Страницы

среда, 16 декабря 2015 г.

ЭТА.3.I и II Ассамблеи



После акции 18 июля 1961 и начала полицейских репрессий, активность ЭТА пошла резко вниз. Помимо того, что организации необходимо было оправиться от перенесённых ударов, все имеющиеся силы были брошены на подготовку своего рода общего конгресса организации, который мог бы чётко определить идеологическую линию и стратегические позиции группы. В конечном итоге, подготовительная работа увенчалась проведением в мае 1962 года в монастыре братьев-бенедиктинцев в Лапурди I Ассамблеи.

Собравшиеся здесь 14 делегатов сконцентрировались на обсуждении преимущественно двух  моментов:


- Организационного, в контексте которого высшим органом управления была признана Генеральная Ассамблея (Biltzar Nagusia), делегировавшая свои полномочия выборному Исполнительному Комитету (Aginte Batzordea или Komite Exekutiboa), осуществляющему управление в период между ассамблеями. Кроме того, основными периодическими изданиями ЭТА были утверждены массовый журнал «Zutik» (Вставай) и внутренний бюллетень «Kemen» (Мужество). 



- Теоретического, заключавшегося в утверждении в качестве программного документа организации текста «Принципы», отражающего идеологическую позицию ЭТА на момент его составления.

Вкратце, документ состоит из 4 частей:

- Введение: ЭТА характеризуется как Баскское Революционное Движение, борющееся за национальное освобождение, под которым понимается завоевание независимости семи баскских провинций (как на территории Испании, так и на территории Франции);

- Политические требования: ЭТА борется за установление в Стране Басков децентрализованной демократической системы, гарантирующей соблюдение прав человека, защищающей политические свободы от диктаторских тенденций, неважно – исходят ли они из коммунистического или фашистского лагерей. ЭТА принимает концепцию европейского федерализма, построенного снизу, и отвергает клерикализм, расизм и милитаризм;

- Социальные требования: ЭТА отвергает принципы либеральной экономики, признавая приоритет общественного характера собственности. ЭТА выступает за национализацию производственных секторов и плановую национальную экономику. ЭТА выдвигает ряд социальных мер в контексте примата труда над капиталом, таких как увеличение роли профсоюзов в производстве, расширение социального обеспечения и введение прогрессивной налоговой политики;

- Культурные требования: ЭТА видит культуру как краеугольный камень социальной структуры. Поэтому предложен объемистый план улучшений в области народного образования. Признаётся приоритет баскского языка и необходимость его защиты.

Заканчивается документ, отпечатанный на четырёх языках и распространённый в количестве более 30 тысяч копий по всей стране, заявлением о готовности к сотрудничеству с любой силой, борющейся за свободу народов Иберийского полуострова, при условии, что такое сотрудничество не предполагает отказа от фундаментальных целей ЭТА.

Помимо различных политико-идеологических изданий, вроде журнала «Zutik» или издававшихся чуть позже «Тетрадей ЭТА», обязательных к изучению рядовым составом, огромное влияние на формирование изложенной идеологии организации в эту раннюю эпоху оказали две книги.

Первая из них, «Проклятьем заклеймённый», принадлежала перу алжирского философа и борца за национальное освобождение Францу Фанону. Изданная в Париже в 1961 году, книга имела пролог за авторством Жан-Поля Сартра, и была переведена на испанский в 1963. Учитывая недавний успех алжирского Фронта Национального Освобождения, вооружённым путём добившегося независимости от Франции, труд Фанона привлёк всеобщее внимание товарищей из ЭТА. Написанная с неортодоксальных марксистских позиций, книга ставила особый акцент на использовании насилия в деле борьбы за национальное освобождение, критиковала роль элит колонизированных народов в качестве проводника интересов колонизатора (что перекликалось с позднейшей оценкой, данной ЭТА Националистической Баскской Партии), и защищала высокий уровень организации и управления борьбой, что не могло быть реализовано без следования ленинской модели организации. Все эти идеи оказали колоссальное влияние на кадровый состав ЭТА, подкрепив позиции тех, кто заявлял о колониальном статусе Страны Басков.  Впоследствии, эти люди оформились в фракцию «терсермондистов», связывающих борьбу басков с борьбой народов Третьего Мира за национальное и социальное освобождение.

