Страницы

пятница, 19 ноября 2010 г.

АТАКА НА КАЗАРМЫ В ФОРМОЗЕ (Evita Montonera)


Главные характеристики

Операция по захвату казарм 29 горно-пехотного полка имела первостепенное стратегическое значение для «Монтонерос»: в первый раз мы атаковали столь важный военный объект с целью обеспечения организации оружием.

Избранная для операции территория, - Формоза (город на границе с Парагваем), - представлялась нам проблематичной зоной, требующей геополитического подхода в действии: она располагалась довольно далеко от центров концентрации наших военно-политических сил, поэтому здесь не было достойных условий для обеспечения тыла такой грандиозной военной операции.


Таким образом, мы должны были планировать и готовить целое путешествие по приближению и отходу большой группы вооружённых и экипированных бойцов.

Операция должна была быть грандиозной по исполнению, ибо иного способа реализовать её просто не было.

Обобщая, мы можем выделить три фазы данного оперативного мероприятия:

а) приближение: транспортом к Формозе (около тысячи километров от Росарио) выдвигаются 39 товарищей с оружием и обмундированием.

б) атака на главные объекты казарм 29 горно-пехотного полка после полного сбора колонны и приведения в готовность оружия.

г) отход: вместе со своими боеприпасами и оружием, которое удастся изъять, группа удаляется на 700 километров от объекта.

Атака на казармы, если рассматривать операцию объективно, должна была быть осуществлена при гарантированной возможности отхода, и такая возможность действительно имелась. Но, только воздушным путём. Таким образом, перед нами предстали следующие проблемы, которые необходимо было решить:

А) захват самолёта

Б) захват аэропорта

Г) заправка самолёта горючим

Д) подготовка места для посадки, дающего возможность товарищам рассеяться и скрыть оружие и экипировку

Этот план отступления добавлял к генеральному плану операции дополнительные ограничения. 

Штурм казарм (главного объекта) мог быть реализован только в воскресение в первые часы вечера. В другой день недели или в другой час объект был неприступен, очень труден для окружения и атаки. Дело в том, что данный полк являлся вторым в Аргентине по военному потенциалу и силе, после горно-пехотного полка Тартагаля.

План операции

Штурм (казарм, аэропорта, самолёта) должен быть осуществлён силами 39 товарищей, разделённых (впервые в нашей тактике) на боевые расчёты. Их вооружение составляло: 11 винтовок FAL, 18 пистолетов-пулемётов Halcon, 5 винтовок FN, 1 пулемёт Madsen, 2 ружья, 5 мин и 51 граната: кроме того, каждый имел по пистолету.

Из боевых расчётов были сформированы две группы: 7 расчётов  атаковали казарму и 2 – соответственно, аэропорт. Третья группа поддержки должна была организовать взлётно-посадочную полосу на поле в Сусанне (Санта Фе), подготовить место для посадки самолёта и организовать рассеивание штурмовых групп и сокрытие вооружения.

Две штурмовые группы передвигались на новых автомобилях (нечто среднее между легковушкой и пикапом), группа прикрытия и поддержки выдвинула на место свыше 10 машин. Всего – 19 транспортных средств. Всех товарищей, принимавших участие в операции (вместе с группой поддержки, с которой они должны были соединиться в федеральной столице) было 60 человек.

К этим всем характеристикам необходимо добавить так же два имевшихся в нашем распоряжении самолёта: А, или главный борт («Боинг»), и Б, или второй борт (4-местный «Сессна»).

Оперативные базы располагались в следующих местах: База 0 – федеральная столица; База 1 – Росарио; База 2 – Санта Фе; База 3 – Ресистенсиа и База 4 – Формоза.

Боевой расчёт №1 («Командо») включал в себя 4 товарищей, в том числе и главаря операции, и два автомобиля: один с коммуникационным оборудованием, второй – пикап F 350 в котором планировалось вывезти экспроприированное в казарме вооружение.

Расчёты №№ 2 и 3 имели задачи подавить посты охраны и установить тяжёлый пулемёт внутри казармы.

Расчёты №№ 3 и 4, насчитывавшие 10 товарищей и автомобиль, должны были взять здание охраны (33 солдата).

