Страницы

суббота, 18 января 2014 г.

Actas Tupamaras. 1968. Операция "Радио Саранди"



Операция «Радио Саранди»

Шёл 1968 год. Ночью 30 апреля организация запланировала проведение своей очередной пропагандистской акции. Для того, чтобы поздравить трудящихся с Первым мая и в очередной раз призвать народ к вооружённой борьбе, решено захватить одну из столичных радиостанций, с частот которой организация обратится к стране. Выбор пал на «Сельское радио» (Radio Rural), радиостанцию, финансировавшуюся «жёлтыми» профсоюзами и активно выступающую против рабочей борьбы.

В случае, если не удастся передать на волнах этой станции собственное сообщение, «тупамарос» просто уничтожат всё оборудование этого «вражеского голоса».

Однако, из-за технических проблем, возникших с оперативным автомобилем, в последний момент акция была отменена. Возможность обратиться к народу была упущена.

Теперь нужно было дожидаться другого подходящего момента чтобы привлечь общественное внимание. И такой момент настал: 15 мая в рамках футбольного Кубка Либертадорес должны были сыграть местный «Насиьональ» и аргентинский «Эстудиантес». Тысячи людей по всему Уругваю будут прикованы к радиоприёмникам.


Новый план имел два отличия: во-первых, отбрасывался пункт об уничтожении оборудования. Во-вторых, решено было изменить объект нападения. Теперь это было «Radio Sarandi», наиболее популярная среди любителей футбола станция. Важен был и тот факт, что радио это покрывало своими волнами всю страну.

За три дня, которые прошли со времени окончательного решения и до исполнения операции, были изучены окрестности, пути подхода и отхода, график проезда полицейских патрулей и прочие детали, необходимые для успешного осуществления задуманного.

Главный офис радиостанции располагался на 11.500 километре трассы Симон Мартинес, в 30 минутах езды от центра Монтевидео. Буквально напротив чадила фабрика по производству автомобильных шин «Ghiringhelli», и здесь же находилась автобусная остановка для рабочих, с которой сменявшие друг друга товарищи вели наблюдение 24 часа в сутки. Это дало возможность выяснить, сколько людей посещают здание, а так же дом семьи владельца, являвшийся частью комплекса радиостанции.

С помощью двух приёмов товарищи сумели «углубить» свои изыскания и поближе узнать окрестности офиса. Под видом заинтересованных в покупке земли фермеров, они досконально исследовали окрестные сельские дороги, выискивая наиболее удобные пути подъезда и отступления. Таким образом, товарищам удалось даже посетить лесопилку, выстроенную за офисом радиостанции. Зайдя узнать цену пиломатериалов, а затем лично удостоверившись в качестве продукта, они смогли увидеть всё, что нужно. Этот путь отпадал: здесь, на лесопилке, имелись сторожа с собаками.

Другой трюк заключался в том, что одна из беременных соратниц, - беременная без всяких кавычек, - «умирая от жажды», вошла внутрь офиса, и, пройдя сквозь него в дом семьи владельца, попросила там стакан воды.

Доброжелательная и словоохотливая хозяйка исполнила её просьбу. Хозяйка говорила много, очень много, в то время как беременная девушка, поддерживая разговор о погоде, о тяжести своего положения, о мечтах о детях, задавала всё больше и больше вопросов. Вскоре они уже болтали как старые подруги… Через полчаса девушка знала следующее: схему внутренних помещений дома, распорядок дня и забавные случаи из жизни сотрудников радиостанции, количество обитателей хозяйского дома, среди которых были маленький мальчик и старый дед, по забывчивости никогда не запиравший двери на ключ, а ведь здесь нет никакой сигнализации, сообщавшей о том, что дверь не заперта…

Беседа шла ещё полчаса и могла продолжаться и дальше, но девушка сказала, что ей пора. Расставаться было тяжело, ведь с хозяйкой была заведена настоящая дружба.

Ещё одна группа товарищей была занята подготовкой муляжей мин, которые должны были быть оставлены вблизи офиса после отхода группы с целью остановить или затормозить доступ внутрь радиостанции.

Третья группа готовилась непосредственно к атаке. Именно они должны были запустить в эфир обращение, записанное на магнитофонную ленту. Все члены её должны были действовать с открытыми лицами. Их роль – главная в операции, успех мероприятия зависит от них.

В отличие от варианта с уничтожением аппаратуры, теперь оборудование должно оставаться в неприкосновенности, даже если не удастся исполнить главную цель операции – вывести в эфир записанный манифест с возможностью его неоднократного повторения. Это было просто для специалиста, но очень и очень трудно для профанов-радиолюбителей, не имеющих никакого представления о высокочастотном оборудовании профессиональной радиостанции, действующих в предельно экстремальных условиях.

Множество возможных проблем были решены благодаря тщательному изучению элементарных основ техники радиовещания. И всё-таки, имелось ещё очень много неизбежных трудностей, которые просто не могли быть преодолены благодаря отсутствию специального образования.

