Страницы

воскресенье, 2 февраля 2014 г.

Barbagia Rossa




На протяжении долгих лет Сардиния представляла собой уголок спокойствия в терзаемой политическими битвами Европе. Здесь царил патриархальный порядок старой крестьянской традиции. Всплеск насилия на континенте, связанный с деятельностью первых вооружённых левых групп в начале 70-х, обошёл остров стороной. Более того: здесь, в крупнейших городах, таких как Сассари и Кальяри, вовсе не существовало ни организованного студенческого, ни рабочего движений. Для революционного действия, таким образом, просто не было подходящей социальной базы.

Ситуация начала меняться в 1977 году, когда до Сардинии докатилась волна, поднятая итальянским «движением 77-ого». Теперь на улицах всё чаще разгораются стычки между местной молодёжью и полицией, между молодёжью и членами неофашистских организаций. Внутри этих уличных групп появляются первые ростки политического действия.

Именно в контексте этого подъёма впервые публично звучит название «Красная Барбаджа» (Барбаджа – горный регион на Сардинии).


30 декабря 1977 года близ входа в здание городского суда Нуоро неизвестными оставлена зажигательная бомба с часовым механизмом, слегка подпалившая двери учреждения.
В листовке, найденной спустя несколько часов в одной из телефонных будок, некая организация под аббревиатурой GABR (Gruppi Armati Barbagia Rossa – Вооружённые Группы Красной Барбаджи) берёт ответственность за этот «теракт» на себя, заявляя, что символической целью акции был удар по всей пенитенциарной системе в целом.

Однако, широкой популярности GABR этими своими действиями не добилась. Ибо к тому моменту чуть ли не еженедельно исполнялись подобного рода мелкие «зажигательные» акции против представительств государственных структур. Исполнялись самыми различными, появившимися как грибы после дождя, политическими группировками, имевшими очень недолгую историю. Достаточно лишь привести здесь громкие названия некоторых из этих полупризрачных групп, действовавших на острове в конце 77-начале 78 гг.: Nuclei Armati Combattenti per il Comunismo (Вооружённые Ячейки Сражающиеся за Коммунизм), Squadre Comuniste Armate della Sardegna (Вооружённые Коммунистические Группы Сардинии), Collectivo Femminista di Autonomia Operaia (Феминистский Коллектив Рабочей Автономии), Nucleo Operaio Combattente della Sardegna Centrale (Сражающееся Рабочее Ядро Центральной Сардинии) и т.д.

Общество в тот момент уже было привычным к подобным, как казалось, «шалостям» бунтующей молодёжи, прикрывавшей свои хулиганские действия политической демагогией, очевидно скопированной у итальянского движения.

GABR удалось добиться внимания лишь после второй своей атаки. В субботу, 25 марта 1978 года в окрестностях Нуоро был обстрелян грузовик, перевозивший сотрудников охраны местной тюрьмы. Спустя 2 дня некий аноним позвонил в редакцию одной из сардинских газет и сообщил, что обстрел – дело рук организации «Barbagia Rossa», которая тем самым атакует судебную систему Италии. Помимо этого неизвестный выставил требования освобождения всех политических заключённых из местной тюрьмы «Badue carros» и супертюрьмы «Asinara».

Это было уже что-то более серьёзное, нежели запуск «коктейля Молотова» в окно казармы карабинеров или размещение у дверей суда зажигательной бомбы.

С началом 1978 года мелкие акции антиправительственной направленности продолжались по всей стране. Единственное, что отличало «Красную Барбаджу» на этом этапе от других групп острова – это систематичность и централизация в районе Нуоро, провинции, ставшей своеобразным центром подрывных действий Сардинии. Здесь не проходило и месяца без новых атак, в то время как в иных областях выстрелы и взрывы звучали лишь изредка.

Осенью «Barbagia Rossa» приобретает «всеобщую» популярность, подтверждая свой статус наиболее перспективной революционной силы острова.

В четверг, 2 ноября 78 подвергается нападению радиолокационная военная станция Сиаммана в провинции Ористано. Станция, представлявшая собой домик со скопищем антенн и клубками кабелей, ничем особенным не выделялась на фоне горного сардинского ландшафта. Единственно тем, что охрану этого на первый взгляд банального объекта, несли четыре солдата-призывника. На одного из них во время ночного патрулирования напали трое в масках. Затем, прикрываясь им как живым щитом, нападавшие ворвались в само зданьице. Все четверо военнослужащих были связаны и брошены на пол.