Расчёт № 5 с тремя товарищами на борту автомобиля должен был атаковать здание резервной роты (33 солдата).

Расчёт № 6, так же включавший в себя трёх товарищей и автомобиль, должен был взять офицерское казино.

Седьмой расчёт из четырёх боевиков и автомобиля действовал в резерве и представлял собой вторичную группу прикрытия. Но после осуществления акции, он должен был захватить и очистить два небольших здания, в которых могут находиться два или три солдата с винтовками FAL.

Расчёт № 8 из четырёх товарищей и автомобиля, действовал как главная группа прикрытия и непосредственно должен был захватить аэропорт в Формозе.

Главный боевой расчёт («Командо») кроме всего прочего имел задачу захватить здание арсенала и забрать 200 винтовок, находившихся там.

Предварительный сбор

Товарищам, составлявшим обе штурмовые группы, необходимо было собраться на оперативных базах за несколько дней до акции и скоординировать свои действия, а так же подготовить оружие: таким образом, все комбатанты со своим оружием должны были встретиться в Формозе утром в воскресенье 5 октября 1975 года.

В день, предшествующий осуществлению операции всё было готово, однако возникли некоторые проблемы, заставившие изменить первоначальный план.

Во-первых, изменилось расположения пулемётной точки, которую необходимо было подавить бойцам. Она располагалась на новом месте. Во-вторых, выяснилось, что в двух зданиях казарм, которые теоретически должны были пустовать в воскресенье,  дежурило по солдату с винтовкой наперевес. Расчет № 7 (резервный) следовательно, должен был в ходе штурма непременно захватить эти два объекта.

Приближение

В 14 часов воскресенья, уже собравшись на месте, группа налаживает телефонную связь с федеральной столицей и Санта Фе. В 15 часов 15 минут из федеральной столицы вылетел наш «Боинг» «Город Трелев». В этот час колонна из 36 товарищей, вооружённых и экипированных, строятся возле автомобилей, стоящих на одной из второстепенных дорог. Однако здесь, на месте, избранном для предварительного сбора, ошивается множество граждан: 10 или 15 автомобилей и около полусотни гражданских лиц, которые становятся свидетелями «спектакля» построения партизанской колонны.

Наконец колонна начинает своё движение вперёд по 11 дороге. В направлении аэропорта. Согласно оригинальному плану захват аэропорта сопровождался нейтрализацией двух жандармов: но в это воскресенье к охране присоединился полицейский патруль, и все они ожидали приезда ревизора Тапарелли. Близ аэропорта остаются 8 и 9 расчёт с тремя автомобилями. Другие семь расчётов на шести автомобилях продолжают своё движение в сторону казарм.  

При подходе к казармам машина «Командо» остановилась на заранее избранной позиции, закрывая собой пикап F 350, предназначенный для вывоза оружия.

Впереди, непосредственно за самой казармой, располагался микрорайон, где проживали полицейские, офицеры и унтер-офицеры.

Возникла необходимость действовать как можно быстрее, ибо наш «Боинг» уже кружил над Формозой, и это обозначало, что операция выбилась из должного графика.


Штурм 29 полка

Первый автомобиль прибыл к задним дверям  казарм и остановился близ моста, пересекающего небольшой глубокий ров, в то время как  два товарища обезвредили одного постового. После этого вперёд выдвинулась машина с третьим и четвёртым расчётами, которые имели задачу захватить охранное помещение, где было 30 солдат. 

Продолжил операцию автомобиль со вторым расчётом, который должен был подавить пулемётную точку и поместить свой тяжёлый пулемёт на восточном углу главного плаца.

После этого в бой вступили расчёт № 6, который должен был захватить офицерское казино, и расчёт № 5, имевший задачу штурма здания резервистов (33 солдата). Боевой расчёт № 7 так же приступил к зачистке двух зданий, в одном из которых произошло столкновение с вооружённым винтовкой гвардейцем.

Наконец, в сражение вступила «Командо», продвигавшаяся в направлении оружейного склада на пикапе F 350.

