Страницы

понедельник, 18 июня 2012 г.

Международные связи «Красных Бригад»



Различные источники 70-х и 80-х годов чётко указывают на существование «международного центра» левого терроризма, располагавшегося в Париже, в чью задачу входила координация действий подрывных групп, действовавших в различных частях Европы (ЭТА, ИРА, Красные Бригады и т.д.), для развития процесса дестабилизации стран Североатлантического Альянса. Не секрет так же, что именно в столице Франции действовали многочисленные «Комитеты солидарности» с партизанами стран Третьего Мира, обеспечивавшие информационную поддержку герильи в Африке, Азии и Латинской Америке.


Итальянский сектор этого «международного центра» располагался в т.н. «Лингвистической Школе Гиперион», укомплектованной итальянскими и французскими гражданами.

Сотрудники «школы», помимо всего прочего, так же оказывали посреднические услуги в организации встреч между боевиками «Красных Бригад» и иностранными террористами (палестинцами, немцами, ирландцами), которые, по соображениям безопасности, проводились только в Париже.

Эти встречи, в которых со стороны BR принимали участие Марио Моретти, Лаура Брагетти, Винченцо Гуальярдо и Джованни Сенцани, участились в период после осуществления похищения и убийства Альдо Моро.

Летом 1978 года в столице Франции была организована встреча между Моретти и представителем «Организации Освобождения Палестины». Множество аспектов и проблем сближали позиции двух структур.

Для BR являлось необходимостью получение оружия и взрывчатых веществ, укрытие своих боевиков на Ближнем Востоке, прохождение военного обучения в лагерях в Ливане.

Для ООП главным вопросом являлось осуществление, с помощью «Красных Бригад», нападений и атак на израильские объекты в Италии: согласно неформальной договорённости между палестинцами и итальянским правительством, ближневосточные террористы не действовали открыто на территории Апеннин.

Первым результатом этой встречи стала пересылка палестинцами летом 1978 года через перевал в Лигурии небольшого груза с оружием. Здесь, среди прочего, были автоматы Калашникова (один из которых позднее использован в ходе атаки на Пьяцца Никозия против римского представительства Христианской Демократической Партии), гранатомёт РПГ и пулемёт советского производства.

В ходе последующих встреч, продолжавшихся вплоть до ареста Моретти (апрель 1981), обе организации достигли ряда соглашений, среди которых:

- оказание помощи беглым бригадисти во Франции и Анголе;

- со стороны ООП: прямые поставки оружия;

- со стороны BR: планирование и осуществление атак на израильские и еврейские объекты в Италии.

Среди этих договорённостей так же были и соглашения о возможном обучении итальянских комбатантов в Ливане, однако фактически по этой линии «Красные Бригады» не получили никакой помощи от палестинцев. Объяснено это было нежеланием ООП вызвать осложнения с итальянским правительством. По этой же причине, палестинцы никогда не проводили встреч с бригадисти непосредственно в Италии.

Важно отметить, что представители ООП, контактировавшие с итальянцами, принадлежали к марксистскому меньшинству палестинской организации. В своей автобиографии-интервью «Красные Бригады. Итальянская история», Марио Моретти утверждает, что представители ООП являлись сторонниками «коммунистической тенденции, которая имела большую поддержку в Европе. Для них было важным сформировать в средиземноморских странах сильную оппозицию, возможно вооружённую, чтобы её действиями ослаблять позиции американского империализма на Ближнем Востоке».

Летом 79 ООП передаёт BR второй груз оружия: на этот раз, в целях конспирации, всё оно западного производства. Палестинцы тайно перемещают оружие на Кипр, куда из Италии прибывает яхта «Papagos» с Марио Моретти, Риккардо Дура и ещё двумя бригадисти на борту. Всего ООП предоставила «Красным Бригадам» около 150 автоматов «Sterling» (которые являлись частью крупной партии из 1000 единиц, проданных Великобританией Турции, и затем похищенных палестинцами), десять винтовок FAL бельгийского производства и шесть килограммов пластиковой взрывчатки.

