Страницы

воскресенье, 12 мая 2013 г.

Исторические группы Fuerzas Argentinas de Liberación




Стела Гренат

FAL, - аббревиатура, расшифровывающаяся как Frente Argentino de Liberación (Аргентинский Фронт Освобождения) или, ещё чаще, Fuerzas Argentinas de Liberación (Аргентинские Силы Освобождения), - являлись коалицией группировок, действующей в Аргентине в период 1970-72 гг. Кризис, поразивший структуру в конце 71 года, привёл к расчленению единой организации на ряд фракций, действующих под историческим символом FAL. Наше исследование позволяет реконструировать траекторию развития шести групп, зародившихся ещё в 60-х годах, которые на рубеже седьмого десятилетия и составили этот альянс вооружённой борьбы.



1. «Группа Сибельи»

Эта группа никогда не имела собственного названия, поэтому для её обозначения мы используем прозвище одного из её лидеров, Хуана Карлоса Сибельи.

Исторический путь этой маленькой организации начался в 1959 году, когда коллектив из двадцати товарищей отделился от «Левого Революционного Движения - Праксис» (Movimiento de Izquierda Revolucionaria - Praxis), возглавляемого Сильвио Фрондиси. Вскоре, в связи с новыми теоретическими трениями, в этой маленькой группе происходит ещё один раскол: на этот раз пятеро товарищей во главе с Сибельи и химиком Херерадо Пусадела создают группу вооружённого типа.

Сформировав «твёрдое ядро», эти товарищи, изначально нацелившись на абсолютно подпольную деятельность, приступили к накоплению ресурсов (оружия и денег). Главной своей задачей они видели формирование Военного Штаба, который, по их мнению, в определённый момент возглавит рабочий класс в его схватке с вооружённым аппаратом буржуазии. Члены группы основную ставку делали на вооружённое действие в городе, отвергая сельскую герилью в том виде, в котором её видели геваристы. Основным мотивом этого выбора стал анализ вооружённой борьбы большевиков в дореволюционной России, которая имела преимущественно городской характер, а так же влияние, которое оказало на группу война алжирского «Фронта Национального Освобождения», так же имевшего мощный городской аппарат.

Было признано, что пролетариат должен прежде всего политически готовиться к мятежу и последующей революции. Таким образом, члены группы не отвергали необходимости создания революционной партии, но сконцентрировали свои силы лишь на строительстве одной её части – военного крыла.

Все члены группы отвергали перонизм как революционную идеологию. Вообще, характер данной формации попахивал сектантством: к примеру, стратегия развития военно-политической организации не предусматривала ни приближения к широким народным массам, ни привлечения их к борьбе.

На счету этой безымянной группы первая крупная операция городской герильи в Аргентине. 16 июня 1962 года было осуществлено нападение на арсенал Института Военной Географии в столичном квартале Палермо. Стоит заметить, что в столь рисковую операцию был включён практически весь имевшийся в наличии состав «группы Сибельи».

Планирование операции началось ещё за год до её непосредственного осуществления. Были сделаны дубликаты ключей, составлен подробный план здания, распределены роли, изучен распорядок дня охраны, сделаны фотографии окружающей территории и т.д. Наконец, дату будущей операции назначили на 16 июня – седьмую годовщину бомбардировки Пласа де Майо, положившей начало т.н. «Освободительной Революции», сместившей генерала Перона. Хотя члены группы, - в тот момент ещё типичные последователи сталинизма, - были настроены антиперонистски, они прекрасно понимали, что инициаторы переворота, «колорадос», являлись не столько противниками перонизма, сколько верными прислужниками североамериканского империализма, увидевшего в правительстве Перона помеху на пути уничтожения национальной экономики. Таким образом, операция по ограблению арсенала должна была стать своеобразной «вендеттой», служившей для углубления разразившегося внутри армии конфликта между «колорадос» и «асулес» - националистически настроенными военными, недовольными полным подчинением вооружённых сил американской Доктрине Национальной Безопасности, превращением их в полицейские отряды для борьбы с «внутренним врагом».

Ранним утром 16 июня 1962 года к зданию подъехало такси, внутри которого расположилась группа боевиков. Другие двое уже стояли на углу. Закинув самодельную лестницу, Сибельи забрался на трёхметровую стену, перерезал плоскогубцами колючую проволоку  и перебросил остаток веревочной лестницы внутрь. Двое членов организации остались близ стены, трое (в их числе и одна девушка) спрятались за прицепом уже возле института, а главари группы, Сибельи и Вилья впотьмах направились в сторону арсенала.

