Страницы

воскресенье, 3 января 2016 г.

ЭТА.12.ETA Sexta


Целесообразность проведения новой ассамблеи являлась постоянной темой внутренних дебатов с того самого момента, как после катастрофических потерь 1969 года во главе организации утвердилось новое же руководство. Дело в том, что пришедшая к власти верхушка задумала грандиозное человеческое и политическое обновление, тогда как исторические лидеры, остававшиеся ещё на свободе, с подозрением относились ко всем новшествам. Однако инициативы первых месяцев 1970 года, - возобновление вооружённых акций и пропагандистские кампании, направленные на формирование Национального Фронта, - несколько сгладили назревшие противоречия.


К тому моменту внутри ЭТА существовало три основных течения. Первым из них, возглавляемым Пачо Унсуэта, одним из членов нового ИК, которого поддерживали большинство членов организации, являлось течение, выступающее за формирование политической революционной партии.

Второе течение, возглавленное такими историческими фигурами организации как Эчабе, Крутвиг, Мадарьяга, Эдур Арреги и Лопес Адан (т.н. «группа пяти»), не столько боролись за что-то, сколько против. Ибо, по их мнению, последователи первого течения шли по тому же самому пути, по которому следовала ранее уничтоженная «обреристская» тенденция: то есть, по пути «испанизации» борьбы баскского народа. Особенно сильные позиции это течение занимало внутри Военного Фронта, который, собственно, и возглавлял Хуан Хосе Эчабе.

Члены третьего течения оформились в так называемые «Красные Ячейки»: сетевую организацию политических эмигрантов (в основном, в Бельгии и Франции), наиболее левацки настроенную, которая ставила под вопрос необходимость вооруженной борьбы, а так же критиковала само понятие «революционного национализма», якобы слишком отдающего мелкобуржуазностью. Они отвергали стратегию Национального Фронта и считали преждевременным формирование партии, как предлагало руководство. Главным лицом этого течения являлся Микель Асурменди и Хосе Мария Эскуби.

В связи с усилившимися внутренними дебатами, руководство, старавшееся всё-таки играть роль посредника между всеми течениями, начинает подготовку к новой ассамблее. В весьма сложных условиях, так как внутри организации к этому моменту уже циркулируют десятки текстов, постановлений и опусов, составленных деятелями той или иной тенденции, проповедующих иногда взаимоисключающие друг друга концепции. С идеологической точки зрения, этот момент являлся одним из самых сложных в истории ЭТА. На стол обсуждения были брошены десятки вариантов «творческого развития» марксизма, десятки вариантов развития националистической линии, множество сценариев организационного развития, тактические и стратегические тезисы…Следствием этого всего была страшная путаница.

Руководство назначило проведение новой ассамблеи на 31 августа 1970 года в местечке Ицасу. Но предварительно представители всех течений должны были провести собственные собрания, чтобы сформулировать свои тезисы и выдвинуть делегатов.  

Ассамблея состоялась в срок, на ней присутствовали 28 человек, причём лишь трое из них являлись участниками V Ассамблеи, состоявшейся всего три с половиной года назад. Это говорит о градусе накала репрессий, так как все остальные участники находились либо в тюрьмах, либо в эмиграции, либо в могиле («Чаби» Эчебаррьета).

В первую очередь, Ассамблея должна была рассмотреть ситуацию в Военном фронте, для чего были вызваны пятеро его членов, однако на собрание явился только Хулен Мадарьяга, заявивший, что имеет право говорить от имени всего фронта. На просьбу изложить в деталях позиции боевого аппарата, Мадарьяга ответил отказом, заявив о незаконности ассамблеи и призвав собравшихся отказаться от участия в ней. По словам Мадарьяги, собрание соответствовало формату т.н. «Biltzar Ttipia» (Малой Ассамблеи, оперативного совещания, не имеющего решающей силы), поэтому никакие её решения не могут перечеркнуть уже утверждённые легальными Ассамблеями статуты, согласно которым действует и Исполнительный Комитет и все фронты. После столь яркой речи, участники собрания, подстёгиваемые членами «Красных Ячеек» (которые на встрече имели большинство – 11 человек), приняли единодушное решение об изгнании из рядов организации Мадарьяги и его группы по обвинению в «заговоре и фракционной деятельности».

