Страницы

суббота, 22 января 2011 г.

AÇÃO POPULAR MARXISTA LENINISTA


От креста до красной звезды

Эстер Куперман

Подпольная организация под названием «Марксистско-ленинское народное действие» возникла в результате объективной идеологической эволюции группы католической ориентации «Ação Popular». Прообраз APML, группа «Народное Действие» была основана в городе Белу Оризинти в 1962 году коллективом рабочих и студентов, тесно связанных с католическими левыми организациями – «Католической Рабочей Молодёжью» (Juventude Operária Católica) и «Католической Студенческой Молодёжью» (Juventude Estudantil Católica).


Возникновение этих групп, по словам Д. де Мораеса, станет результатом реформистских и модернистских проповедей Папы Иоанна XXIII и Энциклики Магистра Матер (1961), а так же послания «Мир на земле» (Pacem in Terris, 1963), в которой защищалось существование экуменизма и религиозных учреждений, ведущих работу исходя из местных условий жизни паствы. Подобный подход встретит ожесточённое сопротивление наиболее ортодоксальных секторов самой Католической Церкви, что поставило под сомнение участие её членов в борьбе за проведение аграрной реформы и сближение с так называемыми «низшими классами» бразильского общества. Гегемония в бразильской католической церкви консервативных секторов, привела к переустройству самого учреждения (по утверждению Мораеса «для возможности противостояния призраку коммунизма»), которое сами граждане начали рассматривать как общественный институт обслуживания правящих классов. Окончательное превращение официальной церкви в оплот реакции совпадает по времени с разрывом «Народного Действия» с традиционным католицизмом.

В первые годы шестого десятилетия, всё ещё находясь под сильным влиянием христианских гуманистических идеалов и тенденций, связывающих церковь с народным движением, AP начало своё проникновение внутрь рабочего, крестьянского и студенческого лагерей. Именно среди последних и получили своё развитие внутренние дискуссии, впоследствии ведущие к политическим изменениям и превращению организации в марксистско-ленинскую структуру.

Эти дискуссии определили политический профиль «Народного Действия», всё ещё далёкого от марксизма, но уже имеющего ссылки на революционный христианский дискурс, требующий коренного изменения бразильского общества и установления социализма.

В течение первой половины 60-х AP была организацией, имеющей наибольшее влияние в студенческом движении: до переворота 1964 года членами организации являлось большинство представителей управляющих советов «Национального Союза Студентов». Здесь же, внутри союза, «Народное Действие» находит многочисленные точки соприкосновения с коммунистической молодёжной группой «Рабочая Политика» (Politica Operaia – POLOP).

После свержения власти Жуана Гуларта в 1964, AP, как и большинство других левых организаций стала объектом интенсивного преследования, что привело к арестам и бегству за рубеж многих политических кадров группы. Необходимость принятия новой политики для противодействия реакции, вынудило оставшихся на свободе боевиков мучительно метаться в поисках доктрины, способной дать адекватный ответ на сложившуюся в Бразилии ситуацию. Этот новый процесс внутренней дискуссии приводит к окончательному разрыву AP с традиционными католическими движениями и переходу организации на платформу маоизма через опыт фокизма-геваризма.

Принятие новой идеологии выражалось не только в смене риторики, но и в стремлении создать новую партийную структуру в соответствии с ленинской концепцией «партии нового типа». Важным моментом являлось принятие авангардной концепции партии, которая должна возглавить левый лагерь, страдающий от постоянных расколов, инициатором которых становилась, обычно, Бразильская Коммунистическая Партия.

В первые моменты разрыва AP с традиционным католицизмом, в качестве новой политической линии группы был утверждён маоизм и основные концептуальные теории китайской революции. С маоистской точки зрения, Бразилия представляла собой полуфеодальную зависимую страну, вследствие чего для начала необходимо осуществление буржуазно-демократической революции, которая сломает все феодальные пережитки и принесёт освобождение от цепей западного империализма.

Концепция работы в сельской местности занимает центральное место в концепции маоизма, поэтому изначально члены AP рассматривали крестьянское революционное движение как основную движущую силу процесса преобразования бразильского общества. Подобные доктрины привели даже к тому, что некоторые из особо фанатичных поклонников новой политической линии – главным образом, выходцы из среднего класса, - оставляли все свои дела и нанимались на заводы или же отправлялись в глубинку, дабы таким образом «пролетаризироваться».

Следовательно, AP становится полноправным членом т.н. левого революционного бразильского лагеря, чьей характерной чертой являлась оголтелая критика окаменелого догматизма БКП и её «революционного паралича». Согласно анализу, сделанному организацией, именно эта «окаменелость» и «неподвижность» привела к полному поражению демократического лагеря в 1964 году. По словам Жакоба Горендера, главным фактором разрыва подобных революционных секторов с Коммунистической Партией являлся чисто теоретический аспект: через неприятие альянса с национальной антиимпериалистически настроенной буржуазией, который предлагала БКП, эти группы приступали к разработкам собственных революционных стратегий и тактик.

