Страницы

пятница, 4 сентября 2015 г.

Южные отделения





Выживание в ожидании революции. История Партии Черных Пантер

Пол Алкебулан



3.2. Южные отделения

Карл Хэмптон был настоящим странствующим музыкантом, близким к битникам, пока в 1969 году не явился в офис BPP в Беркли. В тот момент как раз шла чистка партийных рядов, и приём новых членов был приостановлен, поэтому Хэмптон не смог официально вступить в партию. Он, однако, не унывал. Ознакомившись с программой и методологией «Чёрных Пантер», он возвращается в родной Хьюстон, где организовывает региональную «Народную Партию II» (Peoples Party II), лидером которой он собственно и становится. Хотя «Народная Партия» официально никак не была связана с BPP, она фактически стояла на платформе «Чёрных Пантер» и действовала по образу и подобию BPP. Вооружённый решимостью покончить с угнетением и деградацией чёрного населения Соединённых Штатов, Хэмптон, сумевший в короткие сроки сагитировать несколько десятков молодых чернокожих, в середине 1969 года инициирует социальную работу «Народной Партии» в Терд Уорд, чёрном гетто Хьюстона.


Активные усилия Хэмптона по «революционизации» чёрного квартала, с применением в том числе и насильственных действий против лиц, разлагавших сообщество с помощью алкоголя, наркотиков и проституции, вскоре привлекли внимания властей. Начались пока ещё словесные стычки с представителями государства. 

Карл Хэмптон

17 июля 1970 произошёл судьбоносный инцидент: Хэмптон вступил в словесную перепалку с полицейским патрулём, избивавшим на улице одного из продавцов газеты «Чёрная Пантера». На вопрос одного из офицеров, почему он позволяет себе открытое ношение оружия, Хэмптон ответил, что имеет на это конституционное право, вызвав ярость белого полицейского. Офицер попытался выхватить оружие, но лидер хьюстонской «Народной Партии» был быстрее. Наставив пистолет на патруль, Хэмптон потребовал извинений. В этот момент из штаб-квартиры организации вышли ещё двое вооружённых активистов.

Понимая, что прибытие дополнительных нарядов является лишь вопросом времени, Хэмптон и товарищи аккуратно отступили обратно в офис, забаррикадировав двери. Вскоре началась осада здания. Хэмптон отвергал все предложения прибывших переговорщиков о сдаче, поскольку не хотел подвергаться унижениям и истязаниям, которыми так славились в то время американские тюрьмы.

Тем временем, близ офиса «Народной Партии II» стали собираться возбуждённые жители квартала, намеревавшиеся встать живым щитом между полицией и забаррикадировавшимися активистами. Столь неожиданный поворот дела заставил агентов отступить в бессилии; активисты «Народной Партии II» праздновали победу, достигнутую при деятельном участии народных масс.

О противостоянии между полицией и хьюстонскими революционерами вскоре стало известно по всему городу. Со всех окрестных пригородов к штаб-квартире PPII стекались люди, предлагавшие свою помощь. Многие чернокожие приносили с собой оружие, вызвавшись стать бойцами революционной армии, которая даст отпор вернувшейся полиции. Женщины приносили пищу и одежду. 

Активисты PPII близ штаб-квартиры

Но день проходил за днём, а полиция не возвращалась. Ожидание утомило многих из воодушевлённых инцидентом 17 числа; один за другим они начали покидать окрестности офиса «Народной Партии II». За всем этим неотступно наблюдали информаторы властей с целью выбрать удобный момент для захвата Хэмптона.

