Страницы

вторник, 18 февраля 2014 г.

Actas Tupamaras. 1970. Операция "Золотой ларчик"

Операция «Золотой ларчик»

1970 год. Двухэтажный особняк, почти замок, высится на углу двух проспектов – 18 Июля и 8 Октября. Вокруг него раскинулся небольшой фруктовый сад. Вход в эту городскую усадьбу со стороны проспекта Колония закрывают широкие ворота, куда может спокойно въехать грузовой автомобиль.

Войдя внутрь особняка вы тотчас же сталкиваетесь с умопомрачительной роскошью, великолепием своим напоминающую апартаменты восточного шаха. На ум приходит мысль о том, что здесь живут люди, которые просто уже не знают, куда девать деньги.

На втором этаже располагаются жилые помещения, но вся остальная часть дома посвящена нуждам делового и финансового мира; мира воротил-скотопромышленников, к которым принадлежит и владелец дома, глава одной из богатейших семей Уругвая. Здесь вот комната с двумя мощными радиопередатчиками, один из которых находится на постоянной связи с десятками эстансий. А там рабочий кабинет, в уголке которого темнеет небольшой сейф с мелкой наличностью – тут вы всегда сможете найти не менее шести миллионов песо. А вон там ещё один рабочий кабинет с сейфом. Но здесь мы уже видим громадный бронированный ящик, в котором хранится более 15 тысяч долларов.

В самой задней части дома расположены две небольшие комнаты площадью не более полутора квадратных метров. На задней стенке одной из этих комнат, предназначенных непонятно для чего и для кого, висит коробка, занимающая практически всю площадь. Заглянув в неё, вы можете полюбоваться макетом эстансии. И кто бы мог подумать, что под этой коробкой имеется потайная дверь, или, лучше сказать, дверца 90 на 60 сантиметров, ведущая в тёмный подвальчик шириною метр на два и высотою в два с половиной метра. Там внутри, на металлическом экране, поднимающимся на 90 сантиметров от земли, стоит казалось бы скромный ларчик с сокровищами, бронированный куб 80 на 80 сантиметров.


О существовании этого тайника знали лишь пятеро: члены семьи Майльоса и несколько сотрудников, пользовавшихся абсолютным доверием.

Справедливое дело

Среди этих сотрудников был и Роберто Филиппоне. Двенадцать лет безупречной работы на фирму обеспечили полное доверие хозяина к нему. Роберто был отличным экономистом, находился на хорошем счету, его будущее в конторе Майльоса, одного из финансовых властелинов Уругвая, было обеспечено. Он мог не задумываться ни о чём более – впереди была роскошная жизнь.

Тем не менее, это привилегированное положение не замутило разум Фелиппоне, высокий социальный статус не сумел запорошить ему глаза. Эгоизм прислужника финансового спрута, круг интересов которого ограничивается лишь членами его семьи, не был свойственен этому человеку. Он понимал, что там, за воротами особняка есть и другая жизнь. И хотя его семья живёт в комфорте и не испытывает никаких материальных трудностей, там, на окраинах Монтевидео живут другие семьи точно таких же граждан страны, тысячи и тысячи семей, погрязшие в безнадёжной нищете. Вернее, они даже не живут; они влачат жалкое существование на самом дне капиталистического мира; они лишены всех прав человеческой личности; они давно уже потеряли смысл жизни и не видят впереди никакого просвета. Эта реальность бытия, фантастически контрастировавшая со сказочным богатством некоторых уругвайских семей, - таких как семья Майльоса, - заставила Филиппоне очнуться от сладкого забытья. Проблема социальной несправедливости занимала всё больше места в его размышлениях, и наконец он пришёл к выводу о необходимости борьбы с ней. Порыв его сердца не остался лишь проявлением сиюминутной слащавой филантропии, столь свойственной мелкой буржуазии. Его энергия была направлена по нужному вектору – он вышел на MLN-T, организацию, объединявшую в своих рядах мужчин и женщин, думающих так же, как и он.

