Страницы

пятница, 14 февраля 2014 г.

Великое Сопротивление



Красное сопротивление в турецких тюрьмах 2000-2007

Между 2000 и 2007 годами в Турции шла тихая, незаметная для обычных граждан и уж тем более для мирового сообщества, война. Наши многочисленные товарищи погибали в тюремных камерах, сражаясь против фашистского режима за элементарные человеческие права.

122 человека, - товарищи из Коммунистической Рабочей Партии Турции/Ленинской (TKEP/L), Революционной Народно-Освободительной Партии-Фронт (DHKP-C), Рабочей Партии Курдистана-Союза Революционных Бойцов (PKK-DÇS), Маоистской Коммунистической Партии (MKP), Союза Революционных Коммунистов (TİKB), Марксистско-Ленинской Коммунистической Партии (TKP/ML), - пали от рук палачей в погонах, погибли от голода, покончили жизнь самоубийством. Десятки и десятки других в результате длительных голодовок потеряли здоровье, навсегда остались инвалидами.

За 7 лет 122 красных шахида отдали свои жизни борьбе против фашизма и империализма – заклятых врагов народов мира. И эти народы должны знать о том, что происходило в турецких застенках, должны извлечь для себя необходимые уроки. Именно для этого пишется эта статья.


Народы мира должны понять, какую роль олигархия исполняет в Турции. Роль верного прислужника североамериканского и европейского империализма. Неважно, каким флагом прикрывает олигархия свои преступления: флагом ли кемализма или же знаменем Ислама – она была, есть и будет всего лишь марионеткой зарубежных кукловодов.

Турецкая олигархия широко открыла двери страны для проникновения на внутренний рынок империалистических корпораций. Турецкая олигархия распродаёт страну, грабит народ, уничтожает нацию под ура-патриотические возгласы своих подпевал. Понятно поэтому, что основной целью империализма и его марионеток является уничтожение единственной силы, способной противостоять этому беззастенчивому грабежу – уничтожение революционного движения народов Турции.

Ибо с удивлением для себя империалисты обнаружили, что, несмотря на распад социалистической системы, несмотря на падение т.н. «левого лагеря» в пропасть пацифистского реформизма, несмотря на постепенное ослабление и упадок революционных движений по всему миру, в Турции ситуация складывается обратным образом. Борьба против империализма и олигархии расширяется здесь день ото дня, становясь «негативным примером» для народов иных порабощённых стран. Турецкое революционное движение поэтому должно быть уничтожено.

Сами революционеры должны быть уничтожены: неважно, физически, идейно или организационно, но они должны быть уничтожены. Необходимо исключить даже туманную перспективу революции в Турции.

И главным инструментом этой политики для олигархии являются специальные тюрьмы F-типа: «инновационный» метод подавления личности, взятый режимом на вооружение в начале 90-х годов. Одиночные камеры и полная изоляция являются одним из самых мощных орудий в руках олигархии. Ведь действительно, в некоторых европейских странах (Италия, Испания, Германия) именно благодаря этой тактике удалось сломать революционное действие. И турецкая олигархия рассчитывает добиться тех же результатов.

Некоторые наши товарищи не понаслышке знакомы с миром фашистских тюрем. Концлагерная практика  применяется вот уже 20 с лишним лет – со времени переворота 12 сентября 1980 года, когда десятки тысяч революционеров оказались за решёткой. Многие из них достойно прошли это испытание и вновь включились в борьбу. Отныне их моральный авторитет являлся значительной силой.

Правительство оказывает особое внимание к таким несгибаемым бойцам – их вырывают из народной массы и они вновь оказываются за решёткой, попадая теперь в ужасающие условия, созданные для того, чтобы сломить их волю.

На этом этапе начинается рост сопротивления заключённых, протестующих против пыток и античеловеческих условий содержания. Небольшая искра подожгла огромный пожар, поэтому сегодня мы можем говорить о тюремном Сопротивлении с большой буквы, как едином порыве пленённых революционеров, развернувших борьбу против олигархического режима даже в застенках.