26 июля несколько офицеров разведки, вооружённые снайперскими винтовками, заняли позиции на крыше баптистской церкви Святого Иоанна, самого высокого здания в жилом массиве. В этот момент Хэмптон выступал перед толпой более чем в 100 человек, призывая совместно собрать залог для арестованных ранее двух активистов. Внезапно из проезжавшего мимо автомобиля какая-то женщина крикнула, что на крыше церкви засели белые люди с оружием. Хэмптон, в целях безопасности рекомендовал участникам митинга разойтись по домам. После этого он позвонил Рою Берти Хайле, руководителю «Революционной Лиги имени Джона Брауна» (John Brown Revolutionary League), - хьюстонской организации белых социалистов, сотрудничавших с «Народной Партией II», - и спросил, не его ли люди сидят на крыше церкви. Вскоре к штаб-квартире PPII подъехало несколько десятков вооружённых активистов JBRL, намеревавшихся очистить церковь от неизвестных лиц. В их сопровождении, а так же вместе с несколькими чёрными товарищами, Хэмптон, вооружённый винтовкой M-1, вышел из здания.

Говард Дюпре, репортёр радиостанции «KULF», несколько дней назад бравший интервью у Хэмптона, и так же находившийся на крыше, указал снайперам на руководителя PPII. Прозвучало несколько выстрелов, и Хэмптон упал на землю.

Всю последующую ночь в квартале бушевали беспорядки, в которых принимали участие не только взбешённые произошедшим члены чёрной общины, но и белые социалисты и сочувствующие им.

Вслед за этим в квартале возникла т.н. «Чёрная коалиция» с участием активистов различных социальных групп, призывавшая к единству всех чёрных перед лицом правительственных репрессий. Коалиция напрямую обвинила полицию в убийстве двадцати чернокожих, застреленных в течение предыдущих семи месяцев якобы при сопротивлении аресту. Кроме того, альянс потребовал отставки главы местной полиции, создание гражданского надзорного совета за деятельностью патрульной службы, а так же улучшение условий содержания в городских тюрьмах для чёрных. Итог был нулевой. За исключением двух полицейских офицеров, обвинённых в избиении подозреваемых, никто ни за что не понёс ответственности.

После смерти Хэмптона его «Народная Партия» полностью влилась в BPP и вплоть до конца 70-х годов активно действовала в Хьюстоне.


***


Лари Литтл летом 1969 года, проникшись философией «Чёрных Пантер», летом 1969 года организовал Уинстон-Сейлеме, Северная Каролина, отделение «Комитета борьбы против фашизма» (NCCF), чья численность варьировалась от 15 до 20 постоянных членов и полутора десятка сочувствующих. Невзирая на столь немногочисленный состав, отделение, получившее в 1971 году статус полноправной секции BPP, развило довольно бурную деятельность, занимаясь раздачей бесплатных завтраков, обучением детей в освободительной школе, распределением одежды среди неимущих. Кроме того, при отделении вплоть до 1976 года действовала совершенно бесплатная станция скорой помощи.

Пункт бесплатной раздачи одежды

К 1972 году офис в Северной Каролине способен был распродавать за месяц более двух тысяч экземпляров газеты «Чёрная Пантера». Понятно, что вместе с ростом популярности, региональная секция привлекла внимание властей, в частности, офиса ФБР в Шарлотте. Правительственные документы, опубликованные в 1976, демонстрируют, что в рамках программы контрразведки ФБР прослушивало офис BPP и рассылало анонимные письма сторонникам партии, в которых утверждалось, что дети, получавшие бесплатные завтраки в контексте «программы выживания», в обмен на это вступали с руководителями партийной секции в гомосексуальные отношения. «Пантеры» так же были ложно обвинены ФБР в расхищении пожертвований, направленных на реализацию социальных программ партии. Чуть позже бюро обвинило местных активистов в подготовке нападения на местный полицейский участок.

Чёрное сообщество было ошеломлено обвинениями, поскольку до сего момента оно с огромным энтузиазмом поддерживало все начинания партии. Некоторые сочувствующие подозревали интриги властей, но у них не было способов доказать это. Другие полагали, что письма – дело рук недовольных прихожан местной церкви, фактически оказавшейся в руках партийного руководства.