Сознавая, что финансы являются жизненно важным аспектом революционной борьбы, в конце 1969 года он сообщает руководству о существовании тайника с деньгами в доме Майльоса. Правда, уже в течение двух лет он не заглядывал туда – ларчик в последнее время открывает только старый Майльос или двое его ближайших помощников. Но в то время, - два года назад, - там уже находилось золотых слитков, монет и валюты примерно на 250 миллионов песо. Хотя Роберто не знал, сколько в сейфе сейчас ценностей, он считает, что последние финансовые проблемы могли отразиться на сумме из тайника.

В конце 1969 года финансы организации пришли в катастрофический упадок. На нужды революционной борьбы выскребались последние копейки. Объяснялось это прежде всего неудачами в осуществлении захвата Пандо и экспроприации «Итало-Французского Банка», где была взята гораздо меньшая сумма, чем это предполагалось в теории.

Нужен был мощный экономический толчок. Таким толчком должно было стать ограбление отделения «Республиканского Банка» в Сальто, что могло принести в кассу организации более 100 миллионов песо. Это обстоятельство, а так же информация о скором осуществлении Майльосом крупной сделки по продаже шерсти, - шерсти, которая могла преобразоваться в новые золотые слитки, помещённые в тайник, - несколько замедлили развитие проекта экспроприации воротилы-скотовода. В ходе обсуждения этого плана не было недостатка в насмешливых комментариях: на самом деле, когда мы приняли решение нанести визит «золотой курочке», мы полагали, что найденного золота едва ли хватит на один зуб.

Теоретический проект
Так как 100 миллионов «Республиканского Банка» на деле превратились лишь в 20, решено было пополнить казну за счёт ларца с сокровищами Майльоса. Для проведения первичной разведки была отряжена группа из четырёх товарищей.

Исходя из слов Роберто, становилось понятным, что оболочка ларчика бронированная – т.е. непосредственно внутри его открыть не удастся. И тут возникает вторая проблема – по предварительным прикидкам он весил как хороший семейный холодильник, то есть около 300 килограмм. Правда, вытащить его из подвальчика и пронести 20 метров до грузовика не казалось такой уж большой проблемой: здесь понадобятся лишь четверо сильных парней, да несколько брезентовых строп.

Неожиданный удар нанесли два техника организации, обнаружившие небольшую ошибку в подсчётах: сейф весит не 300 килограмм, а полторы тонны! Н-да, тут даже профессиональные атлеты вряд ли справятся.

Таким образом, для подъёма этого супертяжёлого ящика из подвала и переноски его в грузовик остаётся только один способ: применение специального крана, использующегося автомеханиками для извлечения двигателя. Сделать подобный механизм решили самостоятельно.

Был закуплен такелаж (шкивы и цепи), деревянные бруски, из которых будут сделаны две стойки и толстый канат, служащий мостом между ними. Для перевозки ящика к грузовику была сконструирована примитивная тележка, способная выдержать указанную массу. Из железных профилей были сварены две наклонные конструкции; одна была предназначена для преодоления тележкой небольшой лестницы, а другая, более длинная, была необходима для погрузки ларчика в грузовик, в котором специально для этого был усилен пол.

Так как нельзя было вытянуть ящик через узкий дверной проём комнатки, возникла необходимость прорубания достаточного для этого отверстия в стене. Сделать это быстро и без лишнего шума предполагалось гидравлическим домкратом, приобретённым для этой цели.

Из-за того, что стена комнаты с тайником соседствует со школой, в которой постоянно живёт охранник и его семья, все манипуляции должны быть проведены как можно тише, с минимальным количеством ударов, но при этом быстро и чётко. Тем не менее, даже с учётом всех возможных корректировок, как это будет позже видно, операция займёт не 4 часа, как планировалось, а все 8.