Когда появился автомобиль «Командо», - приблизительно 20 секунд спустя от начала движения, - уже были слышны первые выстрелы.

С этого момента закипает настоящая битва: солдаты – вооружённые и безоружные, базирующиеся в разных строениях, - не подчиняются приказу о сдаче и организуют упорное сопротивление, в некоторых местах приобретающее формы суицидальной акции.
Предполагаем, что это рвение может быть объяснено лишь долгой идеологической обработкой низшего армейского состава, которому вот уже несколько лет командование со всех трибун внушает басни об «экстремистах» и «головорезах-наркоманах, убивающих без всякой жалости».

В атаке на казармы генеральной линией была идея, что солдаты быстро покинут место боя, однако, несмотря на то, что никакого ответного огня сразу же военные не открыли, они всё же искали себе укрытия и лишь оттуда позже начинали пальбу по нам.

Это хорошо было видно с крыши оружейного склада (которую захватила «Командо»), где располагалась главная наблюдательная площадка. Например, оттуда было заметно, что солдаты из здания охраны бежали абсолютно все – все 33 человека. Ползком и перебежками они направились в сторону микрорайона, где проживали офицеры. Укрывшись там, они начали вести беспорядочный огонь по нашим силам, провоцируя нас на ответные действия. Эта перестрелка началась чрез две или три минуты после начала штурма.

С этого момента огонь был практически беспрерывным. Чтобы получить приблизительное представление об интенсивности боя, можно сказать, что мы подсчитали в обеих бандах около 60 человек, одновременно стрелявших из винтовок, пистолетов-пулемётов, тяжёлого пулемёта MAG, пистолетов и кидающих гранаты.

Что произошло в здании охраны

Упорное сопротивление, которое тормозило движение вперёд расчётов, позволило большинству находившихся в здании солдат сбежать вниз, чтобы укрыться и начать контратаку. Через три минуты после начала штурма охранного помещения, 8 комбатантов подготовились к отходу. Два товарища были убиты в этом первом столкновении.

В оригинальном плане, расчёт № 3 должен был перекрыть путь в район проживания офицеров, что позволило бы 4 расчёту пройти в здание арсенала и захватить оружие (200 винтовок).

На практике же, 8 товарищей подготовились к отходу в направлении арсенала безо всякого прикрытия от огня. Они должны были пробежать 40 метров без всякой физической защиты. Только двое достигли цели, остальные шестеро были убиты на дороге, пав под прицельным огнём убежавших охранников.

Тяжёлый армейский пулемёт был установлен на противоположном углу главного плаца, однако этот пулемёт уже не стрелял в момент отхода группы.

Три товарища из второго расчёта, которые должны были уничтожить пулемётную точку, так и не вернулись. Мы знаем, что они направились к объекту и, что пулемёт прекратил стрелять. Но, так как никто из них не вернулся, мы не знаем, что произошло дальше – возможно, они так же погибли. Предполагаем, что из окон главного штаба по ним был открыт огонь.

Эти одиннадцать товарищей, погибшие в самом начале операции, были единственными жертвами в наших рядах.

Захват казино

Этот объект должен был захватить расчёт № 6, составленный из трёх человек: Шеф и товарищи №№ 2 и 3.

Стало неожиданностью, что ранее разработанный план в точности не может быть реализован. Согласно ему, наша позиция должна была быть в задней части здания казино, откуда необходимо было обойти дом и войти в главную дверь. Задачей каждого бойца было атаковать одно или больше помещений объекта.

На практике же, прибывшие товарищи обнаружили, что невозможно обойти казино, не попав под огонь укрывшихся охранников и солдат. Решено было атаковать здание через задние двери.

Внешнюю дверь в кухню охранял солдат с винтовкой FAL, который вместо того, чтобы подчиниться приказу о сдаче, укрылся между колоннами и приготовился открыть огонь. Шеф приказал товарищам укрыться, в то время как сам начал стрелять из автомата Halcon и кинул гранату для того, чтобы заставить солдата оставить свою позицию.
Военный действительно отступил внутрь здания.

