Страницы

суббота, 19 мая 2012 г.

Partido Revolucionario de los Trabajadores Centroamericanos


После победы Кубинской Революции внутри сальвадорской левой возникли жаркие дебаты по вопросу о вооружённом пути захвата власти. Пацифизм Коммунистической Партии, проповедовавшей после краха восстания 1932 года исключительно электоральную борьбу, привёл к разрыву нового поколения революционеров, выросших на декларациях OLAS со старой партийной организацией, критически относившейся к радикализму. Этот разрыв, произошедший в 1969-70 гг. дал жизнь «Народным Силам Освобождения» (Fuerzas Populares de Liberacion). Параллельно с этими событиями процесс радикализации шёл и в социал-христианском лагере, прежде всего, внутри молодёжного его сектора, стоящего на принципах Теологии Освобождения. Сюда идеи вооружённой борьбы проникли не столько с подачи Кубинской Революции, сколько благодаря Камило Торресу: колумбийскому священнику и одному из основателей партизанской «Армии Национального Освобождения», погибшему с оружием в руках в 1966 году. Консолидация социал-христианской молодёжи и ультралевых привела к рождению радикальных групп, чуть позже преобразовавшихся в «Народную Революционную Армию» (Ejercito Revolucionario del Pueblo).


В 1972 году, после того, как диктатор Армандо Молина сформировал правительство, опираясь на массовые фальсификации, внутри ERP развиваются дискуссии по вопросу о концепции партии. Именно в ходе этих споров из лона организации выходит небольшая группа товарищей, формирующих «Революционную Организацию Трудящихся Центральной Америки» (Organización Revolucionaria de los Trabajadores Centroamericanos), которая, в свою очередь, в 1975 году переживёт новый раскол: одна часть присоединяется к «Национальному Сопротивлению» (Resistencia Nacional), другая же создаст Революционную Партию Трудящихся Центральной Америки.

Центральноамериканская концепция борьбы за национальное освобождение, военно-политическая стратегия, анализ актуальной ситуации и необходимой тактики: все эти вопросы были рассмотрены на первом конгрессе партии, состоявшемся в конце 1975-начале 1976 года.

Партия руководила «Массовой Армией» (Ejercito del Masas), которая развивалась внутри «Лиг Освобождения» (Ligas para Liberacion) – массового фронта, организованного в мае 1975 года после разрыва с «Фронтом Объединённого Народного Действия» (FAPU). Военным крылом PRTC являлись несколько вооружённых команд, взявших себе имя «Вооружённой Армии Национального Освобождения» (Ejercito Armado de Liberacion Nacional).

Развитие

Итак, в 1973 году в ERP происходит первый раскол: от организации отделяется небольшая группа, формирующая «Революционную Организацию Трудящихся Центральной Америки». Основным фактором раскола был вопрос о политической линии: если в ERP главной направляющей являлся геваризм и стратегия очага (фокизм), то в ORTC чувствовалось сильное влияние марксизма-ленинизма, и особенно т.н. «вьетнамского марксизма», главными апологетами коего являлись Чыонг Тинь и Во Нгуен Зиап.

В конце 1974 года внутри ORTC начались ожесточённые дебаты по вопросу о т.н. «Центральноамериканской революционной позиции»: одни товарищи утверждали, что ещё не время говорить о единой Центральноамериканской Революции, другие же склонялись к мнению о необходимости объединения всех революционных сил региона в борьбе против североамериканского империализма. Результатом этих дискуссий вновь стал раскол: «антирегионалистская» группа националистической тенденции покинула ряды организации и позднее присоединилась к «Национальному Сопротивлению».

Тем временем, внутри «Фронта Объединённого Народного Действия» (FAPU), с которым ORTC по-прежнему поддерживала отношения, развернулись идеологические дебаты, касающиеся анализа актуальной ситуации. В то время, как приверженцы ERP-RN утверждали, что в Эль Сальвадоре у власти находится фашизм, их оппоненты из «Революционной Организации Трудящихся Центральной Америки» квалифицировали современное государство как диктатуру нового типа. Вновь произошли жаркие схватки, в результате чего в феврале 1975 массовый фронт покидает ядро во главе с Марио Лопесом Акостой, которое, присоединившись в апреле этого же года к ORTC, станет основой «Лиг Освобождения».