Весь полученный материал был частично распространён между различными колоннами BR, частично скрыт в схронах на Сардинии и близ Тревизо (здесь располагался крупнейший тайный склад «Монтелло», представлявший собой яму двух метров глубиной).

Кроме того, ООП передала бригадисти и собственное оружие, которое должны были хранить боевики в Италии – всё оно было помечено синей буквой F («Фронт»).

Можно так же указать, что в течение 1978 года в Италии активно действовал эмиссар «Народного Фронта Освобождения Палестины» Жоржа Хаббаша, известный под псевдонимом «Корто Мальтезе», который летом того же года сумел пригнать из Ливана к берегам Италии яхту с оружием (15 автоматов Калашникова, взрывчатка, три гранатомёта), которое затем было распределено, главным образом, между «братскими» «Красными Бригадами» и «Первой Линией».

После ареста Марио Моретти, «Тюремный Фронт» BR, который в то время возглавлял Сенцани, попытался связаться с находящимся за решёткой лидером для того, чтобы получить от него телефон экстренной связи во Франции. Однако, Моретти, возможно потрясённый арестом, не сумел вспомнить нужный номер, в связи с чем «Красные Бригады» вынуждены были приостановить свои международные контакты.

Во второй половине 1981 года внутри организации оформились два противоположных друг другу крыла: «партийцев» (группа Сенцани) и «ортодоксов» (колонны Рима, Генуи, Местре).

Причины внутреннего конфликты лежали в сфере идеологии и стратегии дальнейшего развития революционной структуры: если «партийцы» настаивали на расширении «вооружённой пропаганды» для вовлечения широких слоёв населения в борьбу, то «ортодоксы» продолжали гнуть милитаристскую линию «удара в самое сердце Государства», совершенно игнорируя непосредственно массы, делая ставку только на развитие прямого столкновения между организацией и Государством.

Однако, можно предположить, что одной из причин разрыва между «партийцами» и «милитаристами» так же являлась оценка международных связей организации. Эту проблему хорошо освещает рукопись, найденная у Джованни Сенцани во время его ареста, и имеющая чрезвычайную важность.

В статье (полной пометок и сокращений, которые иногда делают крайне затруднительным её понимание) Сенцани высказывает мнение, что КГБ в состоянии управлять деятельностью крупных европейских и палестинских организаций, по причине своей анти-западной направленности.

В частности, Сенцани утверждает, что СССР выгодно разрушение евро-социалистической оси, установленной Франсуа Миттераном и Бруно Крайски, чья политика была направлена на разрешение политического конфликта между Востоком и Западом (шире – между социализмом и капитализмом). Именно руководствуясь этой политикой, франко-австрийские евро-социалисты оказывали поддержку умеренному крылу ООП во главе с Арафатом, что Сенцани рассматривает как попытку противодействия влиянию СССР на Ближневосточной арене.

Согласно Сенцани, КГБ заинтересовано в поддержке палестинских радикалов во главе с Абу Нидалем, чья деятельность была направлена на срыв проекта (который поддерживал Арафат) мирного урегулирования на Ближнем Востоке.

Этот весьма осторожный анализ был бы не так удивителен, если бы не позиция самой группы Сенцани, обвинявшей «милитаристов» в том, что фактически они стали пешками в игре Советов против НАТО и США. Более того, в отличие от «ортодоксов», «партийцы» Сенцани напрямую развивали отношения с французскими кругами, как раз и принадлежавшими к евро-коммунистическому течению.

Этот документ представляет большой интерес, потому что в нём (хотя и малопонятно) обсуждаются состояние международных отношений между BR и зарубежными группами и/или странами.

Так, например, Сенцани выводит гипотезу о необходимости создания «зарубежных колонн» «Красных Бригад», одна из которых, в частности, должна была действовать внутри Ирландской Республиканской Армии, с которой в тот момент организация поддерживала связи через французского коммуниста «Поля» (его имя не называется).