Странно, но трое в масках не нанесли никакого вреда приборам, ограничившись лишь изъятием у солдат четырёх винтовок «Garand», 150 патронов к ним и нескольких ручных гранат. Перед тем как покинуть объект, налётчики заявили бойцам следующее: «Извините, ребята. Мы не имеем ничего против вас лично, мы боремся с Государством. Мы из группы Красной Барбаджи».

Здание радиолокационной станции

Преступление, обставленное в духе латиноамериканской герильи, повергает остров в настоящий шок. Сардиния, привыкшая к выходкам традиционных бандитов, столкнулась с чем-то новеньким: политически мотивированным терроризмом. Вокруг нападения и полицией и обществом строились самые различные предположения. Именно тогда впервые была и озвучена версия о прямой связи сардинских революционеров с континентальными коллегами из «Красных Бригад».

Версия, не лишённая здравого смысла, поскольку действительно, духовным ориентиром «Красной Барбаджи» были «Brigate Rosse». Не является секретом, что некоторые сардинские красные боевики прошли предварительную «школу жизни» в тюрьмах, осужденные за типично уголовные преступления. Именно здесь они попали под влияние агитаторов Тюремного Фронта «Красных Бригад», прониклись идеей создания «военно-политического ориентира сардинского пролетариата». Таким образом, именно политизированные уголовники стояли в авангарде борьбы «Красной Барбаджи», потому что, как было указано, иной социальной опоры идея революционной борьбы здесь не имела. Ни инертное студенчество, ни отсталый во всех отношениях рабочий класс не мог быть такой опорой, хотя попытки вовлечь эти слои в революционное действие проводились постоянно. Наиболее известным фактом такого рода были безуспешные попытки «Barbagia Rossa» создать, по образу и подобию «Красных Бригад», иррегулярные группы фабричного террора на заводском химическом комплексе «Ottana» в Нуоро в 79-80 гг.

Не стоит однако думать, что «Barbagia Rossa» являлась филиалом «Красных Бригад» на Сардинии.

К началу 79 года на острове имелись три организации с устоявшейся структурой и логистикой: это «Красная Барбаджа», «Революционные Ячейки» (Cellule Rivoluzionari, позднее преобразовавшиеся Ronde Armate Proletarie – «Вооружённые Пролетарские Патрули») и Gruppi Armati Proletari («Пролетарские Вооружённые Группы»), позднее влившиеся в «Barbagia Rossa». Именно RAP, изначально близкие по своим позициям к итальянской мовиментистской «Первой Линии» (Prima Linea), безостановочно критиковавшие и «Красную Барбаджу» и «Красные Бригады» за их милитаризм и марксистско-ленинский догматизм, стали, в конце концов, базой для создания… сардинской колонны «Brigate Rosse». В то время как «Barbagia Rossa», активно взаимодействовавшая с «Красными Бригадами», сохраняла свою структурную независимость, и в 1981 году даже прервала все связи со своими континентальными собратьями, «экспроприировав» в добавок, арсенал палестинского оружия, спрятанного Марио Моретти на Сардинии.

На самом деле, установление «Красной Барбаджей» прямых связей с «Красными Бригадами» произошло лишь в июле 1979 года, когда «бригадисти» впервые посетили Сардинию. В тот момент Моретти активно занимался разработкой плана нападения на сардинскую тюрьму «Асинара», в которой содержались члены «исторического ядра» организации во главе с Ренато Курчио. Дабы на месте провести необходимую рекогносцировку, в окрестностях Стинтино был разбит полевой лагерь, который почтили своим присутствием высшие члены Стратегического Руководства - Марио Моретти, Барбара Бальцарани и Просперо Галлинари. Правда вскоре «бригадисти» вынуждены были отказаться от своего амбициозного проекта атаки на тюрьму, попытавшись организовать побег изнутри. Итогом этих усилий стал провальный тюремный мятеж 2-3 октября 1979 года («битва при Асинаре», как назвал это мероприятие Ренато Курчио), в ходе которого политические заключённые применяли даже самодельные бомбы.

Тем не менее были и позитивные результаты пребывания Моретти на острове – через сардинских рабочих иммигрантов, членов «Красных Бригад», были налажены отношения с «братской организацией» сардинского пролетариата, которая должна была оказывать всестороннюю помощь в деле формирования местной колонны «Brigate Rosse», во главе которой встал Просперо Галлинари. Первым актом дружеской помощи стало осуществление «Красной Барбаджей» налёта на административное здание коммуны Лула 23 июля, откуда боевики унесли огромное количество чистых паспортных бланков. Впоследствии, эти бланки были использованы «Красными Бригадами» в ходе операции по похищению американского генерала Джеймса Дозиера.

