Страницы

понедельник, 31 августа 2015 г.

Политическое образование





Выживание в ожидании революции. История Партии Черных Пантер

Пол Алкебулан



2.5. Политическое образование

Обязательное политическое образование, приобщение масс к классовым позициям пролетариата, являлось неотъемлемой частью социального проекта BPP. Фактически, политическое образование партийных кадров началось ещё в 1966 году, когда Сейл и Ньютон тщательно изучили записи речей Малькольма Икса, а так же труды Франца Фанона и Мао Цзедуна. Однако же, массовое политическое образование членов «Пантер» тогда носило весьма условный характер. Лишь в 1968 году были учреждены политические курсы, на которых партийным активистам зачитывали с пояснениями цитаты председателя Мао и «Очерки Министра Обороны» Хью Ньютона.

В тот же момент в газете «Чёрная Пантера» был опубликован список литературы, куда вошли произведения Герберта Аптекера, Базиля Дэвидсона, Джона Хоупа Франклина, Уильяма Паттерсона и Ван Вудворта. Правда, было непонятно, что это: рекомендованные для изучения партийцами труды, или же литература для широкого круга читателей, стремившихся расширить круг своих знаний об истории афроамериканского сообщества.


Опыт политического образования Билли Дженнингса был характерен для многих членов «Чёрных Пантер», присоединившихся к партии в 1968 году. Дженнингс получил предложение присоединиться к BPP после посещения партийного офиса в Восточном Оклэнде. В течение шести недель он числился кандидатом: за это время он должен был увеличить свои знания до уровня, позволявшего ему продемонстрировать понимание философии партии и истории. Дженнингс вспоминал, как Уэнделл Уэйд и Лэндон Уильямс, преподававшие политическую грамоту, вручили ему список книг и сказали, что он должен посвящать самообразованию не менее двух часов в день.

Политическое образование кадров было окончательно оформлено в систему лишь в 1969 году, когда Бобби Сейл ввёл обязательное политическое обучение для партийных кадров по всей стране для того, чтобы улучшить понимание революционной теории и, как производное от этого – улучшить дисциплину. Занятия проходили еженедельно и на них обычно изучались статьи партийной газеты и выдержки из трудов всё того же председателя Мао, посвящённые дисциплине и злу капитализма.

Заметим, что в 1969 году каждый член партии был снабжён в обязательном порядке «маленькой красной книжечкой» Мао Цзедуна; отпечатанная в мини-формате, она помещалась в заднем кармане штанов, и каждый партиец в любой момент был готов извлечь её для того, чтобы разъяснить слушателям некоторые идеологические вопросы.

Газетные материалы, ориентированные на освящение той или иной кампании, обычно зачитывались вслух руководителем курсов, после чего слушатели задавали ему интересующие вопросы, посвящённые прослушанной статье.

Между тем, Ассата Шакур, участница нью-йоркского отделения «Пантер» вспоминает, что большинство политических занятий, на которых она присутствовала, были посвящены заучиванию лозунгов из цитатника Мао без действительного понимания их смысла. Эту порочную практику, действительно имевшую место быть, как правило разрушали более политически подкованные партийцы, оттеснявшие бестолковых преподавателей и берущие на себя их роль.

Другим тревожным фактором был некритичный догматизм. Та же Шакур вспоминает о том, как африканские товарищи преподнесли BPP партию календарей с фотографиями африканских герильерос, стремясь заручиться международной поддержкой делу освобождения Чёрного Континента. После того, как в 1971 году партия перешла на позиции «интеркоммунализма», партийный офицер выбросил календари из отделения. По его словам, он посчитал неправильным хранить эти агитационные материалы в офисе, поскольку интернационализм теперь не соответствует партийной линии.

Шакур так же утверждает, что на занятиях активисты получали элементарные знания о программе и философии партии, а так же освящались некоторые вопросы марксисткой доктрины. Никакого особенного упора на историю афроамериканской общины, по её словам, в политических занятиях не было. Возможно, эти вопросы рассматривались вне установленной программы, и зависели от просвещённости самого преподавателя.

На самом деле, такие «внеклассные» темы, посвящённые вопросам афроамериканской истории, квалифицировались руководством как мелкобуржуазный или националистический уклонизм. Шакур вспоминает, что множество рядовых активистов, прекрасное знавших работы Мао или Фанона, совершенно никогда не слышали таких имён, как Гарриет Тэбман, Маркус Гарви или Нет Тёрнер, этих столпов истории афроамериканской общины.

В общем, проблема политического образования была гораздо сложнее, нежели казалось вначале. Программа политических курсов BPP не оправдала ожиданий руководства потому, что большинство рядовых активистов имели за плечами лишь начальную школу и не были подготовлены для критического мышления. Бобби Сейл признал эту трагическую реальность в 1973 году, когда заметил, что «многие наши люди» еле-еле умеют читать и считать. В связи с этим, Сейл рекомендовал разделить коллективы политического обучения на две группы – продвинутую, способную впитывать всю необходимую информацию, и дополнительную, которая требовала более чуткого подхода, потому что «большая часть товарищей из этой группы даже не окончили среднюю школу».

Помимо партийного образования, BPP проводили так же политические занятия и для членов сообщества, где ораторы разъясняли в общих чертах программу 10 пунктов, цели и задачи различных кампаний, а так же рассматривали актуальные события.

Одной из особенностей программы политического образования было то, что любой рядовой активист, и даже вовсе не член партии, на основе полученных знаний, мог написать статью для партийной газеты, посвящённую идеологии или философии BPP. Помимо этого рядовые «Пантеры» составляли опусы, посвящённые чёрному сопротивлению, осуждению американской внешней политики или культурному национализму. Таким образом, рядовые и сочувствующие BPP ощущали сопричастность к формированию политической линии «Чёрных Пантер», что весьма укрепляло коллективизм и поднимало внутренний моральный дух.

Что касается партийного руководства, то и здесь была введена специальная расширенная программа обучения, которая в 1970 году преобразовалась в идеологический институт BPP, основной целью которого являлось углублённое изучение марксизма и методов улучшения внутреннего функционирования.