Страницы

вторник, 17 декабря 2013 г.

M-19. Операции самовооружения



3.2 Операции самовооружения

Среди акций подобного рода резко выделяются две операции, получившие широкую известность и привлекшие внимание средств массовой информации и вообще всего колумбийского общества.

Одной из них является «Операция Синий Кит», так же известная под кодовым названием «Операция Колумбия». Суть акции заключалась в проведении подкопа под расположение гарнизона Северного Кантона в Боготе с целью кражи из его арсеналов огромного количества оружия. Идея была предложена Луисом Отеро и Хайме Батеманом. Окончившаяся тактической победой, в стратегическом плане это был провал для организации.


Операция началась вечером 31 декабря 1978 и продолжалась весь день 1 января 1979, однако подготовка к осуществлению стартовала гораздо раньше – за два месяца до этого. Для осуществления акции боевики арендовали два дома: из подвала первого началось рытьё подземного тоннеля длинной 80 метров, который должен был выйти на поверхность вблизи арсенала военной части Северного Кантона, а второй дом, расположенный на севере Боготы должен был служить складом всего того вооружения, которое удастся похитить.

Стратегической целью данного мероприятия было объявлено «вооружение мобильных сельских отрядов, а через них – прогрессивных секторов крестьянства, создание оружейного резерва организации, а так же посылка определённой части оружия в Никарагуа, где оно требуется народным силам в ходе стратегического наступления против Сомосы». С точки зрения практики, операция была исполнена безупречно, все действия осуществлялись в соответствии с ранее разработанным планом, безо всяких задержек; организация нанесла смелый, дерзкий и решительный удар, в результате чего в руках герильерос оказалось более пяти тысяч единиц армейского огнестрельного оружия и бесчисленное количество боеприпасов и амуниции. Операция в Северном Кантоне до сих пор является одним из самых крупных похищения оружия в новейшей истории.

Один из "автографов", оставленный на стене арсенала Северного Кантона: "Счастливого Нового Года. С оружием для народа".


Тем не менее, «Операция Синий Кит» сопровождалась чредой серьёзных организационных ошибок, которые резюмировала Восьмая Конференция M-19. Руководство отметило, что в целом акция отличалась крайней недисциплинированностью её участников и даже неисполнением приказов. Среди наиболее значительных ошибок указывались следующие:

- Более 100 человек, задействованных в осуществлении операции на разных её этапах (строительство тоннеля, осуществление кражи, перевозка, распределение и хранение) не соблюдали конспиративные меры, были знакомы друг с другом, обменивались информацией, знали откуда прибыло оружие и где оно будет храниться. Это первая организационная ошибка.

- Вторая ошибка заключалась в том, что люди, отвечавшие за руководство операцией, должны были вскоре после её осуществления покинуть столицу, а лучше и страну. Однако Карлос Дуплат, непосредственный руководитель всей акции, проигнорировал директивы M-19 и остался в Боготе.

- Третья ошибка заключалась в недооценке врага и переоценке сил герильи, поэтому мало кто ожидал, что правительство способно дать достойный ответ на столь дерзкую вылазку. В 1980 году Батеман указывал, что реакция государства «была в 30 раз мощнее, чем мы ожидали».

Действительно, после столь оскорбительного удара по престижу вооружённых сил, генералы отчаянно пытались найти организаторов и исполнителей акции, развязав в стране одну из самых жестоких репрессивных кампаний, сопровождавшихся пытками и убийствами. Мало-помалу, распутывая клубки связей арестованных, правительству удалось схватить практически всех участников и руководителей «Операции Синий Кит».

Таким образом, баланс этой блестяще проведённой операции, благодаря сотням арестованных властями боевиков M-19, среди которых было несколько ключевых руководителей герильи, а так же тысячам единиц изъятого оружия, всё-таки склонился в сторону государственной машины.  

Помимо «Операции Синий Кит», в течение второго полугодия 1981 года M-19 осуществила ещё одну свою широко известную операцию, смысл которой заключался в покупке на европейском чёрном рынке огромного количества оружия и боеприпасов и дальнейшей переброской его морским путём в Колумбию.

Эта последняя операция стоила M-19 громадных денег: на неё ушло более миллиона долларов, из которого 800 тысяч внесло непосредственно «Движение 19 апреля», а остальные двести тысяч были получены со стороны других колумбийских партизанских групп, так же остро нуждавшихся в оружии и амуниции.

Столь активная деятельность по поиску оружия объяснялась тем, что, перейдя к стратегии «быстрой сельской герильи», организация стремилась вооружить как можно больше своих членов, а так же сочувствующие сектора крестьянства и братские организации (такие, как «Вооружённое Движение Кинтин Ламе»), дабы расширять политику дестабилизации.

В тот момент, когда M-19 исполнило свою первую операцию на сельском фронте, в её распоряжении имелось около трёхсот мужчин и женщин, вооружённых исключительно старыми ружьями или вообще самодельными орудиями, сфабрикованными из труб. Южный Фронт, несмотря на своё громкое название, имел лишь три винтовки. Парадокс заключался в том, что в этот же момент в руках движения сконцентрировались значительные денежные суммы, полученные путём похищений и ограблений банков. Эти средства решено было пустить на приобретение оружия за рубежом с последующей переправкой его в Колумбию по морю, на закупленном специально для этой цели судне.

