Страницы

четверг, 27 февраля 2014 г.

Генеалогическое древо THKP-C




История всего революционного движения в Турции неразрывно связана с именем «Турецкой Народно-Освободительной Партии-Фронт» (Türkiye Halk Kurtuluş Partisi – Cephesi). Её основатель и главный руководитель Махир Чаян сформулировал как доктрину, так и этику Турецкой Революции. Концепция «политической войны», радикально отвергавшая всякий реформизм и пацифизм, дополнялась крайне воинственным, типично восточным фанатизмом самого Чаяна, чьё поведение стало примером, эдакой ролевой моделью для турецкой революционной левой. Не стоит удивляться поэтому, что период «гражданского конфликта» 77-80 гг. характеризовался умопомрачительным всплеском революционного насилия со стороны последователей Махира.

После гибели Махира в марте 1972 года, THKP-C фактически была разгромлена. Лишившись своего харизматичного вождя, партийцы, - и те, что остались на свободе, и те, что оказались в тюрьме, и те, что выехали за границу, - начали делить между собой духовное наследство Чаяна.

Махир Чаян

Именно с этого момента наступает эпоха «размножения» THKP-C. В этот период, начавшийся тотчас же после смерти Махира и закончившийся лишь в 90-х, по всей стране возникла дюжина больших и маленьких организаций, носивших гордое имя «Турецкой Народно-Освободительной Партии-Фронт», заявлявших, что они и только они являются истинными наследниками идей Чаяна, а все другие лишь пытаются стяжать славу, используя образ погибшего вождя.

Однако, когда эта эпоха «почкования» партий начиналась, всё выглядело ещё более-менее толково и благоразумно.


THKP-C/Acilciler



После убийства в Кызылдере 30 марта 1972 года лидера THKP-C Махира Чаяна, некоторые неустойчивые члены партии в очередной раз попытались скорректировать стратегическую линию, настаивая на отказе от вооружённой борьбы. Этим ликвидаторам противостояли радикальные, но крайне малочисленные группы партийцев и партийных симпатизантов, отстаивающие правильность курса покойного руководителя.

Наиболее крупными из таких групп являлись коллективы, сформировавшиеся вокруг Илкера Акмана, Хасана Басры Темизалпа, Юксель Эриш и Энгин Эркинера. Действуя отдельно друг от друга, со временем они наладили тесные контакты между собой и в 1974 году наконец объединились. Учитывая, что никаких принципиальных стратегических отличий от «исторической» THKP-C Махира у данной организации не было, её стали именовать просто «Копией» (Yazıcılar Grubu). Поддерживая контакты с томившимися в тюрьмах соратниками Махира, с группой, сформировавшейся вокруг журнала «Социалистическое Освобождение», с радикальными фракциями полузапрещённой «Федерации Революционной Молодёжи» (Dev-Genç), которые чуть позже преобразуются в Devrimci Yol, члены Yazıcılar Grubu пытались создать нечто наподобие общенационального революционного союза. Но все эти попытки особого успеха не имели.

Между тем, лидер этой крайне небольшой, но очень активной организации Илкер Акман вскоре выпустил программный текст под названием «Первоочередные проблемы Турецкой Революции» - именно благодаря этой 184-страничной брошюре организация и получит своё название – Acilciler («Первоочередные», «Безотлагательные»).

В середине 1975 года Acilciler, благодаря стараниям проживающей в Париже вдовы Махира Чаяна Гюльтен, объединяются с крупной группой Хасана Эрджана. Отныне это объединение носит имя «восстановленной» THKP-C. Практически сразу же, в соответствии со стратегией «Политической войны», внутри партии создаётся солидная боевая структура - Halkın Devrimci Öncüleri (HDÖ, Народные Революционные Комбатанты), - во главе которой встают сам Акман и Ахмет Риза Салман (оперативный руководитель).

Начинается активная подготовка к широкомасштабным военным действиям против репрессивных сил, фашистов и исламистов. Созданы партийные боевые группы в Сивасе, Малатье, Элбистане. Пробой пера в деле вооружённой борьбы стал подрыв в Сивасе местного представительства ультраправой Партии Национального Действия. Дальше – больше. В Малатье, прямо напротив центрального почтового отделения, трое комбатантов HDÖ атаковали полицейский патруль. Завязалась интенсивная перестрелка, в ходе которой был убит жандарм и охранник почты. Боевикам удалось скрыться, но сыщики быстро вышли на их след.

26 января 1976 года в квартале Байлердереси, в Малатье, полицейские отряды окружили дом, в котором находились участники этого нападения – Илкер Акман, Хасан Басры Темизалп и Юсуф Зия Гюнеш. Следуя «традиции революционного сопротивления», заложенной Чаянном, боевики отказались капитулировать, заявив, что готовы к смерти во имя народа. Начался штурм, во время которого полиция использовала гранатомёты и даже боевой вертолёт. Трое оборонявшихся погибли.

Акман, Темизалп и Гюнеш

Таким образом, Acilciler окончательно вступают на путь вооружённой борьбы. Тяжёлый и сложный путь, на котором организация теряет десятки своих товарищей убитыми и арестованными.

