Страницы

вторник, 24 декабря 2013 г.

M-19. Оккупации и захваты населённых пунктов



3.7. Оккупации и захваты населённых пунктов

M-19, отвергавшее тезис о децентрализации сил, стремилось в определённый момент сконцентрировать всю свою мощь для того или иного действия в том или ином районе страны. Подобного рода точечные удары рассматривались как залог победы над колумбийской армией.

Среди наиболее впечатляющих акций сельского фронта M-19 можно отметить неоднократные захваты и оккупации населённых пунктов, которые сопровождались организацией засад, боестолкновениями с армией, атаками на армейские объекты, блокированием наземных и водных коммуникаций, экспроприациями взрывчатки и денежных средств, а так же угонами судов для транспортировки оружия.


Батеман яростно критиковал традиционную левую герилью за её малую активность и упор на затяжную вялотекущую войну во вьетнамском стиле. Будучи сторонником молниеносной войны, лидер M-19 предлагал в противовес «квиетизму» старой герильи нечто новое – т.е. осуществление демонстративных и широкомасштабных акций в стратегических регионах Колумбии, способных вызвать дестабилизацию как политического, так и военного положения в стране. Для Батемана образца 1983 года сельская военная акция представлялась как консолидация всего военного аппарата движения, у которого за спиной (ещё одно новшество эпохи ухода M-19 в леса) непременно должно стоять массовое вооружённое движение, сельская милиция. Стало быть, необходимо закрепление на территории.

После всеобщей амнистии 1982 года и выхода из тюрем многих старых боевиков, внутри организации развернулись дискуссии на тему того, каким образом принудить правительство Бетанкура к началу диалога с M-19. В итоге руководители сошлись на том, что, в качестве демонстрации силы и военного потенциала организации, необходимо проведение грандиозных операций. В 1983 году 87 колумбийцев направились на Кубу для прохождения военного обучения – специально для того, чтобы по возвращении встать в авангарде новой сельской кампании. Правда, вернувшись на родину, практически все эти герильерос были уничтожены благодаря собственному авантюризму и шапкозакидательству.

Стоит однако заметить, что ещё ранее организация практиковала захваты сёл и даже небольших городков, как это было в случае с захватом Мокоа в марте 1981 года. Однако тогда это были скорее демонстративные акции, в духе «бей-беги». Поэтому многие партизаны стратегического Южного Фронта сопротивлялись новой концепции, принуждающей к закреплению на территории, видя в этом возврат к старым моделям традиционной герильи. Единственными, кто всецело поддержал новую стратегию, являлись бойцы малочисленного тогда ещё Восточного Фронта под командованием Карлоса Писарро.

Верхушка партизанского движения: Иван Марино Оспина, Альваро Файяд, Карлос Писарро и Густаво Карлос Лондоньо

Новая форма сельского действия впервые была применена на практике в ходе захвата Коринто 4 апреля 1984 года, поскольку, выйдя из города, партизанская колонна направилась в Такуэйо (около 30 км от города), где и закрепилась. Вместо того, чтобы бежать, как в старое время, теперь герильерос встретили контрнаступление армии шквалом пуль и артиллерийским огнём, сумев уничтожив все армейские вертолёты.

Кроме того, партизанам удалось захватить армейский радиопередатчик: в итоге, благодаря получаемой информации о перемещении частей врага, герильерос удавалось сдерживать натиск армии в течение трёх дней, не потеряв ни одного бойца со своей стороны.

Месяцем ранее, 14 марта, в день, когда FARC-EP подписали перемирие с правительством, M-19 осуществило захват города Флоренсия, инициировав кампанию борьбы за установление национального диалога и всеобщее перемирие. Операцией во Флоренсии M-19 бросало вызов FARC-EP, нарушившим партизанское единение своим односторонним договором с властями. В этой борьбе позиции M-19 поддержали маоисты из EPL, с которыми движение создало тактический альянс посредством подписания «Совместной Декларации» о стремлении к подлинному миру и демократии.

Операция во Флоренсии примечательна тем, что впервые колумбийская герилья сумела захватить не просто город, а столицу департамента. Здесь был атакован Батальон Хуанамбу, укомплектованный, в большинстве своём, сотрудниками антипартизанских отделов армии, к которым прибыло подкрепление из порядка 400 полицейских агентов. Наступление всего лишь 150 герильерос можно считать вполне успешным, так как фактически батальон был рассеян, и лишь спустя 3 дня командованию удалось перегруппировать силы и начать контратаку.

