Страницы

пятница, 18 мая 2012 г.

Fuerzas Populares de Liberación


После крестьянского восстания 1932 года, возглавленного Коммунистической Партией Эль Сальвадора, правительством было убито более 30 тысяч рабочих и крестьян, в том числе, и руководители мятежа – коммунисты Фарабундо Марти, Луна и Сапата. После подобного краха всех надежд, КПС окончательно отказывается от вооружённой борьбы как стратегии захвата власти. Отныне доминантной партийной идеей становится постепенное накапливание сил, сопровождающееся массовой борьбой, главным образом – мирного невооружённого характера.

Триумф Кубинской Революции породил расширение внутри сальвадорской левой дискуссий о необходимости пересмотра прошлых программ борьбы, о принятии новых стратегий для завоевания власти. В ходе данных диспутов в среде коммунистической молодёжи вперёд выдвигается концепция вооружённой борьбы как метода захвата государственной власти непосредственно народом.


Однако, несмотря на столь воинственные выводы, вооружённое действие по-прежнему отодвинуто на задний план в угоду мирной политической работе: заявляется, что вооружённая борьба необходима лишь в период решающих боёв за власть посредством всеобщего вооружённого восстания.

Но прежде необходима «организация рабочего класса в городе и на селе, создание профсоюзного единства, союза рабочих и крестьян, альянса с широким представительством различных народных секторов».

Кубинская Революция доказала, что для начала вооружённой борьбы нет необходимости дожидаться созревания всех объективных революционных условий.

Что необходима лишь организация революционеров, готовых к развитию беспощадной борьбы.

Что вооружённая борьба напрямую связана с другими формами политической борьбы масс, что она ускоряет создание и развитие революционных структур, ускоряет рост революционного сознания массовых секторов.

Что вооружённая борьба закладывает базовый элемент для развития революционных сил, позволяющий ускорить процесс изменения соотношения военных и политических сил в пользу революционного лагеря.

В связи со всем этим, со всех сторон раздаётся критика в адрес КПС и её профсоюзного движения, критика методов политической борьбы этих структур, критика тактики и стратегии, используемой коммунистами на протяжении долгих лет после подавления крестьянского восстания. Очевидно, что разрыв между новым поколением революционеров и старой коммунистической гвардией был неизбежен. И такой разрыв окончательно оформился несколькими месяцами спустя после всеобщих выборов и «футбольной войны» с Гондурасом.

Таким образом, в 1970 году в стране возникают первые подпольные военно-политические организации, проповедовавшие концепции народной вооружённой борьбы (революционной герильи). Центральноамериканское революционное движение делает качественный скачок вперёд.

Родившись 1 апреля 1970 году как группа коммунистов-диссидентов, «Народные Силы Освобождения» избрали для достижения своих революционных военно-политических целей стратегию затяжной народной войны, комбинацию политической и военной работы, открытой и секретной деятельности.

На первом этапе стратегии народной войны перед FPL стояла задача вовлечь эксплуатируемые народные массы в процесс широкого осуществления революционного насилия. Таким образом, подняв на должный уровень революционное сознание масс, можно было бы приступать к формированию вооружённых сил народа, народной армии.

За время своего существования FPL пережили несколько фаз развития:

1. 1970-1974: развитие военно-политической стратегии, демонстрировавшей, что в Эль Сальвадоре существуют условия для начала и успешного развития революционной вооружённой борьбы нового формата, совмещающего в себе все формы борьбы. Именно на этом этапе, помимо непосредственно вооружённого аппарата (Народные Вооружённые Силы Освобождения – Fuerzas Armadas Populares de Liberacion) , был организован массовый фронт – «Народное Сражающееся Движение» (Movimiento Popular Combativo), которое в 1974 году вошло в «Народный Революционный Блок» (Bloque Popular Revolucionario), осуществлявший борьбу за сиюминутные требования масс, а так же занимавшийся развитием гражданской самообороны.