Хотя AP и можно отнести к левому революционному лагерю, организация имела ряд отличавших её от других групп особенностей, связанных с её католическим прошлым. Т.е., несмотря на официальное принятие маоистских концепций, внутри группы по-прежнему были сильны позиции революционного христианства. Более того – организация продолжала сотрудничать с рядом левых христианских организаций, крупнейшей из которых в то время являлось оппозиционное официальной церкви «Движение Базового Образования» (Movimento de Educação de Base), имевшее твёрдые позиции в сельской местности и пытавшееся преобразовать общество посредством «народного обучения».

На первом этапе своей истории, внутри AP будут сталкиваться два крыла приверженцев различных концепций политического действия. Часть боевиков («геваристы»), под влиянием идей Реже Дебре, яростно защищали фокистские теории политической борьбы, предусматривающие мобилизацию сельских масс через формирование многочисленных «партизанских очагов». Эта стратегия позволила фокистским секторам AP наладить прекрасные отношения с другими левыми группами, рассматривающими фокизм как свою основную стратегию в борьбе с режимом, установленным в 1964 году. Согласно Эмиру Садеру, появление этих групп способствовало всё более расширявшемуся кризису левого лагеря, замешанного, прежде всего, на критике большевизма, ленинизма и сталинизма. Отвергнув данные доктрины, подобные группы тотчас же попадали под влияние Кубы с её акцентом на партизанские действия и общеконтинетальную революцию.

Начиная с 1966 года, усилиями товарищей, участвовавших в неудачном вооружённом сопротивлении 64 под лидерством Лионеля Бризолы, «Народное Действие» приступает к подготовке автономных команд для проведения вооружённых акций, и даже осуществляет около десятка таких операций. В том же 66 году AP формирует две небольшие группы, одна из которых отправляется получать военно-политическое образование на Кубу, а другая – в маоистский Китай, где набирает свой ход «великая пролетарская культурная революция». Именно прокитайское крыло станет впоследствии авангардом борьбы против «кубинского влияния» в партии.

С объективной точки зрения, кульминацией фокистской линии внутри AP стал теракт в аэропорту Гуарарапис, в Ресифе, в 1968 году. Этот эпизод, произошедший 25 июля, был направлен на ликвидацию во время его нахождения в аэропорту кандидата в президенты Артура да Косты и Силвы, выдвинутого военной камарильей. Взрыв не достиг своей цели, однако привёл к гибели двух случайных людей и нескольким ранениям среди гражданских пассажиров.


Эпизод в Гуарараписе вызвал ожесточённые споры между боевиками организации, моментальный роспуск всех вооружённых групп и дискуссии, касающиеся новых методов борьбы с авторитарным режимом. И вот тут на сцену выходит вторая диссидентская группа («марксисты-ленинисты» и «маоисты»), изначально противостоявшая «фокистскому уклону». Приоритет непосредственно вооружённого действия, заявляют они, противоречит стратегии затяжной народной войны, и должен быть отодвинут на задний план необходимостью партийного строительства и народной организации. Происходит полный пересмотр упомянутых выше «геваристских» концепций, выдвигающих на главный план необходимость военного действия. Отныне генеральной линией партии становится строительство жёсткой партийной структуры и организация рабочих и крестьянских масс.

Неприятие центральным руководством кубинского влияния, а так же резкая критика фокизма, приводят к выходу из организации многочисленных боевиков, приверженцев геваризма. В 1969 году эти экс-активисты AP сформируют новую организацию – «Революционную Партию Трудящихся» (Partido Revolucionário dos Trabalhadores), чьей генеральной стратегией являлась вооружённая борьба. Отдалившись от «Народного действия», PRT наладила отношения с другими организациями, стоявшими на аналогичной платформе главенства вооружённого действия: в частности, такими группами стали «Vanguardia Armada Revolucionaria – Palmares» (Вооружённый Революционный Авангард – Пальмарис) и «Partido Operário Comunista» (Рабочая Коммунистическая Партия), с которыми PRT образовала единый вооружённый фронт. К 1971 году большинство лидеров и рядовых боевиков PRT оказались в тюрьмах, после чего группа прекратила своё существование.

Оставшиеся внутри AP активисты искали способы укрепления своей внутренней структуры в рамках партийного строительства. Возвращаясь к маоистской линии, было принято решение об усилении работы с крестьянским и рабочим секторами, а так же была одобрена схема революции в два этапа. Документы, подготовленные руководством в течение этого периода, говорят нам о первом этапе революции, которая должна быть националистической, антифеодальной и антиимпериалистической. Последующий за ним второй этап должен был привести к антибуржуазной коммунистической революции.

