Страницы

понедельник, 1 ноября 2010 г.

MONTONEROS В НИКАРАГУА (SOMOS)



Несколько часов спустя после падения режима Анастасио Сомосы, международный терроризм проявил себя на политической сцене: Куба провозгласила, что полностью поддерживает Сандинистский Фронт Национального Освобождения (FSLN), а главари вооружённой аргентинской банды «Монтонерос» заявили, что поддерживают борьбу никарагуанского народа оружием и деньгами. Революционный сектор марксизма показал своё отвратительное лицо в очередной раз.

(…)

Одетый в военную форму c нашивкой команданте на рукаве рубашки, главаря аргентинских террористов Марио Эдуардо Фирменича можно было бы  спутать с одним из других круживших вокруг бывшего бункера Анастасио Сомосы сандинистов. Однако он отличался от сотен бойцов FSLN двумя характерными признаками: во-первых, он не носил на шее уже классический чёрно-красный платок, а во-вторых, его постоянно сопровождал второй главарь вооружённой аргентинской банды «Монтонерос», Фернандо Вака Нарваха. Этот последний, по приезду на южный фронт двумя месяцами ранее, немедленно вступил в сандинистскую бригаду «Бенхамин Селедон», в то время как Фирменич прибыл в страну около 15 дней назад вместе с Даниелем Ортегой (членом Хунты Национального Руководства Сандинистского Фронта) и был свидетелем падения в Манагуа режима Сомосы.
Окружённые аргентинскими и никарагуанскими бойцами, стоят - команданте Умберто Ортега и Виктор Тирадо (FSLN) и команданте Марио Фирменич и Фернандо Вака Нарваха (Montoneros)

Взаимодействие этих двух элементов подрывной аргентинской группы с Сандинистской герильей, началось далеко не вчера. Несколькими месяцами ранее, когда шло планирование финального наступления Сандинистского Фронта против сил пока ещё президента Анастасио Сомосы, в Мексике состоялась встреча руководителей латиноамериканской герильи. Она была созвана Даниелем Ортегой для того, чтобы просить финансовой и материально-технической помощи у других революционных групп континента.
«Монтонерос» представлял террорист Марио Фирменич, и, начиная с этого момента, он развил более тесные отношения с Сандинистской организацией.
Отправляясь в среду 25 июля в Гавану, для посещения на следующий день праздника, приуроченного к очередной годовщине неудачной атаки Фиделя Кастро на казармы в Сьерро Монкадо, Фирменич и Ортега совершенно случайно столкнулись с группой корреспондентов. Естественно, не упустив подходящий случай развить пропаганду в СМИ, они дали неожиданное, но очень обширное интервью, в ходе которого террорист Фирменич заявил, что его подрывная организация помогает Сандинистскому Фронту вот уже три месяца.
Вначале эта помощь выражалась в финансовой поддержке. Двумя месяцами позже, банда сформировала медицинскую бригаду «Адриана Айдар» со своими автомобилями, оборудованием и хирургическими инструментами, позволяющими одновременно помогать более сотни раненым. Эта бригада, состоявшая из примерно тридцати индивидуумов, действовала на юге, недалеко от границы с Коста-Рикой. Чуть позже в Никарагуа появился специальный отряд «Армии Монтонеро» (Ejercito Montonero) – «Генерал Хосе де Сан Мартин».
Фирменич горячо одобрил никарагуанскую революцию, сообщив, что участие в ней аргентинцев позволяет получить необходимый опыт для организации революции на родине.
Один из журналистов спросил его, куда делись средства (около пятисот тысяч долларов), которые, согласно словам самого Фирменича, он привёз с собой на сандинистский фронт. Главарь банды «Монтонерос» ответил тогда, что большинство средств уже истрачено на организацию герильи, но у него ещё осталось немного сэкономленных долларов.
Фернандо Вака Нарваха и Марио Фирменич близ автомобиля аргентинской армии - одного из десятков, переданных аргентинским диктатором Виделой диктатору Сомосе в виде военной помощи "для борьбы с коммунистической угрозой".


Теперь же, на собрании в бывшем бункере Сомосы, Фирменичем была сформулирована идея «как можно скорейшего экспортирования» революции в другие страны Центральной Америки, «где возникли объективные и субъективные условия» для действия. Высказав все свои мысли, лидер аргентинской банды назначил следующей целью для экспорта революции Сальвадор – маленькую перенаселённую страну, нищую и неграмотную, где 14 избранных семей руководствуясь своими капризами, практически целый век управляли экономическим и политическим курсом страны.

Сальвадор вот уже несколько лет был ареной необъявленной войны между правительством и разношёрстными группами повстанцев. Именно это всё более возрастающее напряжение позволило аргентинско-никарагуанским авантюристам говорить о следующей цели революционной герильи.
Сандинистский Фронт добился свержения Сомосы только потому, что имел базу поддержки в Коста-Рике. Сейчас Никарагуа может стать таким же убежищем для бойцов Народного Революционного Блока, самой большой группы сальвадорских повстанцев. Сандинисты могут предложить своим единомышленникам безопасный переход усиленной и защищённой от правительственных сил Сальвадора границы.
Только нужно подождать «когда сальвадорская революция окрепнет», как сказал «никарагуанский Сталин» Томас Борхе. И когда эта революция укрепит свои силы, она даст импульс к действиям в других участках страны. Где снова будет играть главную роль подрывная аргентинская банда «Монтонерос».
Ибо Фирменич находясь в бывшем бункере Сомосы, уже подсчитал, что наступление против Сальвадора необходимо начать не позднее, чем через два года с момента собрания. Начать, невзирая на географические характеристики этой страны, не отвечающие идее сельской герильи, к которой были подготовлены сандинисты и которые, безусловно, будут иметь серьезные проблемы в ходе адаптации к новой арене боевых действий.


Энрике Васкес. SOMOS. 27 июля 1979.