Страницы

вторник, 2 апреля 2013 г.

Movimiento Popular de Liberacion Cinchonero



Роландо Канисалес Вириль

«Революционная» история Гондураса берёт своё начало в 20-х годах XX века, когда на политической сцене страны появляется кружок интеллектуалов во главе с Фройланом Турсиосом и Альфонсом Гильеном Селайя, проповедовавших левонационалистические, антиимпериалистические идеи. Вдохновлённые борьбой Аугусто Сесара Сандино в соседней Никарагуа, а так же Мексиканской Революцией, некоторая часть этих интеллектуалов уже тогда рассматривала вооружённую борьбу как один из методов освобождения Центральной Америки от североамериканского и олигархического ига. Гильен Селайя, например, в 1944 году проповедовал: «обычно партизан именуют бандитами, или, по крайней мере, авантюристами. Но именно эти «бандиты» движут историю и освящают путь вперёд вечным пламенем своего героизма и культа смертельной борьбы. Борьбы, иногда противоречивой, но всегда искренней, во имя справедливости и свободы».

Однако, дальше слов дело не пошло, и очень скоро это поколение интеллектуалов-националистов логически эволюционировало в марксизм. Кубинская революция дала новый мощный импульс развитию революционного движения в Гондурасе. Репрессивный режим полковника Освальда Лопеса Арельяно (1963-1970), установленный в 1963 году, вынудил прокубинские сектора Коммунистической Партии Гондураса взяться за организацию партизанского движения в типично кастристском стиле.


Правда ЦРУ, курировавшее гондурасских военных той эпохи, не придавала никакого значения возможной деятельности местных партизан. Ещё меньше американцы опасались Коммунистической партии, которая насчитывала около 2 тысяч человек. 

Тем не менее, в конце 1963 года возникает первая группа герильи Гондураса «Фронт Народного Действия» (Frente de Acción Popular), которая в начале следующего года уходит в горы в окрестностях Эль Прогрессо. На самом деле, эта группа не имела ни руководства, ни дисциплины, ни надёжной материально-технической сети для осуществления крупномасштабных повстанческих операций. План действия FAP заключался в налаживании связей с оппозиционными правительству вооружёнными группами Либеральной Партии, так же подвергшейся ударам со стороны военной хунты. За эти рамки проект FAP не выходил.

30 апреля 1965 года по FAP был нанесён единственный, оказавшийся смертельным удар: так и не развив свою повстанческую борьбу, отряд партизан, кочующий с места на место по горному департаменту Йоро, случайно столкнулся с армейским патрулём. Шестеро герильерос, в том числе один из создателей Национальной Федерации Крестьян Гондураса Лоренсо Селайя, были убиты.

Примерно к тому же моменту относится и деятельность «Революционного Движения имени Франсиско Морасана» (Movimiento Revolucionario Francisco Morazán): группы членов Коммунистической Партии Гондураса, подготовленной на Кубе и тайно вернувшейся в страну в начале 1964 года. Траектория развития MRFM была аналогичной FAP: попытки блокирования с Либеральной Партией, кратковременная деятельность в сельской местности, полный разгром весной 1965.

Неудачный опыт FAP и MRFM совершенно дискредитировал саму идею вооружённой борьбы в кубинском стиле в Гондурасе. Компартия откидывает эту идею, что вызывает раскол: группа недовольных, попав под влияние маоизма, продолжает поддерживать идею сельской герильи и вскоре, покинув ряды КПГ, оформляется в Коммунистическую Марксистско-Ленинскую Партию Гондураса.

Конец 60-х, обозначившийся тяжёлым экономическим кризисом, вылившимся в столкновение между военщиной Гондураса и Сальвадора, и практически всё седьмое десятилетие, прошедшее под флагом «военного реформизма» второго правительства генерала Лопеса Арельяно (1972-75), обозначились пассивностью революционных сил. Несмотря на рост стихийных крестьянских выступлений, общее падение жизненного уровня и увеличение народного недовольства, в стране не было сил, способных трансформировать мятежные настроения в практическую революционную борьбу. Свою роль сыграли и вынужденные реформы, проведённые военным правительством в середине 70-х, снизившие накал страстей вокруг земельного вопроса.

Лишь к концу седьмого десятилетия, под влиянием охваченных революционным огнём соседних Никарагуа, Гватемалы и Эль Сальвадора, ситуация начала меняться.

Победа Сандинистской Революции, активизация герильи в Сальвадоре и Гватемале вызвали новый всплеск интереса к вооружённой борьбе в рядах Коммунистической Партии Гондураса. Внутри партийных структур образовываются группы диссидентов, призывающих, в рамках региональной солидарности, так же инициировать борьбу такого рода.


