Страницы

понедельник, 10 января 2011 г.

ВООРУЖЁННАЯ БОРЬБА В ВЕНЕСУЭЛЕ


Др. Педро Пабло Линьярес

Глава 1. ИСТОКИ ПОВСТАНЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ (1959-61)

В 1957 году Коммунистическая Партия Венесуэлы наладила важные контакты с некоторыми молодыми офицерами национальных вооружённых сил, совместно с которыми был создан «Летучий военный аппарат», принимавший активнейшее участие в свержении диктатора Маркоса Переса Хименеса (1958) и в последующих мятежах 60-х годов, где важную роль будут играть полковник Уго Трехо и военно-морской сектор «Аппарата».


7 сентября 1958 года произошла очередная попытка военного переворота: несколько отрядов солдат под руководством Хуана де Диос Монсада Видаля попытались захватить Белый Дворец, расположенный напротив президентского дворца Мирафлорес. Среди прочих, в неудачной атаке принимали участие Мануэль Асуахе и лейтенант Николас Уртадо Барриос. Хотя это действо квалифицировалось как попытка правого военного переворота, направленного, в первую очередь, против Коммунистической Партии Венесуэлы, Монкада Видаль, Мануэль Асуахе и Уртадо Барриос несколько лет спустя включились в вооружённую борьбу левых сил против диктатуры Ромуло Бетанкура.

Николаса Уртадо Барриоса можно рассматривать как одного из пионеров гражданско-военного сотрудничества 60-х годов, проведшего затем шесть лет в тюрьме за свои «подрывные действия». Включившись в коммунистическую герилью, он положил свою жизнь на алтарь социалистической революции, согласно его собственным воспоминаниям, опубликованным в книге, написанной совместно с капитан-лейтенантом Педро Медина Сильвой и выведшей под названием «Почему мы боремся?» в издательстве, принадлежащем FALN в 1964 году.

4 августа 1958 года правительством Бетанкура жестоко подавляется демонстрация рабочих на столичной площади Конкрордия. Здесь погибают первые революционеры.
Начиная с этого момента, репрессивные силы режима убивают, арестовывают, пытают и похищают противников правительства, ибо приказ, оперативно изданный президентом республики, открыто провозглашал принцип «Сначала стрелять, а уже потом устанавливать виновность».

В то время как юношеский сектор  КПВ сталкивался с правительством, в недрах правящей партии «Демократическое Действие» (Accion Democratica), чья молодёжь совместно с коммунистами ранее боролась против диктатуры Переса Хименеса, возник конфликт, приведший к расколу партии. 8 мая 1960 года бывшие активисты AD учреждают «Левое Революционное Движение» (Movimiento de Izquierda Revolucionaria) для борьбы с диктатурой лидера «Демократического Действия» Ромуло Бетанкура.

В тот же момент, другие группы молодёжи, не принадлежащие к левым движениям, точно так же организуются для сопротивления режиму, и 1 мая 1960 года их силами была создана «Венесуэльская Революционная Директория» (Directorio Revolucionario VenezolanoDIREVE). Практически в тот же момент, были созданы и другие некоммунистические группы сопротивления: «Чёрный Треугольник» (El Triangulo Negro) и FUL.

Рождение «Венесуэльской Революционной Директории»

Мы практически ничего не знаем о двух последних революционных организациях, а вот о DIREVE нам известно гораздо больше – существует даже книга «Симарроны шестидесятых», написанная Марсиалем Родригесом в 1997 году, в которой бывший генеральный секретарь «Директории» Эмилио Саласар Ромеро, среди прочих вещей, вспоминает, что:

«Венесуэльская Революционная Директория – DIREVE, - обязана своим существованием всем тем проблемам, которые возникли после того, как Ромуло Бетанкур пришёл к власти. Этот человек безропотно исполнял любые приказы олигархии, ибо именно олигархией он был посажен на президентский пост, и когда мы, учащиеся университетов, возглавили революционный процесс борьбы за власть, Бетанкур ответил полицейскими атаками на студенческие манифестации; он начал убивать учащихся, хотя никто из нас не был членом столь ненавидимой им Коммунистической Партии. Нами всегда руководили идеалы Боливара и Освободительной Революции.

Мы начали налаживать контакты с другими молодыми ребятами – студентами университетов Валенсии, Баркисимето, Куманы, Фалькона, которые принадлежали к разным партиям, и с которыми мы жарко обсуждали проекты создания революционной группы.