Все затраты на покупку материалов для операции обошлись организации в кругленькую сумму – около 180 тысяч долларов. Самой дешёвой была, конечно же, неизменная в таких случаях упаковочка корвалола, необходимая в случае, если хозяину, уже пожилому человеку, вдруг станет плохо с сердцем.

Исполнение акции было назначено на ночь субботы. Длительный срок пребывания внутри дома заставляет отказаться от цепи наблюдателей, так же, как и от парковки вблизи машины поддержки – всё это может привлечь ненужное внимание. Учитывая эти обстоятельства, на всякий пожарный оперативная группа будет хорошо вооружена. Как только дом будет захвачен, оперативная группа по телефону должна связаться с санитарной командой. В последующем, в случае необходимости, они могут обратиться к санитарам или через них к группе поддержки в любое время.

В операции задействовано 18 человек – 15 мужчин и 3 женщины. Четверо входят в группу поддержки, четверо в санитарную команду и 10 человек – в оперативную группу. Будут использованы 3 легковых автомобиля и 2 грузовика.

От вина к виски

В субботу, 4 апреля, придя как обычно в полдень, Роберто Филиппоне оставляет на столе бутылочку вина, переданного ему членами организации. Затем он сообщает хозяину, что заглянет к нему попозже, сейчас у него неотложные дела. Уходит. Около 9 часов вечера Роберто звонит в особняк, но никто не поднимает трубку. Это очень удивляет его, ведь, за редчайшим исключением, дома всегда находится кто-нибудь из членов семьи. Тридцать минут спустя он повторяет звонок. Наконец он узнаёт, что семья в полном составе была на театральном представлении. Впервые за долгие годы старый Майльос раскошелился на билеты.

Десять минут спустя, - в 21:40, - Роберто лично заявляется в особняк в сопровождении пары «друзей». Он представляет их хозяину, тот гостеприимно приглашает всех войти. Дом практически взят под контроль. Теперь речь идёт о том, чтобы скрыть истинные намерения «гостей» от старика, ибо любые опрометчивые действия могут подорвать его здоровье. На кухне Роберто поясняет хозяину, что принесённая бутылка вина – лишь предлог для похода в гости. Он не мог объяснить это по телефону, но на самом деле он привёз несколько ящиков контрабандного виски. Старик, его жена и дочь не подозревают никакого подвоха. Не в первый раз в доме Майльоса происходят подобного рода незаконные сделки.

В 21:45 приходят долгожданные гости-«контрабандисты». Роберто открывает им двери, ведёт на кухню и представляет старику.

- Мы тогда пойдём разбираться с грузом. Ты, Лучо, лучше останься здесь. На улице дождик, во дворе лужи и грязь, а тебе, ещё чего доброго, станет хуже – вон как ты простужен. Мы всё сделаем сами, а если ты нам понадобишься, мы тебя позовём.

Прикрывая рот платком, безустанно «кашляя», бедный Лучо вынужден согласиться. Он остаётся на кухне, ведя дружескую беседу с хозяином и его семьёй. Другая участница операции, избежавшая внимания хозяина, тем временем поднимается на второй этаж, чтобы оттуда, из окна бильярдной, наблюдать за тем, что происходит у парадных ворот.

К воротам подходит один из товарищей. Почти одновременно с этим подъезжает грузовик. Между воротами и местом, где он остановился, расстояние около 50 метров. Он должен развернуться для того, чтобы въехать на территорию. Все маневры должны быть осуществлены как можно быстрее, так как грузовик могут заметить жильцы соседних зданий. Но это легко сказать: дорога извилистая, пространство для маневра небольшое, мешают деревья, клумбы и грязь, а кроме того – здесь довольно темно.

Несколько поворотов, пара ударов и вмятин на кузове, и автомобиль, в конце концов, находится там, где следует.

Из него вылетают пятеро товарищей, происходит эмоциональная сцена.

- И ты здесь, брат?!!