И в 1978-79 гг. начинается медленный закат партии. Расколы следуют один за другим. Большинство руководителей брошены за решётку. В 1979 году ранее арестованный член ЦК организации Михрач Урал при крайне странных обстоятельствах оказывается на свободе. Весной 1980 года из тюрьмы бежит один из основателей партии Энгин Эркинер, который с ходу заявляет, что Урал является полицейским провокатором, выпущенным из тюрьмы в обмен на предоставление информации о структуре. Разгорается очередной внутренний конфликт.

Он затухает лишь на время: виной тому – военный переворот 12 сентября 1980 года, осуществлённый хунтой Кенана Эврена. Acilciler подвергаются окончательному разгрому. Все ключевые главари - Михрач Урал, Али Сонмез, Ибрагим Ялчын, Фатма Байсан и Имам Кылыч, - скрываются за рубежом.

В 1984-86, после двухлетнего бездействия, Михрач Урал, получивший политическое убежище в Сирии, приступает к реорганизации партии. Постепенно, в 86-87 годах, он восстанавливает связи с выпущенными из тюрем бывшими членами  Acilciler в Турции. Ячейки организации реорганизованы в Стамбуле, Измире, Адане и Кайсери. В 1987 на территории Сирии Урал учреждает тренировочный лагерь для новых комбатантов, которые, нелегально вернувшись на родину, приступают к акциям вооружённой пропаганды – подрывам, ограблениям и убийствам жандармов и полицейских.

Михрач Урал

Параллельно с этим, Урал пытается сконцентрировать всю власть над партией в своих руках. Тесно связанный с сирийским режимом, обвинённый собственными товарищами в «фашистском уклоне», в предательстве революционного дела, а так же в том, что он посылает верящих ему людей на верную смерть в Турцию, Михрач Урал сначала поссорился с европейской фракцией Acilciler, а затем стал убивать недовольных и в Сирии – таким образом, его людьми были застрелены влиятельные диссиденты Мюнтеджеп Кисиджи, Юсуф Асад, Али Чакмаклы и даже руководитель HDÖ Небиль Рахума.

Основным же местом дислокации турецкой структуры Acilciler в конце 80-х, начале 90-х, становится Адана и провинция Хатай, причём в последнем случае региональная секция состояла вовсе не из турков, а из мусульман-алавитов арабского происхождения, явно тяготевших к Сирии. В этой связи стоит отметить, что объявленной целью этого периода борьбы Acilciler являлось создание революционного альянса угнетённых национальных меньшинств, т.е. «революционной оси» Кипр-Курдистан-Хатай, борющейся против турецкого фашистского государства. Не нужно упоминать, что эта многообещающая идея провалилась с треском: ни на Северном Кипре, ни в Курдистане Acilciler не сумели оставить заметного следа. Да и в Хатае организации удалось закрепиться лишь за счёт спецслужб сирийского правительства, считавшего провинцию частью «Великой Сирии», незаконно оккупированной Турцией.

Тут, кстати, стоит упомянуть о явных и не очень хорошо скрываемых связях фактического руководителя Acilciler Михрача Урала с сирийским режимом Асадов. Ещё в начале 80-х, когда он только-только обосновался в Сирии, Урал поражал своих товарищей высказываниями о том, что «они ещё будут гордиться тем, что являлись современниками Хафеза Асада». Это его неприкрытое преклонение перед типично восточной деспотией, прикрываемой фразеологией панарабского социализма, мало кому нравилось. Ещё меньше нравилось турецким революционерам становиться игрушками в руках сирийского Мухабарата, что и стало причиной конфликта между сирийским и европейским руководством Acilciler.

В 90-х года организация постепенно деградировала до уровня горстки личных головорезов Михрача, скучковавшихся вокруг его дома в Латакии. В сторону самого Урала неслись обвинения со всех сторон, - в том числе, и со стороны его старых товарищей, стоявших у истоков партии: начиная от обвинений в предательстве и убийствах недовольных, заканчивая обвинениями в организации с помощью сирийских спецслужб контрабанды героина в Турцию.

В последнее время в турецких масс-медиа вновь всплывает имя этого неутомимого старика. Но нынче – в связи с гражданской войной в Сирии. Ибо Михрач Урал теперь является не только руководителем существующей уже лишь на бумаге THKP-C/Acilciler, но и командующим вооружённой «революционной» организации со зловещим названием Muqāwamat al-Sūriyah (Сирийское Сопротивление), сражающейся на стороне правительственных сил против «ставленников Запада» и «предателей родины». Как выглядит эта «революционная» борьба стало более понятно в мае 2013 года, когда ополченцы Урала, являвшиеся в большинстве своём арабами-алавитами, при поддержке правительственных сил устроили классическую для Ближнего Востока резню иноверцев в районе Банияс, уничтожив от 200 до 400 гражданских лиц, - женщин, мужчин, детей, - суннитского вероисповедания, объявленных самим Уралом «предателями» и «террористами».

Михрач Урал (второй справа) вместе с бойцами "Сирийского Сопротивления"


……

Второй организацией, оспаривающей у Acilciler звание «наследницы» THKP-C Чаяна, являлся «Марксистско-Ленинский Союз Вооружённой Пропаганды» (Marksist Leninist Silahlı Propaganda Birlikleri): наверное, наиболее боевая левая структура Турции, возникшая практически одновременно с Acilciler.