Устранив один конфликт, тотчас же возник другой – на этот раз, между руководством ЭТА и теми же самыми «Красными Ячейками». Хотя идеологические разногласия между обеими тенденциями были и не столь сильны, этот «недостаток» с лихвой компенсировался разногласиями по поводу организационного строительства, усугублявшимися личными ссорами. В результате, к концу ассамблеи десять из одиннадцати членов «Красных Ячеек» заявили о добровольном выходе из организации. Оставшиеся 17 делегатов довольно быстро обсудили технические вопросы, сойдясь во мнении, что в ближайшее время необходимо провести вторую сессию ассамблеи, дабы сформулировать новый политико-идеологический курс.

В начале сентября 1970 года т.н. «группа пяти» публикует коммюнике, повествующее об изгнании Хосе Эскуби и всего руководства ЭТА, а так же содержащее призыв к возвращению к «историческим» параметрам, определённым V Ассамблеей. Таким образом, оформляется фракция, получившая в историографии имя ETA V, или, согласно основному лозунгу организации, ЭТА-Askatasuna ala hil (Свобода или смерть).

Само же руководство ЭТА запрещает распространение этого документа среди активистов, причём точно так же запрет накладывается и на ответную реплику, изданную последователями «Красных Ячеек», которые списали это на личную неприязнь. После этого, понимая, что раскола не избежать, члены ЭТА V начинают искать помощи за пределами организации. Таким образом, они сумели привлечь на свою сторону некоторых симпатизантов из французской части Страны Басков, а так же часть изгнанных ещё после V Ассамблеи членов «этнокультурной» тенденции во главе с «Чиллардеги». С последними ЭТА V имела ряд точек соприкосновения, поскольку, как и «этнокультуристы», члены раскольнической группы ставили борьбу за независимость Страны Басков и национальную идентичность на первое место, отвергая необходимость переносить акцент борьбы на предварительное освобождение Испании.

Вслед за новым расколом состоялась шестая ассамблея организации, зафиксировавшая, что за спиной большинства, которое воспринимало изначально всё случившееся как выход из организации Военного фронта, на самом деле произошла попытка путча «праваков», чьи позиции совпадали с изгнанной несколькими годами раньше группой «Чиллардеги». Большинство активного состава ЭТА осудило эту раскольническую деятельность, подтвердив верность руководству организации. Таким образом, по результатам VI Ассамблеи, большинство «этаррас» принимают сторону ЭТА, которая, для исключения путаницы, с этого момента именуется ETA Sexta (ЭТА Шестая), или же, по аналогии, ЭТА- Iraultza ala hil (Революция или смерть).

После той же VI Ассамблеи организацию окончательно покидает и фракция «Красных Ячеек», недовольная изгнанием из руководства Эскуби, имевшего большой вес внутри этой группы. Фракция не стала воевать за имя ЭТА, предпочтя пуститься в плавание под своим «историческим» именем. Плавание это закончилось достаточно быстро – уже через несколько лет группа банально исчезнет, члены её частью перекочуют в другие формации, частью вовсе отойдут от политики.

Если поначалу казалось, что ЭТА Sexta, оставившая за собой большую часть людских и материальных ресурсов, идёт в светлое будущее, то уже через какое-то время ситуация начала складываться обратным образом: руководители организации, шаг за шагом отдаляясь от исторических позиций «Страны Басков и Свободы», сделали всё возможное для того, чтобы подавляющая часть активного состава перекочевала в неприятельскую фракцию ЭТА V.