Неудачи в подготовке партизанской войны в сельской местности, приводит к тому, что Сальвадор Каэтано Карпио (Команданте Марсиаль) принимает решение о приоритетности создания городской армии. В урбанизированном Эль Сальвадоре, в маленькой стране без высоких и труднопроходимых гор, только в городских условиях возможно создание революционной армии. «Пригородная герилья» (термин, введённый самим Каэтано Карпио) и вооружённая деятельность в сельской местности при этом отходят на второй план.

Сальвадор Каэтано Карпио
Эта фаза развития FPL обозначилась, главным образом, активизацией вооружённой борьбы в городе, исполнением ряда саботажных акций и нападений на полицию.

Помимо этого, на данном этапе были заложены основы будущей пропагандистской работы: началось издание журнала «El Rebelde», чуть позже была налажена работа «Radio Farabundo Marti». В дальнейшем, уже в годы гражданской войны, FPL приняли участие в организации международного информационного агентства «Prensa Salpress», а так же в деятельности «Института Кинематографии Революционный Эль Сальвадор» (El Instituto de Cine El Salvador Revolucionario).

2. 1975-80: рост массового фронта практически останавливается, ввиду чего на первый план выходит непосредственно вооружённая борьба недовольных правительством народных масс за свержение капиталистической диктатуры и строительство нового социалистического общества. Посредством координации как массовых, так и вооружённых действий с другими революционными структурами страны, FPL вступает на путь непосредственной борьбы за власть.

3. 1981-92: в начале 80-х ситуация в Эль Сальвадоре окончательно скатывается к революционной войне, фактическое начало которой было положено генеральным наступлением герильи 10 января 1981 года. Активнейшее участие в конфликте принимают и FPL, интегрировавшиеся в FMLN.

С 1970 по 1980 организация накопила значительные силы, сумев консолидировать боевые единицы городской герильи с первыми в стране отрядами сельских партизан, получившими название «Народной Армии Освобождения» (Ejercito Popular de Liberacion), и действовавшими совместно с крестьянской милицией (Milicias Populares de Liberacion). Именно эти силы и стали авангардом январского наступления, которое ознаменовало собой конец системы, базировавшейся на многочисленных военных диктатурах, насаждаемых Соединёнными Штатами на протяжении долгих лет существования страны.

 
В 1983 году организация пережила серьёзный кризис, связанный с загадочной гибелью в Манагуа команданте Анны Марии (Мелида Анайя Монтес), второго человека в иерархии FPL. Несправедливо обвинённый в устранении идеологического конкурента, генеральный секретарь FPL Сальвадор Каэтано Карпио, так же проживавший в столице Никарагуа, 12 апреля (спустя 6 дней после гибели Анны Марии), покончил жизнь самоубийством.

Команданте Анна Мария
Внутри организации начинается разлад. Изначально ориентировавшийся на Москву и страны соцблока, Каэтано Карпио установил в FPL железную дисциплину, нещадно вытравливая из своих соратников «мелкобуржуазные предрассудки». И теперь, после смерти генерального секретаря, вскрылись многочисленные диссидентские группы, наперебой выражавшие собственные позиции, касавшиеся дальнейшего развития организации.

Единство внутри FMLN, и так первые четыре года войны представлявшее собой лишь громкий лозунг, в связи с внутренним кризисом FPL вообще оказалось на грани краха.  Различного рода внутренние дискуссии, то затухавшие, то вспыхивавшие с новой силой, вплоть до 1988 года сотрясали внутреннюю структуру «Народных Сил Освобождения» и FMLN.

4. 1992-95: после подписания мирного соглашения и начала борьбы за восстановление страны, FMLN трансформировал свой военный аппарат в политическую партию, принявшую участие в 1994 году в первых свободных выборах, на которых фронт завоевал второе место.

9 декабря 1995 года в Финка Эль Эспино состоялся последний конгресс FPL, на котором было принято решение об окончательной интеграции военных и милицейских сил организации во Фронт Национального Освобождения. Таким образом, 25-летняя история FPL окончательно закончилась полным присоединением к революционной партии.