Первая открытая и крупная атака против практики тотальной изоляции и тюрем F-типа произошла в сентябре 1999 года в тюрьме Улуджанлар в Анкаре, где заключённые переполненного «политического» сектора потребовали ликвидации античеловеческих условий содержания. На самом деле, не в первый раз турецкие тюрьмы полыхают огнём протеста: с начала 90-х годов, – особенно в «пилотной» «специальной тюрьме» Эскишехир, - время от времени наши заключённые товарищи пытались вести борьбу за отмену изоляции, но в Улуджанларе уровень этой конфронтации поднялся значительно выше.

Правительство ответило категорически: «либо вы сдадитесь, либо вы все умрёте». Вслед за этим, 26 сентября 1999 года началась спецоперация по подавлению безоружного протеста. Бойня, в которой были убиты 10 и ранено более 40 других политических узников. Олигархия не собиралась ни на шаг отступать от своей политики изоляции и медленного уничтожения революционеров.

Требования политических заключённых не должны выходить за рамки тюремных стен – по мнению олигархии, общество вообще не должно забыть о них. Именно поэтому тотчас же после резни в Улуджанларе режим наложил строгий запрет на распространение информации, касающейся ситуации в тюрьме Анкары. В дальнейшем цензура превратилась в систему. Газеты отзываются о смертях десятков наших товарищей лишь крайне редкими и очень коротенькими заметками, по ТВ об этом не говорят вообще ничего – судьбы красных «террористов» репортёров не волнуют.

По их мнению, общество не интересуют голоса тех, кто приговорён фашистским режимом к медленной смерти в четырёх стенах. Турецкие граждане не поддерживают сопротивление…А значит эта информация не имеет никакого значения.

А между тем, сопротивление постепенно набирало обороты: от первых стихийных акций, - взятия в заложники тюремных охранников, голодовок и демонстративных самоубийств, - революционеры перешли на новый уровень противостояния.

20 октября 2000 более тысячи политических заключённых по всей стране, сгруппированных в «Команды Голодной Смерти» (Ölüm Orucu Ekipleri), объявили бессрочную голодовку в знак протеста против политики изоляции, против преступных действий режима, против пыток и издевательств. В ответ на угрозы правительства о силовом подавлении голодовок, некоторые революционеры пообещали сжечь себя.

Вскоре олигархия перешла от угроз к действиям.

С 19 по 22 декабря 2000 года началась операция «Возвращение к жизни»: серия репрессивных акций в 20 турецких тюрьмах, направленных на подавление революционного сопротивления. 28 наших товарищей погибли в результате этой резни. Режим мобилизовал несколько тысяч солдат и полицейских, получивших приказ любыми силами удавить протест, сломать волю тюремной оппозиции. Под смех и шуточки головорезов из эскадронов смерти, наши товарищи, - не только мужчины, но и женщины, - умирали в огне, умирали от удушения ядовитыми газами, умирали от пулевых ранений.

В дни, последовавшие за бойней, премьер-министр Эджевит, ни сколько не скрывая своего злорадства, сообщил, что «теперь они поймут, что не стоит иметь дела с государством». Лучше не скажешь.

Однако ни угрозы, ни применение силы не остановили тюремного сопротивления. Более того – солидарность с заключёнными выразили многие политические и общественные организации. Интеллектуалы и адвокаты, родные заключённых и просто неравнодушные сограждане присоединялись к голодовкам. Начался сбор подписей за отмену специальных тюрем.

В 2001 году первым шахидом, погибшим в результате голодовки, стал товарищ из DHKP-C Дженгиз Сойдаш. Уже в сентябре месяце количество умерших членов «Команд Голодной Смерти» достигло 72 человек.

В июле несколько десятков революционеров, выпущенных из тюрем по состоянию здоровья, - подобным лицемерно-«гуманным» приёмом олигархия надеялась если не остановить, то хотя бы ослабить протест, - заявили, что присоединяются к бессрочной голодовке товарищей. Теперь одним из главных «внешних» центров тюремного сопротивления стал стамбульский квартал Армутлу, где располагались дома, занятые протестантами.

5 ноября 2001 режим, под предлогом «спасения жизни» голодающих провёл крупную спецоперацию по подавлению акции: более 1000 агентов ворвались в квартал, попутно разбирая баррикады, возведённые сторонниками голодающих. Один из защитников, Али Хайдар Бозкурт, поджог себя и был ранен после того, как бросился с баррикады на полицейских. Четверо других революционеров, - бывших заключённых, - были хладнокровно убиты в одном из местных домов, после чего здание было подожжено. Ещё 13 человек в ходе этой зачистки получили ранения различной степени тяжести.

