Страницы

понедельник, 14 декабря 2015 г.

ЭТА.2.Начало большого пути



2. Начало большого пути

В январе 1959 года выходит коммюнике, в котором впервые фигурирует новый символ борьбы баскского народа – аббревиатура ЭТА. Однако в следующие месяцы никакими конкретными действиями эта новая формация себя не проявляла - возникло даже впечатление, что ЭТА не более чем фантом. Лишь в конце июля того же года организация выпускает открытое письмо к Хосе Антонио Агирре, председателю кочующего Баскского Правительства в изгнании, уведомляя того о создании новой группы и выказывая уважение объективной позиции Агирре во время конфликта внутри EGI. Именно это письмо, а так же попытки нкоторых экспертов связать рождение ЭТА с религиозным праздником в честь Святого Игнасия, долгое время являлось причиной ошибочного мнения, гласящего, что ЭТА возникла в июле 1959.

Новая организация наследовала часть структуры EGI вместе с её членами и материальными ресурсами. Приём новых активистов так же не был прекращён, но теперь организация отказалась от ранее культивируемых жёстких требования к неофитам по части культурно-политического образования, оставив лишь кратковременные предварительные курсы изучения мер безопасности и жизни в подполье. Ибо теперь эффективная нелегальная деятельность стояла в центре внимания организации: избавившись от опеки НБП, ЭТА рассматривала вооружённую борьбу как вполне жизнеспособный метод завоевания власти, создав ради этих целей даже внутреннюю «Группу Действия» (Ekintza Adarra). Помимо этого эмбриона вооружённого аппарата, организация подразделялась на пять специальных отделов: Секретариат, Культура, Пропаганда, Легальное Действие и Группы.


В течение первых лет своего существования ЭТА использовала в качестве основного учебного пособия так называемую «Белую Книгу»; 150-страничный буклет, опубликованный в начале 60-х, содержавший в себе ряд текстов Ekin, а затем дополненный документами, разработанными непосредственно теоретиками ЭТА. Изучая книжку, мы можем констатировать, что идеология этой ранней организации базировалась на трёх фундаментальных принципах:

чрезмерный патриотизм и восхищение борьбой народов за своё освобождение (в первую очередь, борьбой ирландцев против британского владычества), сочетавшийся с отголосками расизма «классического» баскского национализма;

жгучая решимость бороться за освобождение вплоть до применения самых радикальных средств и принесения самых грандиозных жертв;

более прогрессивная, нежели у НБП, социальная программа, которая, тем не менее, дистанцировалась от любых коммунистических тенденций, открыто их критикуя.

Нужно указать, что на первом этапе своей борьбы, ЭТА не стремилась подчеркнуть своё авторство в исполнении тех или иных пропагандистских акций, наиболее популярной из которых в те годы являлось нанесение на стены цветов «икуриньи» (баскского флага), предпочитая действовать анонимно, от лица единого Баскского Сопротивления. Поэтому полиция, не знавшая ещё об учреждении новой организации, относила значительно участившиеся пропагандистские кампании на счёт молодёжного крыла НБП. Этому содействовали и сами «этаррас», которые, попадая в лапы властей, в соответствии с внутренними инструкциями отрицали сам факт существования ЭТА.

Начав с размещения флагов и росписи стен на довольно «сложных» и тщательно охраняемых объектах (вроде мостов и линий электропередач), ЭТА очень скоро перешла к акциям более изысканного типа. В декабре 1959 организация впервые применяет взрывчатку: три самодельные бомбы были размещены близ представительства Гражданского Правительства в Гастейсе, редакции фалангистской газеты «Alerta en Santander» и полицейского комиссариата в Бильбао. Эти операции, сопровождавшиеся усилением пропагандистской деятельности, спровоцировали полицию на новое наступление против молодёжного крыла НБП, которое считалось автором всего произошедшего. Таким образом, в марте 1960 года за решёткой оказывается множество активистов EGI, среди которых наблюдаются и отдельные боевики ЭТА.

Несмотря на все отпирательства задержанных, факт наличия подпольной организации нового типа не долго удалось содержать в секрете. В мае 1960, благодаря предыдущим оперативным мероприятиям режиму становится известно о существовании таинственной радикальной группы баскских националистов.

Массовые репрессии, отсутствие материальных и технических ресурсов, необходимость укрепления структуры – все эти факторы заставляют ЭТА, после, так сказать, своего боевого дебюта, временно отказаться от осуществления вооружённых акций, сконцентрировавшись на пропагандистских действиях с целью привлечения и отбора новых кадров. Учитывая, что полиции стало известно о наличии в Стране Басков новой структуры, дальнейшая конспирация являлась просто глупой: поэтому с лета 1960 года ЭТА начинает «подписываться» под своими агитационно-пропагандистскими актами. На улицах городов впервые появляются граффити с аббревиатурой ETA.

Период полного отказа от вооружённых действий во имя укрепления структуры длился не очень долго. В июле 1961 года в преддверии грандиозных празднеств в честь 25-летия начала мятежа против Республики (официально именуемого «25-летием Мира»), ЭТА решала исполнить эффектную символическую акцию.

План заключался в подрыве железнодорожных путей, по которым в столицу Бискайи должен был проследовать поезд, заполненный ветеранами-фалангистами, прибывающими к 18 июля на торжественные мероприятия в Сан-Себастьян. Но из-за отсутствия взрывчатки, «этаррас», не мудрствуя лукаво, просто решили вынуть часть шпал на железнодорожном пути вблизи города. Акция не предусматривала кровопролития, поскольку разрыв был организован на участке, где поезд замедлял скорость. В итоге, поезд с ветеранами не сошёл с рельс, хотя и сильно накренился, проезжая по деформированным рельсам. В этот же самый момент в самом Сан-Себастьяне боевики ЭТА сожгли три громадных испанских флага, вывешенных в честь праздника.

Результатом всех этих в общем-то безобидных акций стала новая волна франкистского террора, накрывшая Страну Басков в следующие три месяца. Почти 200 человек было арестовано во время ночных рейдов. По большей части, все они были подвержены пыткам, после чего переправлены в Мадрид в товарных вагонах. Правда, из этого числа, только 29 человек будут официально арестованы, и лишь шестеро предстанут перед судом, став первыми жертвами специального Военного Трибунала, приговорившего их 28 октября 1961 года к срокам от 5 до 20 лет тюрьмы.

Репрессивная кампания 1961 года нанесла серьёзный удар по структуре. Мало того, что первые боевики ЭТА получили реальные сроки заключения, так ещё множество других активистов было идентифицировано. И теперь эти люди неизбежно должны были присоединиться к политической эмиграции, тайно покинув страну. История помнит и имя первого боевика ЭТА, нелегально перешедшего границу с Францией – им стал активист из Бильбао Хон Осаэта, протоптавший тропинку, которая будет использоваться ещё полтора десятка лет.