В акции было задействовано 10 мужчин, две женщины, и одно транспортное средство -  грузовик «Ford».

15 мая страна застыла в ожидании матча. Многие из тех, кто пришёл на стадион, вооружились портативными радиопередатчиками для того, чтобы воспринимать ход игры не только глазами, но и ушами. Те же, кто на стадион не попал, прилипли к своим магнитолам. Дома, на улице, в машине.

За пятнадцать минут до окончания первого тайма, грузовик «Ford» делает последние крюки по окрестностям вокруг радиостанции. Всё спокойно, ничего необычного. Как и вся страна, охранники соседней лесопилки и завода «Ghiringhelli» внимают голосу спортивного комментатора из динамиков.

На одном из поворотов, из грузовика выходит влюблённая пара, наблюдающая за парадным входом в офис радиостанции с почтительного расстояния.

Наконец, в 4 кварталах отсюда, «Ford» останавливается. Десять человек находятся в кузове, двое в кабине: Ноло и Туссо. Всё готово к началу, ничего не забыто: начиная с «техника»-самоучки, заканчивая успокоительным и бутылочкой нашатырного спирта: в том случае, если симпатичной сеньоре-хозяйке или её престарелому отцу вдруг станет худо. Что касается маленького мальчика, то и для него приготовлено кое-что особенное: красивый музыкальный волчок-тромпо.

Вдруг откуда ни возьмись появляется фермерский автомобиль, осветивший светом своих фар кабину грузовика. Словно молния, Ноло навалился на Туссо, закрывая его своим телом. Всё это должно было символизировать объятия влюблённой пары, ибо двое мужчин, сидящих в темноте в кабине грузовика, несомненно вызвали бы подозрения у любого. Для фермеров же то, что они случайно увидели в кабине, являлось не более чем эпизодом любовной сцены. Когда опасность миновала, Ноло буквально сполз на пол, задыхаясь от смеха. Его товарищ хранил молчание.

За пять минут до окончания первого тайма, грузовик выдвинулся к цели. Въехав в ворота, он остановился в нескольких метрах от здания. Двое, находившихся в кабине, вышли. Из здания, очевидно что-то заподозрив, к ним направляется ночной диспетчер. Товарищи спрашивают, нет ли у него бензина. В этот момент открываются двери кузова и из него практически молниеносно десантируются десять человек, причём двое из них, вооружённые автоматами, направляются осматривать окрестности дома.

Подозрения диспетчера подтвердились: безо всяких угроз ему сообщили, что радиостанция захвачена, и что в эфир будет передано специальное сообщение. Сотрудник оказал отчаянное сопротивление, пытаясь закрыть двери на радиостанцию собственным телом.

В этот момент на веранде жилого дома показалась хозяйка и её старенькая мать. Двое девушек и один парень очень вежливо начали успокаивать их, в то время как пятеро других наконец вошли внутрь, где тотчас же нарвались на спящего сотрудника, который немедля был разбужен. После чего он очень спокойно лёг на кровать, выполнив приказ захватчиков. Дед и маленький мальчик вообще никакого сопротивления не оказали. Сеньора же начала излишне волноваться. Одна из девушек тут же предложила успокоительное, но хозяйка ограничилась лишь стаканом воды.

Девушки вкратце изложили сеньоре суть акции, после чего завели разговор с дедом и маленьким мальчиком, которому был вручен волчок.

Между тем, сопротивление диспетчера было окончательно подавлено. Хотя дверь была освобождена, неприятностей от этого не убавилось: скрученный сообщил, что у него кружится голова. Заявив, что у него больное сердце, он попросил захватчиков дать ему что-нибудь из лекарств, которые хранятся тут же. Таблетка и стакан воды были ему молниеносно предоставлены, после чего ему спокойно объяснили цели акции, попросили не волноваться, а ещё лучше – оказать помощь. После того как диспетчер отказался от сотрудничества, двое товарищей взяли его под свою охрану.

Первой реакцией нашего «техника» в этом зале 8 на 8 метров, заставленном интенсивно гудящей аппаратурой и огромным количеством неизвестных приборов, был ужас.

Именно здесь, за несколько минут, он должен был пройти долгий путь от теории к практике.

Преодолев наконец растерянность, товарищ взялся за дело. В первую очередь, он надел наушники, связанные с центральной студией, начав искать нужную линию. Прошло несколько минут. Никаких результатов. Нужно было торопиться. Некоторые товарищи, позабыв о своих непосредственных обязанностях, пришли в зал, чтобы помочь «технику» хотя бы советом: таким образом, сторож остался без охраны. Через пять минут, казавшихся секундами, - как всегда, когда идёт бой против времени, - удалось выйти на линию. С помощью манипуляций с двумя кабелями был подключен магнитофон. Всё готово…но передать в эфир сообщение не удаётся.