В ту эпоху мы имели довольно серьёзные противоречия с Компартией, потому что уже возникли тенденции, разбившие коммунистическое движение на три основных лагеря: прорусский, прокитайский и прокубинский. Да, в то время существовало три главных коммунистических тенденции, но мы не хотели принадлежать ни к одной из них. Мы хотели развивать автохтонное движение, чисто венесуэльское, боливирианское, если хотите. Таким образом, Первого мая 1960 года и образовалась Революционная Директория; её генеральная программа фокусировалась на четырёх целях, подлежащих уничтожению: олигархия, латифундизм, милитаризм и империализм».

Первая школа герильи

Между 10 и 16 марта 1961 года, Компартия Венесуэлы провела свой III Конгресс, главной повесткой которого был вопрос о переходе партии к вооружённой борьбе.

Практически в тот же момент, данная политическая линия рассматривалась и «Левым Революционным Движением», а так же левым крылом «Союза Республиканских Демократов» (Unión Republicana Democrática), чей лидер, Фабрисио Охеда, был пламенным сторонником вооружённой борьбы. До такой степени, что в  июле 1962 года он созвал Национальный Конгресс партии, на котором рассматривался вопрос о непосредственном переходе Союза к герилье.

КПВ закончила свой третий общенациональный съезд в весьма воинственном духе: вооружённая борьба была провозглашена одним из возможных путей захвата власти. И хотя сектор меньшинства был не согласен с подобной формулировкой, повинуясь партийной дисциплине и принципам демократического централизма, он вынужден был принять данное решение съезда. Рассмотрим, что именно говорилось в этом постановлении:

«Необходимо противостоять насилию сверху, угроза которого нависла над страной. Этот неоспоримый факт заставляет все патриотические силы, и особенно, рабочих и крестьян, принять все возможные формы борьбы, как легальные, так и нелегальные, подпольные и вооружённые, для решительного отпора и разгрома врагов на территории, на которой обстоятельства столкнут их»

Существуют свидетельства, данные, например Хесусом Васкесом или Луисом Корреа, которые говорят нам о том, что, ещё начиная с 1959 года, в недрах Компартии начала свою работу «Школа Обучения Герильерос».

Хесус «Тощий» Васкес в своих воспоминаниях об этих событиях, свидетельствует:

«Люди из Каракаса поручил мне подготовку «Вооружённых Университетских Бригад» (Brigadas Armadas UniversitariasBAU). Это произошло после бойни на площади Конкордия (август 1959), где фашистскими бандами Сото Сокорро и Мансо Гонсалеса были атакованы активисты Коммунистической Партии и сочувствующие им рабочие и студенты.

Именно тогда мы решили сформировать собственные ударные городские группы, которые позже получили название «Тактические Боевые Единицы» (Unidades Tacticas de CombateUTC). Я уже к тому времени работал в специальном аппарате КПВ, и наш покойный друг Диего Саласар («Пепитона») взвалил на меня ответственность за формирование «Университетских Бригад». Взявшись за дело, мы создали две группы.
Одна имела название «21 ноября», другая – «Риккардо Наварро».

В ноябре Ливия Гувернёр принимала участие в активных действиях в окружённом властями университете Каракаса. Именно тогда я с ней и познакомился, в ту эпоху, когда правительственные силы взяли в блокаду университет в октябре-ноябре 1960: Ливия тогда оказывала большую поддержку учебному учреждению. Чуть позже она присоединилась к нам – именно она выдвинула предложение назвать группу в честь 21 ноября 1957 года: даты студенческой стачки против военной диктатуры Переса Химнеса.

В «Риккардо Наварро» (бригада была названа в честь нефтяника, убитого как раз в ходе стачки 21 ноября 57) состоял, среди прочих, безвестно исчезнувший Алехандро Техеро Куэнко. Он так же начал свою политическую борьбу в этой группе.

Кроме того, в неё входили Париска Мендоса, братья Паласио и т.д.

Имея контакты с Региональным Комитетом КПВ в штате Яракуй, мы решили именно туда вывести наших людей для обучения азам партизанской войны и уличного противостояния правительственным бандам. Это решение мы приняли без консультаций с Центральным Комитетом Компартии, поэтому на меня были наложены санкции. От надвигающегося наказания меня спасли как раз члены Регионального Комитета Яракуя.
Тогда в Комитет входили Умберто Аррьети, Рауль Домингес, Бениньо «Кот» Гарсия, Макарио и Гранада.