Уже вечером того же дня трое товарищей, содержавшиеся в тюрьмах F-типа Анкары, Синджана и Кандыры, покончили жизнь самоубийством в знак протеста против резни в Армутлу.

20 мая 2003 года DHKP-C (Революционная Народно-Освободительная Партия-Фронт) исполнила одну из первых своих акций солидарности с продолжающимся Сопротивлением: активистка партии Шенгюль Аккурт ворвалась в кофейню, где в это время обедал министр юстиции Джермиль Чичек, и с криками «Хватит изоляции заключённых! Хватит тирании и угнетения!», привела в действие бомбу, закреплённую на теле.

Шенгюль Аккурт
Огромную помощь в борьбе против фашистских тюрем заключённым товарищам оказала Ассоциация Солидарности с Заключёнными и Родственниками Заключённых (TAYAD). Неоднократные манифестации протеста с перекрытием дорог, симпозиумы и конференции, посвящённые проблеме, международная поддержка делу борьбы – всё это дело рук этого братского правозащитного центра.

Наконец, после семи лет безостановочных тюремных волнений, после многочисленных самоубийств и актов демонстративного самосожжения, под нажимом мощного общественного давления 22 января 2007 года Министерство Юстиции Турции частично отменяет декрет об изоляции заключённых. Это была победа. 7-летнее сопротивление, начавшееся 20 октября 2000 года, закончилось пусть не полной, пусть не тотальной, но победой над режимом.

Сопротивление, действующее каждый раз в новых обстоятельствах, создало свои новые формы: каждая тактика олигархии натыкалась на новую тактику сопротивления. Сопротивление создало свою собственную культуру, противостоящую мелкобуржуазной культуре СТРАХА. Это культура ПРЕДАННОСТИ идее. Это культура ОТВЕТСТВЕННОСТИ перед революцией. Это культура СТОЙКОСТИ, ВОЛИ, КОЛЛЕКТИВИЗМА и САМОПОЖЕРТВОВАНИЯ. Это культура СОПРОТИВЛЕНИЯ.

И эта культура родилась неслучайно – она проистекает из самой сути классовой борьбы. Ибо борьба против изоляции и тюрем F-типа, это ещё и борьба против угнетения, это идеологическая борьба. Сопротивление буржуазному индивидуализму, субъективизму, разложению личности – всё это аспекты тюремного сопротивления.

Олигархия может заточить революционера в каменный мешок, но она не способна вторгнуться в его мозг. Поэтому, невзирая на изоляцию, несмотря на пытки и массовые убийства, тюремное сопротивление вновь и вновь восставало из праха. Олигархии не удалось дезорганизовать революционную борьбу, потому что культ организации, культ коллективного действия, так же стал частью культуры сопротивления.

Мы помним те чёрные времена после переворота 12 сентября 1980 года, момент обострения конфронтации между революционными силами и олигархией. Мы помним, что и за тюремными стенами эта конфронтация не затихала ни на минуту. Мы помним, как хунта создавала внутри тюрем «независимые сектора» для раскаявшихся революционеров – только здесь можно было спастись от пыток, избиений, голода и холода, получить шанс вырваться на свободу. И тот, кто въезжал в этот блок, не просто покидал организацию – он отказывался от своей личности, от идеи, от самого себя. Таково было желание хунты. Теперь, несмотря на введение псевдодемократического строя, режим стремился к тому же результату – уничтожению внутреннего стержня наших товарищей. И только культура революционного сопротивления противодействовала этому.

Важным будет подчеркнуть, что противостояла и противостоит этой культуре отнюдь не только олигархия. Множество противников сконцентрировалось и в т.н. «левом» лагере. Они говорят о вреде ограничения «свободы личности» внутри революционных организаций, они говорят об «организационном фетишизме», они говорят о «частном лице». Традиция, заложенная перебежчиками и ренегатами 12 сентября, продолжает жить и сегодня.