Открыв двери с помощью дубликатов ключей, эти двое, «вооружённые» лишь карманными фонариками, зашли внутрь и начали набивать сумки имеющимся здесь оружием: удалось похитить два автомата «Halcon», три винтовки PAM, 44 пистолета Colt 45 и огромное количество боеприпасов. Двадцать минут длилось всё это действо и наконец грабители вышли из дверей арсенала, нагруженные четырьмя тяжеленными сумками. Перед тем как уйти, они бросили во дворе железнодорожный билет до станции Хосе Пас – пригорода Буэнос-Айреса, где в большинстве своём проживали военные-«асулес». 

Покинув территорию института, восемь участников операции удалились на такси по досконально изученному маршруту. Шофёр машины, так же член группы, в каждом определённом пункте тормозил, и один из товарищей покидал салон, с задачей наблюдать за развитием ситуации. Каждый из них должен был спустя какое-то время по общественному телефону связаться с Хулией, невестой Вильи и сообщить об обстановке.

Наконец через час машина подъехала к дому Сибельи, куда были спрятаны сумки с оружием.

Операция осталась неизвестной для широкой общественности, поскольку военные, не желая публично вскрывать противоречия в своих рядах, приняли решение молчать. На это и рассчитывали комбатанты «группы Сибельи», пустившие с помощью железнодорожного билета следствие по ложному следу.

Хотя спустя практически год, 29 августа 1963, «Националистическое Революционное Движение Такуара» Джо Бакстера и Хосе Луиса Неля осуществит налёт на Банковскую Поликлинику в Буэнос-Айресе, убив двоих инкассаторов, именно ограбление «Института Военной Географии» считается первым эпизодом городской герильи в Аргентине. Однако стоит заметить, что ещё в конце 50-х участники Перонистского Сопротивления исполняли мелкие городские операции, вроде терактов и диверсий, а в апреле 1960 года группа молодых людей, прикрывавшихся именем «Перонистской Армии Национального Освобождения» (Ejército Peronista de Liberación Nacional) осуществила нападение на гвардейский пост в Сьюдад Эвита, где было «экспроприировано» несколько единиц огнестрельного оружия.

Другие акции «группы Сибельи» были менее впечатляющими: спустя некоторое время после первой операции, таким же точно образом было осуществлено ограбление ЗАГСа, где похищены паспорта и чистые бланки документации. В дальнейшем поддельные документы помогли членам группы в осуществлении целой серии афер: с помощью сотрудников различных банков и крупных коммерческих контор, боевики обналичивали чеки. Деньги, заработанные таким способом, позволили «группе Сибельи» приобрести полтора десятка земельных участков в пределах Большого Буэнос-Айреса.

В 1968 году группой был ограблен банк в Линаресе, а 5 апреля следующего года осуществлена акция, поразившая своей эффективностью даже видавших виды детективов: нападение на бивак 1 Пехотного Полка в Кампо де Майо и угон грузовика с оружием. Кроме того, благодаря случайности, провалилась акция по ограблению почтового поезда в марте 1970 года. В результате ареста Карлоса делла Неве, а так же внутренних трений (к примеру, сам Сибельи из-за проблем со зрением вынужден был выйти из борьбы, других руководителей поразила паранойя, и они настаивали на роспуске организации), фактически в 1970 году группа разваливается. Большая её часть вновь уходит в подполье  для того, чтобы принять активное участие в новом этапе борьбы, на котором вооружённая пропаганда становится основным инструментом политической деятельности. Именно в этом контексте и возникают FAL, когда бывшие члены «группы Сибельи» выходят на контакт с коллективом, отколовшимся от Революционной Коммунистической Партии, возглавляемым Луисом Мария Агирре, «Сарате».


2. «Группа Сарате»

Эта группа сформировалась вокруг ядра товарищей, изгнанных из маоистской Революционной Коммунистической Партии. Лидер коллектива, Луис Мария Агирре, «Сарате», ставший в 1970 году главным зачинщиком объединения различных вооружённых фракций в единый организм, настаивал на немедленном начале вооружённых действий маленьких ячеек, безо всякой подготовительной работы, причём главным фронтом борьбы должен был являться город.