Здесь мы видим точно такие же «кружки» ультралевых радикалов, взращенных на идеях Махира Чаяна и организовавшихся в период политической «оттепели» 1973-74 гг. В первые месяцы 1975 года, на основе консенсуса, достигнутого между несколькими стамбульскими группами (Bakırköy Grubu, Üniversite Grubu, Kolej Grubu, Aksaray Grubu и Üçler Grubu), возникает организация, объявляющая себя «восстановленной» THKP-C. Причём, что любопытно, так же, как и в случае с Acilciler, духовную поддержку MLSPB оказывает неугомонная Гюльтен Чаян. Во главе первого ЦК THKP-C/MLSPB встали Хасан Шенсой (председатель), Сулейман Полат, Мехмет Фарук Айдын, Зеки Юмуртаджы и Ибрагим Йерик.

Очень скоро организации удаётся вовлечь в свои ряды достаточно много новых симпатизантов и боевиков из различных районов страны, но быстрый рост даёт и негативные результаты – ширится фракционность, углубляются различные идеологические конфликты между региональными комитетами. Совершенно естественно, что продуктом этой нездоровой атмосферы становится чреда расколов. Таким образом, мы можем сказать, что MLSPB наряду с  Acilciler является «колыбелью» тех групп и группировок, носивших имя THKP-C, действовавших в Турции на протяжении 70-х, 80-х и 90-х. Хотя, есть и исключения.

Ниже мы рассмотрим лишь самые яркие примеры деятельности организаций подобного рода.


THKP-C/HDÖ (Halkın Devrimci Öncüleri)



Как уже было указано, в 1976 году внутри THKP-C/Acilciler было организовано своеобразное боевое крыло - Halkın Devrimci Öncüleri или Devrimci Halkın Öncüleri (Народные Революционные Комбатанты), во главе которого встал Ахмет Риза Салман.

Постепенно, внутри Acilciler нарастает внутреннее напряжение, объясняемое расхождениями стратегического характера. В течение 78-79 гг. Ахмет Риза Салман ведёт отчаянную полемику с военно-политическим руководством по вопросам организации борьбы. В то время как Acilciler делает основную ставку на развитие городской герильи со всеми вытекающими, Риза Салман защищает тезисы «затяжной народной войны» в китайском духе – т.е. тезисы «осады города деревней».

Наконец, ситуация разрешается ожидаемым образом: в мае 1979 года Риза Салман заявляет о разрыве отношений с Acilciler, при этом оставляя за собой право на использование имени Halkın Devrimci Öncüleri, уже овеянного ореолом героизма. Таким образом, возникает THKP-C/HDÖ. Надо сказать, что и Acilciler не намерены были отказываться от славного названия своей боевой структуры, поэтому с 1979 года в Турции действовало две группы, имевшие одно и то же имя.

Ровно через год, в мае 1980 года в результате спецоперации властей, 46 членов организации Ахмета Ризы Салмана было арестовано. Несколько саботажных актов, несколько вооружённых ограблений, «стандартные» атаки против исламистов и одно убийство - вот и всё, чем могла «похвастать» эта организация. Зато планы были громадными – по сообщениям полиции, были найдены схемы и записи, свидетельствовавшие о том, что THKP-C/HDÖ в Стамбуле планировала осуществить ещё более 100 терактов против зданий государственных служб и представительств правых партий. Силами безопасности были изъяты 270 динамитных шашек, два автомата, использовавшиеся в 32 различных нападениях, 10 пистолетов, 9 ручных гранат и множество патронов.

Несмотря на столь удачный исход полицейской спецоперации, основные ключевые персонажи организации продолжали находиться на свободе.

19 марта 1981 года Мехмет Йылдырым (руководитель анатолийской зоны борьбы HDÖ), Джемалеттин Дювенджи (руководитель эгейской зоны), Селахаттин Гёзуток и Нихат Куран были блокированы полицией в доме в стамбульском квартале Бахчельевлер. Следуя революционной традиции, комбатанты первыми открыли огонь по стражам порядка. Четыре боевика, выкрикивавших лозунги и певших революционные гимны, стойко выдержали трёхчасовой яростный натиск превосходящих сил противника, но в конце концов применённая полицией газовая бомба сломила сопротивление. Мокрые свитера, обёрнутые вокруг головы, не могли помочь против газовой атаки.

Спалив все имеющиеся в доме документы, члены HDÖ начали выбрасывать из окон оружие, соглашаясь на капитуляцию. Тем не менее, спецназ открыл огонь на поражение, в результате чего все четверо революционеров были убиты. Внутри дома сыщики обнаружили ещё около тысячи патронов и несколько десятков гранат.


В тот же вечер в отместку за убийство товарищей, в городе Ушак боевой группой HDÖ были расстреляны двое полицейских.

Несмотря на установленную в сентябре 1980 диктатуру, организация продолжала боевые действия. Нападения на представительство Партии Национального Действия в Карсе, где были застрелены двое охранников, освобождение из стамбульской тюрьмы двух палестинских боевиков, множество ограблений и убийств: ещё целый год HDÖ наносило удары по военному режиму. Лишь в январе 1982 наконец была поставлена точка: 91 член организации, в том числе три девушки, предстали перед военным судом. 25 из них были приговорены к смертной казни.

Восстановление организации произошло в конце 80-х годов, когда в Турцию начали возвращаться бежавшие за рубеж революционеры. Многие другие покинули тюремные стены благодаря амнистии.

26 марта 1991 года взрывом в генеральном офисе корпорации «Shell» в Измире HDÖ открыло новый этап борьбы.