«Зарубежная колонна», по мнению составителя текста, должна была исполнять следующие задачи:

- вербовку, консолидацию итальянских беглецов за границей, а так же привлечение «международных элементов»;

- налаживание политико-дипломатических связей с освободительными движениями Европы, а так же с представителями «прогрессивных» правительств Третьего Мира. Цель заключалась в выводе на международный уровень вопроса о драконовском антитеррористическом законодательстве и условиях содержания «политических заключённых» в Италии. Кроме того, военно-политическое сотрудничество содействовало борьбе против «левых реформистов» и созданию единого фронта освобождения;

- логистическое управление, при котором зарубежная колонна служит своеобразным тылом итальянской организации, где идёт поиск оружия и финансовых средств, предоставляется убежище для беглецов, расположен «пресс-центр» и идеологический центр организации.

Хотя страны упоминаются в документах исключительно под кодовыми цифрами, на основе других источников можно утверждать, что Швейцария стала первой пробой пера для создания эмбриона «зарубежной колонны»: здесь скрывалось множество итальянцев, заведовавших логистикой BR и финансовыми потоками. В то же время Франция являлась так же надёжным пристанищем для «Красных Бригад» - по этой причине именно здесь планировалось создать нечто вроде европейской «штаб-квартиры» зарубежной структуры. Другой, азиатский центр BR должен был располагаться в Камбодже.

В некоторых африканских странах (из которых с точностью можно определить только Анголу) «группа Сенцани» поддерживала контакты непосредственно с высшими представителями государственной власти, в то время как в Азии (по-видимому, в Камбодже), имелись «прекрасные отношения» с местным Фронтом Освобождения (возможно, «Кхмерским Народным Фронтом») и Министерством Обороны страны.

Наконец, в Ирландии Сенцани поддерживал связи с «лицами, ответственными за международные отношения» ИРА, которые были заинтересованы в ознакомлении с опытом тюремной стратегии «Красных Бригад».

Несмотря на то, что вскоре внутренний раскол между «спонтанеистами» и «милитаристами» подорвёт силы организации и будет содействовать крушению международных связей, из этого важного документа мы можем сделать вывод, что группа Сенцани, очень скоро превратившаяся в «Красные Бригады – Партию Герильи» (BR-PG), стояла на антисоветской, прокитайской позиции, что соответствовало их планам создания «зарубежной колонны» в Камбодже, где действовали, при поддержке Китая, печально известные «красные кхмеры». Тогда как «милитаристское» меньшинство, образовавшее «Красные Бригады – Сражающаяся Коммунистическая Партия» (BR-PCC), не уделяло вопросу «борьбы с ревизионистами» вообще никакого внимания, открыто приветствуя просоветских радикалов Третьего Мира (например, тот же НФОП Хаббаша или «Арабские Революционные Бригады» Абу Нидаля).

С арестами Винченцо Гуальярдо, Лауры Брагетти, Марио Моретти и Фульвии Мильетты отношения между Италией и структурами во Франции были нарушены и не могли быть более восстановлены.

По этой причине, в ходе заседания «милитаристского» Исполнительного Комитета, состоявшегося в ходе похищения Дозиера, руководство столкнулось с проблемой внешних связей, необходимых для использования на международной уровне результатов «антиНАТОвской кампании» «Красных Бригад».

Пытаясь решить проблему, ИК выдвинул два предложения. Первое заключалось в публикации допросов Дозиера в международной печати; второе выражалось в передаче протоколов допросов американского генерала болгарским спецслужбам. Этот второй план был встречен с некоторым скептицизмом, так как в результате подобного хода, «Красные Бригады» утеряли бы «национально-освободительный» характер своей организации.

Сенсационные выводы прессы о возможной причастности болгар к покушению на Папу Римского и похищению Дозиера, способствовали окончательному закрытию каналов между BR и иностранными представителями.

А вскоре после похищения Дозиера положен конец и самой истории «Красных Бригад» - начинается период деятельности осколков некогда мощной организации, превратившихся в независимые вооружённые группировки.