Страницы

суббота, 4 января 2014 г.

Gruppo XXII Ottobre




«Группа 22 Октября» являлась первой вооружённой революционной организацией Италии, однако её деятельность была ограничена исключительно Генуей. Возникшая в результате влияния латиноамериканского опыта уругвайских «Тупамарос» и бразильского «Национально-Освободительного Действия», эта группа намеревалась развернуть в стране городскую войну с целью завоевания народной поддержки, и, в конечном итоге, свержения конституционного строя ради учреждения социалистического государства. Несмотря на благородство и масштабность поставленных целей, политическая платформа организации была достаточно слабой и сводилась исключительно к провозглашению радикальных перемен в пику погрязшей в парламентаризме и утратившей революционный дух официальной Коммунистической Партии Италии. Ставя в центр внимания исключительно военный аспект, - т.е. атаки на центры монополистического капитала и объекты репрессивных сил государства, - организация абсолютно не заботилась о налаживании связей с народным протестным движением, всколыхнувшем страну в 1968 году.


Группа была основана 22 октября 1969 года, - отсюда и название, - пятью радикальными коммунистами: Марио Росси (ставшим лидером), Аугусто Виелем, Джузеппе Батталья, Адольфо Сангинелли и Альфредо Маино. В будущем к этим товарищам присоединились ещё порядка десяти радикалов, хотя стоит заметить, что в период своего наивысшего расцвета организация не выходила за рамки узкого коллектива в 20-25 человек. Хотя многие из членов организации были пролетариями, группа характеризовалась неоднородностью политических взглядов самих её членов.

Некоторые из них, во главе с самим Росси, вышли из рядов Коммунистической Партии, но к моменту формирования группы уже порвали с партией, воодушевлённые новыми, и тогда весьма популярными, концепциями маоизма. Другие, как например, Аугусто Виель, Джино Пиккардо или Джузеппе Батталья, принадлежали к лагерю радикальных внепарламентских левых, восхищённых борьбой в Третьем Мире, находившихся под сильным влиянием геваризма. Третьи, - Адольфо Сангинелли и Джанфранко Астара, - вообще находились за пределами политической жизни и были привлечены в организацию её радикальными декламациями, провозглашавшими т.н. «пролетарские экспроприации», - грабежи и кражи, - основной финансового и материального благополучия группы. Именно благодаря этим неустойчивым элементам, не имевшим никаких политических взглядов, и будет в последующем подорвано единство группы. 

Марио Росси

Таким образом, можно сказать, что «Группа XXII Октября» не являлась гомогенной в политическом смысле организацией, что с самого начала внутри неё не было единства, что под флагом организации были объединены четыре главенствующие тенденции Лигурии тех лет: маоистской, леворадикальной, криминальной и даже «левофашистской», к которой принадлежал Диего Ванделли.

Краткая история группы может быть разделена на два этапа. Первый этап включает в себя создание первоначального ядра, которое изначально придерживалось стратегии консолидации сил с рабочим и протестным движением. Второй этап – это непосредственный переход к боевым действиям и выбор схемы организации латиноамериканского типа.

Первой акцией группы стал подрыв штаб-квартиры Социалистической Единой Партии в Генуе 24 апреля 1970 года. За ним последовала неудачная попытка подрыва 8 мая здания консульства США на площади Портелло: теракт не удался, так как служба безопасности вовремя заметила взрывное устройство и обезвредила его.

Тем временем руководитель группы Марио Росси решает, что для обеспечения финансовой состоятельности, необходимо осуществить похищение какого-нибудь крупного капиталиста, за жизнь которого можно потребовать солидный выкуп. Выбор падает на сына крупного промышленника Серджио Гадоллу. Похищение состоялось 5 октября 1970 года и увенчалось успехом, несмотря на множество допущенных в ходе операции ошибок, таких как отказ от использования перчаток, оставление в багажнике оперативного автомобиля одежды и т.д.

Похищение, свойственное скорее Югу и Италии, но абсолютно противоречащее традиции северных областей, привело генуэзскую полицию в замешательство. Сыщики пришли к выводу, что акция – явно не дело рук местных уголовников, более склонных к торговле наркотиками и крышеванию проституции. И если поначалу считалось, что преступниками были заезжие сардинские «гастролёры», то после некоторых сигналов Гадолле-отцу со стороны похитителей, детективы пришли к выводу о рождении в Генуе новой формации криминальных элементов, вдохновлённых политикой.

Несмотря на все трудности и разногласия, начавшиеся внутри группы в ходе операции, которые несколько раз приводили к срыву сделки, генуэзским революционером наконец удалось получить выкуп в размере 200 миллионов лир. Успех операции добавил невиданной популярности группе, хотя большая часть её членов сразу же после получения денег покинули формацию, доказав, что их интересы лежали исключительно в экономической, а не политической плоскости.