Партия же напротив, рассматривала вооружённое действие лишь в отдалённой перспективе, когда будет создан единый Фронт Национального и Социального Освобождения, когда революционными силами будут завоёваны симпатии пролетариата и беднейшего крестьянства…Короче говоря, очень нескоро.

«Сарате» напротив, предлагал сейчас же начать накопление сил и приступить к вооружённой пропаганде, и, выйдя из состава партии, тотчас и приступил к реализации своей программы, ибо «Агитация одним революционным делом сильнее агитации тысячи революционных слов».

На протяжении 1969 года и параллельно процессу дискуссии и размежевания с руководством РКП, «Сарате» консолидирует вокруг себя группу радикальных товарищей вместе с которыми и приступает к «пропаганде действием», вскоре вышедшей на уровень действий единого фронта совместно с другими мелкими вооружёнными группами. Деятельность ячейки «Сарате», как и FAL в общем, подошла к концу в начале 1973 года, когда группа частью была разгромлена властями, частью просто прекратила борьбу перед лицом быстро меняющейся ситуации в стране, которая, в конечном итоге, привела к добровольному уходу военных и возвращении демократического режима.

Наиболее яркой акцией этой группировки является похищение парагвайского консула Вальдемара Санчеса 24 марта 1970 года, в результате чего FAL привлекли к себе пристальное внимание общества и вышли, можно сказать, на национальный уровень (хотя цель явно была мелковата – изначально боевики рассчитывали похитить посла ФРГ или  Англии, но охрана этих персон явно была им не по зубам). В обмен на освобождение дипломата боевики потребовали появления перед телекамерами своих арестованных товарищей, Алехандро Бальду и Карлоса делла Наве. Первый к тому моменту уже «пропал без вести», второй же подвергался нечеловеческим пыткам. Федеральная Полиция живо состряпала версию, что Бальду бежал от правосудия, а затем был убит собственными товарищами. Что касается Делла Неве, то власти заявили, что речь идёт об уголовном преступнике, и никакого внимания к его персоне привлекать не следует. Расчёт был прост – заполучив обещание парагвайского диктатора Альфредо Стресснера не вмешиваться в ситуацию с парагвайским же консулом, власти абсолютно не заботились о сохранении его жизни. Более того, они надеялись, что FAL убьют дипломата тем самым содействуя демонизации вообще всей аргентинской оппозиции.

Но, несмотря ни на что, 27 марта Карлос делла Наве тем не менее предстал перед журналистами, благодаря специальной санкции принципиального судьи Луке: на его теле отчётливо были видны следы пыток, лицо было измождённым и страдальческим. На следующий день консул был освобождён, причём боевики даже выдали ему деньги на такси, чтобы добраться до отеля. FAL победили – герилье удалось, с одной стороны, продемонстрировать обществу свой гуманизм (поскольку заложник был выпущен невзирая на то, что власти так и не объяснили внятно, куда делся Бальду), а с другой –опозорить правительство, вскрыв его «тёмную сторону» - использование пыток и убийств в деле борьбы с оппозицией.

Другой получившей известность акцией «группы Сарате», помимо нескольких налётов на банки и разоружений полицейских, стало убийство 14 ноября 1970 года заместителя начальника Отдела Политического Сыска Федеральной Полиции Буэнос-Айреса Освальдо Сандоваля.  


3. Команда «Максимо Мена» и «Полти-Лескано-Таборда»

Эта команда была сформирована в конце 1969 года в Кордобе членами групп Сибельи и Сарате, прибывшими ради вовлечения в вооружённую борьбу местных радикалов. После майского народного восстания, известного под названием «Кордобасо», жители города, особенно молодёжь, всё ещё сохраняли боевой пыл, и столичным боевикам в короткие сроки удалось создать две оперативные группы, действовавшие с относительной автономией друг от друга. Проект заключался в дальнейшем строительстве единой городской вооружённой организации, куда должны были войти лучшие бойцы обеих групп. Именно эта организация встанет в авангарде народных масс в момент, когда ситуация будет близка к восстанию. В ожидании этого «Кордобасо №2», а так же для того, чтобы содействовать росту революционного сознания масс, организация должна присутствовать во всех общественных секторах, оставаясь при этом, абсолютно подпольной.