Что случилось? На этот раз, неполадки с магнитофоном. Оперативно устранив их, запускают трансляцию.

Теперь, из динамиков в студии звучат первые ноты «Солнышка Тупамарос», предваряющие сообщение. То же самое слышат люди из своих радиопередатчиков снаружи, на улицах, в домах и машинах, по всему Монтевидео, по всей стране, и даже в соседней Аргентине.

Товарищи, прибежавшие в зал, спокойно возвращаются к исполнению своих задач: одни приступают к установке цепи мин, другие залегают близ грузовика, готовясь к отступлению, третьи охраняют заложников.

Между тем, трансляция сообщения идёт успешно. Сигнал чистый, чёткий, ясный.

Всё готово для отхода, двери радиостанции закрыты как можно плотнее. Установленный перед входом плакат сообщает об угрозе взрыва при любой попытке взлома двери или отключения электричества.

Диспетчер уведён в дом, где его категорически предупреждают: ничего не трогай, никуда не выходи, вызови по телефону армейскую службу по разминированию.

В этот момент происходит кое-что непредвиденное. Сменщик ночного диспетчера, который лежал на кровати, вдруг вскочил на ноги, выбежал наружу прямо в пижаме и принялся орать что есть сил. Параллельно кидаясь камнями в грузовик и товарищей, находившихся рядом. Один из них погрозил оружием и бунтарь, выкрикивая угрозы, помчался в поле, перепрыгивая фермерские заборы.

Опасаясь срыва операции, товарищи оперативно запрыгивают в «Ford», который медленно направляется к воротам. Беда в том, что один из участников операции всё ещё оставался в доме, беседуя с диспетчером. Услышав шум на улице, он вышел во двор и обомлел. Грузовик уже выезжал из ворот. Оставленный пулей понёсся вслед за ним, размахивая руками и истошно крича до тех пор, пока пассажиры наконец не заметили его.

Оказавшись напротив будки охраны фабрики, шофёр грузовика и его напарник, притормозив на секунду, услышали изнутри звуки своего сообщения, транслируемого по радио. Магнитола в кабине так же передавала обращение «Тупамарос».

Операция была завершена. В различных пунктах города участники операции по одному покидали «Ford». Наконец, конечный пункт – один из кантонов. Заваривая заслуженный кофе с молоком, Нуло и Туссо по-прежнему слушали в который раз повторяющееся обращение организации.

Уже находясь в кроватях…они всё ещё слышали спокойную музыку «Солнышка Тупамарос». Трансляция длилась долго, очень долго. До тех пор, пока не кончилась плёнка, на которой одно и то же сообщение было продублировано шесть раз. Всё это длилось порядка 40 минут.

Муляжи мин сделали своё дело: через 10 минут после отъезда грузовика, к зданию радиостанции прибыли полицейские патрули, окружившие офис кольцом. Следующие полчаса сюда были стянуты громадные силы городской и пригородной полиции, вооружённой до зубов. Но количество агентов и их вооружение не играло здесь никакой роли: они стояли как дураки вокруг, не зная, что делать дальше, в то время как магнитофонная плёнка с радиообращением крутила виток за витком. Так проходила минута за минутой.

Крупные полицейские чины, прибывшие к месту действия, впали в настоящую истерику, требуя предпринять хоть что-нибудь. Но до прибытия команды разминирования ничего поделать было нельзя.

Наконец, лично шеф полиции отважно и безрассудно двинулся к дверям радиостанции. Его подчинённые затаили дыхание. Он яростно толкает ногой дверь, после чего раздаётся взрыв…хлопушки. Совершенно безвредной хлопушки, которая, однако, своим шумом, заставляет начальника осуществить головокружительный прыжок в кусты. Раздаётся сдавленный смех рядовых жандармов.

Больше никто не хочет испытать свой счастье. Но нужно что-то делать, в конце концов! Неподалёку растёт тростник-такуара. Может быть можно, зацепившись за этот тростник, перерезать кабель, ведущий от радиостанции к линии? В ночную тьму отправляются несколько смельчаков. И опять неудача, но на этот раз хотя бы без лишнего шума и позора.

Наконец, уже показавшего себя шефа полиции озаряет мысль: энергетическая компания должна отключить подачу тока во всём квартале. Наконец-то удаётся завершить «подрывную» передачу «Тупамарос». Жаль, что к этому моменту второй тайм футбольного матча уже кончился.

В то время, как на волнах звучали позывные организации, на самом стадионе многие люди, позабыв про футбол, группировались вокруг тех счастливчиков, что пришли на матч вооружённые радиопередатчиками.

Игра завершилась поражением уругвайского «Насьоналя» со счётом 2:1. Один из фанатов, ничуть не огорчённый проигрышем любимой команды, выходя со стадиона прокомментировал матч следующим образом: «Какое мне дело да каких-то двух мячей «Эстудиантеса», если «Тупас» забили правительству такой шикарный гол».