Фронт вооружённой борьбы был создан одновременно со Школой Кадров некоторыми персонами, отправившимися из Каракаса в Яракуй, где в маленькой героической деревушке Камунаре Рохо мы и основали главную базу. Именно здесь мы начали первые военные тренировки.

Не только люди из Большого Каракаса приехали сюда для подготовки к партизанской войне. Действительно, первыми, кто приехал из Каракаса в Яракуй, были члены двух бригад самозащиты, которые учились сражаться с бандами, подобными тем, что собрали вокруг себя Мансо Гонсалес и Сото Сокорро. Но, повинуясь решениям, принятым на III Конгрессе Компартии, который одобрил вооружённую борьбу как один из путей захвата власти, в Камунаре прибыли люди и из пригородных районов столицы, типа Эль Сементерио и Эль Валье, ради того, чтобы дать военную подготовку тем, кто должен был сформировать группы, позднее получившие название UTC. Кроме того, к нам начало присоединяться крестьянское население Яракуя.

В ходе этих сельских миссий, мы с Ливией попытались организовать базу поддержки в небольшом селении Карабобо, так же известным как Сан Николас. Именно там между нами произошла беседа, где я подчеркнул важность военной подготовки этих первых пионеров вооружённой борьбы, потому что политическая подготовка на данном этапе для нас стоит на втором месте»

Вистон Бирмудес, уточняя информацию об этих вооружённых бригадах, говорит следующее:

«В разгар репрессий мы начали вооружаться, а затем создали отряд «Ливия Гувернёр», к которому я и принадлежал. Была создана базовая группа из студентов инженерного факультета Центрального Университета Венесуэлы, в которую вошли испанец Санс, Алехандро Техеро, Эрнандес, Эктор Родригес Армас («Карелоко») и Диего Саласар. Так что, факультет инженерии был городским очагом сопротивления»

Менее известен опыт Хонаса Кастельяноса, Аугусто Вергара и Педро Трокониса, членов КПВ, которые участвовали в партизанской борьбе колумбийских товарищей в конце 1961 года.

В июне 1961 года в казармах «Педро Мария Фрейтес» в Барселоне, штат Ансоатеги, разгорелся военный мятеж, окончившийся большим количеством убитых.

Ливия Гувернёр
Так же в эти дни Бетанкур дал убежище огромному количеству кубинских контрреволюционеров. Присутствие этих элементов в стране раздражало многих, поэтому по Венесуэле прокатилась волна протестов, требующих выдворения этих «червей». Одна из таких манифестаций закончилась печально: 20 ноября 1961 года во время обстрела кубинцами студенческой демонстрации, была убита Ливия Маргарита Гувернёр.

«Орлята» угоняют самолёт

Группа молодых людей из «Коммунистической Молодёжи» (Juventud Comunista), выбравших весьма тенденциозное имя для своей банды – «Орлята» (Los Aguiluchos), - 27 ноября 1961 года совершают угон самолёта компании «AVENSA». Кружа над Каракасом, они выбрасывают из самолёта пропагандистские листовки, посвящённые осуждению репрессий. Хильмар Бракамонте, один из участников данной акции, говорит:

«Угон самолёта был довольно удачной акцией: мы не пролили в ходе операции ни капли крови. Это было «чистое» дело и всё прошло как нельзя лучше. Мы прекрасно выполнили свою задачу, заключавшуюся в разбрасывании листовок над Каракасом. Мы провели впечатляющую пропагандистскую операцию, которая была полностью поддержана руководством.

Тогда в руководящем комитете заседали Теодоро Петкофф и «Каракита» Урбина, но главным проводником идей герильи был Теодоро; он был горячим сторонником вооружённой борьбы и вскоре этими настроениями он заразил всех. Идея нашей пропагандистской акции пришла в голову как раз Теодоро, потому что несколькими днями ранее подобная же операция с разбрасыванием листовок с борта самолёта произошла в Португалии. Теодоро наткнулся в одной газете на крошечную статью, в которой было описано это происшествие, и это вдохновило его провести подобную же акцию здесь.

Пилот захваченного самолёта живо с нами сотрудничал, а вот второй пилот был очень напуган.