Один из тех, кто вышел из грузовика и тот, кто встречает грузовик, заключают друг друга в крепкие объятия. Конспиративная жизнь революционера надолго оторвала их друг от друга и теперь, после долгих месяцев разлуки, они вновь встретились при столь нетривиальных обстоятельствах.

Тем временем координатор операции сообщает по телефону санитарной команде о том, что грузовик въехал на территорию особняка.

Начинается разгрузка. Все необходимые инструменты извлечены из кузова. Причём извлечены без малейшего шума. Это работа, которую приходится выполнять стиснув зубы, так как часть оборудования очень тяжёлое и громоздкое. Через 15 минут наверху внезапно звонит телефон. Так как номер звонящего отличается от номера санитарной команды, базирующейся на площади Мутуалиста, - абонент просто ошибся, что часто бывает, - наша девушка, поднявшая трубку, представляется: «Испанское Общество, слушаю вас». На том конце вешают трубку. Вызов повторяется. На этот раз трубку берёт поднявшийся Роберто. Это звонит бабушка Майльос, жаждавшая разговора со своим сыном. Он не может – он дегустирует вино с гостями. Тогда бабушка желает поговорить с сеньорой или с внучкой. Роберто зовёт её, но перед этим строго-настрого велит ничего не говорить бабушке о контрабанде, иначе всё пропало. На самом деле, бабушка хочет лишь узнать, понравился ли им театральный спектакль.

После трёх минут разговора, во время которого все манипуляции у грузовика были прекращены, работа возобновляется. Разгрузка заканчивается около половины одиннадцатого, после чего каждый отправляется исполнять свою задачу.

Двое товарищей должны очистить сейфы в кабинетах, а так же экспроприировать радиопередатчики, оружие, бухгалтерские книги и, возможно, кое-какие документы фирмы. Четверо займутся тайником, в то время как ещё один, - ответственный за оборудование, - будет координировать товарищей, выдавать им те или иные инструменты, следить за исполнением задач. Трое остальных занимают свои наблюдательные посты в бильярдной, на кухне и в садике на заднем дворе.

Внезапно раздаётся сигнал тревоги: один из наблюдателей якобы заметил какие-то странные движения снаружи подле парадных ворот. Не исключая того, что это мог быть квартальный сторож, делающий свой рутинный обход, к наблюдателю на всякий случай присоединяется ещё один соратник.

Ночь с субботы на воскресенье

Проникнув в комнату с тайником, завесив окно и разложив инструменты, четверо товарищей столкнулись с первой проблемой – необходимо было работать в узком пространстве, не мешая друг другу, не поднимая шума. В ходе размещения стоек, возникла вторая проблема – потолок был на 25 сантиметров ниже, чем предполагалось. После двух лет отсутствия в комнатке, логично, что Роберто дал не совсем точные сведения. Но делать нечего – стойка должна быть установлена в любом случае, не бросать же операцию из-за такого пустяка.

Что касается команды ответственной за очистку сейфов в кабинетах, то здесь никаких проблем не возникало. Лишь глубокое разочарование. Потому что в одном из сейфов, где предполагалось найти 6 миллионов песо, хранилось лишь 600 тысяч. Второй, большой сейф не удалось вскрыть вовсе. Но дела пошли лучше, когда товарищи дошли до оружейного стенда. Здесь их ждала шикарная добыча: 10 винтовок и 9 пистолетов. Всего 19, а не 20, как об этом говорил Роберто. Где же ещё одна винтовка? Непонятно.

Не вдаваясь в долгие раздумья, товарищи отключили и изъяли два радиопередатчика. Помимо этого было захвачено множество бухгалтерских книг, документов, фотокопировальный аппарат, две пишущие машинки и некоторые другие вещи, не менее полезные, хотя и менее ценные. Эта группа окончила свою часть дела около часа ночи.