Начав свою борьбу относительно удачно, проявляя значительную активность, вскоре обе эти группы столкнулись с трудностями: политико-идеологические трения между членами команды подтачивали единство организации вплоть до полного её растворения в 1972 году. Наиболее известными акциями короткого периода вооружённой борьбы этой команды стали нападение на «Провинциальный Банк Кордобы» в квартале Ла Унион 18 июня 1970 года, угон грузовика с куриным мясом и последующая его раздача населению народных кварталов города 8 августа того же года, захват радиостанции «Music House» 13 октября, ограбления сберегательной кассы и почтового отделения, а так же устрашающее нападение на дом коммерческого директора завода «Fiat-Concord» Аарона Вельве.


4. Колонна «América en Armas»

История этой группы началась в 1966 году, когда к власти в Аргентине в результате переворота пришла военная хунта т.н. «Аргентинской Революции» во главе с генералом Онганиа. Именно тогда внутри прокубинской коммунистической организации «Движение Национального Освобождения» (Movimiento de Liberación Nacional) возник острый конфликт, касающийся форм борьбы с правящей камарильей. В то время как основной костяк MLN защищал тезис углубления социальной работы и формирования сильной революционной партии рабочего класса, небольшая группа радикальных товарищей из столичного региона заявила о необходимости вооружённого действия, так как переворот перекрыл все пути легальной демократической борьбы. Онганиа, намеревавшийся установить военное правление, по его же словам, как минимум на двадцать лет, должен был быть повержен всеобщим вооружённым выступлением народа, инициатором которого станут маленькие вооружённые ячейки, осуществляющие пропаганду действием. Столкнувшись с гневной реакцией Национального Руководства MLN, группа радикалов обвинила главарей движения в насаждении «бюрократизма во всех сферах деятельности». В ответ на это правящий секретариат проводит голосование, решением которого группа «ультралевых авантюристов» была исключена из рядов организации. Таким образом, около тридцати бывших участников MLN из столицы формируют эмбрион будущей вооруженной организации.

Подавляющее большинство диссидентов, покинувших MLN, являлось, что называется, интеллектуалами. Это привело к тому, что уже на раннем этапе подготовки члены организации занялись, прежде всего, поиском определённого политического обоснования своей борьбы. Таким обоснованием стал геваризм, причём «творчески развитый» геваризм. Ибо основной своей целью колонна «América en Armas» обозначала не строительство революционной армии, а создание условий для вовлечения народа в революционную борьбу. Т.е. задача не заключалась в формировании единой народной армии и единой партии (о чём, собственно толковал Гевара), а в вовлечении всех уже существующих организаций (синдикальных, студенческих, политических) в революционный процесс на стороне народа. Сами по себе объективные условия вооружённой борьбы будут способствовать последующему объединению на основе единых классовых и национальных интересов.

И вот, в середине 1969 года пришло время для первой акции новой аргентинской группы вооружённой борьбы. Это решение об активизации действий вызвало массовое дезертирство из рядов организации. К моменту вооружённого дебюта в колонне «América en Armas» осталось лишь 15 человек, причём непосредственно в «группу огня» входило лишь четверо. После первого нападения на арсенал гвардейского поста, начался медленный, но безостановочный рост организации, которая, к концу 1971 года уже насчитывала в своих рядах более ста членов, задействованных в различных секторах военно-политической деятельности.

Между августом 1970 и мартом 1971 года боевики группы, по их же собственным заявлениям, исполнили 27 акций: вооружённых ограблений банков, краж документации, атак на полицейские посты. В 1970 группа влилась в FAL, но в конце 1971 года, в контексте глубокого кризиса, поразившего структуру, покинула её ряды. В последующем, колонна «América en Armas» сформировала альянс с троцкистской фракцией, отколовшейся от PRT-ERP, «Революционной Рабочей Группой» (Grupo Obrero Revolucionario), совместно с которой 12 января 1973 года было осуществлено похищение врача Уго Д Агила, руководителя психиатрического отделения тюрьмы в Вилья Девото (это наиболее известная операция альянса).

В конце 1975 года, на фоне усиливающихся репрессий, происходит внутренний раскол, и часть структуры уходит в «Коммунистическую Организацию Рабочая Сила» (Organización Comunista Poder Obrero). К началу 1978 года колонна «América en Armas» окончательно сходит с политической сцены, разгромленная правительством.


