Страницы

среда, 2 сентября 2015 г.

Региональное развитие "Чёрных Пантер"





Выживание в ожидании революции. История Партии Черных Пантер

Пол Алкебулан




3. Региональное развитие «Чёрных Пантер»

С 1966 по 1971 год «Партия Чёрных Пантер» из небольшой оклэндской группы радикалов выросла до уровня международной организации, которая действовала в том или ином виде в 61 городе Соединенных Штатов и имела более двух тысяч членов. Первоначальная популярность «Пантер» зиждилась на их воинственной риторике, привлекавшей большое количество горячей и малоопытной в политическом смысле молодёжи.

Быстрый рост, однако, имел и свои негативные последствия в виде массовой инфильтрации провокаторов и полицейских агентов. Они убеждали некоторых молодых радикалов действовать более решительно, в результате чего боевики BPP были втянуты в чреду авантюрных насильственных акций, закончившихся арестами и судебными приговорами. Многих и уговаривать не нужно было – они были убеждены, что близиться эпоха американской революции и самое время браться за оружие.

Таким образом, к концу 1968 года полиция уже вполне успешно справлялась с ранней тактикой «Пантер», заключавшейся в вооружённом сопровождении полицейских патрулей, организации засад и ограблений. Эти методы стали слишком опасны и непродуктивны. Убеждение в том, что ради прекращения подобных акций необходимо повышать дисциплину и самосознание членов партии, заставило Центральный Комитет инициировать чистки, сопровождавшиеся введением системы политического образования и «программ выживания». ЦК таким образом, пытался выстроить дисциплинированную организацию, которая чётко, не задавая вопросов, будет повиноваться приказам.


В конце 1968 года «Пантеры» начали реструктуризацию. Новый устав вводился только в тех отделениях, которые согласились соответствовать  стандартам, установленным центральной штаб-квартирой BPP в Оклэнде. Отныне все кандидаты в члены должны были пройти шестинедельный курс политического обучения, в ходе которого они постигали суть программы 10 пунктов, дисциплинарные правила и моральные нормы революционной организации. Кроме того, руководителей региональных отделений обязали предоставлять еженедельные письменные отчёты, охватывавшие организационную деятельность, процесс реализации социальных программ, предложения для новых кампаний, отношения с другими группами, а так же успехи в деле развития политического обучения. Ежемесячно в штаб-квартиру предоставлялся расширенный финансовый отчёт.

Кроме того, помимо ЦК был сформирован правящий кабинет партии, своего рода, исполнительный орган, который очень тщательно контролировал местные отделения, стремясь не допустить проникновения в их руководство полицейских инфильтратов и провокаторов. Осуждению и всяческим притеснениям подверглись и так называемые «модники», которые никогда не работали над реализацией конкретных приземлённых задач, но специализировались исключительно на участии в публичных мероприятиях, на которых они щеголяли в кожаных куртках и чёрных беретах.

К 1969 году, помимо непосредственно партийного контингента, «Чёрные Пантеры» контролировали так же двадцать региональных отделений «Национального Комитета по Борьбе с Фашизмом» (National Committee to Combat Fascism), несколько информационных центров и зарубежное представительство в Алжире.

NCCF был образован в 1969 году после начала партийных чисток – именно здесь концентрировались лица, по тем или иным причинам пока не пригодные к вступлению в партию. Однако, точно так же как и партийные кадры, члены NCCF подчинялись тем же дисциплинарным правилам и занимались тем же политическим обучением. Теоретически, ряды «Комитета» были открыты и для белых, однако известно, что только в Беркли, штат Калифорния, белые участвовали в деятельности местного представительства NCCF. Члены «Комитета» всеми силами пытались доказать свою готовность ко вступлению в BPP, поэтому иногда целые отделения NCCF преобразовывались в отделения «Чёрных Пантер». К примеру, секция в Уинстон-Сейлем, образованная в 1969, в 1971 году преобразовалась в отделение BPP Северной Каролины. Подобная же история произошла и с секцией в Новом Орлеане.