Второй книгой являлась «Васкония» Федерико Крутвига, изданная так же в 1963 году и ставшая настоящей «библией ЭТА». Сей статус, присвоенный испанскими журналистами, но затем подтверждённый и самими «этаррас», подтверждается тем, что книга использовалась во время курсов идеологической подготовки, а организация ещё долгое время содействовала её распространению в обществе. Что касается личности автора, то нужно заметить, что Крутвиг был очень разносторонне развитым человеком: гений лингвистики, владевший более чем дюжиной языков, человек обладавший энциклопедическими знаниями,  он вплоть до 1975 года состоял в самой ЭТА.

Федерико Крутвиг

Организация нашла в «Васконии» ряд оригинальных идей, поскольку целью автора являлось обновление баскского национализма в сторону антиклерикальности и левизны. Не удивительно поэтому, что ЭТА обнаружила в труде Крутвига диалектическое обоснование своих же собственных идей, сформулированных гораздо чётче и яснее.

Стоит отметить, что дебютное издание «Васконии» прошло практически незамеченным. Подлинный успех книге принесла франкистская газета «El Español», обвинившая (тогда ещё совершенно безосновательно) автора в связи с ЭТА и даже приведшая ряд наиболее зажигательных выдержек. Испанское телевидение тотчас же подхватило эту тему, принявшись вопить о «бредовых идеях сепаратизма». Неудивительно, что весь этот истеричный гул вызвал любопытство широких масс к книге и организации, в результате чего журнал «Zutik» вынужден был констатировать, что франкистские СМИ сделали «бесплатную рекламу наших идей».

Другим итогом I Ассамблеи стало избрание ИК, куда вошли Чиллардеги, Патчи Итурриос, Бенито дель Валье, Лопес Дорронсоро, Иригарай и Агине, а так же Хулен Мадарьяга, в качестве руководителя военной работы, и Сабин Урибе, на чьи плечи была возложена миссия снабжения организации первым оружием.

Между тем, репрессивные органы продолжали своё чёрное дело. Бомба, заложенная «этаррас» в августе 1962 года близ летней резиденции Франко Паласио-де-Айете, спровоцировала новый виток полицейского насилия. Вновь десятки задержанных, вновь всплывают факты применения пыток. Вновь среди молодёжи Националистической Баскской Партии раздаются призывы к вооружённому ответу на жестокость полиции. Среди членов EGI растут симпатии в отношении ЭТА, хотя организация пока откладывает вооружённое действие, как по техническим, так и по идеологическим мотивам. Несмотря на то, что организация в своей воинственной риторике часто ссылается на примеры вооружённой борьбы в странах Третьего мира, она ещё не имела твёрдой теории в отношении вооружённого действия в самой Стране Басков. Таким образом, в течение ещё как минимум двух лет вооружённые акции ЭТА будут носить случайный и чисто спорадический характер. Пока наконец из-под пера «этаррас» не выйдет документ «Восстание в Стране Басков».

Окончание I Ассамблеи никак не повлияло на активность организации, сохранявшей прежние весьма медлительные темпы развития. Любопытно, что после окончания одного съезда, тотчас же началась подготовка ко второму: II Ассамблея ЭТА была проведена в марте 1963 в Капбретоне.

На этот раз здесь присутствовало аж 16 человек, среди которых уже были две женщины. А кроме того, съезд посетила делегация из Иппаральде, французской части Страны Басков, которая не должна была остаться неохваченной организационной работой.

Если I Ассамблея была посвящена главным образом идеологическим вопросам, то на второй были подняты конкретные проблемы повседневной работы. Так, решением собрания были утверждены принципы экспансионистской кампании ЭТА. Кроме того, ассамблеей ратифицированы дисциплинарные правила поведения рядовых боевиков, которые, к примеру, включали в себя пункт, обязавший «этаррас» разговаривать исключительно на баскском языке.

Что касается вооружённой борьбы, то было принято решение реализовать в течение года не более двух или трёх акций, сконцентрировавшись исключительно на агитационно-пропагандистской стезе. Что касается военного аппарата, то он так же подвергся реорганизации: вся страна была поделена на шесть зон (herrialdes), во главе которой стояли региональные командующие (herrialde-buru), координировавшее свои действия с военным руководителем (buru-zagi), избираемым на срок от шести месяцев.