Страницы

воскресенье, 26 декабря 2010 г.

ТУРЦИЯ: ПОКОЛЕНИЕ 68


Турхан Феизлиолу

Со студенческой скамьи – в террористы

Принято считать, что левый терроризм в Турции зародился вместе с т.н. «студенческим движением» конца 60-х годов («68 Kuşağı» - «Поколение 68»).

12 июня 1968 года группа левых студентов оккупирует факультет права Стамбульского Университета, выдвигая главным своим лозунгом «борьбу против проимпериалистического режима». Прокламация, призывающая  «ликвидировать правительство» была подписана руководителем студенческой группы Денизом Гезмишем – страна впервые слышит имя в будущем одного из наиболее известных турецких левых террористов. Это событие стало отправной точкой истории терроризма в Турции.


Первые турецкие боевики получили своё «начальное» политическое образование в рамках «Федерации Молодёжных Революционных Ассоциаций» (Dev-Genç), главной левой студенческой организации Турции в те года. В целом, все они являлись довольно перспективными студентами, имевшими значительный потенциал.

С 1965 по 1969 гг. они вели свою деятельность в молодёжных группах, созданных при университетах страны. Большинство из этих кружков имели довольно тесные связи с легальной Турецкой Рабочей Партией и её марксистско-ленинистким крылом – в частности, этим особо отличалась группа Махира Чаяна. Всеобщие выборы 1969 года привнесли в лоно этих групп большое разочарование в деятельности парламентских партий и укрепили мнение, что марксистско-ленинская революция в Турции не может идти мирным путём, но только вооружённым.

Итак, с 1969 года начинается процесс плавного перехода  мирных групп молодых идеалистов через пропаганду социализма среди рабочих и студентов и демонстраций протеста против центрального правительства и НАТО к городской и сельской герилье.

В 1969-70 гг. перед началом широкой террористической кампании, наиболее радикальные студенты из левой среды, такие как Дениз Гезмиш и Хусейн Инан, отправляются в Иорданию, где расположены базы обучения Организации Освобождения Палестины. Именно здесь они постигают основы тактики вооружённой борьбы. Вернувшись, они прилагают все свои силы для развития нового политического действия.

1971 год стал годом начала наиболее драматического периода истории Турецкой Республики: появляются первые три  террористические организации левого толка.

Организованные радикальными студентами, они действуют в различных частях Турции: Турецкая Народно-Освободительная Партия – Фронт (Türkiye Halk Kurtuluş Partisi-Cephesi) Махира Чаяна, Турецкая Народная Освободительная Армия (Türkiye Halk Kurtuluş Ordusu) Дениза Гезмиша и Турецкая Рабоче-крестьянская Освободительная Армия (Türkiye İşçi Köylü Kurtuluş Ordusu)  Ибрагима Кайпаккая.


Türkiye Halk Kurtuluş Ordusu

THKO была основана левыми активистами Стамбула и Анкары в 1969 году. Исторически предполагается, что лидером этой группировки являлся Дениз Гизмеш, однако подлинным главарём был Хусейн Инан. Гезмиш действительно был известен своим настроем на боевые действия и мог сплотить вокруг себя товарищей, однако он был крайне слаб в вопросах революционной теории. Третьим человеком в иерархии THKO был Синан Джемгиль.

Дениз Гезмиш
Свои систематические боевые действия группировка начала в первых месяцах 1971 года с ограбления банка в Анкаре. Второй операцией организации стало похищение четверых американских солдат. Данной акцией боевики популяризировали имя THKO на всю страну.

К середине года группа разделилась: одна часть, во главе с Гезмишем, продолжила осуществлять городские акции в Стамбуле и Анкаре, другая же группа, под лидерством Джемгаля, отправилась в зону Малатья-Акчадаг с целью развития сельского фронта.

Первой акцией этой маленькой сельской бригады партизан стало нападение на американскую военную базу в Кюреджике. В завязавшемся бою некоторые из герильерос были убиты американскими военными, другие же были чуть позже захвачены полицией.

Спустя некоторое время, трое главных фигур THKO – Дениз Гезмиш, Хусейн Инан и Юсуф Аслан, - были арестованы в провинции Сивас после нападения на солдат турецкой армии. 9 октября все трое были приговорены к смертной казни за попытку свержения конституционного строя, и повешены в столичной тюрьме «Мамак» в мае следующего 1972 года.

