Страницы

четверг, 31 мая 2012 г.

История VPR. Глава 11.


11. Планы

VPR начал 1970 год вооружённый политической линией, сформулированной на своём последнем конгрессе в ноябре прошлого года.

В январе Главное Командование выпускает «Коммюнике №3», в котором анализирует ситуацию в стране, левом лагере и организации, а так же излагает план работы на этот год. В это же время опубликованы два документа, утверждённые конгрессом, объединённые под единым заглавием «Вооружённая Пропаганда».


После «избрания» новым президентом Бразилии генерала Эмилиу Гаррастазу Медиси («невыразительного представителя военщины») и нового правительства («наиболее слабого с 1964 года»), VPR определяет своего нового врага – буржуазию.

Привилегированность вооружённой борьбы как единственного метода захвата власти ставит перед организацией две фундаментальные задачи 1970 года: расширение вооружённой пропаганды и начало сельской герильи.

Для VPR агитация и пропаганда не была просто актом, демонстрирующим народу необходимость революции. Она являлась своеобразным катализатором, приводящим в организацию новые революционные кадры, привлечённые лихими налётами и демонстративными атаками для того, чтобы расширять с их помощью акции вооружённой пропаганды. Действие ради действия, замкнутый круг.

VPR делил операции вооружённой пропаганды на три типа:

- «акции, приобретающие широкую известность на национальном уровне»;

- «акции, приобретающие известность на местном уровне»;

- «акции, приобретающие известность внутри авангарда, такие как освобождение арестованных, казни палачей и садистов режима и т.д.».

Казни руководство организации, в свою очередь, подразделяло на убийства служителей режима и убийства предателей. Обязательным, в данном случае, являлся приговор «революционного трибунала», который может и не зависеть от самой организации.

Что касается сельской герильи, VPR планировал её развитие в трёх фазах:

- подготовка кадров и территории будущей войны;

- установление «тактического района», где должны развиваться нерегулярные партизанские группы;

- формирование Мобильной Партизанской Колонны, которая является эмбрионом будущей армии.

В письме «К Товарищам из Боевых Групп» от 7 января, Карлус Ламарка утверждает, что «вопросом дня является обострение борьбы на всех уровнях, во всех местах».

Для реализации этих амбициозных планов, VPR предпочитает быть динамично развивающейся организацией, что позволяет, с большей лёгкостью, действовать базовым группам без препятствий со стороны всей структуры, без ненужных бюрократических и логистических барьеров.

К тому моменту Главное Командование составляли Карлус Ламарка, Владислав Довбор и Мария Карма Бриту. Напрямую ГК подчинялись «Боевые Единицы» в штатах Гуанабара, Сан-Паулу и Риу-Гранди-ду-Суль. Несмотря на приказы центра о формировании Городского и Сельского Командования в регионах, в большинстве штатов они не были образованы, и руководство боевыми группами находилось в руках членов самих боевых групп.

В Гуанабаре имелось две «Боевые единицы». Одна, носившая имя «Жуан Лукас Алвис» (UC/JLA) находилась под командованием бывшего армейского сержанта Жозе Рональду Тавареса де Лира, и имела две базовые группы. Эта структура обладала достаточной долей автономии, выражавшейся в строительстве собственной логистики: печатного, документального, разведывательного и медицинского секторов.

Вторая «Боевая Единица», находившаяся в зачаточном состоянии, была известна под именем «Северину Виана Колоу». Руководство структурой осуществлял Эрберт Эустакио де Карвалью, бывший студент-медик, хиппи и выходец из COLINA. Укомплектованная, главным образом, студентами начальных курсов, она была известна лишь исполнением мелких акций. Тем не менее, и эта UC имела две базовые группы.

В Сан-Паулу существовала всего одна «Боевая Единица», координировавшаяся Жозе Раймунду да Костой, объединявшая около 20 боевиков.

В Риу-Гранди-ду-Суль так же имелась всего одна боевая группа – «Мануэль Раймунду Суарес» (UC/MRS) под руководством Феликса Сильвейры Роза Нету.