Приказ укрыться от огня не был услышан комбатантом № 2, который каким то невероятным образом оббежал казино вокруг и ворвался через главный вход. Убежавший от кухонных дверей солдат тотчас же начал стрелять, попав товарищу в живот. Повезло, что пуля прошла рикошетом от рукоятки автомата и застряла там же, спасая, таким образом, нашего друга от смерти.

В этот же самый момент, Шеф и товарищ № 3 ворвались в здание через кухню, на бегу стреляя из своих автоматов.

Внутри казино один офицер и два солдата с винтовками наперевес организовали упорное сопротивление. Завязался жестокий 15-минутный бой, в котором наши бойцы израсходовали 3 обоймы и 4 гранаты.

Наконец сопротивление угасло. Первым из строя вышел солдат, который был тяжело ранен и, скорее всего, скончался. Офицер получил ранения в ноги от шрапнели собственной гранаты, которую он метнул в надежде принудить атакующих к сдаче. Последний солдат, в конце концов, сдался когда его винтовка вышла из строя и он вынужден был пойти врукопашную. Потерпев поражение, он ещё долго не мог придти в себя.

После захвата казино, из окон помещения был открыт огонь по внешней территории, по которой враг ползком пытался покинуть пределы казарм, в то время как укрывшиеся охранники при поддержке офицеров, всё продолжали палить из своего оружия. Начиная с этого момента, расчёт № 6 исполнял функцию арьергарда, согласно ранее разработанному плану.

Захват здания резервной роты

Расчёт № 5, включавший в себя трёх товарищей, переодетых в форму армейских офицеров и солдат, ворвался в здание резервной роты. Как только к зданию приблизились первые двое – третий остался на подстраховке, - по ним сразу же был открыт огонь.

Солдаты не подчинились приказу о сдаче и начали стрелять с занятых позиций. В первую очередь наши товарищи кинули внутрь гранату, позволившую закрепиться в холле близ входа. Оттуда они начали палить из автоматов: в то время как один комбатант остался у двери, другой кинулся на пол между кроватями, стреляя оттуда. Солдаты отступили, так же стреляя на ходу. В этот момент наши бойцы кинули вторую гранату, окончательно подавив сопротивление врага. Лежащий на полу товарищ заменил свой разряженный Halcon на винтовку, брошенную одним из противников.

Солдаты укрылись в душевой комнате, по которой безостановочно стрелял наш боец, держа в страхе врагов.

Это позволило другим двум подготовить отход к пункту общего сбора. В момент отступления товарищ, который был на острие атаки, вернулся, таща в руках три брошенные военными винтовки FAL, которые немедля были закинуты в автомобиль. После чего все трое на машине отправились в пункт сбора для дальнейшего организованного отступления.

Предполагаем, что в этом здании запасной роты было самое большое количество жертв среди солдат. Наши силы – три комбатанта, - отступили без потерь.

Несмотря на затруднения, связанные с захватом строения, мы можем утверждать, что задача пятого расчёта была исполнена полностью, ибо наши три товарища вывели из строя более 30 солдат (убитыми, ранеными и запертыми в душевой комнате).

В атаке на здание проявилась эффективность гранат, используемых на короткой дистанции и в закрытом помещении. Гранаты играли в нашу пользу в ходе сражения трёх против тридцати.

Захват арсенала

Этот захват осуществила главная штурмовая группа («Командо»), без особых затруднений разоружив солдат охраны. Сломав ударом ноги дверь, товарищи вынесли из арсенала более 50 винтовок FAL и пулемёт FAP, который был немедленно использован в акции.

Итог атаки и отхода

В атаке на казарму мы полностью потеряли расчёты №№ 2, 3 и 4, спаслись только двое. Этот факт в значительной степени изменил ход операции, потому что исчезла защита от огня, ведущегося из микрорайона проживания офицеров. Те, кто должен был обеспечивать прикрытие в этом месте, погибли.

Приблизительно тридцать солдат, вооружённых винтовками, к которым примкнули офицеры и унтер-офицеры из района проживания и, по крайней мере, 5 гвардейцев,  стреляли по нам. Перестрелка была поистине впечатляющей, но мы не имеем точного представления о количестве и типах используемого оружия.