THKO являла собой типичный образчик марксистско-ленинисткой партии. По мнению боевиков, Турция была оккупирована США в экономическом, политическом и культурном отношении. В военном отношении, Турция являлась колонией США. Правительство контролировалось напрямую Соединёнными Штатами посредством своих агентов влияния. Избирательная кампания 1969 года показала, что мирных путей изменения ситуации не существует. Таким образом, остаётся единственный путь – вооружённая борьба.

Поверив в то, что империалистические силы могут быть уничтожены только путём революционного насилия масс, боевики THKO намеревались возглавить это насилие и осуществить марксистско-ленинскую революцию. По их мнению, именно они были вооружённым авангардом, катализатором действий масс в больших городах, которые затем должны были распространиться и на сельские регионы. Не поддавалось никакому сомнению, что вооружённое действие организации получит широкую поддержку.

Очевидно, что THKO находилась под сильным впечатлением Кубинской революции и опыта Гевары в Боливии. Идеолог группы, Хусейн Инан даже предпринял попытку адаптировать стратегию сельской партизанской войны Че под турецкие условия, выпустив брошюру «Путь Турецкой Революции». В соответствии с ней, главными районами действий группировки были обозначены зоны Малатья-Акчадаг и Адыяман. Так же, основываясь на концепции Гевары, боевики THKO отвергли теорию о формировании национальной коммунистической партии (один из базовых аспектов классического марксизма-ленинизма), как предварительного условия для радикального революционного изменения ситуации в стране.

Боевики предполагали, что все объективные условия для осуществления революции в Турции уже созрели. Основной задачей революционного процесса становилось формирование мелких вооружённых групп для осуществления первичных боевых акций. Затем было необходимо, невзирая на возможные идеологические разночтения, объединить эти группы в единую революционную народную армию. Нужно ли говорить, что данная стратегия не имела права на жизнь. Более того – THKO в довольно короткий период времени была полностью ликвидирована властями.

Türkiye Halk Kurtuluş Partisi-Cephesi

THKP-C, вторая террористическая организация первой волны, была создана Махиром Чаяном, Эртурулем Кюркчу, Мюниром Рамазаном Актолга и Юсуфом Кюпели.

Махир Чаян
Молодёжная группа, возглавляемая Чаяном, с начала 1965 года действовала внутри Турецкой Рабочей Партии. После электорального провала ТРП в 1969, группа разорвала всякие связи с легальной политикой и присоединилась к Михри Белли, члену Коммунистической Партии и лидеру Национального Демократического Революционного Движения. Затем, в январе 1971 левая группа, собравшаяся вокруг Чаяна, составила открытое письмо к «Социалистическому Журналу Айдынлык», в которой провозглашалось создание нелегальной организации.

Свою террористическую деятельность боевики THKP-C начали 12 февраля 1971 года, ограбив банк «Зираат» в Анкаре. Затем они осуществили убийство генерального посла Израиля в Стамбуле Эфраима Элрома в знак солидарности с бойцами ООП. 1 июня лидер группы Махир Чаян арестован после перестрелки с полицией, в которой погибает его товарищ Хусейн Джевахир. Однако, не прошло и трёх месяцев как он, вместе с ещё несколькими боевиками, бежит из стамбульской тюрьмы.

Его последняя акция, вероятно направленная на освобождение трёх арестованных лидеров THKO, заключалась в похищении трёх британцев в Северной Анатолии, с целью их дальнейшего обмена. Однако акция успехом не увенчалась – в течение усиленных поисков, отряду армейского спецназа удалось обнаружить убежище террористов в деревне Кызылдере, провинция Токат. 30 марта Махир Чаян и восемь его товарищей погибли в перестрелке с солдатами.


Чаян до сих пор является наиболее важной фигурой в мифологии левого турецкого терроризма: ведь он символизирует для них не только пример героической воинственности, но и образ политического стратега. Именно этот интеллектуальный потенциал и отличает Чаяна от Гезмиша.

В первую очередь, именно его перу принадлежит попытка разработки новой теории Турецкой революции, в которой он синтезирует традиционный марксизм-ленинизм с идеями Че Гевары, Кастро и Дебре. Написав несколько статей, посвящённых этой теме, он так же попытался проанализировать сложившуюся в стране ситуацию с точки зрения собственной же стратегии.