ЦК в свою очередь рассматривал NCCF как массовый фронт партии, объединявший сочувствующих «Пантерам», но не способных тратить на партийную работу всё своё время, что требовалось непосредственно от членов партии. Фактически основной задачей активистов NCCF являлась пропаганда и распространение информации среди чёрного сообщества о реализуемых «Пантерами» социальных программах и кампаниях.

Реорганизация правящего аппарата, введение новых должностей и постов, теоретически должна была привести к более эффективному функционированию партии, однако на деле BPP страдала хроническим недостатком профессиональных кадров. Таким образом, например, главы отдельных региональных секций вынуждены были взвалить на себя руководство ещё и над соседними отделениями, контролируя их посредством периодических наездов. Так случилось с руководителем BPP в Чикаго, который одновременно исполнял обязанности главы региональных секций в Мичигане и Индиане. Нью-Йоркский офис «Пантер» время от времени управлял делами филадельфийского отделения, а руководство BPP Канзас-Сити контролировало работу партийных активистов в Де-Мойн и Омахе.

Дисциплина региональных секций поддерживалась опять же, либо посредством выездных комиссий, либо при помощи вызова руководителя регионального отделения в штаб-квартиру BPP в Оклэнде, где составлялся подробный рапорт, посвящённый нарушениям партийной дисциплины. После этого на главу отделения налагались различные дисциплинарные взыскания: начиная с устных предупреждений, заканчивая лишением должности или изгнанием. В крайних случаях предусматривалась ликвидация всего регионального отделения. Так летом 1969 года была расформирована секция BPP в Детройте, когда местный представитель министра обороны был застрелен прямо в партийном офисе, и штаб-квартира не получила по этому поводу никаких объяснений. В последующем, в Детройте действовал только «Комитет Борьбы против Фашизма», исполнявший фактически те же функции (осуществление кампаний и социальных программ), какие ранее исполняли «Пантеры».

Другой филиал в Омахе был ликвидирован в том же 1969 году за то, что, в нарушение внутренних партийных правил, руководство его приняло государственный фонд, выделенный на развитие социальных программ среди чернокожих. После, в результате серии нарушений, было расформировано и местное отделение NCCF. Работа секции BPP в Де-Мойн была прекращена в марте 1970 года за халатное отношение к работе; последней каплей стал подрыв местного центрального офиса. Отделение в Канзас-Сити, штат Миссури, было закрыто в том же году после того, как его руководитель, Пит О’Нил, после ареста за незаконное перемещение оружия между штатами, был вынужден скрыться в Алжире, и отделение сократилось до восьми человек.

Региональные секции так же постоянно находились под финансовым прессингом, буквально сводя концы с концами. Основной доход таких отделений составляла выручка от продажи партийной газеты, сборов в ходе публичных выступлений и добровольных пожертвований от других организаций или деятелей. Газета «Чёрная Пантера» не только выступала голосом партии, но и являлась основным источником финансовых ресурсов. Национальная штаб-квартира спускала обязательные квоты продаж в зависимости от размеров регионального отделения, а так же требовала оплаты за поставку тиража предыдущей недели до того, как отправить новый выпуск. Таким образом, из 25 центов розничной стоимости издания 12 с половиной центов отправлялись в центральный штаб. Из которых штаб-квартира, после погашения всех материальных издержек, оставляла себе лишь 5 центов. Что касается расходов региональной секции, то из 12/5 оставшихся центов 5 центов уходило на оплату работы продавцов, а остальные семь с половиной шли в кассу местного отделения BPP.