«Революционные кампании» бомбинг-атак и вооружённых нападений следуют одна за другой. Анкара, Орду, Гиресун и Адан превратились в арену боевых действий восстановленной HDÖ. Но полиция тоже не дремлет – к 1993 году были арестованы свыше 30 человек, изъято 2 автомата Калашникова, 10 пистолетов, 16 ручных гранат.

9 мая 93 новый инцидент: в стамбульском квартале Чаршамба в ходе перестрелки с жандармами близ одной из конспиративных квартир был убит очередной революционер из HDÖ. В его жилище так же были найдены автомат Калашникова, несколько пистолетов и ручных гранат.

Полицейские операции продолжались: новые аресты, новые обыски, новые данные. Были разгромлены ячейки организации в Измите, Эскишехире, Адане. К 1994 году HDÖ фактически было разгромлено. Лидер группы Ахмет Риза Салман скрылся за границей, откуда пытался реорганизовать деятельность своей группировки, но тщетно.


THKP-C /DEV-SAVAŞ (Devrimci Savaş)

THKP-C/«Революционная война» являлась ещё одним продуктом многочисленных расколов, поразивших Acilciler. В 1978 году Хасан Север и Хасан Шукру Дал, обвинив в «пацифизме» как Acilciler, так и MLSPB, принимают решение о создании собственной группировки, получившей имя THKP-C/ Devrimci Savaş.

Весьма интенсивная деятельность этой очередной «наследницы» Махира Чаяна была довольна быстро прервана: в 1980 году, в результате чреды полицейских операций, практически все члены организации оказались за решёткой.

Всего же на счету этой зловещей организации бесчисленное количество терактов, убийств и ограблений; в ходе оперативных мероприятий полиция изъяла в числе прочего 66 серебряных слитков и алмазов на 45 миллионов лир, а так же множество ювелирных украшений. Помимо ювелирных магазинов, жертвами нападений экспроприаторов Dev-Savaş становились бензоколонки, закусочные, фабричные кассы и полицейские автомобили. Т.е., как мы видим, перед нами скорее полукриминальная структура, преуспевшая в грабежах, прикрываемых политическими лозунгами.

Стоит так же заметить, что конкретно члены Dev-Savaş и их авантюристские действия в отношении неофашистов и исламистов, сыграли ведущую роль в провоцировании печально знаменитой резни в Кахраманмараше в декабре 1978 года: именно боевики «Революционной Войны»  забросали бомбами кинотеатр, в котором собирались представители ультраправых группировок. Они же грозились закидать гранатами местные мечети в случае дальнейшей эскалации правого террора: эти угрозы, слёзно растиражированные неофашистами, и стали поводом для массового погрома штабов левых организаций, а так же домов представителей религиозных и национальных меньшинств (алавитов и курдов), в результате чего погибло 109 человек.

В августе 1981 года в военном суде Стамбула началось слушание по делу THKP-C/ Devrimci Savaş. Из 75 обвиняемых, 43 были приговорены к смертной казни.

Судилище эпохи военной диктатуры. В виде издевательства над личностью, революционеров в зал суда доставляли исключительно в нижнем белье


Но история этой формации на этом отнюдь не закончилась.

В конце 1980 Хасан Шукру Дал (товарищ Панчо Вилья) бежит из стамбульской тюрьмы «Байрампаша» и тотчас же принимается за восстановление группировки. И ему это, некоторым образом, удаётся.

Однако уже очень скоро, по «доброй» турецкой традиции, Dev-Savaş делится на две непримиримые фракции, обвинявшие друг друга в провале революционной борьбы: «центристов» и «ликвидаторов».

Взаимные оскорбления и угрозы, понятно, отнимали крайне много сил, поэтому лишь в конце 1990 года, пополнив свои ряды вышедшими из тюрем боевиками, члены фракции «центристов», недовольные «пацифизмом» и «пассивностью» турецкой левой, восстанавливают организацию, но уже под именем THKP- Yeniden Kuruluş Birliği-Halk Kurtuluş Güçleri (Народно-освободительные силы (восстановленные).

Реорганизованная, эта группа довольно скоро приступила к активным действиям: уже в конце 1991 года следуют первые акции. Правда все эти операции ограничивались поначалу исключительно бескровными демонстративными терактами и покушениями, что не смогло удивить уже привыкшее к кровавым столкновениям революционеров с властями турецкое общество. И единственными, чьё внимание THKP-YKB привлекла этими взрывами, оказались сыщики, которые довольно легко принялись вылавливать боевиков новорождённой группы по всей стране.

Таким образом, уже с конца 1992 года THKP-YKB начинает терять людей и оружие. Причём полицейские крайне удивлялись, обнаружив в распоряжении доселе малоизвестной организации довольно приличные финансовые средства и не менее солидный арсенал, включавший помимо «стандартных» гранат и автоматов Калашникова, множество пистолетов иностранного производства, а так же глушителей к ним. Вероятно, что всё это «богатство» было нажито за счёт многочисленных «анонимных» ограблений и налётов, а так же сделок на чёрном рынке.

Но эпоха борьбы THKP-YKB шла к логическому финалу. 19 апреля 1994 года, после ограбления «Бизнес-Банка» в стамбульском квартале Зейтинбурну, антитеррористическим отделом полиции были задержаны пятеро комбатантов. На конспиративной квартире, указанной одним из задержанных, детективы изъяли 17 автоматов Калашникова, девять пистолетов, множество гранат и несколько тысяч патронов.