Во-вторых, - и это действительно большая заслуга Чаяна, - он вывел левое турецкое движение на новый уровень, направив его по пути суицидального насилия. Именно благодаря теориям и действиям Чаяна, уже в середине 70-х годов не было большего оскорбления для левого экстремиста, чем обвинить его в пацифизме. По воспоминаниям Саяры, писателя, близкого к левому движению, Чаян действительно был фанатиком оружия и глубоким приверженцем насильственных действий. И его героическая смерть стала примером для всех турецких левых. Примером того, как, несмотря на окружение многочисленных войск, можно стоять до конца за свои идеи.

Идеи THKP-C и её стратегии революционной борьбы, были изложены в работе «Перманентная революция – I-II-II». Согласно Чаяну, Турция была оккупирована Соединёнными Штатами. Однако, не напрямую, а скорее скрытно – у власти в стране находилась реакционное правительство, состоящее из военных и приверженцев тотальной бюрократии, которое полностью контролировалось США. Реальной демократии в Турции не существует. Она фиктивна. Турецкая демократия такая же «подлинная», как и демократия на Филиппинах или в Никарагуа. Единственным средством, способным разрушить сложившуюся систему и вновь установить демократическое правление, является революция. В марксистско-ленинской теории революция не может осуществляться мирными средствами – такими, как парламентарская борьба, выборы и т.д. Единственным путём революции, как указывал Ленин и Мао, является революционное насилие. В этом контексте особый вес приобретает концепция Мао о «затяжной народной войне» - именно она лежала в основе стратегии Чаяна.

В соответствии с ней, Чаян видел революцию как долгую войну народных сил против сил империалистических. И во главе народного фронта стоит революционный авангард, т.е. THKP-C.

Однако сложившаяся ныне ситуация не позволяет вовлечь всё население в войну немедленно, да и правительство не столь слабо, как это представляют себе некоторые революционеры. За 60-е годы государство неимоверно усилилось, увеличив своё присутствие во всех сферах жизнедеятельности. Кроме того, увеличилось и присутствие на национальной арене и крупного международного капитала. В этих обстоятельствах было бы безумием наедятся на какую-то самостоятельную инициативу народа. Нет. Необходимо  планомерно подталкивать турецкое общество к бунту и войне. Нужно срывать с глаз народа чёрную повязку и демонстрировать ему истинное лицо капиталистического режима. Для этого существуют два метода: «вооружённая пропаганда» и «авангардная война».

Вооружённая пропаганда включает в себя сельскую герилью и психологическую войну против правительства. Эти действия должны осуществляться членами вооружённого народного авангарда, т.е. THKP-C, дабы продемонстрировать, что государство не так сильно, как оно само о себе говорит. Кампании насилия революционных боевиков покажут, что с государством можно бороться силовыми методами. На втором этапе в процесс войны будет вовлекаться всё больше и больше людей. Государство, не способное своими силами справиться с недовольством, будет вынуждено обратиться за помощью к США. После этого подпольные группы революционных боевиков должны быть преобразованы в регулярную революционную армию для отпора захватчикам. Война охватывает все слои населения. На этом этапе революционным силам никак не справиться с американским вмешательством без помощи Социалистического Блока, и особенно – без поддержки СССР.

Из этого последнего пункта можно догадаться, почему боевики THKP-C избрали главным полем своей деятельности Северную Турцию. Не только потому, что здесь царили идеальные природные условия для сельской герильи, но и оттого, что именно через эту местность проходили наикратчайшие морские и сухопутные пути в СССР. Другими словами, действуя именно здесь, THKP-C надеялась на скорый приход помощи «центральной силы Социалистического Блока».

Итак, THKP-C рассматривала в качестве генеральной стратегии концепцию гражданской войны вьетнамского типа с целью создания «освобождённых зон», которые бы постепенно расширялись, в конце концов, охватив всю Турцию. По их мнению, на одной стороне баррикад гражданской войны должны были сражаться социалистические силы при поддержке Стран Варшавского Договора, на другой – капиталистические и правые силы при поддержке США и НАТО. Целью гражданской войны являлась полная победа над капиталистической системой и освобождение от американской оккупации. Пример Кубы заставил Чаяна и его товарищей свято уверовать в возможность реализации своих идей. Один из лидеров группы, Юсуф Кюпели, позднее говорил: «В тот момент мы зачитывались не только Лениным. Нашими стратегическими ориентирами были Маригелла, Линь Бяо, Мао и Дуглас Браво…Мы все воображали себя кубинскими революционерами или вьетнамскими патриотами».