5. «Бригада Масетти»

История этой группы уходит своими корнями в первую половину шестого десятилетия. Изначально, данная формация представляла собой ничто иное, как часть логистической сети, поддерживавшей борьбу «Партизанской Армии Народа» Хорхе Риккардо Масетти.

Характерной чертой доктрины коллектива являлась идея того, что именно методология, то есть вооружённая практика, определяет революционный характер организации. Поэтому, придерживаясь чёткой стратегической линии создания вооружённых ячеек для борьбы с правительством, в идейном плане «Бригада Масетти» являлась коалицией последователей самых различных политических доктрин. Поскольку основная задача состояла в формировании организации, объединяющей всех тех, кто сделал выбор в пользу вооружённой борьбы, невзирая на их идеологические предпочтения. Таким образом, в деятельность бригады были вовлечены националисты, левые христиане, перонисты и отдельные марксисты, полагающие, что своими действиями они будут способствовать социальному и национальному освобождению Родины, формированию Нового Человека, установлению социализма. Именно таковы были пункты крайне размытой политической программы «Бригады Масетти».

В первые моменты своей деятельности группа насчитывала всего четыре человека, основной задачей которых являлась подготовка военных кадров в условиях абсолютного подполья. В течение следующих пяти лет бригада проводила тренировки и небольшие анонимные акции материального «самообеспечения». В 1970 году бригада присоединяется к FAL и только теперь проводит свою первую масштабную операцию: 25 сентября близ станции Кампана  был ограблен почтовый вагон поезда, курсировавшего между Росарио и Ретиро.

Акция была необходима не столько для получения материальных ресурсов, сколько для вооружённой пропаганды и подъёма революционного духа собственных боевиков, так как к тому моменту по всей стране группы городской герильи различного идеологического характера уже исполняли зачастую весьма значительные операции, и лишь «Бригада Масетти» продолжала хранить спокойствие, что вызывало недовольство в рядах самих «бригадистас».

Ход операции был следующим: спустя несколько минут после отхода от станции, 30-летний Альберто Спунберг, ехавший в первом вагоне, поднялся со своего места и, продемонстрировав «Браунинг» на поясе, обратился к пассажирам, в то время как другие товарищи направились во второй вагон. Спунберг сообщил пассажирам, чтобы они сохраняли спокойствие, добавив, что речь идёт не об ограблении, а о восстановлении социальной справедливости. Кроме того, в своей короткой речи он успел помянуть Сан-Мартина, других борцов за независимость Аргентины, рассказал о развале образования и общественного здравоохранения, о преступлениях хунты. Один из пассажиров вёз с собой маленького ребёнка, и Спунберг спросил, кем он хочет стать, когда вырастет. Тот ответил, что космонавтом. Боевик заметил тогда, что очень маловероятно, что сын рабочего станет космонавтом или ещё кем-либо при таком правительстве, которое установлено в Аргентине, правительстве компрадоров и национальных предателей, прикрывающих уничтожение страны патриотическими лозунгами. Но, увидев расстроенное лицо мальчика, он добавил, что когда тот вырастет, родина уже будет освобождена и тот действительно сможет стать космонавтом или выбрать любую другую карьеру, по своему желанию.

Пока Спунберг вёл разговоры с пассажирами, двое других участников операции ворвались в почтовый вагон и кувалдой разбили двери денежного сейфа. В это время двое других по внешнему выступу, на полном ходу, пробрались в кабину локомотива, обезвредили машиниста и его помощника и увели их в первый вагон. Управление поездом взял на себя бывший железнодорожник, член «Бригады Масетти», который через 5 километров, близ пересечения с автомобильной трассой №9, остановил состав: здесь боевую группу уже поджидал грузовик под управлением бывшего участника EGP Петисо Бельомо.

Операция длилась полчаса. Перед тем, как скрыться, комбатанты краской нанесли на почтовый вагон слоган «Всё это для народа и ради народа», а на передней части локомотива оставили «автограф» - «Fuerzas Argentinas de Liberación - Comando Juana Azurduy».

Несмотря на масштабную операцию по поимке преступников, в которую были вовлечены сотни сотрудников полиции и даже несколько вертолётов, боевикам удалось уйти незамеченными. Уже спустя час средства массовой информации провинциального и федерального уровня известили страну о новой операции городской герильи.