Наиболее яркие лидеры этих оппозиционных коллективов внутри КПГ, Томас Нативи Гальвес и Фидель Мартинес, в 1979 году покидают коммунистический лагерь. Первый встаёт у истоков «Революционного Народного Союза» (Unión Revolucionaria del Pueblo), второй же 7 сентября 1979 года организует эмбрион того, что в последующем станет «Народным Движением Освобождения Синчонеро» (Movimiento Popular de Liberación Cinchonero, «Синчонеро» - «производитель ремней», - прозвище Серапио Ромеро, который в 1868 году поднял одно из самых кровопролитных восстаний в истории Гондураса против правительства Хосе Мария Медина).

MPL-C являлось не единственным вооружённым движением Гондураса. Практически в это же самое время возникли такие формации, как «Народные Революционные Силы имени Лоренсо Селайя» (Fuerzas Populares Revolucionarias Lorenzo Zelaya), «Морасанистский Фронт Освобождения Гондураса» (Frente Morazanista para la Liberación de Honduras), местное отделение «Революционной Партии Трудящихся Центральной Америки» и «Патриотический Морасанистский Фронт» (Frente Patriótico Morazanista).

Организация приняла решение беспощадно бороться с правительством, - номинально гражданским, но полностью подчинённым военным секторам, - ради установления в стране режима «народной демократии».

Первой получившей широкое освещение в прессе акцией MPL-C становится подрыв двух агитационных бомб в Парке Свободы и на рынке Сан-Исидро в Комаягуэла 26 января 1981. В листовках, разброшенных по территории благодаря взрыву, указывалось, что акция является протестом против кооперации вооружённых сил Гватемалы, Эль Сальвадора, Гондураса и Соединённых Штатов в борьбе против сальвадорской герильи «Фронта Национального Освобождения имени Фарабундо Марти».

Спустя два месяца, 27 марта вооружённая команда «Лампира» MPL-C захватывает самолёт гондурасской авиакомпании «Servicios Aéreos de Honduras», направляющийся в Новый Орлеан и сажает его в аэропорту «Аугусто Сесар Сандино» в никарагуанской столице. Требования, выдвинутые захватчиками, заключались в освобождении из гондурасских тюрем целого ряда руководителей FMLN. 28 марта, при содействии представителей Панамы, все члены сальвадорской организации были освобождены и высланы из страны.

Солидарная деятельность MPL-C не осталась без внимания властей Гондураса. Действующие под прикрытием правительства местные эскадроны смерти начинают настоящую охоту за членами организации. Очень скоро по группе нанесён первый серьёзный удар: 11 июня 1981 года правительственными боевиками были убиты основатель URP Томас Нативи и лидер MPL-C Фидель Мартинес.

Таким образом, партизанская группа, оставшаяся без своего основного руководителя, теперь должна была столкнуться с новым правительством либерала Роберто Суаса  Кордовы, взошедшим на президентский пост при поддержке ультраправых армейских элементов в 1982 году.

И ответ на усиление репрессий был дан.

В середине сентября 1982 года MPL-C заставило говорить о себе весь мир. 17 числа этого месяца, в тот момент, когда в представительстве Торгово-Промышленной Палаты в Сан-Педро-Сула ради обсуждения политико-экономической ситуации собрались наиболее важные представители коммерческих кругов страны, а так же высшие функционеры режима, партизанская команда из 12 бойцов «Родина или Смерть» ворвалась в здание и взяла в заложники более 100 персон, находившихся внутри.

Бойцы потребовали освободить своих политических заключённых, отменить декрет по борьбе с социальным протестом, а так же осудили присутствие в стране иностранных войск. Спустя 8 дней, опять же, благодаря посредничеству панамского правительства, герильерос отпустили последних заложников, поднялись на борт предоставленного самолёта, и взяли курс в направлении Гаваны. Правительство не выполнило требования MPL-C, да партизаны и не надеялись на это. Главной задачей являлось разрушение образа «мирного оазиса среди кипящей Центральной Америки», который годами создавался и поддерживался гондурасскими элитами, посредством национальных и международных СМИ.

В течение 1983-84 гг. деятельность MPL-C ограничивалась исключительно бомбовыми атаками против политических объектов в различных городах Севера и Тегусигальпе. Однако основные усилия организация, как и прочие местные группы, прикладывали к объединению сил в единый фронт по примеру соседних Гватемалы и Эль Сальвадора – «Объединённое Национальное Руководство» (Dirección Nacional Unitaria).

В конце 1985 года, практически не добившись никаких результатов на ниве социальной борьбы, движение пытается учредить фронт сельской герильи. Несколько лагерей было организовано в горах Номбре де Дьос, между департаментами Йоро и Атлантида, на севере страны.

В первые дни марта следующего года один из крестьян Ла Сейбы информировал власти о присутствии в окрестностях странных вооружённых людей. Спустя некоторое время представители Сил Общественной Безопасности (FUSEP) сообщили о первом столкновении с герильерос, которое стоило жизни одному детективу и двум солдатам.

Несмотря на то, что партизанская зона была идентифицирована, бойцы MPL-C продолжали свою работу здесь. Более того – в середине лета к партизанам прибыло пополнение – таким образом, в горном лагере сконцентрировалось около двадцати вооружённых бойцов.