Мы должны так же добавить, что в этот момент пять из шести автомобилей, используемых в атаке, уже были переправлены в зону вне досягаемости огня врага.

На этом этапе столкновения мы остались только с пикапом F 350. С повреждённого автомобиля «Командо» мы оперативно демонтировали все средства связи с группой поддержки и аэропортом. Таким образом, мы приготовились к отступлению.

Загрузив оружие и товарищей в пикап, мы начали отход. Но возникла неожиданная проблема. Расчёт № 6, который был в казино и один товарищ из расчёта № 5, не послушались или не услышали приказа об отходе.

Четверо наших бойцов остались одни и вынуждены были отступать своим ходом.

На пикапе ехало 11 комбатантов (26 человек непосредственно атаковали казармы, 11 погибло, и четверо уходили своим ходом) со всем экспроприированным вооружением.

Путь обошёлся без особых трудностей. Сначала мы осторожно ехали через район проживания офицеров, откуда по нам безрезультатно стреляли из пистолетов. Эти выстрелы мало волновали нас. Сквозь разбитое ветровое стекло, мы периодически подавляли огневые точки, используя пулемёт FAP.

В этом путешествии нам встретились по пути 8 полицейских, гарцевавших на конях по дороге, однако мы разошлись безо всяких агрессивных действий.

На кольцевой автостраде, где располагалась главная группа прикрытия, был сформирован караван, и мы проследовали к аэропорту.


Отход расчёта № 6

Это рассказ об отступлении расчёта № 6 после осуществления своей миссии по захвату офицерского казино и подавления врага.

Мы не смогли отступить вместе с нашими главными силами, потому что интенсивность боя и дистанция, которая была между нами и остальными товарищами, не позволила нам услышать приказ об отступлении.

Когда производился общий отход, над нашими головами начался дождь из пуль, и мы остались наедине с многочисленным врагом. В этот же судьбоносный момент к нам подъезжает грузовик, управляемый раненым в лицо товарищем из пятого расчёта: одновременно он и управлял машиной и стрелял из своего пистолета.

Мы подвалили к грузовику с задней стороны казино под шквальным огнём солдат. Когда мы отошли от здания, с левого фланга ударил яростный залп автоматных выстрелов, который заставил нас думать, что мы не сможем уйти. Но успешно отбив атаку, на своём грузовичке мы понеслись в сторону охранного поста № 2, ворота которого были закрыты. Мы вынуждены были «отпереть» их выстрелами и прямым тараном.

Оттуда мы направились к главной трассе, на которую выехали примерно через километр.
Здесь наша команда неожиданно попала в тиски жандармов и полиции. Проверив состояние своего оружия, мы развернулись и поехали назад в город, преследуемые полицейским грузовиком «Додж».

Подъезжая к центру Формозы, нами был открыт прицельный огонь по полиции, в результате которого удалось вывести из строя полицейский автомобиль, съехавший в придорожный кювет.

Затем нас пытались преследовать двое жандармов на лошадях, которые, однако, после первого же залпа, оставили своё намерение и свалились на землю. Тем временем полицейские, вылезшие из грузовика и укрывшись в кювете, начали стрелять в нашу сторону.

В этот момент мы увидели неподалёку грузовик F 100, который был незамедлительно захвачен. На новой машине мы имели гораздо больше возможностей доехать до аэропорта, нежели на оставленном автомобиле, который к тому моменту уже сдох: правое заднее колесо было пробито и машина еле-еле тащилась со скоростью пешехода только на ободе колеса, потому что резиновую шину мы потеряли.
При пересадке мы забыли в старом автомобиле винтовку, которую вынуждены были снова искать, пригибаясь от пуль врагов.

Оттуда мы продолжили движение к центру города. По дороге наш автомобиль должен был проехать через главную площадь, и здесь нас сначала обстреляли солдаты военного округа, а потом ещё и жандармы Эскадрона Нижнего Парагвая.

Преодолев эти препятствия, мы свернули на грунтовую дорогу, шедшую параллельно с главной трассой. Но вскоре завязли в болоте, и вновь вынуждены были повернуть на трассу.

