Страницы

понедельник, 30 декабря 2013 г.

Actas Tupamaras. 1963. Операция кантегриль


Операция кантегриль1

Середина декабря 63-его. Приближаются праздники, Рождество и Новый Год. Для одних это дни веселья и радости, дни подарков и ломящихся от закусок столов. Для других – точно такие же, как и все прочие дни их жизни; дни безысходности и уныния, тяжких страданий и голода.

Но мы не хотим, чтобы серая жизнь раз в году озарялась праздничным весельем. Мы хотим, чтобы все дни всех лет жизни всех людей на свете были наполнены счастьем.

Именно за это нужно бороться.

Но, если эта борьба за всеобщее счастье людей ещё не развернулась во всю мощь, найдётся ли в огромном мегаполисе кто-нибудь, кто в эти праздничные дни доставит маленькую радость для самых безутешных людей, - обитателей убогих лачуг на задворках города, - накроет стол для тех, кто не имеет средств даже на то, чтобы купить своим детям хлеба?

Нет, очевидно, что таких людей нет, сделали заключение десять или двенадцать молодых товарищей из Монтевидео, озаботившихся этим вопросом.


Но борьба за счастье так и не увенчается успехом, если никакой иной цели, кроме как накормить нищих не будет. Нет. Своими действиями нужно добиться подъёма сознания этих угнетённых масс, зажечь в их душах огонь мятежа. Каждое, даже самое элементарное  действие должно иметь политическое значение, в этом суть борьбы. Посредством листовок необходимо заострять внимание народа на росте уровня жизни, на проблеме бездомности и безработицы и т.д. Необходимо указывать на несправедливость режима, который позволяет немногим приближённым владеть всем, накапливать огромное состояние, в то время как большинство населения закованы в цепи бедности, испытывают голод и бытовые трудности. Подобного рода декламации должны заканчиваться призывом к народному восстанию.

Именно из этих соображений была запланирована операция, которая должна была быть направлена на обеспечение праздничным угощением обитателей трущобного района столицы. Продукты должны были быть экспроприированы у торговой фирмы «Manzanares».

Изучались две тактики для исполнения этой экспроприации: рассматривался вариант вооружённого захвата одного из грузовиков, перевозящих продукты, непосредственно на трассе, с последующим перегоном его в кантегриль, а так же сценарий, базирующийся на небольшом обмане; планировалось сделать предварительный заказ продуктов с доставкой его в окрестности трущобного района, и только там произвести экспроприацию. После некоторых размышлений был избран этот последний вариант.

Несколько товарищей тщательно изучили кантегриль и его окрестности. Избирались пути рассеивания после осуществления акции, расположение полицейских постов, режим патрулирования и т.д.

На улице, ограничивавшей зону кантегриля, - она начиналась в 30 метрах от первых трущоб, - в здании бывшего ранчо находился активно развивавшийся в то время политический клуб имени Бенито Нардоне, принадлежавший радикальным либералам. Товарищей тотчас же приняли к сведению этот факт…

После двухдневного ожидания, - контора в эти предпраздничные дни была просто завалена заказами, - всё-таки удалось дозвониться в столичный филиал «Manzanares». Звонящий указал, что 24 декабря в политическом клубе Нардоне, состоится благотворительная раздача продуктов жителям кантегриля и окрестных зон. После этих деталей, последовал сам заказ на необходимую продукцию: понятно, это были продовольственные товары первой необходимости, но так же и пирожные, сушеные и засахаренные фрукты, конфеты, нуга и т.д. Но никаких алкогольных напитков.

Грузовик с товаром рекомендовалось выслать к 9 часам утра 24 декабря к зданию клуба, где его уже будут ждать «управляющие клубом» и дамская комиссия; они «получат, примут и оплатят» весь товар. И последнее – не нужно отправлять грузчиков или каких-либо других людей; у клуба есть свои помощники.

23 числа служащие городского транспортного парка объявили на завтра всеобщую стачку. Это несколько усложнило план действий, так как в ходе операции предполагалось использовать лишь мотоцикл. Сами участники акции должны были покинуть место действия на общественных автобусах. Теперь же необходимо было проявить в ходе операции поспешность, чтобы успеть на рейсовый автобус, курсировавший между департаментами.

24 числа в 8 часов утра к зданию клуба подошли двое товарищей. Они ждут прибытия грузовика. Другие десять участников рассредоточились по окрестностям в зоне прямой видимости. В эти утренние часы трущобные районы практически безлюдны, поэтому многие чувствовали себя не в своей тарелке, прогуливаясь в проходах между лачугами, будто бы это были какие-то эффектные дворцы колониальных времён. Хуже всего было то, что шатающиеся ранним утром в столь неблагополучном квартале прилично одетые молодые люди вызывали подозрения у всех, кто встречался им по пути.

Уже пробило 9, но грузовика не было. В 10 часов ожидание стало нервным, многих мучила неопределённость и подозрения. Наконец, около 11 показался ожидаемый автомобиль: это был 7-тонный грузовик, полностью забитый провизией. В кабине находились только шофёр и его напарник. Печально, но грузовик не принадлежал фирме «Manzanares S.A.»: это было очевидным, поскольку на бортах отсутствовала корпоративная реклама. Речь шла об арендованном автомобиле. Но пакеты, слава богу, действительно были собраны этой конторой, о чём свидетельствовали логотипы.

Напротив клуба один из товарищей вскочил на подножку, и, после короткого разговора, грузовик взял курс на кантегриль, где якобы изнывали от ожидания «руководители Клуба» с деньгами. На указанном месте автомобиль остановился, шофёр и его коллега вышли из кабины, были быстро скручены «директорами», после чего грузовик помчался вглубь нищенского квартала.

Тем временем, восемь товарищей, - пять мужчин и три женщины, - подняли крик на всю округу, извещая население об экспроприации грузовика с продуктами, сопровождая всё это дело разбрасыванием революционных листовок. Не успели они ещё перевести дух, как автомобиль был просто захвачен повалившим со всех сторон народом. Это напоминало муравейник: женщины, мужчины и дети, нагруженные пакетами, выбравшись из кузова, тотчас же пытались вернуться вновь. Повсюду слышался смех и счастливые крики; нищие, оборванные люди улыбались друг другу совершенно сумасшедшим образом. В самом деле, операция стоила того, чтобы увидеть хотя бы всплеск радости этого бедного, вечно угрюмого народа.

Вскоре один из жителей рекомендовал товарищам поскорее уходить, так как к месту действия движется полиция.

К половине двенадцатого в кантегриле уже не осталось ни одного товарища. Последними уехали те трое, что держали в заложниках водителя и его помощника. Освободив их через 20 минут после захвата, товарищи удалились на мотоцикле.

Молодёжная группа «Хосе Артигас» успешно прошла своё крещение огнём. Вскоре она стала частью первоначального ядра «Тупамарос», с которыми был налажены контакты ещё несколько месяцев назад.


1. В Уругвае – общее название трущобных кварталов