Страницы

четверг, 24 сентября 2015 г.

Роль ФБР в разрушении BPP




4.2. Роль ФБР в разрушении BPP

Не известные ни одному члену партии в то время, сотрудники секретной правительственной программы, известной под аббревиатурой Cointelpro (Counter Intelligence Program – Программа контрразведки), активно участвовали в разрушении BPP, содействуя нарастанию внутреннего напряжения и развитию конфликтов с другими организациями.

Cointelpro не являлось уникальной в своём роде программой, направленной против «врагов государства». Во времена Первой Мировой федеральное правительство зорко следило за деятельностью Индустриальных Рабочих Мира, Национальной Ассоциацией Содействия Прогрессу Цветного Населения, различными социалистическими группами. Что касается чернокожих, то Разведывательный Отдел вооружённых сил США активно вербовал информаторов в среде чёрной общины, а так же был подписан на более чем шестьдесят печатных изданий, выпускавшихся афроамериканцами, так же с целью добычи ценной информации. Такие деятели как чернокожий майор Вальтер Ловинг яростно убеждали цветных в том, чтобы они поумерили свою критику расовой сегрегации и угнетения во имя национального единства и будущей победы. Так или иначе, но примитивные доводы подобных правительственных агентов влияния имели значительный успех.


В 1967 году, в связи с усилением движения чернокожих за гражданские права, ФБР инициировало долгосрочную кампанию, направленную на дискредитацию и ликвидацию потенциальных лидеров, способных сплотить вокруг себя многочисленные афроамериканские организации. Понятно, что BPP числилась в качестве одной из главных целей этой программы. А после того, как «Пантеры» перешли на революционно-марксистскую риторику, уничтожение партии превратилось в первостепенную цель.

В 1976 году Следственная Комиссия при Сенате США заявила, что только в июле 1969 года из 295 специальных операций ФБР, проведённых против т.н. «чёрных националистов», 233 были направлены на «Партию Чёрных Пантер». Операции эти имели разнообразнейший характер – начиная от использования провокаторов, прослушивания офисов и незаконных арестов, заканчивая рассылкой провокационных писем с целью дискредитации партии и её лидеров, а так же для нагнетания внутреннего напряжения.

Одной из наиболее успешных таких специализированных операций являлась кампания, направленная на раздувание конфликта между филиалом BPP Лос-Анджелеса и местной чёрной националистической «Organisation Us» Рона Каренги. С 1968 по 1970 года активисты обеих групп были вовлечены в длинную серию насильственных инцидентов, происходивших на почве конкуренции за политическое и идеологическое влияние в местной общине.

«Пантеры» считали, что социалистическая программа и межрасовые союзы всех угнетённых являются верным путём освобождения чернокожего населения, в то время как US, являвшиеся типичными чёрными расистами, отвергали саму мысль о единстве с белыми и обвиняли BPP в насаждении чуждого неграм марксизма – идеологии белых.

Агенты ФБР быстро почуяли замечательную возможность использовать разногласия в собственных целях. Началась рассылка подложных писем, оскорбительных карикатур личностного характера и откровенных угроз убийством, сфабрикованных сотрудниками бюро. В конечном итоге, федералам удалось создать атмосферу напряжённости между обеими группами, которая очень скоро трансформировалась в открытые нападения. Как известно, итогом психологической войны ФБР стала перестрелка в кампусе Университета Калифорнии между «Пантерами» и националистами, в которой погибли руководители местного филиала BPP Картер и Хаггинс. В дальнейшем боевики US осуществили ещё несколько убийств членов партии, в результате чего критическое отношение «Пантер» ко всякого рода чёрным националистам, - независимо от того, насколько благотворной была их деятельность, -  переросло в откровенную ненависть, препятствующую развитию деятельности в чёрном сообществе.

Успех ФБР в Лос-Анджелесе сподвиг федералов повторить аналогичную кампанию почтовых провокаций в Сан-Диего, где так же одновременно действовали и BPP и US. Результат оказался аналогичным, хотя и менее кровавым. Согласно позднее опубликованным воспоминаниям, агенты даже соревновались друг с другом, ведя подсчёт проявлений насилия одной группы в отношении другой, делая ставки на победу той или другой стороны в спровоцированной ими братоубийственной войне.

Кровопролитие в Калифорнии заставило умеренные организации чернокожих быть более осторожными в своих отношениях с «Пантерами», что постепенно, - невзирая на социальные программы и различные кампании, - привело партию к политической изоляции.

Однако правительству этого казалось мало. Во время раскола 1971 года штаб-квартира ФБР разослала в местные офисы директиву, напрямую рекомендовавшую «использовать ситуацию хаоса, воцарившуюся в BPP», то есть поощрять распри и внутренние конфликты.

Кливер, например, в анонимном письме был предупреждён о том, что ему не стоит отправлять свою жену в США, поскольку там её жизни угрожает опасность стать жертвой сторонников Ньютона. Брат Ньютона Мэлвин, так же в свою очередь получил письмо, в котором утверждалось, что Кливер готовит покушение против членов ЦК. Таким образом, с помощью слухов, платных горлопанов и откровенной клеветы агенты ФБР провоцировали дальнейшее разложение партии.

Агенты так же прибегали к анонимным телефонным звонкам в провинциальные офисы BPP, называя некоторых местных членов партии агентами полиции. Эта тактика привела к избиениям обвинённых и поистине массовой паранойе. В некоторых случаях такие «полицейские агенты» просто скрывались, опасаясь за свою жизнь. Более того – федералы не гнушались опускаться ещё ниже, разрушая семьи членов партии с помощью опять же анонимных обвинений в неверности супруга или супруги.

ФБР так же предотвратило попытку чикагского отделения «Пантер» наладить взаимодействие с уличной преступной бандой «Blackstone Rangers». Используя ту же тактику, что и их коллеги из Лос-Анджелеса, чикагские федералы спровоцировали в 1969 году вооружённое противостояние между партийцами и бандитами, поначалу довольно позитивно настроенными к программе и деятельности BPP.

«Нейтрализация» партии шла и на другом уровне: бюро пыталось лишить BPP массовой поддержки, распуская слухи, дискредитирующие «Пантер» и их социальные программы в глазах чёрного сообщества. Не единожды агенты связывались с работодателями сторонников BPP, требуя их увольнения. Кроме того, в средствах массовой информации запускались самые дикие и нелепые материалы, выставляющие партию в негативном свете.

ЦРУ, в отличие от ФБР, концентрировалось в основном на зарубежной деятельности BPP: под видом журналистов или владельцев отелей чёрные агенты ЦРУ действовали в Алжире, Кении и Танзании, пытаясь контролировать деятельность «Пантер» и других афроамериканских радикалов, нашедших приют в Африке.

Короче говоря, правительственные усилия, благодаря наивности партийцев в вопросах разведки и контрразведки, увенчались полным успехом. BPP не смогли не то что противостоять, но даже обнаружить эти сложные и дорогостоящие кампании, на осуществление которых ФБР пускало значительные суммы. К примеру, с 1967 по 1972 годы бюро содержало более семи с половиной тысяч информаторов в чёрных кварталах, действовавших исключительно против «Пантер» и других афроамериканских радикалов. В конечном счёте поставленные программой Cointelpro цели были достигнуты – «Партия Чёрных Пантер» была сначала деморализована, а затем и нейтрализована.