Таким образом, немногочисленные оставшиеся члены группы вынуждены были вскоре искать поддержки на стороне. И они нашли её в лице известного издателя Джанджакомо Фельтринелли, уже сформировавшего собственную, правда пока эфемерную,  национально-революционную организацию GAP (Gruppi dAzione Partigiana), так же вдохновлённую развитием латиноамериканской городской герильи.

24 декабря 1970  года группа отметилась новой акцией: подрывом полицейского броневика близ казарм на улице Мореско в Генуе. В 1971 XXII Ottobre концентрирует свои силы на атаках против крупных капиталистических корпораций. Первой жертвой организации становится магазин IGNIS в Сестри Леванте: 6 февраля в результате взрыва зажигательной бомбы здесь возникает громадный пожар. Таким образом, революционеры намеревались нанести удар по владельцу предприятия Донги, нещадно эксплуатировавшего собственных работников, а так же финансировавшего боевые группы неофашистского Итальянского Социального Движения. Специальное коммюнике, посвящённое подрыву магазина, было озвучено боевиками группы с помощью звуковой врезки в эфир телеканала RAI.

 Через несколько дней, 18 февраля, взрыв прогремел на нефтеперерабатывающем заводе, принадлежащем Эдуардо Гарроне – одному из ближайших соратников «Чёрного Пинца», неофашистского главаря Валерио Боргезе. Результат был аналогичен – огромный пожар нанёс серьёзный ущерб инфраструктуре. И вновь коммюнике организации были озвучены посредством врезки в телеэфир. Эта последняя акция стала большим успехом для группы – мало того, что на достаточно длительное время завод был выведен из строя, так ещё и сама операция была проработана до мельчайших деталей, а её реализация шла практически без ошибок.

После столь удачной операции, для «Группы XXII октября» наступил час перехода к следующему типу действия – революционным экспроприациям. Начинается планирование ограбления Автономного Института Социального Жилья. Столь странный выбор для первого ограбления был сделан на самом деле просто на основе возможности получения достаточной информации об учреждении, так как один из членов группы, Джузеппе Батталья, являлся сотрудником Института. И если с военной точки зрения выбор цели являлся вполне приемлемым, то мы не можем сказать того же самого с точки зрения политики, ибо Институт, занимавшийся, как нетрудно понять из названия, строительством социального жилья, отображал те интересы пролетарского мира, которые «XXII Ottobre» намеревалась защищать.

Акция состоялась 26 марта 1971 года. Марио Росси и Аугусто Виель на борту мотороллера в соответствующее время поджидали прибытия кассира, несущего сумку с деньгами. Однако план не предусматривал никаких возможных непредвиденных обстоятельств. А кассир Стефано Флорис тем временем изменил свой обычный маршрут, что привело экспроприаторов в замешательство. Росси, который сидел позади шофёра, не смог вырвать сумку из рук кассира; в отчаянии он достаёт пистолет и несколько раз стреляет в несчастного, мёртвой хваткой вцепившегося в сумку. Как назло в это время на балкон одного из близлежащих домов вышел фотограф-любитель, который успешно заснял всю сцену ограбления. 



Фотографии послужили добрую службу в полицейском расследовании, и в этот же вечер Марио Росси был арестован. Буквально за неделю структура «Группы XXII Октября» была полностью разрушена: часть боевиков оказалась в тюрьме, другая же, меньшая часть, либо присоединилась к GAP Фельтринелли, либо «залегла на дно» чтобы в будущем стать одной из основ, на которой будет организована генуэзская колонна «Красных Бригад».

Варварское и абсолютно ненужное убийство простого кассира вызвало в итальянском обществе шквал недовольства. Отовсюду сыпались требования примерного наказания для преступников и их пособников. Главным обвинителем на процессе выступил Марио Сосси, который в леворадикальных кругах считался символом репрессивного аппарата итальянского фашистского государства. 

Заключённые "Группы XXII Октября" в 1971

Вскоре «слава» группы вышла за пределы страны: во Франции был образован «Комитет помощи товарищам из Группы XXII Октября», к которому присоединился известный писатель Жан-Поль Сартр и не менее известный режиссер Жан-Люк Годар, обвинявшие Италию в сползании в яму фашизма латиноамериканского типа.

Несмотря на международную поддержку, все члены организации были осуждены на длительные сроки (сам Марио Росси получил пожизненное заключение), но история на этом не закончилась. Вскоре некая новая радикальная марксистская группировка под, тогда ещё никому ни о чём не говорящим названием, «Красные Бригады», похищает судью Марио Сосси, выдвигая в качестве условия его освобождения предоставление свободы некоторым членам «Группы XXII Октября», включая Марио Росси, Джузеппе Батталья и Аугусто Виеля – духовным предтечам того террора, олицетворением которого стали BR. Отказ правительства и последующее освобождение судьи, тем не менее не закрыло окончательно легенду о «XXII Ottobre». Ибо в 1976 году те же «Красные Бригады» показательно расстреливают генерального прокурора Генуи Франческо Коко, который в своё время сделал немало для срыва переговоров об освобождении боевиков группы.