Примерно через 200 метров должен был быть пост поддержки, на котором, теоретически, должна была располагаться наша главная группа прикрытия. Но, после отступления, этот пост был уже занят врагом.

Отстреливаясь, мы миновали кордон, промчавшись мимо него по кювету на высокой скорости. В прыжке через кювет мы потеряли ещё одну винтовку.

Двести метров погодя нам «повезло» ещё раз – дорогу нам перекрыл автомобиль жандармерии. Но мы быстро вывели его из строя огнём из автомата и гранатами.

Преодолев, наконец, и это последнее препятствие, мы безо всяких неудобств направились к аэропорту, и прибыли в момент, когда два самолёта, используемые для отступления, уже шли на взлёт.

Главное прикрытие

Первой задачей главной группы прикрытия была поддержка штурмовой группы, которая должна была атаковать аэропорт, когда караван машин ещё двигался в направлении трассы R 29. В ходе штурма произошла перестрелка с патрульными агентами, в которой все они были нейтрализованы.

После этого группа поддержки закрепилась на заранее выбранном посту, в пятистах метрах от перекрёстка главных дорог. Получив сигнал тревоги из здания аэропорта, первым сюда прибыл полицейский патруль: незамедлительно мы открыли огонь, ранив шофёра и выведя из строя саму машину.

После этого группа переместилась на сам перекрёсток и установила там заградительный барьер, в виде нескольких перевёрнутых автомобилей, которые были остановлены тут же.

Немного погодя, сюда прибыл караван из трёх или четырёх полицейских машин – среди них, между прочим, был и штурмовой броневик. Не доезжая до баррикад двухсот метров, полиция открыла огонь. Укрывшись за автомобилями, наши товарищи начали стрелять в ответ. Кроме того, они предупредили сотрудников правоохранительных органов, что если те продолжат своё движение вперёд, то будут уничтожены. Удивительно, но полиция вняла рекомендациям, и, развернувшись, все автомобили покинули место боя: возможно, они решили дожидаться сил жандармерии, которые действительно прибыли в тот момент, когда наша основная колонна уже приближалась к аэропорту.

В течение  всего времени, пока группа поддержки ожидала прибытия основной колонны, слышались периодические выстрелы со стороны находившихся вдалеке полицейских.

После прохода колонны, группа поддержки снялась с места и присоединилась к товарищам, направлявшимся к лётному полю.

Захват аэропорта «Эль Пуку»

Около 16:30 мы встретили караван машин на дороге, ведущей к аэропорту «Эль Пуку». Для захвата этого объекта выдвинулись 9 товарищей: двое разместились в «Форде Фалькон», двое – в «Форде» 128, и остальные пятеро – в пикапе.

За два километра от аэропорта увидев, что наш «Боинг» уже кружит над лётным полем, мы ускорили свой марш. Прибыв к объекту, мы неожиданно столкнулись с полицейской патрульной машиной, близ которой стояли четверо вооружённых агентов.
Сей факт не был предусмотрен в нашем первоначальном плане.

Двое товарищей выходят из «Фалькона» и, направляясь к патрулю, предлагают сотрудникам сдаться, пообещав не применять оружие в случае капитуляции. Не получив никакого ответа, Шеф боевого расчёта приказывает открыть огонь. Двое из полицейских, с целью наладить перекрестный огонь, попытались окружить нас, но были расстреляны. В итоге, один из агентов был убит, другой тяжело ранен.

Мы попытались обезвредить двух других сотрудников правопорядка: один из них был обезоружен и повален на землю, другой был ранен, но сумел бежать и скрыться в здании самого аэропорта.

Этот бой длился в течение примерно 10 минут, что несколько задержало исполнение нашего оригинального плана. В любом случае, справившись с неожиданными трудностями, мы продолжили свой путь.

Двое товарищей поднялись на контрольную башню, зачистив четыре этажа и обезвредив оператора безо всяких проблем. Остальная группа занялась пассажирами и сотрудниками аэропорта. Двое товарищей начали усиленный поиск сбежавшего полицейского и двух находившихся по штату в здании жандармов. Один из жандармов спустя некоторое время был обнаружен и обстрелян, после чего укрылся в одном из помещений здания, другой же был схвачен и обезоружен во внутреннем коридоре. Преодолев все эти трудности и втащив пулемёт на контрольную башню, товарищи вышли на улицу, дабы взять под контроль лётное поле. В самом здании для наблюдения за пассажирами и сотрудниками остались двое товарищей, стоявших на входе, ещё двое поднялись на башню.

