Страницы

понедельник, 28 декабря 2015 г.

ЭТА.9.Возврат к активным действиям




ЭТА провела V Ассамблею как организация, ослабленная репрессиями, находившаяся в состоянии внутреннего кризиса, пережившая сразу три раскола, из-за чего были потеряны «обреристская» и «этнокультуристская» фракции, а так же крепкая военная группа. Однако положительной чертой было то, что ЭТА наконец более-менее чётко определила свою идеологическую линию и тактику борьбы, а оставшиеся активисты были полны решимости продолжать войну против франкистского государства. Учитывая, что за прошедшие годы ЭТА зарекомендовала себя как наиболее активная оппозиционная и националистическая сила, «этаррас» смотрели в будущее с оптимизмом.

Первым делом, необходимо было восполнить потери, так как к началу 1967 года ЭТА обладала всего четырьмя десятками профессиональных кадров. Укрепившись на новой платформе, необходимо было привлекать симпатии людей за счёт проведения новых же пропагандистских кампаний.

В течение первых месяцев 1967 года «этаррас» осуществили несколько акций по размещению баскских национальных флагов на различных объектах, а так же установили множество самодельных мемориальных досок, посвящённых жертвам фашистского режима. Кроме того, был подорван телевизионный ретранслятор в Оларису. Понятно, что серию традиционных весенних мероприятий ЭТА так же не могла пропустить. И если очередной «День Нации», собравший в Ируньеа около 30 тысяч человек, прошёл более-менее спокойно, то 1 мая «этаррас» действительно продемонстрировали обществу свой боевой потенциал, спалив несколько полицейских джипов в Бильбао и закидав бутылками с «коктейлями Молотова» полицейский комиссариат в Эйбаре.


Ответ властей был столь же традиционен. Аресты и задержания продолжались всё лето; особенный размах они приняли в июне, когда в Гастейсе была проведена операция против баскского националистического движения, в ходе которой за решётку попали свыше 60 человек – активисты Националистической Баскской Партии, её молодёжного крыла и ЭТА. Тем не менее, невзирая на активность полицейских структур, в июне и сентябре «этаррас» осуществляют два ограбления инкассаторов, пополняя свою исхудавшую казну.

В политическом плане, в течение лета организация занималась кампанией BAI (Batasuna, Askatasuna e Indarra – Единство, Свобода и Сила; bai, в свою очередь, на баскском обозначает «да»). Под этим понимался призыв к манифестации в Урбии 1 октября, в так называемый «День Единства», выдуманный ЭТА, который должна был продемонстрировать единение националистических сил.

После трёх недель усиленной пропаганды, прибывшие в Урбию в назначенный день активисты обнаружили, что городок полностью блокирован полицией. Это не остановило проведение «Дня Единства»: были проведены несколько альтернативных манифестаций в близлежащих деревнях, вроде Толосы, где Гражданская Гвардия арестовала более сотни демонстрантов. И, тем не менее, сотни других всё-таки смогли провести шествие в обозначенной деревне.

Одним из важнейших результатов этого года стало восстановление структуры ЭТА в рабочем движении, которая была разрушена после ухода «обреристов». Но уже спустя несколько месяцев позиции организации в лагере трудящихся начали восстанавливаться, в результате чего так называемый Социал-Экономический фронт, учреждённый V Ассамблеей и предназначенный для развития собственного финансирования и уничтожения финансовых ресурсов врага, фактически преобразуется в Рабочий Фронт, связывающий ЭТА с пролетарскими массами и их борьбой.

На всем протяжении 1967 года ЭТА медленно, но верно развивала свою структуру в лагере трудящихся, осуществляя ежедневную работу по мобилизации и агитации внутри баскских фабрик. На этом поле организация действовала практически открыто, поддерживая нормальные рабочие отношения с оппозиционными профсоюзами, верными Коммунистической Партии.

На другом, боевом фланге, работа так же спорилась. В октябре «этаррас» взорвали памятник генералу Мола в Бильбао, а в декабре совершили подрыв офисов франкистских профсоюзов в Эйбаре и Эльгойбаре. Группа, осуществившая последнюю акцию, при отходе была блокирована патрулём Гражданской Гвардии, но сумела уйти, оставив на память в корпусе своего автомобиля 59 пуль, выпущенных франкистами; учитывая столь интенсивную стрельбу, чудом никто из пассажиров не пострадал. 7 ноября 1967 года в засаду во время пересечения границы в Дерио попал и фактически основной руководитель ЭТА «Чаби» Эчебаррьета: завидев его, полицейские открыли огонь, однако тому удалось скрыться. Члены Гражданской Гвардии взяли под контроль участок границы, надеясь подкараулить Эчебаррьету в момент возвращения. Спустя 2 дня гвардейцами по ошибке был застрелен местный юноша, которого приняли за беглого главаря ЭТА.

Довольно долгое затишье, нарушенное лишь изданием 48 номера журнала «Zutik» (для изготовления 20-тысячного тиража несколько «этаррас» работали в течение трёх месяцев на двух печатных станках, имевшихся в наличии), продолжалось вплоть до марта 1968, года после очередного ограбления в Аречабалета полиция развернула масштабную операцию против ЭТА. В Гастейсе после продолжительной перестрелки был схвачен Сабин Арана, ответственный за зону Араба. Более сотни других были арестованы в различных местах страны. Нескольким десяткам удалось скрыться, в том числе и с применением оружия: в течение нескольких дней были зафиксированы три крупные перестрелки между «этаррас» и полицией в Бильбао и Эйбаре.

Ко всем задержанным применялись пытки: к примеру, у того же Сабина Араны были порваны несколько ногтей, Хабьер Бареньо в результате избиений потерял слух на одно ухо, а ещё одному арестованному озверевшие полицейские выкололи глаз. Короче говоря, в результате этой наиболее масштабной операции организация потеряла множество своих кадров и часть материальной структуры.

Так же в марте ЭТА заложила бомбу в офисе газеты «El Correo Español» в Бильбао, отличавшейся особо яростными нападками на националистическое движение и принадлежавшей клану Ибарра, одной из мощнейших олигархических семей Страны Басков. Вслед за взрывом, принесшим значительный материальный ущерб, организация распространила призыв к всеобщему бойкоту издания. В конце апреля двое «этаррас» были ранены (а затем и арестованы) в результате самоподрыва бомбы, которую они намеревались заложить в офисе той же газеты в Эйбаре.

К бойкоту тотчас же присоединилась Националистическая Баскская Партия, чьё молодёжное крыло, Euzko Gaztedi Indarra, совершенно неожиданно осуществило весьма радикальный выпад, заложив несколько фугасных снарядов на трассе велогонки Тур де Эспанья, основным спонсором которого являлось издание.

Между тем, близилось время перелома. В первых числах 1968 года начальник полиции Бильбао, заявил, что «мы объявляем ЭТА войну». В ответ на это в марте того же года организация выпускает манифест под редакцией «Чаби» Эчебаррьета, в которой тот довольно иронично отчитывается о росте влияния и активности ЭТА за прошедший год на всех фронтах более чем в пять раз. В завершении Эчебаррьета подчёркивает, что заявления полиции являются подтверждением правильности избранной организацией революционной линии.

Несколькими неделями спустя после публикации манифеста, борьба в Стране Басков перейдёт в новую фазу. И связано это будет с гибелью автора воззвания, «Чаби» Эчебаррьета, в столкновении с Гражданской Гвардией.