Тем временем, полиция острова была крайне обеспокоена участившимися случаями политически мотивированных преступлений в провинции Нуоро, совершенно не свойственными, хотя и кичащимся своим «сардинским национализмом» и ненавистью к Италии, местным бандитам. Но пока нет ни единой нити, способной вывести детективов на верный след.

Вскоре такая нить в руках сыщиков появилась.

14 декабря 79 года полиция совершенно случайно натыкается недалеко от моста Искра через речку Тирсо в районе Иллораи на тайник с оружием. Среди ружей была обнаружена автоматическая винтовка, отнятая 23 сентября того же года неизвестными во время нападения на охотника Джованни Лория. Причём, как и в случае с радиолокационной станцией, грабители представились членами организации «Barbagia Rossa», заявив, что борются не против охотников, а против Государства.

Спустя три дня, 17 декабря, капитан Энрико Баризоне как обычно, совместно с двумя подчинёнными, на машине патрулирует окрестности Оруне – маленького городка вблизи Нуоре. Проезжая мимо овчарни «Sa Janna Bassa» Кармелино Кокконе, полицейские замечают странные движения в темноте. Предполагая, что это обычные воры, угонщики скота, карабинеры останавливают автомобиль, выскакивают наружу и громко приказывают людям во тьме остановиться. Те, в свою очередь, открывают огонь из пистолетов, тяжело ранив капитана. Начинается интенсивная перестрелка, стоившая жизни двум злоумышленникам.

Между тем, к окрестностям овчарни прибывает подкрепление; в горной ночи закипает настоящий бой. Вскоре некоторой части преступников удаётся скрыться, восемь других попадают в руки полиции.

Детективы утверждают, что команда капитана Баризоне случайно наткнулась на мафиозную сходку, на которой должны были быть приняты какие-то важные решения. Предполагалось так же поначалу, что арестованные причастны к банде, исполнившей недавнее громкое похищение известного певца Фабрицио де Андре и его жены Дори Гецци.

Часть оружия, найденного в окрестностях овчарни

Однако в ходе досконального обыска ситуация становится чуть сложнее – в куртке бывшего уголовника Джованни Мария Битти, убитого в ходе перестрелки, найдены листовки «Красных Бригад». Множество других материалов «Brigate Rosse» были обнаружены и в жилище Пьетро Кокконе, племянника Кармелино Кокконе.

Убитые Франческо Массала и Джованни Мария Битти

На следующий день, 18 декабря 79, в Сассари, на улице Луны и Солнца, в престижном квартале сардинской столицы, где обитают состоятельные граждане, полицейские заприметили подозрительный дешёвый автомобиль с четырьмя неизвестными на борту. Подойдя к машине, агенты правопорядка подвергаются нападению: один из неизвестных пытается метнуть гранату, но его руку вовремя перехватывает карабинер. Все четверо арестованы. Во время осмотра салона, помимо оружия и книг политической направленности, было наёдено письмо от заключённого бойца «Красных Бригад», томящегося в тюрьме «Асинара». В ходе дальнейшего расследования, обнаружены документы, свидетельствующие о подготовке планов похищений некоторых политических персон острова, а так же новый тайник с автоматом, шестью пистолетами и тремя тысячами патронов.

Становится окончательно понятно, что речь уже не идёт о каких-то сардинских бандитах; речь идёт о более-менее структурированной политической организации, тесно связанной с «Красными Бригадами», основной лидер которой, - Антонио Контена, - сумел скрыться.

15 февраля 1980 года полиция получает ещё одно доказательство связи «Красной Барбаджи» с «Brigate Rosse».

Около 4 часов дня на железнодорожном вокзале в Кальяри двое полицейских требуют предъявить документы у группы из пяти молодых людей. Документы предъявлены. У карабинеров вызывают подозрения паспорта лишь двоих из них, - неких Джулио Каццанига и Марио Пинна, - которые должны проследовать в участок для дальнейшего разбирательства. Трое других могут быть свободны. Камилло Нутти и Эмилия Либера направляются в подземный зал станции, в то время как Марио Франческо Матту уходит в другую сторону.