Отношение к осуществлению этой акции со стороны M-19 было откровенно разгильдяйским: полагая, что самой важной частью её является непосредственная сделка, руководители совершенно не позаботились о найме опытного экипажа, об оплате портовых расходов, о снабжении судна хорошим мотором, об изготовлении фиктивной документации и т.д. Операция была полна ошибок, ошибок диких и совершенно инфантильных. К примеру, сами участники рейса вообще ничего не смыслили в морской административной работе, что явствует из следующей декларации:

«Я не преувеличиваю, когда говорю, что мы, например, вообще не знали о том, что простое пребывание «Карины» в доке требовало каждодневной и весьма высокой оплаты. Мы не ведали про платные услуги поставщиков пресной воды и продовольствия, про услуги прачечной, про необходимость закупки амортизирующих материалов. Т.е. запчастей, такелажа, цепей, канатов, дерева… Или что каждая дозаправка будет стоить нам двенадцать тысяч долларов».

Батеман, со своим весёлым характером и спокойным методом решать любые проблемы, сопровождал весь ход операции. После того, как кончились выделенные организацией деньги, он с энтузиазмом принялся изыскивать новые средства для того, чтобы завершить начатое.

Участники операции подвергались нападениям со стороны пиратов, терпели убытки от воровства в портах, вынуждены были откупаться от таможенных чиновников, а кроме того, понесли огромные расходы от аварии судна, так как по достижении берегов Панамы, более-менее опытная команда матросов списалась с судна и непосредственно в Колумбию его должны были вести сами члены M-19. Что из этого получилось, известно – недалеко от побережья «Карина» села на мель.

Потратив на ремонт последние деньги, партизаны решили доставлять оружие на родину по частям, используя более мобильный моторный катер, но и он потерпел крушение. Для спасения операции, герильерос сумели угнать другое судно под названием «Zar», на котором часть оружия была успешно переброшена в колумбийский департамент Гуахира.

Однако удачной эту операцию назвать никак нельзя. Расходы и длительность операции в разы превышали все предварительные расчёты. Организационные ошибки множились по мере приближения к берегам Латинской Америки в геометрической прогрессии. В итоге, к колумбийскому побережью было переправлено лишь 25% изначально имевшегося груза: то самое оружие, которое было перевезено в Гуахиру. Чуть позже, весь этот багаж был переброшен с помощью украденного самолёта «Aeropesca» в департамент Какета, где действовал Южный Фронт организации. Совершив аварийную посадку на реке Ортегуаса, партизаны сумели передать своим сельским соратникам около 300 винтовок FAL и тысячи патронов к ним. Однако ещё свыше 250 винтовок попали в руки армейских патрулей, с которыми разгрузочная команда случайно столкнулась в окрестностях реки.

Само судно «Карина» не вызывало никакого доверия ещё на стадии пребывания в различных панамских портах. К этому добавлялась катастрофическая нехватка топлива, а так же то, что некоторые участники операции уже начали распространяться о том, что трюм корабля заполнен оружием. Поэтому колумбийские пограничные службы были заранее осведомлены о таинственном грузе, и как только отремонтированная «Карина» пересекла Панамский канал, начали её преследование. Стремясь предотвратить катастрофу, партизаны попытались пристать к берегу залива Сан-Хуан на Тихом океане, дабы выгрузить здесь оружие, однако недалеко от Пунта Чарамбира, департамент Чоко, «Карину» перехватил пограничный катер колумбийских ВМС «Себастьян де Белалкасар». После двухчасовой морской погони, сопровождавшейся артиллерийской и автоматной стрельбой, Батеман отдал приказ потопить корабль со всем его грузом, дабы он не был захвачен властями.

С момента отплытия «Карины» из ФРГ 4 июля 1981 года и все последующие 4 месяца, операция сопровождалась бесчисленными проблемами. Неопытность экипажа, огромные траты на всём пути и множество военных и организационных ошибок, привели не только к практическому краху, но и падению морального и политического авторитета организации. Если бы M-19 удалось исполнить задуманное мероприятие, оно бы стало одним из самых важных шагов на пути к стратегическому увеличению боевой мощи организации, к ошеломительному расширению внутреннего колумбийского конфликта; к превращению M-19 в наиболее мощную вооружённую организацию страны.

Провал рейса «Карины» стал вторым мощным ударом по престижу движения за последние полгода, поскольку в апреле 1981 года армия уже захватывала грузовик, доверху заполненный оружием. Оно было необходимо партизанам для исполнения оккупации города Мокоа, столицы департамента Путумайо, известного во всей Колумбии как житница «чонтадурос», - плодов персиковой пальмы. Поэтому руководством было решено скрыть оружие под слоем фруктов, что в итоге привело к большой беде: один из патрульных солдат решил полакомиться спелыми фруктами, совершенно случайно обнаружив под ними подозрительные свёртки.


По материалам книги Ginneth Esmeralda Narváez Jaimes «La Guerra Revolucionaria del M-19 (1974 – 1989)».