В течение всего 1975 года шли поиски политических тезисов, на которых должна была быть организована новая партия. Состоялись предварительные конгрессы в Коста-Рике, Гондурасе и Эль Сальвадоре, на которых были сформированы управляющие комитеты (Зональные Руководства) каждой из этих стран. Так же были организованы довольно крупные ячейки в Мексике и США, и более мелкие в Белизе, Гватемале, Панаме и Никарагуа.

И, после целого года подготовки, в декабре 1975 в Коста-Рике наконец состоялся I Пленарный Конгресс PRTC, на котором присутствовали представители практически всех стран региона, продолжавшийся до 25 января 1976.

Здесь был избран Генеральный Секретарь, которым стал доктор Фабио Кастильо Фигероа, и официально приняты название, эмблема и флаг партии. Кроме того, была взята на вооружение ленинская модель партийной структуры и её деятельности, базировавшаяся на демократическом централизме. 

Фабио Кастильо Фигероа

Здесь же, в Коста-Рике, было принято решение о формировании «Команд Национального Освобождения» (Comandos de Liberacion Nacional), которые чуть позже трансформируются в EALN.

Вскоре был налажен выпуск печатных органов PRTC – внутреннего бюллетеня «Красная Ленточка» (Cinta Roja) и журнала «Центральноамериканская Позиция» (Posición Centroamérica). Позднее, уже в годы гражданской войны, партия будет выпускать газету «Anastasio Aquino», а так же займётся пропагандой в радиоэфире: весьма недолго с территории Усулутана будет вещать радио PRTC «Единство» (Unidad).

Второй Конгресс Партии состоялся лишь спустя 3 года – в апреле 1979 в столице Гондураса Тегусигальпе. К тому моменту PRTC испытывало большие трудности с осуществлением своей работы в самом Эль Сальвадоре, в связи с репрессивной деятельностью правительства генерала Карлоса Умберто Ромеро.

Нужно заметить, что в этот же период, под нажимом кровавого террора диктатуры, революционные сальвадорские организации инициировали процесс объединения для налаживания более успешной борьбы против государственной хунты. Причём, группы-участницы этого союза, который спустя год трансформировался в FMLN, весьма критически относились к PRTC, голословно обвиняя её в троцкизме. Потребовалось немало времени, чтобы Партия очистила своё имя от этой клеветы.

Помимо всего прочего, в задачи II Конгресса входили выборы нового генсека, т.к. Фабио Кастильо Фигероа, принимавший участие в герилье в Никарагуа, трагически погиб 20 июля 1978 на южном фронте, попав в автомобильную катастрофу. Новым генеральным секретарём стал гражданин Гондураса Хосе Мария Рейес Мата, являвшийся одновременно зарубежным представителем гватемальских «Вооружённых Повстанческих Сил» (Fuerzas Armadas Rebeldes): он погибнет в 1984 году вместе с падре Гуаделупе и ещё дюжиной товарищей в правительственной засаде близ Оланчо. Так же на собрании был сформирован Политический Комитет Центральной Америки, куда вошли представители всех государств региона.

Хосе Мария Рейес Мата

В октябре 1980 PRTC в столице Никарагуа собрала пленарное заседание своего Центрального Комитета, который принимает решение о ликвидации зональных руководящих советов и учреждении Конференции Революционных Партий Центральной Америки, которая должна была координировать совместную работу всех региональных структур. Этот шаг был необходимым условием для вхождения в единый «Фронт Национального Освобождения имени Фарабундо Марти», созданный 10 октября 1980. Процесс интеграции PRTC в FMLN завершился к 5 декабря того же года.