Среди арестованных оказался и лидер THKP-YKB Хасан Демир («Мехмет»). Кроме того, благодаря изъятым документам, полиции стало известно о подготовке серии нападений на крупных бизнесменов, чиновников и иностранных граждан. Это был окончательный конец.


THKP-C/Kurtuluş

После гибели лидера THKP-C Махира Чаяна, его партия подверглась катастрофическому разгрому. Большинство боевых кадров оказались за решёткой, где проводили много времени в размышлениях над ошибочностью применённой тактики в борьбе с государством. В результате амнистии 1974 года некоторые из этих кадров, впавших в «народничество», оказались на свободе. Именно эти турецкие народники, бывшие соратники Махира, провозгласили свой маленький кружок, начавший в 1975 году публиковать журнал «Социалистическое Освобождение», единственным истинным наследником партии Чаяна. Примерно в тот же момент было принято и название для этого кружка: THKP-C/Kurtuluş (Освобождение). Основной и главной целью его была объявлена борьба за осуществление Национальной Демократической Революции, что, конечно же, приближало активистов THKP-C/K к позициям кемализма.

Практически одновременно с другими фракциями, претендовавшими на звание «настоящей» THKP-C, «Освобождение» приступило в 1976 году к вооружённой борьбе с правительством.

Разветвлённая структура организации в Коджаэли, Бурсе, Стамбуле и Сакарье включала в себя несколько сотен одних только боевиков, не считая многочисленных сочувствующих и симпатизантов. Вся эта масса промышляла «классическими» атаками на неофашистов и исламистов, полицию, своих идеологических врагов из левого лагеря, ограблениями.

К 1980 году, в преддверии военного переворота, положение в THKP-C/K сложилось плачевное: 116 членов боевой структуры были арестованы, 18 из них приговорены к смертной казни. Ситуация усложнялась тем, что властям в конце 1978 года удалось накрыть центральную «казну» организации на одной из конспиративных квартир, где было обнаружено полтора миллиона турецких лир и ценностей на сумму в 2.5 миллиона.

Лидер этой славной группировки, Мустафа Качаролу, по совместительству, главный редактор журнала «Социалистическое Освобождение», 12 марта 1981 года так же попался в лапы властей Стамбула и был от греха подальше переправлен в одну из тюрем Анкары, где у организации не существовало никакой опоры. Усилия товарищей по его освобождению закончились печально: 14 человек было схвачено непосредственно в Анкаре, и ещё 55 членов группы в Анталии. Вновь изъяты пистолеты, автоматы, гранаты и фальшивые документы.

Мустафа Кемаль Качаролу

После переворота 12 сентября и последующих за ним событий, THKP-C/K была уничтожена. Большинство членов Центрального Комитета оказалась в тюрьме. Часть спасшихся от ареста руководителей среднего звена бежали в Сирию, другая же, меньшая часть верхушки выехала Западную Европу. Например, Мустафа Кемаль Качаролу, сумевший бежать из тюрьмы, обосновался в Швейцарии, где часть добытых путём грабежей денег организации пустил на развитие собственной междугородной автобусной компании.

В связи с дезорганизацией и тотальным крахом, те из боевиков THKP-C/K, которые, оставшись в Турции, сумели пережить волну репрессий, в середине 80-х учреждает Организацию Освобождения Турции и Северного Курдистана (Türkiye Kuzey Kürdistan Kurtuluş Örgütü – TKKKÖ), основной социальной базой которой становятся студенты и школьники старших классов.

Долгий период практической бездеятельности TKKKÖ, характеризующийся чредой расколов и взаимных упрёков, закончился в 1993 году, когда руководством организации была предпринята кампания акций самофинансирования для дальнейшего развития городской и сельской герильи. Таким образом, боевики осуществляют несколько довольно крупных экспроприаций, но дальше дело пошло из рук вон плохо: 8 апреля 1994 года были арестованы два активных члена вооружённой сети TKKKÖ, с помощью которых полиция сумела разгромить всю крайне немногочисленную боевую братию.

В конечном итоге, отказавшись от воинственных планов, в том же 1994 году TKKKÖ принимает участие в формировании Единой Социалистической Партии, а в 96, после разгона партии, организация вливается в партию Свобода и Солидарность.


THKP-C/DK (Devrimci Kurtuluş)

Одной из первых диссидентских групп, выделившихся из MLSPB, становится группа «Революционное освобождение», возникшая в 1978 году, и продержавшаяся на плаву до апреля 1980 года, когда правительством было арестовано несколько сотен боевиков THKP-C/DK и изъято более 5 тонн (!!) различного оружия и боеприпасов, принадлежащих организации. От рук комбатантов «Революционного освобождения» за двухлетний срок его существования погибли 36 человек. На счету этой же группы громкое убийство четырёх американских граждан в стамбульском квартале Флоря.


THKP-C/EB (Eylem Birliği)

В конце 1978 года внутри «Революционного Освобождения» разгорается внутренний конфликт, и некоторые товарищи из Стамбула, Анкары и Адана выходят из организации для того, чтобы сформировать новую структуру – THKP-C/Группы Действия.

Возглавлял эту крайне небольшую фракцию революционеров Али Бюлент Сарыташ, который, вместе с другими 22 членами EB был схвачен полицией в 1979 году.