Между тем в комнате с тайником дела шли еле-еле. Невообразимые усилия, упорство и тяжкий труд, вкупе с руганью вполголоса, наконец дали свои результаты – около 23:40 стойки были установлены. Осталось лишь оснастить эти стойки и зацепить сейф стальными тросами. Хотя практически сразу же ларчик удалось оторвать от платформы, к часу ночи он продолжал крепко стоять на своём месте. Он был слишком тяжёл.

К этому моменту товарищи уже основательно пропотели, они явно были недовольны, некоторых душил тихий гнев. Короче говоря, они были деморализованы. Не без причины. Ибо, согласно плану, к этой минуте они должны были не просто вытащить сейф, но и преодолеть с ним половину пути. Нужен был отдых. Несколько чашек кофе, прибывших с кухни, подняли настроение товарищей, которые с новыми силами взялись за свою миссию.

Тем  временем, исполнив свои обязанности, двое членов группы по очистке сейфов решили от нечего делать исследовать дом. Приблизившись к кухне, где Роберто находился в компании хозяина и его семьи, они просто обомлели. Услышанное из-за двери не оставляло никаких сомнений: Майльос и его домочадцы знают всю правду. Потому что им ясно и убедительно разъясняет позицию организации «простуженный» Лучо. Со своей стороны, дочка олигарха, девочка лет 15, задаёт вопросы, отвечает на вопросы и жарко спорит. Она не может смириться с насилием, она не может понять его, хотя знает и видит, что «есть богатые, очень богатые, и есть бедные, очень бедные люди». Она понимает, что это несправедливо.

Товарищ, в свою очередь, проводит линию мирного и доброжелательного диалога между тем, кто объясняет и тем, кто хочет понять смысл многих вещей: богатства, бедности, роскоши, голода, организации, её борьбы, её целей и её революции. Хозяин и его жена безмолвно слушают.

Между тем, оторвавшись от дверей, товарищи продолжают обход дома.

Если первый этаж главным образом является местом работы, то второй этаж – чистая феерия роскоши. Роскоши, достойной дворцов азиатских деспотов. Бильярдная, зал приёмов, огромная столовая, кухня, спальни, ванные комнаты и другие помещения различного назначения – всё блестит и сияет. Китайские вазы, бесчисленные фарфоровые и серебряные украшения. Печи, фортепиано, обитые богатой материей стулья и кресла, персидские ковры, зеркала, стеклянный комод, сотни чашек, десятки чайных и кофейных сервизов. Два холодильника с элитными напитками, забитые кухонной утварью шкафы, серебряные столовые приборы, три объединённые электрические печи с клавиатурой и множеством лампочек, точно в кабине космического корабля…

И всё это богатство не предназначено ни для кого, оно легко может быть оставлено по желанию богача. Хотя Майльос когда-то жил здесь со своей женой, теперь в доме никто не живёт. Лишь время от времени тут проводятся приёмы и рауты для уругвайских и иностранных миллионеров.

Войдя в спальню, один из наших ребят застыл в изумлении, сердце его учащённо забилось: здесь ещё одна комнатка, точно такая же, в которой внизу под полом скрыт тайник. В волнении он приблизился…но ничего подобного здесь нет. Ударил несколько раз по стене: ничего. Он открывает окно, вдыхает влажный ночной воздух и видит… что  стена нижнего тайника не граничит со школой, она граничит со стеной соседнего дома. Сломя голову он несётся вниз.

Он не знает дома и мечется по комнатам туда-сюда. Там, где он прошёл, - по блестящим, натёртым воском паркетным полам или дорогущим коврам, - везде он оставляет грязные следы. Внезапно он останавливается – вот она, винтовка, которой не хватает на стенде. Каждую ночь охранник снимает её, намереваясь обороняться от воров.

Тем временем, в комнате с тайником работа кипит. После чашечки кофе товарищи вновь принялись за работу. Снова ругань, напряжение, скрип такелажа. Минута за минутой, мало-помалу, но ларчик начинает подниматься, очень медленно, едва-едва, буквально по три-четыре сантиметра за один рывок. Затем очень осторожно сейф опускают в метре от отверстия тайника. Немного передохнув, товарищи вновь поднимают его и перемещают на тележку.