Помимо работы в городе, с началом нового года VPR дал ход интенсивной деятельности в сельской местности, которую возглавлял лично Ламарка. Для начала было организовано военное обучение в Вале ду Рибейра, регион Рижистру штата Сан-Паулу, а чуть позже установлен «стратегический район» в регионе Трес Пассус, север Риу-Гранди-ду-Суль. Полным крахом закончилась попытка развёртывания работы в Гоясе, куда был послан Антониу Нажейра да Силва Филью. По приказу организации он купил фазенду, но весьма скоро разочаровался в подпольной работе и попросил самоотвод. Дело рассматривал Революционный Трибунал, едва не приговоривший его к смертной казни, однако с перевесом в один голос Нажейра был оправдан и бежал в Милан.

В соответствии со стратегией «единого фронта», выдвинутой в конце 1969 года, VPR реализует множество акций в сотрудничестве с ALN, ReDe и MRT. Так же, организация поддерживает тесные отношения с небольшой структурой «Фронт Национального Освобождения» (Frente de Libertação Nacional), возглавляемой бывшим майором Жоакимом Пиресом Сервейрой, разделявшего политические позиции VPR. Совместно с «Народным Революционным Авангардом» FPL осуществлял и планировал осуществить некоторые операции, такие как похищение немецкого посла в Гуанабаре.

На международном уровне, VPR начал строительство своего «филиала» на Кубе, где находился высланный в сентябре прошлого года Онофре Пинту. Удалось даже завербовать и отправить в Гавану некоторых бывших бойцов «Националистического Революционного Движения», которые, спустя несколько месяцев, вернувшись в Бразилию, присоединились к организации.

В первые месяцы нового года руководство принимает решение убавить ритм своих действий ввиду риска новых арестов, которые могли поставить под удар программу подготовки к сельской герилье.

Единственной операцией в тот период становится нападение на телевизионный центр в Мангуньосе 30 января, где четверо боевиков разоружили охрану, забрав три винтовки и некоторое количество патронов.

Несмотря на приостановку деятельности, февраль не стал удачным месяцем для VPR. 20 числа, в ходе расследования ерундовой кражи автомобиля, полицией была обнаружена конспиративная квартира в Вишнёвом Саду, Атибайя. Войдя внутрь, наряд был встречен Антониу Раймунду де Лусеной, вооружённым винтовкой. В ходе начавшейся перестрелки сам Раймунду был убит, но перед этим он успел застрелить сержанта военной полиции и тяжело ранить ещё одного сотрудника правопорядка. Помимо документов и хирургических инструментов, на квартире был обнаружен целый арсенал: 35 винтовок, 4 автомата, 2 карабина, 2 ружья, 1 винчестер, взрывчатка и патроны различного калибра. На следующий день, в ходе допросов, супруга убитого боевика, Демарис де Оливейра Лусена указывает, что организация проводит военные тренировки в лесах региона Режистру. Так как более девушка ничего сказать по этому поводу не могла, полицейские решили, что речь идёт о Режистру де Арагуайя, в штате Мату-Гроссу.

Антониу Раймунду де Лусена

Спустя неделю, в руки полиции так же случайно, после небольшой аварии, попал ещё один боевик, «головной мозг» организации Сизуо Озава, который указал, что тренировки проходят в Режистру, штат Сан-Паулу.

Арест Озавы обеспокоил руководство VPR, и особенно, самого Ламарку, находившегося в лесах Жакупиранги. Нужно было как можно раньше освободить товарища, дабы он не выболтал лишнего. Решено было срочно осуществить похищение японского посла, дабы вызволить главного теоретика VPR, и, возможно, других товарищей, из плена.

Таким образом, дабы отвлечь внимание от Сан-Паулу, в Риу-Гранди-ду-Суль местная боевая команда 2 марта осуществляет крупный налёт на отделение «Банка Бразилии» в Порту-Алегри, где экспроприирует более 65 тысяч крузейро.

Относительное бездействие VPR в первые два месяца 1970 года, планирование, реструктуризация и усиление подготовки кадров: всё это привело к качественному скачку в деятельности организации в последующие месяцы.