Всего за плечами этой организации, действовавшей в Стамбуле, Анкаре, Измире, Болу и Газиантепе, 7 убийств и 36 вооружённых нападений. Одним из самых громких инцидентов с участием боевиков THKP-C/EB считается грандиозная перестрелка с полицией в квартале Тютюнчифлык в Измите, в которой было ранено шестеро полицейских. 27 из 39 представших перед военным судом Стамбула членов «Групп Действия» в 1980 году, были приговорены к смертной казни.


THKP-C/Yolunda Devrimci (Çayancı) Sempatizanlar

История этой малочисленной группировки так же берёт начало в THKP-C/Devrimci Kurtuluş. В 1979 году происходит престранный инцидент: после очередного заседания ЦК «Революционного Освобождения», один из членов комитета, оппозиционно настроенный к большинству Хусейн Шакуль, был увезён своими же собственными соратниками в пригород Стамбула и убит выстрелом в затылок по крайне малопонятному обвинению в нарушении норм революционной морали.

Тотчас же после этого организацию покидает фракция, сформировавшаяся ещё раньше вокруг покойного диссидента, взявшая себе имя «Симпатизанты Революционного Метода (Чаяна)».

Организацию, считавшую себя ортодоксальным продолжением партии Махира Чаяна, возглавил теперь Аладдин Айчичек. Наиболее громкой акцией THKP-C/YDS является собственно дебют: нападение на генерал-майора Сабри Демирба. Один из видных участников операции вторжения на Северный Кипр, командир бригады воздушно-десантных войск, известный шовинист и откровенный фашист, Демирба попал в засаду революционеров 20 мая 1980 года в Фенербахче. Однако он сумел спастись и отделался лишь ранением ноги.

В апреле 1981 года в результате полицейской спецоперации большинство участников организации были схвачены, а так же изъято практически всё оружие. Фактически, YDS была уничтожена.


THKP-C/Cephe Yolu

THKP-C/Первая Линия являлась продуктом объединения нескольких диссидентов из MLSPB и членов очень недолго существовавшей группы THKP-C Savaşçıları. Во главе группировки встал Махмут Байрам, убитый в июне 1979 года в ходе спецоперации в стамбульском квартале Гюльтепе.

12 марта 1980 года THKP-C/CY прославилась убийством Эюпа Озалтуша, высокопоставленного сотрудника Национальной Разведывательной Организации, обвинённого в причастности к смертям Байрама, а так же членов ЦК MLSPB Тамера Табака и Омера Чимекена. Два убийства, два крупных ограбления, несколько десятков мелких нападений…После переворота 12 сентября группа была полностью ликвидирована полицией.


THKP-C/Direniş Hareketi (Üçüncü Yol)

После раскола 1978 года, когда из среды Devrimci Yol вышла ультрамилитаристская Devrimci Sol, наступила эпоха взаимной грызни. Бывшие товарищи обвиняли друг друга во всех смертных грехах, утверждали, что именно их идеологический противник является виновником провала революционной борьбы в Турции, исступлённо призывали неофитов присоединиться только к их «подлинно революционной» организации и т.д. Нередко дело доходило до прямых драк с применением ножей, дубин и кирпичей.

С удивлением для себя, руководство Dev-Yol обнаружило, что мятежный стамбульский комитет, на основе которого выросла Dev-Sol, не единственная проблема. К тому моменту внутри Devrimci Yol, уже успела окрепнуть значительная группа недовольных «диктатурой» организационной верхушки. И эта группа, сформировавшаяся вокруг фигуры Ахмета Гюверджина, постепенно начинает отходить от «материнской» организации, оформившись, в конце концов, в THKP-C/Третий Путь.

Самое главное, что на сторону этих диссидентов перешла значительная часть полуразложившейся «Федерации Революционной Молодёжи» (Dev-Genç), состоявшей к тому моменту из автономных уличных коллективов самой различной идеологической направленности – начиная от революционных кемалистов, заканчивая экзотическими сторонниками корейских идей «чучхе».

С самого начала THKP-CY удалось развить довольно эффективную деятельность, завоевав симпатии населения в школах и институтах, на заводах и фабриках Стамбула, Анкары, Картала, Антакьи, Челиктепе, Измита и Санайи.

В связи с эскалацией политического насилия в Турции, весьма скоро «Третий Путь» осуществляет некоторую реорганизацию, учреждая внутреннюю боевую структуру. Любопытно, что во главе этой вооружённой сети стояли не кто-нибудь, а действующие сотрудники правоохранительных органов, открывшие двери для «инфильтрации» революционеров в полицейское училище в Харбийе и военное училище в Кюлели – Хамза Ялчын, Осман Тификчи и Ахмет Эрдоган.  Под руководством этих славных парней началось развитие городской герильи «Третьего Пути»: осуществлялись вооружённые рейды против неофашистов, летели гранаты и бомбы в полицейские участки, проводились грабежи банков и коммерческих контор.

21 июля 1979 года в Шышлы произошло столкновение между полицией и группой боевиков THKP-CY, в результате чего один из жандармов был убит. На месте преступления раненым был захвачен лейтенант жандармерии Хамза Ялчын, благодаря оперативной работе с которым властям удалось идентифицировать двух других «оборотней в погонах» - Османа Тификчи и Ахмета Эрдогана. Оба они скрылись. 11 марта 1980 бежал из тюрьмы и Ялчын.

Революционная деятельность продолжалась. Вновь осуществлялись грабежи и убийства, атаки и рейды.