Интересно отметить, что стратегия, принятая AP была в целом схожа с революционной схемой Бразильской Коммунистической Партии, которая так же исходила из необходимости «революции в два этапа». Таким образом, несмотря на всю критику в отношении «официальных» коммунистов, произошло некоторое сближение в области тактических принципов: в частности, «Народное действие» принимает необходимость тактического союза всех демократических сил страны, в том числе, и национальной буржуазии.

Новая политическая линия AP приводит к ещё большей пролетаризации боевиков, являвшихся выходцами, главным образом, из среднего класса. Для главарей организации руководящим стал принцип, гласивший, что «объективный взгляд может родиться только из практики (как учил Мао), и это значит, что боевики должны включиться в производство». Активисты вновь начинают массово наниматься на заводы и уезжать в сельскую местность, что рассматривается руководством как «фактор формирования нового революционного сознания», значащий гораздо больше, нежели «любые теоретические рассуждения».

Согласно Аарону Рейс, эта практика, этика которой характеризовалась «революционным действием» и «служением людям», вновь возвращает организацию к её христианским корням, выражавшимся в крайнем аскетизме, смирении и эгалитаризме, проповедуемым в тот момент по всей Латинской Америке последователями Теологии Освобождения.

Хотя, нужно отметить, что практика «пролетаризации» не была чем-то эксклюзивным и базировавшимся исключительно на христианской платформе: подобного рода работу проводили и другие левые бразильские организации, абсолютно не имеющие никакого отношения к католицизму. Однако в документах, разработанных AP в тот период, действительно слышны чёткие христианские нотки. Объясняя практику «пролетаризации» политикой «трёх принципов», выдвинутой Хо Ши Мином в качестве идеологической основы формирования единой революционной армии («жить вместе, есть вместе, работать вместе»), руководство AP «трансформирует» её в формулу «жить вместе, страдать вместе, бороться вместе». В опубликованных документах управляющий совет AP смешивает маоистскую риторику с откровенно христианскими словосочетаниями, такими как  «живой свидетель», «эмоциональное и живое общение с угнетёнными», «мужество и смирение», «преданность интересам униженных», «общие страдания», «тяжёлая работа на заводе как очищение наших душ от грехов капитализма» и т.д.

Согласно Арольду Лима и Альду Арантесу наиболее широко практика «пролетаризации» применялась в период со второй половины 1968 и до самого 1970 года, когда обозначилось значительное снижение активности данного процесса. За это время около 120 боевиков организации прошли «испытание» трудом в восьми штатах: 90 человек были направлены в сельские зоны, а 30 активистов работали на заводах и фабриках. Из 23 организованных AP «рабоче-крестьянских фронтов» 8 были разгромлены властями (7 сельских и 1 городской), 15 других продолжили свою деятельность и были позднее демонтированы самой организацией.

Этот период характеризуется сближением AP и «Коммунистической Партии Бразилии» (Partido Comunista do Brasil), так же державшейся маоистской линии. Некоторые боевики как с той, так и с другой стороны, указывая на идентичность позиций обеих организаций, даже вносили предложения о полном слиянии между ними. Но большинство членов национального руководства AP отвергли эти предложения, пояснив свой выбор неприятием «чрезмерно сталинистской» линии PC do B и ориентацией этой организации на Китай. Главари AP предпочли сделать ставку на укрепление собственной структуры.

В первые годы 70-х боевики «Народного действия» были вовлечены в интенсивную идеологическую борьбу, разыгравшуюся внутри левого лагеря. Речь как раз шла о слиянии всех революционных структур в единую организацию на базе «Коммунистической Партии Бразилии». Такого рода позиции держалось, например, «Революционное Движение 8 Октября» (Movimento Revolucionário 8 de outubro). Оппозиционные группы утверждали, что подобного рода слияние приведёт к полной гегемонии маоистской концепции  и стратегии затяжной народной войны внутри революционного движения.

В 1972 году, на почве разногласий по данному вопросу, AP переживает ещё один раскол: часть активистов, придерживающихся маоистских воззрений, выходит из организации и в дальнейшем присоединяется к PC do B, другая же часть, оставшаяся под флагом AP продолжает искать новые пути революции. Вступление бывших боевиков организации в ряды «Коммунистической Партии Бразилии», по словам Рейса, значительно укрепит структуру последней, ослабленную потерей большого количества своих кадров после поражения герильи в Арагуайя.

Чуть позже, ещё одна группа боевиков «Народного действия», покинув ряды организации, присоединяется к MR8. И только небольшая структура, сгруппировавшаяся вокруг Национального Руководства, по-прежнему хранит верность партии. Этот кризис, вызванный уходом значительного количества кадров, сопровождался внутренним хаосом, спровоцированным разногласиями по поводу новой политической линии организации.