Город оказался в руках M-19. Был захвачен дворец губернатора, мэрия, тюрьма, откуда освобождены 130 заключённых и экспроприировано большое количество оружия, а так же все полицейские участки, архивы которых партизаны уничтожили. Так же без особого труда были захвачены два колледжа: бойцы просто навели на них несколько миномётов, вызвав ужасную панику среди учащихся. Колледж «De la Salle» был взят потому, что представлял собой стратегическую позицию для дальнейшей атаки на расположение армейского батальона, планомерно расстреливаемого из автоматов и лёгкой артиллерии. Единственными объектами, которые не подлежали занятию в соответствии с генеральным планом, являлось местное отделение «Telecom» и центральная радиостанция Флоренсии, панически сообщавшие на всю страну о переходе департамента в руки партизан.

Спустя три дня, когда армейские части двинулись в контратаку, бои на улицах вспыхнули с новой силой. Правда, теперь к партизанам присоединились не только освобождённые ими заключённые, но и некоторая часть гражданского населения. Однако в целом народ был запуган воинственными действиями герильерос, что грозило организации потерей популярности.

После захвата Флоренсии и Коринто, движением было проведено ещё несколько масштабных акций демонстрации силы, таких как подрыв заминированного автомобиля близ расположения Батальона Пичинча в Кали, нападение на Инженерный Батальон в Пальмире и захват редакции газеты «El Bogotano».

Стратегия захвата больших и малых городов с закреплением там на некоторое время, действительно приводила в замешательство командование колумбийской армии, привыкшее сражаться с мелкими группами традиционной герильи в наиболее труднодоступных местах страны. Тем не менее, даже эти атаки M-19 не оставались без ответа: тактические победы организации оборачивались для неё стратегическими поражениями, ибо каждая подобная триумфальная операция влекла за собой очередной виток «грязной войны». Армия и полиция, а так же возникшие в ту эпоху парамилитаристские формирования ультраправых, беспощадно, и без всякого суда расправлялись с десятками настоящих и мнимых членов M-19.

После подписания перемирия с правительством в августе 1984 года, именно армия и парамилитарес всеми силами старались нарушить шаткий мир. Одним из проявлений этого фанатичного стремления стала т.н. Битва в Ярумалес в декабре 84.

В ходе мирных переговоров с правительством в Коринто, руководитель Восточного Фронта Карлос Писарро, расположился со своими силами неподалёку, в местечке Ярумалес. Стремясь сорвать процесс урегулирования, в тот момент, когда ещё продолжались двухсторонние консультации, армия и парамилитарес окружили лагерь партизан, по-видимому, намереваясь полностью уничтожить его. M-19 не стало ждать разгрома: используя тактику активной защиты, герильерос, которых насчитывалось около 180 человек (но лишь 60 из них были вооружены), нанесли удар по вражескому кольцу. 22 дня интенсивных боёв закончились блестящей и неожиданной для всех победой партизан. Фактором, решившим исход этой битвы, стало оперативное прибытие с Южного Фронта девяти десятков бойцов подкрепления, которые ударили в тыл наступающей армии. В первый раз в истории Колумбии повстанцы, уступавшие армейским частям как в количественном, так и в материальном отношении, одержали столь громкую победу.

Более того: организация одержала и политическую победу, продемонстрировав, с одной стороны, своё истинное стремление к миру, а с другой – лицо подлинных виновников «грязной войны», -  безумных генералов и их фашиствующих последователей в средних слоях армии и парамилитаристских группировках. В глазах общества партизаны предстали людьми доброй воли, готовыми к диалогу, тогда как армия – сборищем оголтелых реакционеров, наносящими удар в спину мирному процессу.

Несмотря на столь весомую победу на сельском фронте, M-19 не сумело остановить процесс прогрессирующей деградации своих сил, который был дополнен систематическими ударами репрессивных органов государства. В конечном итоге, ко второй половине 80-х годов городская структура организации, - колыбель M-19, - фактически прекратила своё существование. Поражение на селе было лишь вопросом времени.


По материалам книги Ginneth Esmeralda Narváez Jaimes «La Guerra Revolucionaria del M-19 (1974 – 1989)».