Конечно, всему этому содействует процесс, начавшийся после падения социалистической системы, после триумфа контрреволюции. Во многих странах мира, в том числе и в Турции, множество организаций национального и социального освобождения, не в силах противостоять империализму, вынуждены были пойти на компромисс с ним. Вынуждены были отказаться от прошлых нерушимых принципов. Стремясь оправдаться, они смещают революционную линию вправо, они разводят среди левых буржуазную и мелкобуржуазную пропаганду, они выступают против подлинных революционеров – тех, кто сохранил верность идеям.

Сопротивление враждебно всему этому очковтирательству о «свободе личности», об «индивидуализме», о вреде железной организации. Сопротивление заявляет в открытую: не организован – значит, не революционер. Чётко и ясно. Любой, кто заявляет обратное, пусть даже он прикрывается маской ультра-революционности или левизны, не является революционером.

7 лет сопротивления, унёсших 122 жизни, являются лакмусовой бумажкой, реально демонстрирующей резкое неприятие подлинными революционерами пацифизма, оппортунизма, левацкой спонтанности и мелкобуржуазного индивидуализма.

Левые реформисты называют революционеров «преступниками»; фашисты именуют «предателями родины», исламисты кричат о «безбожниках», поборники либеральной демократии верещат о «красных фашистах», с которыми невозможно вести диалог.

Реформисты вопят о «здравом смысле», иезуитски намекая на то, что сопротивление не приносит никакой пользы «рабочему классу», о котором они якобы так пекутся и для которого за всю свою историю не сделали ничего. Деятели, выступающие за евроинтеграцию, парадоксально не замечают гор трупов, идущих из тюрем F-типа. Лицемеры, они не приемлют никакого насилия, за исключением насилия против  врагов либерализма и империализма, насилия против революционеров, которое они вовсе не замечают.

Особо усердствуют наши классовые враги из ультраправого лагеря – националисты, псевдопатриоты и исламисты всех мастей. Годами они маршируют по улицам турецких городов, выкрикивая антизападные и антиамериканские лозунги, проклиная «полицейское государство» и «большого Сатану», но они в упор не видят тюрем F-типа, созданных по заказу западного империализма для содержания настоящих турецких патриотов. Более того: обращаясь к теме заключённых, они всецело поддерживают правительственные меры, потому что коммунисты, - «безбожники» и «национальные предатели», - должны содержаться в тюрьмах в любом случае!

Но пусть заткнут свои глотки эти псы, ибо революционное сопротивление победило, подав пример борьбы народам мира, ищущих пути к правде. 7-летняя сага, в ходе которой 122 человека потеряли свои жизни, доказали, что, благодаря своей моральной силе, духу и преданности идее, революционеры способны победить фашистское государство.

Упадочная империалистическая культура, мещанская мораль, ведущая к разложению – сегодня это наиболее эффективные средства для поддержания рабского положения народов мира. Империализм уничтожает великую человеческую культуру, замещая её эгоистичным, импульсивным, меркантильным и примитивным мышлением индивидуума, которому не знакомы чувства верности и чести, любви и дружбы, гуманизма и преданности.

Изолированность, отчуждение людей друг от друга, возведение «оплота индивидуализма» в виде каждого отдельного человека, является гарантией существования капиталистической системы.

Великое сопротивление 2000-2007 года сумело разорвать эти сумерки, развеять мрак и пролить свет, указывающий путь к победе. Несмотря ни на что, здесь, в Турции, ещё есть люди, готовые умереть, - мучительно умереть от голода или самосожжения, - ради идеи, ради своих товарищей, ради народа. И этот факт является мощнейшим ударом по буржуазной культуре эгоизма, ударом против индивидуализма. Это одна из наиболее важных побед турецкого сопротивления.

И это одна из первых блестящих побед социализма после крушения социалистической системы в 1991 году. Ведь тогда империализм победил на политическом, культурном, военном и идеологическом фронтах, начав путь к установлению глобального нового мирового порядка. Социалистическое движение было деморализовано. Казалось, оно больше никогда не поднимется из пепла, многие думали, что его место лишь на свалке истории. Но наше сопротивление доказало, что социализм не умер, что он продолжает оставаться альтернативой гниющему «однополярному миру», что он способен побеждать. Побеждать даже не силой оружия, а силой собственной убеждённости в правоте, способностью идти за идею до конца.

Великое сопротивление 2000-2007 годов является примером для подражания.