План THKP-C, как и план THKO не работал. Махир Чаян и восемь других боевиков были убиты в схватке с властями. Другие члены организации так же были арестованы. Однако, это был не конец. После всеобщей амнистии 1974 года, по всей Турции появилось более десятка террористических организаций, претендовавшими на то, чтобы быть подлинными наследниками THKP-C.


Türkiye İşçi Köylü Kurtuluş Ordusu

Ибрагим Кайпаккая
Третьей террористической организацией, действовавшей между 1969-73 годами, являлась Рабоче-крестьянская Освободительная Армия. Лидер TIKKO, Ибрагим Кайпаккая, хотел сразу же начать войну в сельских районах. По его мнению, народные массы ждали прежде всего вооружённой борьбы, а не пламенных речей или публикаций в журналах. Это демонстрирует, что среди всех трёх организаций, TIKKO была наиболее радикальная.

Стратегия революции Кайпаккая базировалась на вооружённой борьбе в Курдистане и концепции «фокизма», выведенной Че Геварой и Реже Дебре. По мнению главаря, именно в восточной и южной частях Анатолии сложились все объективные условия для начала сельской партизанской войны. Именно там относительно легко можно было бы создать «освобождённые зоны» и защищать их от атак Государства. Эти территории прекрасно подходят для развёртывания затяжной народной войны, поскольку на Востоке и Юге живут угнетаемые центральным правительством люди (курды), из которых легко можно было бы сформировать основу регулярного партизанского войска и платформу для его поддержки. Кайпакаккая был одним из первых турецких левых, открыто поставивших вопрос о курдской нации. В отличие от подавляющего большинства левых «ревизионистов», считавших кемализм прогрессивной тенденцией турецкой истории, главарь TIKKO рассматривал кемализм как турецкий аналог фашизма. Вследствие этого, он отвергал ряд базовых концепций данной идеологии, одной из которых и был пресловутый курдский вопрос.

В то время как кемалисты, верные заветам Ататюрка, считали курдов частью турецкой нации («кюрт-тюрклери»), Кайпаккая рассматривал их как угнетённый центральным правительством братский народ, который фашистский режим стремился насильно «тюркизировать» и лишить национального наследия. Перманентные притеснения центрального правительства порождают ответную реакцию со стороны курдов, доходящую до откровенной ненависти к Стамбулу и Анкаре.

Иными словами, «объективные условия» для революции в данной области были созданы.

Отсутствие субъективных условий, т.е. партии и красной армии, совершенно не имеет никакого значения в этих обстоятельствах. Кайпаккая предполагал, что именно его организация станет ядром будущей красной армии, которая будет бороться против американского империализма и угнетения капиталом.

В соответствии со стратегией TIKKO, первым шагом борьбы станет создание местных красных политических правительств, которые возьмут на себя ответственность за развёртывание вооружённой борьбы в наиболее стратегически важных районах Южной Турции. Вторым шагом станет объединение всех местных сил в единый национальный фронт, в регулярную армию. Наиболее важные города Турции будут осаждены этой армией, в то время как внутри них городские партизаны будут создавать беспорядок и хаос, бить по силам безопасности, т.е. облегчить задачу Красной Армии по взятию власти.

Кайпаккая не заглядывал слишком далеко в будущее революции.

Итак, он приступил к осуществлению собственной стратегии в Южной Анатолии с нападения на военных 12 марта 1971 года. Двумя годами спустя, в январе 1973, силы безопасности обнаружили его в Тунджели, и после ожесточённого боя он был захвачен. Является загадкой, что же произошло с ним дальше. По версии левого лагеря, 17 мая того же года он был замучен до смерти, по версии властей – совершил самоубийство.


Таким образом, к концу 1973 года «поколение 68», взявшее в руки оружие для борьбы с империализмом, было полностью уничтожено – некоторые из левых боевиков были убиты, другие попали в тюрьмы. Первая волна левого терроризма в Турции схлынула.