После переворота 12 сентября 1980 года троица руководителей скрылась за границей, в то время как сама организация в Турции фактически была уничтожена. Положение это сохранялось вплоть до 1988 года, когда по амнистии на свободу начали выходить бывшие участники Üçüncü Yol.

Вскоре ими была учреждена «Ассоциация Трудящихся» (Emekçiler Derneği) со штаб-квартирой в Анкаре, которая объединила часть освободившихся боевиков и значительное число неофитов революционной борьбы. Вскоре в Турцию нелегально возвращаются Тификчи, Ялчын и Эрдоган для того, чтобы принять командование над внешне совершенно безобидной организацией.

В следующем году внутри этой странной структуры было воссоздано боевое крыло. Однако теперь его название было изменено – отныне, в связи с изменившейся ситуацией и уходом революционной борьбы в стратегическую оборону, группа именуется  THKP-C/Direniş Hareketi (Движение сопротивления).

Основной задачей было объявлено создание революционного единства всех левых сил для осуществления национальной демократической революции. Особый упор руководство ставило на работу с армией, которая за последние 40 лет превратилась в самодостаточную политическую силу, терзаемую внутренними противоречиями. Ибо приверженность кемализму с его ярким ранним антиимпериалистическим духом, несколько контрастировала с той ролью исполнителя приказов Брюсселя и Вашингтона, которую играла армия в эпоху Холодной Войны.

В конце 1989 начинаются и первые боевые операции – в основном, это бомбардировки различных объектов и закидывание их «коктейлями Молотова». Затем группа переходит к более радикальным методам, но деятельность эта быстро пресекается: уже в 1990 году Хамза Ялчын вместе с группой соратников был арестован по обвинению в ограблении ювелирного магазина и вымогательстве.

Фактически, история данной вооружённой группы на этом завершается. В 1992 году в рамках «Ассоциации Трудящихся» был начат выпуск журнала «Фокус» (Odak), вокруг редакционных секций которого в Эскишехире, Измире, Адане, Зонгулдаке и Анкаре собирались бывшие боевики THKP-C/Direniş Hareketi и прочие сочувствующие. Проводились многочисленные семинары, обустраивались клубы, даже время от времени члены этих клубов совершали спорадические атаки с применением бутылок с зажигательной смесью. Но никакой серьёзной деятельностью уже и не пахло.


THKP-C/16 Haziran Hareketi

В 1963 году уволенный из армии Сарп Курай, находясь под воздействием идей «турецкого революционного коммунизма» Хикмета Кывылджилмы, создаёт небольшой кружок единомышленников, в основном, из таких же бывших военных.

Кружок потихоньку разрастается, ширится и укрепляется. И в 1969 году успешно интегрируется в «Федерацию Политических Клубов» (Fikir Kulüpleri Federasyonu), функционировавшую под эгидой «Федерации Революционной Молодёжи» (Dev-Genç). Вплоть до 1974 года клуб Курая участвует в работе федерации, но затем следует крушение самого Dev-Genç и уход в свободное плавание. Во время которого кружок успел поработать бок о бок (правда, речь не идёт ни о какой незаконной деятельности) и с национально-коммунистической партией «Родина», и с радикальными коммунистами из «Партизанского Пути» (Partizan Yolu), и с боевым профсоюзным движением.

Однако, дистанцируясь от какой-либо военной деятельности, кружку удаётся более-менее безболезненно пережить военный переворот 12 сентября 1980 года и члены его упорно, в течение следующих лет, продолжают свою пропагандистско-агитационную работу в различных общественных секторах Турции и эмигрантской общины ФРГ и Франции.

Всё меняется в 1988 году. 20 февраля в ходе расширенной встречи руководства клуба в Париже, Сарп Курай, рассматривая проблему назначенной на 15-16 июля всеобщей забастовки турецких трудящихся, предлагает изменить и название кружка и формат его деятельности.

Таким образом, новоиспечённая  THKP-C/16 Haziran Hareketi (Движение 16 июля), отправляет в Ливан первый контингент своих боевиков для прохождения обучения в военизированных лагерях палестинцев в долине реки Бекаа. Нелегально вернувшись в Турцию, эти бойцы стояли за первыми акциями организации, «крупнейшей» из которых стало убийство заместителя начальника полиции стамбульского квартала Зейтинбурну в ходе вооружённого нападения на полицейский участок.

THKP-C/16 Haziran Hareketi тотчас же объявило себя одной из частей единого революционного фронта в борьбе с фашистским режимом, ключевыми представителями которого в то время являлись Dev-Sol и Рабочая Партия Курдистана. После первых дебютных операций количество незаконных актов организации возрастало в геометрической прогрессии: вооружённые нападения на полицию, подрывы агитационных бомб, осуществление атак на представительства партий и коммерческих контор в знак поддержки тех или иных акций протеста, - стачек, голодовок, забастовок, - теракты против банковских отделений.

Удивительно, но фактически три года полиция не обладала вообще никакими сведениями об этой таинственной организации, что очень легко объяснялось властями – дескать, за спиной  THKP-C/16 Haziran Hareketi стоит КГБ и сирийские спецслужбы.