В этот момент на взлётно-посадочную полосу приземлился небольшой самолёт, к которому с трапом подбежали двое служащих аэропорта. Мы любезно встретили прибывших пассажиров, которые были препровождены к остальным гражданским лицам, запертым в здании аэровокзала.

После приземления нашего «Боинга», мы оставили близ него одного товарища, вооружённого гранатами, после чего пригнали топливную цистерну для дозаправки борта. 
После дозаправки, самолёт был выведен к началу взлётно-посадочной полосы, а мы заняли места на своих охранных постах, дожидаясь прибытия основных сил, возвращавшихся после атаки на казармы.

Прибытие в аэропорт

Колонна автомобилей и группа поддержки прибыли в аэропорт и, безо всяких препятствий, комбатанты подняли всё захваченное вооружение и сами погрузились на борт «Боинга» «Город Трелев». Двое других товарищей сели во второй самолёт «Сессна». Когда самолёты были уже готовы взлететь, ко взлётно-посадочной полосе прибыли четверо наших потерявшихся товарищей из расчёта № 6: двое из них погрузились в «Боинг», двое других – соответственно, заняли места в «Сессне».

Воздушное путешествие

В «Боинге» все товарищи переоделись в гражданскую одежду и занялись оружием: собственные стволы были почищены и помещены в чехлы, винтовки, похищенные в казармах, были приведены в порядок и складированы в заранее заготовленные ящики.

Оставшееся время было посвящено восстановлению сил и заботе о двух раненых, которыми занялась прибывшая на самолёте бригада медицинской помощи.

Когда борт подлетел к Сусанне, оказалось, что взлётно-посадочная полоса не была освещена. Это не было серьёзной проблемой, потому что пилоты прекрасно знали территорию возможной посадки. Проблемой было отсутствие сигналов наличия группы, которая должна была заняться сокрытием оружия и организацией дальнейшего отхода наших людей.

Покружив над зоной прилёта около 20 минут («Боинг» сделал 6 кругов над взлётно-посадочной полосой на высоте около 500 метров), мы переполошили всех местных жителей. Когда, наконец, на автомобилях прибыли товарищи из группы отхода, мы совершили посадку. Здесь произошёл обмен мнениями между пилотом и некоторыми товарищами, которые долго спорили – выпускать ли шасси или приземляться прямо на «живот». В конце концов, лётчик настоял на том, чтобы выпустить шасси, хотя подготовленная для посадки полоса, действительно могла не выдержать веса приземлявшегося самолёта. Но всё обошлось благополучно.

Весь окончательный отход прошёл без особых проблем. За исключением небольшого столкновения на выезде из поля с четырьмя полицейскими. Но первые же выстрелы заставили двух стражей правопорядка убежать в лес, двое же других завели машину и умчались в неизвестном направлении.

Необходимо отметить здесь важность деятельности группы, организующей окончательный отход в этой последней фазе операции. Без её идеально отточенных действий, вся акция вполне могла закончиться провалом. Спасибо тем, кто организовал рассеивание 28 товарищей и дальнейшую переброску в наши арсеналы всего оружия и экипировки, использованных в операции и захваченных в казармах Формозы.

Боевой дух наших товарищей

Все наши товарищи во время многочисленных столкновений, сопровождавших операцию в Формозе, сохраняли стойкость и боевой дух. Необходимо учитывать, что плотность боя, развязавшегося в казармах, была крайне высока: в результате погибло в общей сложности около 40 человек (с обеих сторон), и это без учёта раненых. Это показывает, насколько свирепой была эта поистине грандиозная битва. Но никто из наших товарищей не покинул своей позиции без приказа. В ходе боя им необходимо было разрешать ряд непредвиденных проблем и, в общем, они исполнили свои задачи достаточно хорошо.


Evita Montonera № 8, октябрь 1975