Хуан Нолк, капитан самолёта, позже вернувшись в Венесуэлу рассказывал, как хитро он нас обманул, заставив поверить, что у самолёта мало горючего, и именно исходя из этого факта мы, дескать, посадили борт на острове Кюрасао. На самом деле, мы приняли решение идти на Кюрасао лишь потому, что не хотели вовлекать в нашу акцию Кубу. Ибо мы знали, что шестью месяцами ранее генерал Кастро Леон так же захватил самолёт и посадил его на Кюросао, где получил надёжное убежище. Именно поэтому, не желая навлекать гнев на правительство Фиделя, мы и выбрали конечным пунктом нашего путешествия этот маленький остров близ Венесуэлы.

Приземлившись, мы ещё долго сидели в самолёте, ибо аэропорт был полностью блокирован местной полицией. Когда полицейские вошли в самолёт, они сообщили: «Если вы используете оружие, мы вас всех убьем!»

Два с половиной года политических волнений (с августа 1959 по декабрь 1961) породили весьма тяжёлую атмосферу, пронизанную идеями вооружённого сопротивления режиму.

И в самом деле, начиная с 1962, различные персонажи, оставив все свои дела, уходили в горы, как на западе, так и на востоке. Одновременно с этим, на западных равнинах появились студенческие группы, намеревавшиеся основать здесь первые очаги сельской герильи.

Обе крупнейшие левые партии страны – КПВ и MIR, - полностью приняли концепцию вооружённой борьбы и на 1962 год запланировали ряд повстанческих акций. Итак, началась «Операция по вооружению».

В контекст действий по «самовооружению», главной задачей которых предполагалось формирование повсюду очагов герильи, хорошо вписывается захват префектуры Урачиче, штат Яракуй, проведённый 12  декабря 1961 года. Это одна из первых операций герильерос, которая широко освещена как печатной прессой того периода, так и устными свидетельствами её непосредственных участников.

Об этой первой акции вспоминает «Тощий» Васкес:

«После смерти Ливии Гувернёр, произошедшей в ноябре 1961, группа наших товарищей, горевших желанием отомстить властям, в декабре того же года совершила захват деревни Урачиче. Тем самым, мы хотели почтить память нашей погибшей подруги.

Реакция не заставила себя долго ждать: армия блокировала наши базы как в Камунаре Рохо, так и в Ла Вирхен, развернув там репрессивные действия. Но к тому моменту мы уже демонтировали там все наши объекты, и действовали в Долине Ароа, недалеко от водопада «Эль Ача». Там мы встретили товарища из Карабобо и он отвёл нас в свою деревню, где мы начали подготовку партизанского движения в этой части Яракуя. Ибо наша основная база в Камунаре была потеряна, и было бы глупо возвращаться туда, на верную смерть.

Вот так мы и решили переместить центр операций из Камунаре и Ла Вирхен в сторону деревень Сан Николас и Карабобо.

Здесь мы продолжили свои тренировки. Мы должны были отказаться от всех ранее запланированных военных кампаний в сельской местности, которые были сорваны благодаря захвату Уричиче. Перед нами стояла задача вывести все свои силы из зоны действия армии и переместить их в Лару, а уже оттуда, направить в штат Португеса, где формировался Фронт «Эль Чараль». Среди наших ребят были «Чёрный» Доминго, «Катире» Дельгадо (возможно, имеется ввиду Рубен Дельгадо, погибший в мае 1962 года в Чарале, где действовало ядро герильерос под руководством Хуна Висенте Кабесаса), Эрнандес и ещё один парень (Луго), оказавшийся доносчиком: после захвата Урачиче он сдал властям товарища по фамилии Гранда (он уже умер), но тот в ходе допросов так ничего и не рассказал, очень смелый был человек».

Школа подготовки герильерос была основана в 1959 году в Камунаре, но в январе 1962 была перемещена в деревню Карабобо, в окрестностях Ароа, штат Яракуй. Уже оттуда слушатели школы направлялись в ближайшие горы, известные под именем Серро Асуль, где создавался партизанский очаг под руководством «Тощего» Васкеса и Любена Петкова. Так же к этому очагу присоединилась и группа Альгирдаса Тамасауска.

Орландо Сегундо Васкес , известный под прозвищем «Чёрный Освальд», вспоминает, что один из первых планов партизанского очага «Серро Асуль», заключался в захвате деревни Ароа для поддержки повстанцев в Карупано и Пуэрто Кабельо.