Тем временем, усадив двух задержанных в машину, полицейские получают инструкцию из участка схватить и других трёх. Вместе с подкреплением они спешат обратно на вокзал. И буквально нос к носу, на выходе со станции, сталкиваются с двумя подозреваемыми. Понимая, что сейчас они будут схвачены, мужчина выхватывает пистолет и открывает шквальный огонь по агентам, прикрывая бегство своей подруги. Закипает нешуточная перестрелка. Лишь чисто случайно ни один прохожий не получил ранения, хотя пулями были повреждены несколько припаркованных у вокзала машин. Удивительно, но и среди непосредственных участников боя особенных травм не наблюдалось: женщина была легко ранена в лоб, а один из полицейских получил ранение ноги.

В следующие пять дней город находился на осадном положении. Более четырёхсот агентов полиции прочёсывали улочки и переулки в поисках беглецов, но тех и след простыл. Проверяются аэропорты и морские причалы, контролируются дороги, но никакого результата. Более того: не удаётся выяснить даже подлинных имён подозреваемых; о мужчине не удалось получить и вовсе никаких сведений, а девушку первоначально приняли за активистку «Красных Бригад» Марцию Лелли, пока не появилась информация, что та уже довольно давно находится в Бразилии.

Вскоре выяснилось, что задержанные до перестрелки двое парней являются боевиками «Красной Барбаджи» и уже разыскиваются за незаконное хранение оружия и участие в подрывной ассоциации. Вскоре к этим двоим добавляется и третий – Марио Франческо Батту, схваченный в ночь с 15 на 16 февраля в доме своей подруги. Он так же является членом «Barbagia Rossa», при нём даже найден пистолет «Люггер», но он категорически отрицает свою связь с двумя другими задержанными, благодаря чему спустя несколько месяцев будет выпущен на свободу.

Марко Пинна, Джулио Каццанига и Марио Франческо Матту

Попутно проясняются новые подробности дела: оказывается, что «Камилло Нутти» и «Эмилия Либера» прибыли на Сардинию за день до всего произошедшего: 14 февраля. Прибыли на самолёте из Рима. В столице Италии были проведены розыскные действия, в результате которых Нутти и Либера были задержаны. Правда оказалось, что никакого отношения к перестрелке они не имеют, а Нутти без труда доказал, что он вообще никогда не покидал Рим. Документы, предъявленные преступниками в Кальяри, оказались фальшивыми. Тем не менее, следствию удалось идентифицировать мужчину-стрелка: им оказался боевик «Красных Бригад» Антонио Саваста, уже замешанный в убийстве карабинера Антонио Вариско в Риме 13 июля 1979 года.

Гипотеза, высказанная сотрудниками антитеррористического отдела полиции, и впоследствии подтверждённая самим Савастой, гласила, что фальшивые Нутти и Либера были направлены Стратегическим Руководством «Красных Бригад» на Сардинию для того, чтобы оценить эффективность и степень подготовки боевиков «Красной Барбаджи» для какого-то особого дела.

Вновь «Barbagia Rossa» заявляет о себе лишь через год после перестрелки в Кальяри, летом 1981, когда вновь в рамках кампании против милитаризации острова осуществлены несколько террористических покушений.

9 июня, Оруне. Николино Цидда, учитель исправительной колонии Мамоне, провожает находившегося у него в гостях бригадира карабинеров Сальваторе Цару. Около 11 часов типичный шум выстрелов нарушает тишину ночи. Группа боевиков, скрывающихся во тьме, открывает огонь из автоматов, убивая на месте учителя.

На следующий день в сардинском представительстве информационного агентства ANSA раздаётся телефонный звонок и неизвестный сообщает, что ответственность за нападение берёт на себя «Красная Барбаджа», однако произошла трагическая ошибка, поскольку целью организации был вовсе не Цидда, а его друг, бригадир Цару, убийство которого, якобы, должно стать прологом новой кампании против репрессивных сил государства.

До этого момента «Красная Барбаджа» ограничивалась лишь актами запугивания, демонстративными, но бескровными атаками, да саботажными действиями с использованием бомб. Теперь же точка невозврата была пройдена. Поэтому, исполнив свою первую смертоносную операцию, закончившуюся трагической ошибкой, боевики  «Barbagia Rossa» тотчас же приступили к подготовке следующей, надеясь наконец добраться до сардинской полиции.

31 июля, около 22:40 полицейская машина с тремя сотрудниками правопорядка на борту, как обычно выехала на патрулирование окрестностей Нуоро. Поднявшись по дороге на возвышенности горы Ортобене, автомобиль намеревается свернуть к Борборе. Поворот расположен в двухстах метрах от часовни Одиночества, а ниже его пролегает путь к Вальверде.