Дерзкий дебют «Бригады Масетти» привёл к бурному росту. Уже к концу года организация насчитывала более шестидесяти боевиков по всей стране, разделённых на несколько оперативных групп. Однако, под ударами правительственных сил, а так же в связи с острым внутренним кризисом, группа начала терять свою энергию и в конце 1971 года совершенно растворилась.


6. Команда «Бенхо Крус» - FAL - 22 de Agosto

Эта команда была создана и начала свою деятельность в Ла Плате. Историю её возникновения трудно установить с точностью. Единственное, что мы знаем, так это то, что в конце 60-х годов в городе образовалась небольшой коллектив радикально настроенных активистов, стоявший у истоков организации. Вербовкой новых товарищей занимался специально прибывший сюда один из членов «группы Сибельи», но вместе с этим существовали какие-то связи и с «группой Сарате». На протяжении всего 1970 и до июля следующего года группа консолидировалась, росла и действовала исключительно в пределах Ла Платы.

Характерной чертой идеологии организации являлось совмещение различных стратегических концепций, подчас противоречащих друг другу. Одна, навеянная, видимо, «группой Сибельи», заключалась в строительстве вооружённой организации, подготовке военных кадров, способных возглавить будущее восстание. Эта задача на практике материализовывалась в учреждении подпольных ячеек, укомплектованных «политическими солдатами», сконцентрированными на проведении акций «самообеспечения» и накоплении материальных ресурсов.

С другой стороны, вторая стратегическая линия развития гласила, что вооружённая организация должна быть открыта для широких масс. Таким образом, в своих действиях  команда «Бенхо Крус» совершенно не походила на «группу Сибельи», которая никогда не «подписывала» своих акций. Напротив, вскоре присоединившись к FAL, организация основную ставку сделала на популяризацию имени структуры в широких народных секторах, для чего каждую свою операцию, даже самую незначительную, боевики подписывали именем «Аргентинских Сил Освобождения», призывая нацию присоединиться к активной борьбе против военной хунты.

В июле 1971 году 13 членов организации были арестованы полицией, что обозначало фактически смертельный удар для группы из Ла Платы. В этих условиях, часть оставшихся на свободе боевиков покидает город, отправляясь в столицу. С этого момента начинается новый этап развития, кульминацией которого становится основание группы «FAL - 22 de Agosto», которая действовала в Буэнос-Айресе вплоть до 1974 года.

Хотя очевидно, что FAL-22 являлась логическим продолжением команды «Бенхо Крус», между этими двумя группами существовало множество различий. Одним из наиболее ярких стал милитаризм и акцент на деятельности в абсолютном подполье. В результате чего группе так и не удалось существенно расширить свой состав, выйти за рамки небольшой вооружённой банды, занимающейся «экспроприациями» денег и материалов.

Организация распалась после того, как во время пленарного заседания полиции удалось арестовать 28 её главных руководителей.

Наиболее известными операциями группы «Бенхо Крус» являлись ограбление больницы «Clínica Mayo» в Ла Плате 6 октября 1970, где были похищены хирургические инструменты, грабёж типографии в 1971, нападения на Центральное Почтовое Отделение и административный офис ипподрома, а так же «оккупация» резиденции Альберто Гомеса, руководителя  «Южноамериканской Нефтехимической Компании».

*******************************

FAL сохраняли единство до середины 1971 года. После этого структуру поразил глубокий внутренний кризис, единая организация начала распадаться на куски. Финальный кризис FAL можно реконструировать по серии «Внутренних Бюллетеней», на страницах которых воспроизведены дебаты между представителями различных тенденций. Стержнем этих дискуссий является критика «милитаризма» со стороны тех секторов организации, которые сохраняли веру в единый массовый фронт освобождения, оставив за бортом идеологическую борьбу, приближаясь к «народническим» позициям. Этому сектору противостояла воинственная группа, защищавшая марксистско-ленинские тезисы и чисто вооружённый характер борьбы. Несмотря на попытки преодоления кризиса посредством проведения Конгресса FAL, противоречия, касавшиеся массовой работы, не удалось разрешить, и единый фронт был распущен.

Таким образом, начиная с 1973 года, FAL действует в формате автономных друг от друга колонн, сохранявших, в виде традиции, исторический символ организации: FAL-América en Armas, FAL-Inti Peredo, FAL-Che Guevara и FAL-22 de Agosto.