В конечном итоге, четверо членов региональной верхушки были арестованы по обвинению в угоне фургона с мясом и оказании сопротивления полиции в январе 1971 года. Лари Литтл рассказывал эту историю совсем иным образом: неизвестный чернокожий (предположительно, полицейский агент) подошёл к нему на улице и сообщил, что одна торговая компания желает пожертвовать фургон с замороженным мясом для программы раздачи бесплатных завтраков. «Пантеры» приняли предложение, но после того, как грузовик прибыл, подъехал полицейский патруль, а вместе с ним и якобы владелец грузовика, белый мужчина, обвинивший партийцев в угоне. В этот момент кто-то выстрелил в полицию изнутри самого офиса BPP. Полицейские открыли ответный огонь. После краткого сопротивления все, находившиеся внутри офиса, были арестованы. Ситуация осложнилась ещё и тем, что посланные на выручку товарищам адвокаты партии были отстранены после того, как подняли вопрос об исключённых из жюри присяжных чернокожих.

Однако же, весьма потрёпанный состав «Пантер» продолжал свою деятельность на поприще развития «программ выживания» невзирая ни на что. Отделение Уинстон-Сейлема осталось верным Ньютону после раскола, и некоторые его члены приняли участие в избирательной кампании Бобби Сейла. Но к 1978 году энтузиазм окончательно был исчерпан и региональное отделение просто самораспустилось.

****

История отделения NCCF в Новом Орлеане началась в 1969 году с организации небольшой группы сочувствующих «Чёрным Пантерам» в городке Дезайр, занимавшихся волонтёрской работой в сфере строительства социального жилья в этом пригороде. Спустя год секция «Комитета» уже кормила бесплатными завтраками более сотни детей ежедневно и содержала школу освобождения. На свободные политические лекции и другие мероприятия группы иногда собиралось до полутора сотен сочувствующих. К сожалению для самих членов BPP, двое из участников открытых заседаний являлись тайными агентами полиции Нового Орлеана.

В сентябре 1970 года оба шпиона были разоблачены, и 15 числа NCCF устроил показательный «народный суд», где инфильтраты были обвинены перед лицом общественности в предательстве, а затем подверглись серьёзному избиению, в котором участвовали и непартийные члены сообщества. В конечном итоге, агентам удалось бежать, после чего в офис NCCF нагрянули более сотни сотрудников полиции, открывшие по штаб-квартире группы шквальный огонь из автоматических винтовок и пулемётов. В результате этих «тридцати минут войны», как позже инцидент окрестили журналисты, семеро активистов «Комитета» получили огнестрельные ранения прежде чем другие 16 сдались. Понятно, что полицейские тут же избили всех задержанных. Инцидент нашёл широкий отклик в среде местной чёрной общины, которая в ту же ночь устроила массовые беспорядки, поджигая магазины и патрульные автомобили. В ходе волнений полиция застрелила безоружного чернокожего.

Оружие, изъятое в офисе NCCF в Дезайре

Перед лицом трагедии, жители квартала пошли на необычный шаг, призвав к образованию независимой комиссии для расследования фактов, окружавших убийство. Комиссия действительно была создана и члены её предложили мэру, начальнику полиции и окружному прокурору дать показания под присягой по этому делу. В итоге, в суд явились сам начальник полиции и заместитель прокурора, которые наотрез отказались давать какие-либо показания.

NCCF вынужден был перенести свою штаб-квартиру в офис организации по строительству социального жилья «Desire housing project», однако 17 ноября 1970 года полиция заявилась и сюда с целью окончательно выселить «Пантер» из квартала. Однако местные жители, всерьёз проникшиеся симпатией к партии, не дали этого сделать, встав живой стеной между офисом и полицией. Начались волнения, в результате которых пятеро чернокожих получили огнестрельные ранения.



Шум в Луизиане вокруг имени BPP продолжился и в 1971 году, когда в Новом Орлеане были захвачены двое активистов «Чёрных Пантер», бежавшие из Нью-Йорка после обвинения в убийстве полицейского. Национальная кампания по розыску партийцев вкупе с интенсивной кампанией правительственной пропаганды и давлением местной полиции, практически свели к нулю эффективность луизианского отделения NCCF. Окончательный крах местной секции произошёл в 1972.