Продажи газет напрямую отражали политическую привлекательность партии в массах и организационную способность местных отделений. Понятно, что наиболее многочисленный тираж соответствовал пику развития «Чёрных Пантер»: по оценкам ФБР в 1970 году еженедельный тираж газеты превышал цифру в 139 тысяч экземпляров. После 1972 года тираж сократился до 50 тысяч, и далее продолжал неуклонно снижаться. До такой степени, что в 1979 году BPP с трудом наскребала 400 долларов, чтобы раз в две недели отпечатать очередной выпуск газеты тиражом в пять тысяч экземпляров, распространявшихся исключительно в Оклэнде, Чикаго, Детройте и Миллуоки. В 1980 году выпуск газеты «Чёрная Пантера» был окончательно прекращён.

Расходы региональных отделений между тем были достаточно солидны и включали в себя оплату коммунальных услуг офиса и других помещений, питание для «профессиональных» членов партии, посвящавших всё своё время организационной работе, расходы на поездки (бензин для автомобилей), печать, аренда офиса, а так же множество других оперативных издержек. Поэтому очень агрессивно и навязчиво «Пантеры» тревожили чёрных бизнесменов, вынужденных снабжать отделения едой и деньгами, необходимыми для реализации социальных программ. Большую роль играли так же добровольные пожертвования от белых союзников, от церквей и студенческого движения, позволившие в 1970 году широко развить «программу выживания» на национальном уровне.

Например, один нью-йоркский сочувствующий партии пожертвовал на залог за Хью Ньютона свыше 20 тысяч долларов. В другой раз, на вечеринке, проходившей под эгидой дирижёра Леонарда Бернстайна, было собрано больше 27 тысяч, причём 17 из них пожертвовал очередной анонимный меценат. Методистский приход в Канзас-Сити одномоментно и безвозмездно передал местным «Пантерам» помещение под офис, некоторую сумму денег и фургон для распределения продуктов среди членов чёрного сообщества. Белые симпатизанты передавали отделениям BPP в Анн-Арборе, Де-Мойне и Индианаполисе крупные суммы денег и кредитные чеки.

Касса «Пантер» пополнялась так же от продажи плакатов, значков и литературы. Платные выступления ораторов так же вносили свой вклад в формирование казны организации. Особенно прибыльным в этом смысле был 1968 год, когда Бобби Сейл получал от 500 до 1000 долларов за каждое выступление. В 1969 году ораторы BPP дали 189 платных речей, некоторые из которых приносили за раз около 2 тысяч долларов. После освобождения в 1970 году Хью Ньютон просил за выступление или интервью не менее двух с половиной тысяч.

Что касается рядовых членов партии, то руководство настаивало на их полной профессионализации, то есть на том, чтобы люди посвящали весь день партийной работе, не отвлекаясь на добычу средств для существования. Это обозначало, что большинство рядовых вело очень аскетичный образ жизни, поскольку их финансовый доход был нестабилен и зависел от количества проданных газет и литературы или же от единичных пожертвований. Эта практика продолжалась до тех пор, пока не превратилась в серьёзное затруднение для большинства партийцев. Многие из них к 1977 году вынуждены были наняться на легальную работу, оставив часть своих функций.

Как уже отмечалось ранее, региональным отделениям запрещалось принимать деньги от различных фондов или государства без разрешения центральной штаб-квартиры, поскольку партия стремилась сохранить свою финансовую независимость и избежать любых контактов с правительственными или проправительственными учреждениями. Этот запрет был снят в 1971 году, когда действовавшая при BPP «Корпорация Образовательных Возможностей» начала получать деньги от департамента образования США на выплату зарплат сотрудникам «Оклэндской Школы Сообщества».

В 1979 году BPP попытались выправить свои финансовые дела посредством проведения внутреннего аудита, который вскрыл колоссальные махинации с денежными ассигнованиями, выделенными на бытовые расходы для рядовых активистов. Аудит рекомендовал вывести финансовые вопросы из тени, сделать их открытыми для всех членов партии. Кроме того, должна была быть внедрена система выплат заработной платы всем активистам BPP, независимо от ранга. Но было уже слишком поздно. Несмотря на некоторые изменения, партия спустя год после внутренней финансовой проверки окончательно развалилась.