все попытки «проникновения» в Фатсу фашистских партий и организаций пресекались на корню. Левые, авангардом которых выступал «Революционный Путь», развернули здесь широкую социальную работу с массами, подавая «нехороший» пример соседним провинциям.

Демирель, ознакомившись с оперативной ситуацией в изложении представителей фашистских партий, твердивших о «легализовавшихся коммунистических бандитах», высказался за немедленное силовое вмешательство и наведение в Фатсе конституционного порядка. Той же точки зрения придерживались и армейские генералы. 

Таким образом, 11 июля начинается операция "Точка". Под фиктивным предлогом розыска некоего «пропавшего без вести» в Фатсе сержанта, в убийстве которого были обвинены члены местной милиции, к городу переброшены войска, усиленные бронетехникой и спецназом. После короткой блокады, ночью 12 числа армия входит в город. Народовластие было ликвидировано. Стоит отметить, что наряду с военнослужащими, город, в поисках «коммунистических боевиков», прочёсывали гражданские лица в масках, на деле оказавшиеся «молодыми идеалистами», действовавшими с одобрения сил безопасности.

Арестованный мэр Фикри Сёнмез умрёт в тюрьме от сердечного приступа 4 мая 1985 года.

Разгром Фатсы был лишь прелюдией к полному разгрому революционного движения, последовавшему после военного переворота 12 сентября 1980 года. По стране прокатывается шквал репрессий против левых сил. Десятки тысяч людей преданы специальным военным судам. Наибольшие потери «Революционный Путь» несёт в Анкаре (около 1000 арестованных), Артвине (900 арестованных) и Фатсе (900 арестованных). Всего же в период 80-82 гг. перед военными трибуналами предстало 4403 члена «Dev-Yol», 80 из которых были приговорены к смертной казни, 123 получили пожизненное заключение.

Тысячи городских партизан, столкнувшиеся с усилением репрессий, а так же проблемами с жильём и убежищами (особенно, в небольших городах), спонтанно, с оружием в руках, бегут в горы. Здесь нет никакой инфраструктуры. Они не имеют никаких боевых навыков сельской войны. Полный хаос. Неудивительно, что многие из бежавших вскоре либо погибнут в конфликтах с властями, либо будут арестованы.

Наибольшее количество боевиков «Dev-Yol» в тот момент сконцентрировалось в регионах Артвин, Орду, Сивас, Амасья, Малатья, Дерсим, Адана, Хатай и Ушак. Здесь имели место первые успешные рейды и столкновения с армией, однако попытка организации постоянного очага сопротивления не удалась.

«Революционный Путь», практически разгромленный в городах, последние свои надежды возлагает на войну в горах. Провинция стала центром притяжения, где концентрируются все проекты сопротивления «Dev-Yol».

Конкретизация работы на селе происходит осенью 1981 года. Организация к тому моменту уже кое-как восстанавливает свои структуры в Стамбуле и Анкаре, павшие под ударами пришедших к власти военных в 1980. Кроме того, в середине 81 в Турцию начинают возвращаться боевики, бежавшие от фашизма в Сирию и Ливан, где многие из них не только проходят боевое обучение, но и успевают принять участие в Гражданской войне.

К тому моменту революционное турецкое движение постепенно преодолевает отчаяние и ужас, вызванные потерями тысяч товарищей и полным военным поражением. Проект революционно-демократического сопротивления военной хунте в сельской местности рождает новые надежды. Надежды пробудить общество ото сна. Тезисы нового сопротивления активно поддерживаются из-за рубежа бежавшими революционерами, готовыми предоставить логистическую, материальную и информационную поддержку будущей сельской герилье.

Заново создаются городские сети, охватывающие студенческий и рабочий сектора, и предназначенные для вербовки комбатантов и сочувствующих. Кроме того, в качестве одной из приоритетных задач, «Dev-Yol» рассматривает восстановление городского вооружённого аппарата. Но ещё более важной задачей является подготовка бойцов для сельской герильи. Налаживаются связи с некоторыми регионами. Строится основа инфраструктуры и логистической сети поддержки.

Основным регионом, избранным для развёртывания боевых действий в соответствии с его стратегическими характеристиками, становится Адыямян. Здесь расположена база «Главного Союза Герильи» (Ana Gerilla Birliği), чьи «отделения», - «Местные Отряды Герильи» (Yerel Gerilla Birlikleri), - будут организованы так же в провинциях Артвин, Ушак и Хатай. Координировать и направлять процесс развёртывания партизанской войны в стране должен был «Сельский Совет» (Kır Konseyi), являвшийся главным инструментом руководства.

Отправленные обучаться в Палестину боевики, привносили в структуру новые тактико-стратегические и технические инновации. Однако, турецкая герилья никогда не имела тех технических возможностей, которыми обладала, например, Рабочая Партия Курдистана. Но, процесс обучения в палестинских лагерях имел и негативные последствия: летом 1982 года в ходе очередной войны с Израилем, палестинские боевики потерпели сокрушительное поражение, вызвавшее деморализацию в рядах турецких комбатантов.

В конце 1982 и начале 1983 года были предприняты первые шаги по организации непосредственно боевых действий. Первоначально поддержка сельскому фронту шла со стороны города, но долгосрочный стратегический план предусматривал постепенное перемещение вектора силы в обратном направлении.

Итак, группы городских партизан начали пребывать в провинцию, образовав ядро «Ana Gerilla Birliği».

Однако, развитию военного действия постоянно мешали внутренние дискуссии, царившие в рядах политической эмиграции (особенно, в Германии) и «Объединённого Фронта Сопротивления Фашизму» (Faşizme Karşı Birleşik Direniş Cephesi – FKBDC), посвящённые вопросу стратегии борьбы против режима. Многие друзья организации вдруг встали в оппозицию программе развития сельской партизанской войны, предпочитая делать ставку на усиление легальной и полулегальной работы в городах. 

Не лучше обстояло дело и с курдами. Боевики Рабочей Партии Курдистана, рассматривавшиеся изначально как «братья по оружию» и «товарищи по борьбе с фашизмом и империализмом», на деле следовали антидемократической и сепаратистской тенденции, что привело, в конце концов, к ухудшению и без того напряженных отношений. В итоге, следует разрыв с FKBDC, поощрявшим ненужные и даже вредные отношения с РПК.

Таким образом, к середине 1983 года сельская герилья «Dev-Yol» фактически задохнулась, так и не успев начаться. Дискуссии, обсуждения, споры похоронили революционную инициативу и предали тех, кто уже начал сражение в горах. Осенью материальная, информационная и человеческая поддержка со стороны «друзей» «Революционного Пути» полностью прекратилась.

К тому моменту в стране уже шли некоторые псевдодемократические преобразования. Общество стремительно менялось. Сельская герилья, и так занимавшая лишь периферийное информационное пространство, была совершенно вытеснена из поля интересов революционного движения.

А мелкие партизанские действия в сельской местности тем временем продолжались вплоть до осени 1984 года, когда было принято окончательное решение свернуть деятельность «Ana Gerilla Birliği». Немногие добровольцы остались в провинции, чтобы работать в новых условиях – вести легальную просветительскую деятельность среди селян, трудиться в профсоюзах и т.д.