К сожалению, это был не конец: новая волна не заставила себя долго ждать. В 1975 году следует эскалация насилия левых – в стране возникает более 20 новых радикальных организаций марксистско-ленинистского и маоистского толка.

Оужан Мюфтуолу, бывший член THKP-C, покинувший тюремные стены в связи со всеобщей амнистией 1974 года, создаёт наиболее мощную левую организацию – «Революционный Путь» (Devrimci Yol), построенную на принципах марксизма-ленинизма, но отвергавшую как советскую, так и китайскую модель развития.


Свою деятельность данная группа сосредоточила главным образом в Северо-Восточной Анатолии, в частности, в округе Фатса. «Dev-Yol» стремилась создать типично ленинскую организацию нового типа, способную поспорить за местную власть с центральным правительством. Полному захвату политического аппарата Фатсы крайне способствовал мэр округа Фикри Сёнмез, сам являвшийся бывшим сторонником THKP-C. В конечном итоге, к 1979 году «Dev-Yol» фактически полностью контролировала зону – повсюду были организованы народные советы, делегаты от которых дважды в год собирались на Народный Сход (Halk Şenliği), проводились кампании против алкоголизма, наркомании, бандитизма, «традиционного» насилия против женщин. Помимо всего прочего, боевики «Dev-Yol» занимались поиском и ликвидацией инакомыслящих и «агентов режима». Однако, долго эта «освобождённая территория» не просуществовала – в середине 1980 года «советская республика Фатса» пала под совместными ударами армии и правых боевиков.


В 1978 году от «Dev-Yol» откалывается радикальная просоветская фракция во главе с Паша Гювеном, который создаёт «Революционную Левую» (Devrimci Sol), действовавшую главным образом в городах и на юге страны. Помимо связей с Сирией, «Dev-Sol» поддерживала отношения и с Народным Фронтом Освобождения Палестины Жоржа Хаббаша: именно от палестинцев в течение 78-79 годов боевики «Dev Sol» получают около тысячи пистолетов, 300 автоматов Калашникова, 500 гранат и 10 ручных гранатомётов. Кроме того, в конце 70-х турецкие боевики принимали активнейшее участие в гражданской войне в Ливане на стороне палестинцев.

Жена Махира Чаяна Гюльтен, переехавшая после смерти мужа в Париж, находится в числе основателей коалиции вооружённых группировок под названием «Марксистско-Ленинский Союз Вооружённой Пропаганды» (Marksist Leninist Silahlı Propaganda Birliği), являвшейся одной из самых кровавых групп в течение гражданского конфликта в Турции 1977-80 гг.

Вторая волна терроризма отметилась не только нападениями на представителей властей, ограблениями банков и убийствами инакомыслящих, но и крупными столкновениями между террористами левого толка и организовавшимися к середине 70-х ультраправыми террористами.

Наиболее крупной из этих неофашистских группировок являлось «Движение Идеалистов» (Ülkücü Gençlik), так же известное под именем «Серые Волки» (Bozkurtlar) – пантюркистское движение, организованное Партией Национального Действия, как собственное молодёжное крыло. Второй по численности правой группой считался суннитский «Фронт исламских акынджи Великого Востока» (İslami Büyükdoğu Akıncılar Cephesi, акынджи – лёгкая лёгкая турецкая кавалерия, шедшая в авангарде войск султана во время военных походов), сочетавший в себе идеи «исламского социализма», джихада и турецкого национализма.

Несмотря на присутствие в риторике концепций «борьбы с западным империализмом» или «светским государством безбожников, контролируемым международным еврейским  капиталом», правые зачастую выступали единым фронтом с армией в борьбе против левых. Одним из наиболее широкомасштабных столкновений подобного рода, стал вооружённый конфликт в Чоруме в июне 1980, где в ходе двухдневных боёв между солдатами и правыми с одной стороны и левыми с другой («Комитетами сопротивления», организованными «Революционным Путём» в среде алавитского религиозного меньшинства) погибло более 50 человек.

Другим фактором, отличавшим «вторую» волну терроризма от «первой», стало активное вступление в вооружённую борьбу четвёртой стороны – основанной в 1978 году Рабочей Партии Курдистана, отметившейся, однако, на первых этапах своей борьбы, в основном атаками на курдские же националистические организации («борьба с реакцией и мелкобуржуазностью») и на представителей курдской национальной элиты («борьба с оппортунизмом и феодализмом»).