После поворота тележки на свет извлекают гидравлический домкрат для пролома стены. Но механизм бесполезен: ему не хватает необходимой мощи. Хотя ответственные люди отправились в магазин приобрести самый мощный домкрат, хитрюга-продавец сумел втюхать им единственный в лавке хиленький механизм, и теперь он был совершенно бесполезен.

К счастью, этот момент отчаяния совпал с прибытием товарища, сообщившего, что стена никоим образом не сообщается со школой. Это позволило работать с большей лёгкостью – используя молотки и зубила, ребята быстро расширили проход для ларчика. Устранению шума весьма помог королевский матрас, позаимствованный из одной из спален – именно на него неслышно сыпались обломки стены.

В 3 часа ночи расширенный на метр с каждой стороны проём был закончен. Транспортировка сейфа до грузовика заняла ещё 45 минут, поскольку возникла проблема с наклонным профилем для преодоления небольшой лесенки, в результате чего пара ступенек оказались сломаны.

Приблизившись к грузовику, товарищи быстренько разложили второй наклонный профиль, предназначенный для подъёма сейфа в кузов. Уставшие, но находившиеся в приподнятом настроении они, игнорируя технический аспект, с энтузиазмом начали толкать телегу с ларчиком прямо вверх по профилю. Прибывший координатор, видя титанические усилия наших «грузчиков», направился к технику и прямо поинтересовался:

- Ты что думаешь, они вот так смогут его затолкать в кузов?

- Конечно же нет.

- Ну а почему же ты тогда не останавливаешь их?

- Мы потеряем меньше времени, если у них чего-нибудь получится.

Этот железный аргумент быстро убеждает координатора.

Техник, тем временем, закрепляет лебёдку внутри кузова, а конец стального троса крепит к тележке. Работая рычагом, параллельно подбадривая «грузчиков», ему удаётся мало-помалу заставить тележку двигаться вверх. В половину шестого утра драгоценный груз таки оказался в кузове грузовика. Остальные инструменты погружены за 20 минут. За пять минут до выезда по телефону предупреждают группу поддержки.

Почти в 6 часов утра автомобиль был готов к отъезду. Уже расцветало. В предрассветной мгле можно было различить результаты ночных маневров грузовика по садику: складывалось впечатление, что какой-то гигант обрушил свою ярость на близлежащие лимонные деревья, с которых попадали практически все фрукты и часть листвы.

Выехав за ворота, грузовик взял курс в заранее определённом направлении. В кузове находилось 7 человек. Тот, кто мог увидеть в этот ранний час мчащийся по улицам Монтевидео автомобиль, мог бы подумать, что это провинциальные торговцы везут на воскресный рынок свои товары. Никаких проблем не возникало. Было прохладно и безмятежно.

Спокойно и тихо грузовик пересёк город, выехав за его пределы. Здесь, на одном из полей, его уже ждали трое наших специалистов, вооружённых инструментами для вскрытия сейфа. Через полчаса сто миллионов песо в британских фунтах и золотых слитках были извлечены из ларчика.

Полиция, непонятно по какой причине, скрыла от прессы существование тайника в доме Майльоса; сообщалось, что злоумышленники похитили лишь один из обыкновенных сейфов, вмонтированный в стену спальни, что конечно же было не так.

В самом тайнике сыщики обнаружили оставленную организацией на память олигарху детскую копилку в виде свиньи. Кроме того, на чёрной доске, на которой хозяин обычно записывал направление и продолжительность своих путешествий (вроде, «Густаво Майльос, Пунта-дель-Эсте, до 2 марта»), наш товарищ сделал следующую памятную надпись:

«Роберто Филиппоне, hasta la victoria siempre!».