К тому моменту массовый фронт Партии – «Лиги Освобождения» весьма расширился. В 1979 году фронт был реорганизован и разделён на различные сектора:

крестьянский - Brigadas de Trabajadores del Campo;

студенческий - Brigadas Revolucionaria de Estudiantes de Secundaria;

«Базовые Рабочие Комитеты» (Comités de Base Obrera) трансформировались в «Народное Движение Освобождения» (Movimiento Popular de Liberación), которое в январе 1980 вместе с другими революционными организациями примет участие в учреждении единой «Массовой Революционной Координации» (Coordinadora Revolucionaria de Masas).

В марте 1980 года, после убийства правыми боевиками сан-сальвадорского епископа Оскара Ромеро, известного своим сочувствием к герилье, в стране назрела подлинная революционная ситуация. Которой революционные силы не сумели должным образом воспользоваться из-за отсутствия единства. Партизанские группы Эль Сальвадора продолжали дискутировать и вести консультации друг с другом, утверждая, что авангард для ведения революционной войны ещё не достаточно укреплён.

Однако, после образования FMLN ситуация начала резко меняться. Социальная несправедливость, репрессии хунты, прямое вторжение североамериканцев во внутренние дела страны: всё это заставило народные силы осознать необходимость генерального наступления на режим, которое будет способствовать качественному скачку в сторону полномасштабной революционной войны.

В январе 1981 года, когда была развязана война за национальное освобождение, зонами наибольшего влияния PRTC являлись Гуасапа, север Сан-Висенте, юг Усулутана и север Сан-Мигеля. Так же значительными силами Партия располагала в столице.

Аккумуляция военных сил началась с организации «Отряда (эквивалентного батальону) имени Луиса Диаса», получившего своё имя в честь товарища, пропавшего 15 августа 1980 года.

Кроме того, PRTC основала две фронтовые школы. Первой являлась политико-идеологическая школа имени Адана Диаса - товарища, погибшего в Гватемале в 1971 году. Ответственной за обучение курсантов была назначена Нидия Диас.

Вторая школа служила обучению комбатантов военному делу, и была названа в честь Умберто Мендосы, убитого 27 ноября 1980 в числе других руководителей «Демократического Революционного Фронта».

В 1983 году, после «Года большого скачка» (81-82), PRTC сформировала «Городские Команды имени Мардокео Круса» (Comandos Urbanos Mardoqueo Cruz), которые внесли огромнейший вклад в возрождение в Эль Сальвадоре городской герильи. Кроме того, в этом же году были учреждены «Специальные Силы» (Fuerzas Speciales), исполнявшие роль своеобразного «политического спецназа» и шедшие в авангарде реализации наиболее важных стратегических задач – таких, как нападение на казармы Третьей Бригады и др.

В январе 1983 года, в самый разгар гражданской войны, в Гуасапе состоялся III Конгресс PRTC.

После гибели очередного генсека, на его место был избран Франсиско Ховель. Конгресс так же принял следующее важное замечание: ввиду постоянного вмешательства североамериканцев в гражданский конфликт на стороне режима, война в прямом смысле будет являться затяжной и весьма кровопролитной, поэтому всякие шапкозакидательские настроения, равно как и пораженческие, недопустимы. Кроме того, было решено продолжить работу с массами в деле формирования социальных и народных организаций.

Таким образом, в 1987 году Партия примет активнейшее участие в организации «Движения Хлеб, Земля и Огонь» (Movimiento Pan, Tierra y Fuego), которое способствовало реактивизации затухшего было радикального народного действия.

В ходе подписания мирных соглашений, PRTC наиболее последовательно и целенаправленно из всех участниц гражданской войны проводила социально-экономическую линию, за что многие, пытавшиеся сместить акценты с вопроса социальной экономики, называли партию популистской.

После окончания гражданского конфликта, в сентябре 1992 года PRTC принимает участие в создании политической партии FMLN, внеся огромный вклад в формирование линии нового политического организма: «Центральноамериканский тезис», которого партия придерживалась с самого своего основания, нашёл своё отражение в официальной позиции «Фронта».

В 1995 году, решением VI Конгресса PRTC, партия официально самораспускается, становясь частью единой организации FMLN.