Первая ниточка в руках турецких детективов появилась лишь в январе 1990 года: ночью 23 числа член «Движения 16 июля» Рамазан Онган попытался забросить бомбу внутрь здания Стамбульской Фондовой Биржи, но взрывное устройство сработало в его руках и он погиб на месте. Сыщиками был установлен автомобиль, на котором Онган прибыл на место. Уже к концу ночи по всему Стамбулу шли обыски, в ходе которых удалось задержать восьмерых комбатантов организации во главе с руководителем стамбульской структуры Сердаром Кайя. Полиция удовлетворённо отрапортовала о разгроме очередной сети красных террористов.

В августе того же года в результате оперативных мероприятий были арестованы ещё 8 членов THKP-C/16 Haziran Hareketi. Причём на их квартирах было найдено множество боеприпасов и оружия российского производства.

13 июня 1991 года страна вновь слышит название организации: теперь бомба взорвалась в руках Гюркана Оздемира, намеревавшегося подорвать модный торговый центр «Галерея» в Атакой. Тяжело раненый, он скончался 22 числа.

Фактически, это последнее упоминание о THKP-C/16 Haziran Hareketi. Аресты 1990 года и, самое главное, изъятие властями практически всего оружия, поставили организацию в сложное положение. Начался период взаимных нападок и раздоров между оперативными руководителями структуры в Турции и зарубежной верхушкой во главе с Сарпом Кураем. В 1995 году организация распадается.


THKP-C/Militan Gençlik-Halkın Yolu

В 1973 году ряд бывших членов THKP-C Чаяна из Стамбула, Трабзона и Карса объединяются в радикальный кружок, издающий журнал «Militan Gençlik» (Воинственная молодёжь). Причём идеологические позиции, проповедовавшиеся в этом альманахе, были весьма своеобразны: во-первых, это были фактически народнические идеи, идеи левого национализма, близкие к революционному кемализму ранней эпохи. Во-вторых, отвергая «вооружённое сектантство» радикалов, товарищи MG настаивали на необходимости всеобщего вооружения масс, на создании массового революционного движения.

Чуть позже эти идеи были развиты в журнале «Halkın Yolu» (Народный Путь), который начала выпускать разросшаяся организация в конце 1974 года.

Имея весьма радужные перспективы на будущее, THKP-C/MG-HY к сожалению не сумела реализовать свой потенциал. Следующие несколько лет были посвящены исключительно борьбе между многочисленными фракциями самого разного толка, возникшими внутри организации в ходе эскалации революционного процесса в Турции.

Помимо бесконечных разборок между собой, члены этой группы посвящали себя так же агитационно-пропагандистской работе в народных кварталах, где периодически проводились попытки формирования некоего подобия «народной милиции» для противодействия неофашистскому и полицейскому террору. Наиболее заметным фактом подобного рода служит вероятно деятельность THKP-C/MG-HY в стамбульском рабочем квартале Мустафа Кемаль, который 1 мая 1980 года был объявлен «освобождённой территорией Турецкой Революции». Вплоть до военного переворота 12 сентября того же года, положившего конец «стамбульской вольнице», район превратился в арену жестоких вооружённых столкновений между представителями организации и их симпатизантами с одной стороны и членами неофашистских движений и жандармами с другой.

После установления в стране военной диктатуры и полного разгрома революционного движения, наступила эпоха критики и самокритики. В итоге, остатки THKP-C/MG-HY, резко переориентировавшиеся на маоизм, в 1981 году перегруппировываются и учреждают «Турецкое Коммунистическое Рабочее Движение» (Türkiye Komünist İşçi Hareketi – TKİH). Начинается издание нового журнала, имевшего весьма нетривиальное название «İşçinin Yolu» (Рабочий Путь). Изменилась и стратегия – теперь, несмотря на продолжавшиеся попытки внедрения на заводы, в народные кварталы и университеты, TKİH утверждает, что вооружённая борьба является наиболее эффективным методом для завоевания власти.

Поэтому уже в середине 80-х годов в некоторых городах страны были учреждены «Silahlı Gerillaları» (Партизанские Вооружённые Группы), развивавшие деятельность по подготовке к широкомасштабной войне с правительством.

Первой известной акцией TKİH-Silahlı Gerillaları стало убийство одного из руководителей профсоюза фабрики «Pagard» Мустафы Инджы, застреленного 26 марта 1991 года в своём доме в Умрание за «дезертирство из рядов организации».

Вскоре следует другая карательная акция – 24 сентября того же года в Стамбуле убит Митин Улады, так же член TKİH, якобы являвшийся полицейским информатором.

Вслед за этим началась традиционная «карусель» - грабежи, перестрелки, незаконные демонстрации, поджоги…

Со временем, TKİH всё больше сближается с Турецкой Коммунистической Марксистско-Ленинской Партией (TKP/ML), - наиболее мощной радикальной левой партией страны, - и в частности, с одной из её фракций, TKP/ML Hareketi. Пока наконец, в сентябре 1994 года окончательно не вливается в её ряды.


Не стоит думать, что «генеалогическое древо» THKP-C исчерпывается лишь вышеуказанными группами и организациями. Помимо этих, оставивших заметный след в истории турецкой революционной борьбы группировок и партий, существовало с полдюжины других, микроскопических формаций, чей вклад в развитие гражданской войны в Анатолии был менее значителен, хотя все они (Devrimci Birlik, Devrimci Koordinasyon Birligi, Devrimci Cephe, Türkiye Kizil Muhafuzlari Ordusu и т.д.) и носили гордую и солидную приставку THKP-C, символизировавшую их причастность к ставшей уже легендарной партии Махира Чаяна.