11 октября произошло новое столкновение между герильерос и силами правопорядка недалеко от деревни Ярука, в 35 км от Ла Сейбы. Двое партизан и один солдат простились с жизнями в этом бою. В последующие дни прибывшие по тревоге усиленные наряды армии установили блокаду всей зоны, располагавшейся между Ла Сейбой и городом Тела. Из-за предательства Пабло Гарсии Флореса, дезертировавшего из партизанской колонны, в течение месяца властям удалось задержать шестерых герильерос. В это же время в многочисленных перестрелках трое других повстанцев были убиты.

Но, в конечном итоге, остаткам колонны MPL-C удалось прорвать оцепление и направиться в сторону крупного города Сан-Педро-Сула.  24 ноября прямо в центре этого второго  крупнейшего города Гондураса партизаны нападают на полицейский патруль. Разыгрывается уличный бой, в результате которого трое полицейских получают ранения. Повстанцам удаётся скрыться.

Таким невесёлым образом закончился первый опыт сельской герильи MPL-C. В довершение стоит добавить, что 22 июля 1989, спустя три года после всего произошедшего, основной виновник провала партизанской колонны, - дезертир Пабло Гарсия Флорес, - был убит командой MPL-C в городе Кампо Каимито.

Следующим крупным делом MPL-C, вновь заставившим говорить общество об организации, становится убийство бывшего руководителя Вооружённых Сил, одного из главных проводников применения американской Доктрины Национальной Безопасности на территории Гондураса, генерала Густаво Альвареса Мартинеса. 25 января 1989 года машина экс-командующего попала в засаду в колонии Флоренсия Норте (Тегусигальпа), организованную командой MPL-C «Лампира» в рамках кампании «Мученики Гондурасской Революции».

Убийство генерала вызвало новый всплеск активности эскадронов смерти – происходят нападения и убийства лиц, причастных по мнению гондурасских правых к герилье. Таким образом, в следующие недели было атаковано представительство «Радио Америки», широко распространявшее коммюнике MPL-C, расстреляны студенческий руководитель Эдгардо Эррейра и синдикальный активист Соломон Вальесильос, а так же Рамон Кустодио – один из виднейших борцов за права человека в Гондурасе.

Начало 90-х годов стало предвестием краха попыток левых сил установить свою власть с помощью оружия не только в Гондурасе, но и в Центральной Америке в целом. Коллапс Социалистического Блока, провал Сандинистского Фронта на выборах 1989 года, крушение идеалов Сандинистской революции, уменьшение кубинской помощи: всё это привело в конечном итоге к осознанию сальвадорскими и гватемальскими герильерос бессмысленности дальнейшей борьбы и расширению внутренних дискуссий, касающихся возможных мирных соглашений с правительствами своих стран, которые могли бы положить конец многолетним гражданским войнам в Сальвадоре и Гватемале. В Гондурасе же, где накал внутреннего конфликта так и не достиг уровня гражданской войны, оппозиционные силы вошли в стадию распада.

К 1990 году MPL-C уже было дезорганизовано благодаря многочисленным и неудачным попыткам организации сельской герильи, а так же серьёзным внутренним конфликтам между бойцами, находившимися в Никарагуа и теми, кто действовал на национальной территории. Тем не менее, организация всё-таки попыталась перейти в своё последнее наступление, окончившееся поистине трагическими результатами.

15 августа 1990 года бойцы MPL-C направились в городок Эль Саморано, расположенный в 35 км к востоку от столицы, дабы осуществить здесь нападение на банковское агентство. Но, благодаря внедрённому в организацию агенту, полицейские уже знали о предстоящей операции и организовали на пути герильерос серьёзную засаду. Однако, ожидаемая лёгкая победа над «бандитами» на деле вылилась в многочасовую кровавую схватку, в результате которой погибли прохожий, шестеро партизан и пятеро агентов правопорядка, среди которых один из бойцов спецназа. Акция MPL-C 15 августа, итогом которой стали 12 трупов, стала наиболее кровавым ограблением банка в истории Центральной Америки.

Трагедия в Эль Саморано окончательно подорвала силы организации. Более того – благодаря правительственной пропаганде, рисовавшей герильерос обыкновенными гангстерами, MPL-C лишилось былой поддержки населения, которое уже мало понимало за что и против кого сражаются левые партизаны.

Внутри организации ширился и обострялся конфликт, дошедший, в конце концов, до крайней точки. Доказательством тому служит инцидент 26 мая 1991 года, когда Роджер Элудин Гутьеррес, один из руководителей MPL-C, был тяжело ранен в Сан-Педро-Сула в ходе нападения группы герильерос, принадлежащих к соперничавшей с ним фракции организации.

Именно Гутьеррес, оправившийся после ранения, вернувшись в конце 91 года из Никрагуа, принял все условия мирного урегулирования конфликта между MPL-C и правительством, выдвинутые президентом Рафаэлем Леонардо Кальехасом, поставив точку в истории «Народного Движения Освобождения Синчонеро».