К этому всему добавился рост внутренних организационных проблем. Всё большее значение приобретала необходимость повышения финансирования группы для поддержки политической работы и подпольной структуры, составленной из профессиональных революционеров. Внутренняя демократия так же стала предметом интенсивного внутреннего спора. Практика пролетаризации подверглась яростным нападкам и стала объектом одной из самых жарких дискуссий того периода.

Между 1972 и 1973 годами, - период наиболее интенсивных действий политической полиции, - многие боевики AP оказались в тюрьмах и были убиты в столкновениях с властями или в подвалах режима. Были убиты Паулу Райт, один из оппозиционных лидеров организации, Онестино Гимарайес, последний президент «Национального Союза Студентов», Умберту Камара, член правления того же союза, Гильда Ласерда, Фернанду Санта Круз, Эдуарду Кольер и многие другие.

В течение этого периода, с усилением репрессий хунты, принимается решение о перемещении членов Национального Руководства за рубеж. Некоторые из них отправились в Чили, где Сальвадор Альенде взял на себя обязанности обеспечения их безопасности. После осуществления Аугусто Пиночетом военного переворота в 1973 году, некоторые скрывавшиеся здесь боевики (не только члены руководства) тайно вернулись в Бразилию, другие же отправились в Европу. Идеологические шатания активистов, нехватка финансирования и рост различных внутренних проблем, способствовали усилению кризиса AP, результатом которого стали последние изменения в политической линии и выход из структуры очередной группы несогласных боевиков.

Контакты с другими левыми группами в Чили, Бразилии и Европе, отметились возобновлением дискуссий о сложившейся в Бразилии ситуации и методах её разрешения. Этот процесс завершается инициативой по воссозданию партии и окончательным отходом от идей маоизма. Новые формулировки, принятые организацией после 1973 года, включают в себя отказ от ранее провозглашённой концепции «революции в два этапа», и полный переход к стратегии непосредственной борьбы за осуществление социалистической революции. С этого момента организация сближается с MR-8 и POLOP и становится более известной, как AP Socialista. Общими усилиями этим альянсом революционных левых издаётся журнал «Brasil Socialista» в целях расширения дискуссии о проблемах бразильской революции.

Политическая практика AP в этот период будет соответствовать руководящим принципам т.н. «Социалистической Программы для Бразилии», сформулированной объединёнными усилиями организаций, относящихся к Пролетарской Левой. В соответствии с данным документом, Бразилия рассматривалась как полукапиталистическая страна, где революция будет осуществлена через организацию городского пролетариата. В очередной раз изменяются ориентиры группы – совершенно откинув всякие маоистские доктрины, с этого момента организация полностью переходит на ранее раскритикованную платформу ленинизма. Именно тогда будет принято новое имя организации – Ação Popular Marxista Leninista. Основой стратегии APML было объявлено формирование революционной рабочей партии, которая будет бороться за социализм и установление диктатуры пролетариата.

В рамках этой новой политики, APML характеризуется многочисленными попытками проникновения в рабочее движение. В разработанных в тот период документах большое значение придаётся формированию фабрично-заводских комитетов, которые рассматриваются основой будущей революционной партии трудящихся. Поставив во главу угла профсоюзную политику, организация в то же время не отвергает и важность студенческого движения, выступающего в качестве вспомогательной силы в борьбе пролетариата. В этом контексте, APML предпринимает усиленные попытки организации своих ячеек в школах и колледжах, а так же проникновение в главные студенческие организации (UNE, UEE).

На данном этапе APML развивает так же сотрудничество и другими сугубо гражданскими организациями: «Движением Женщин» (Movimento de Mulheres), «Районным Движением» (Movimento de Bairros), «Движением против дороговизны» (Movimento contra a Carestia).

После демократизации политического процесса, усиление легального рабочего и гражданского движений в конце 70-х, заставляет APML мобилизовать своих сторонников, дабы обеспечить присутствие партии в каждом из этих движений и обеспечить дальнейшее продвижение программ борьбы и лозунгов организации внутри них.

Возникает необходимость создания легальной политической организации, группирующей вокруг себя все левые сектора Бразилии, что поспособствует значительному усилению левого фронта, и, возможно, даже легальному захвату власти.

Однако APML вплоть до начала 80-х сохранял свою самостоятельную внутреннюю структуру и «незаконный» статус, хотя всё это время внутри организации царили жаркие дискуссии, касающиеся важности легализации структуры и присоединения к единому левому фронту.

Возникновение «Рабочей Партии» (Partido dos Trabalhadores) стало последним этапом жизни организации: в ходе многочисленных дискуссий с другими силами, принимавшими участие в партстроительстве, была принята резолюция о самороспуске APML и включении активистов «Народного марксистско-ленинского действия» в ряды PT.