Тотчас же за каменной стеной поворота, который машина проходит тихим ходом, на середину дороги выскакивает тёмная фигура и открывает огонь из автомата. 40-летний Санто Ланцафаме получает смертельное ранение в голову, в то время как два его коллеги остаются невредимыми. Преступник же скрывается в ночной тишине, бросив своё оружие на дороге. По утверждениям полиции – это демонстративный акт, знак того, что «Красная Барбаджа» перешла на более высокий уровень организации, позволяющий ей единожды использовать даже самое дорогое оружие. Действительно, ведь речь идёт об английском пистолете-пулемёте «Sterling», никогда не использовавшимся сардинской мафией по причине его недоступности, несмотря на отличные боевые характеристики.


На следующее утро в сардинской редакции ANSA вновь раздаётся телефонный звонок: аноним, как и в прошлый раз, сообщает, что за акцией стоит «Barbagia Rossa», что лишь чудо спасло двух других полицейских от смерти, что нападения будут продолжаться.

Тем временем, история группы медленно, но верно идёт к своему логическому финалу. 28 января, в ходе спецоперации по освобождению похищенного «Красными Бригадами» американского генерала Дозиера, в Падуе арестован Антонио Саваста, тот самый боевик, замешанный в перестрелке в Кальяри. Практически сразу же он, пользуясь законом о «кающихся», начал активно сотрудничать со следствием, намереваясь выторговать свободу. Помимо Италии, в своих показаниях он затрагивает и непосредственно Сардинию, где, благодаря его информации, в первых числах февраля были арестованы восемь боевиков «Красной Барбаджи».

Антонио Саваста

Кроме того, Саваста даёт ряд сенсационных сведений: оказывается, что 17 декабря 1979 года на овчарне Кармелино Кокконе полиция сорвала не просто сходку криминальных элементов, а большую встречу боевиков «Barbagia Rossa», на которую должны были явиться представители «Красных Бригад» с целью обсуждения различных вопросов. В частности – вопроса об организации нападения на грузовик, перевозящий охранников тюрьмы Нуоро, что должно было стать не только первой акцией новорождённой сардинской колонны «Brigate Rosse», но и первой операцией в духе сельской герильи. По словам Савасты, эта акция, подготовка к которой шла полным ходом, сорвалась исключительно благодаря перестрелке в «Sa Janne Bassa».

В дополнение к сказанному, Саваста указывает месторасположение большого оружейного склада между Монтальбо и Монте Пицину, изначально принадлежащего «Красным Бригадам», но позже экспроприированного «Красной Барбаджей». Арсенал, организованный Логистическим Фронтом BR ещё осенью 79 года, включает в себя пять ракет для базуки американского производства, советский противотанковый гранатомёт, два снаряда земля-воздух французского производства, тридцать килограмм пластиковой взрывчатки, восемь ручных гранат американского производства, шесть пистолетов-пулемётов «Sterling», более сотни патронов к ним.



Согласно словам Савасты, этот арсенал был предназначен для планируемого, но так и не осуществлённого грандиозного нападения на тюрьму «Badu ‘e Carros» в Нуоро с целью освобождения томившихся там «бригадисти». Проект этот потрясал своей дерзостью и включал в себя ряд пунктов, среди которых угон партизанами военного вертолёта, воздушный обстрел постов тюремной охраны, тотальное вооружение политических заключённых и последующий уход в горы Барбаджи, с целью развития здесь сельской герильи и превращения Сардинии в «Европейскую Кубу». Разработчиком и главным вдохновителем этого поистине наполеоновского плана был руководитель мовиментистского крыла «Красных Бригад» («Партия Герильи») Джованни Сенцани.

Реализовать акцию не удалось по многим мотивам, главным из которых было осознание самоубийственности предложенного плана, требующего концентрации на острове практически всех сил «BR-Партии Герильи», т.е. свыше сотни боевиков, которые должны будут вступить в широкомасштабное сражение с регулярной итальянской армией и дислоцированными на острове силами НАТО.

Сальваторе Мальтезе, другой комбатант мовиментистского крыла, указывал так же, что уже на первых этапах подготовки к этой операции, последовали провалы: «Красным Бригадам» банально не удалось взять в аренду дома, расположенные близ тюрьмы, в которых должны были расположиться наблюдательные посты. А после ареста в январе 82 года самого Сенцани, этот амбициозный проект был и вовсе забыт.

Показания Савасты стали смертельным ударом для сардинской организации. В Нуоро и Сассари полиция проводит операцию за операцией, задерживая десятки истинных и мнимых сторонников «Красной Барбаджи». На острове натурально установился режим полицейского террора, жертвами которого стали не только возможные члены вооружённых групп, но и представители новой итальянской левой.