Страницы

среда, 6 января 2016 г.

ЭТА.13.Процесс в Бургосе



Однако же, не факт очередного раскола привлёк внимание публики к имени ЭТА, а переход в окончательную фазу т.н. «Процесса в Бургосе» - генерального суда над активистами организации, задержанными в течение 1968-69 годов. На скамье подсудимых военного трибунала оказались фактически все руководители, а так же несколько ключевых персонажей структуры, в том числе, непосредственный исполнитель убийства Мелитона Мансанаса Иско де ла Иглесиа, которого взялся защищать тяжело больной брат «Чаби» Эчебаррьета, Хосе Антонио. Уже давно передвигавшийся на костылях и инвалидной коляске, чувствовавший себя крайне неважно, он, тем не менее, в течение двух суток безостановочно письменно опровергал все доводы обвинения, выдвинутые против подзащитного.

Помимо мобилизаций, забастовок и акций солидарности, привлекших внимание мирового сообщества, в течение процесса обе фракции ЭТА предпринимали и более решительные действия в поддержку заключённых, многим из которых светила смертная казнь.


К примеру, ЭТА Sexta, под чьим контролем осталась группа боевиков, известная под именем «Кроты» (Los Topos), приступила к разработке дерзкого плана побега из тюрьмы Бургоса. «Этаррас» взялись за прокладку тоннеля от канализационной системы, однако после трёх месяцев тяжелейшей работы, «кротов» ждало бетонное перекрытие, которое невозможно было преодолеть не привлекая ненужного внимания.

ЭТА V, в отличие от своих «коллег» не намеревалась прятать свои приготовления под толщей земли. Наоборот, операция по освобождению заключённых должна была стать поистине громкой. 1 декабря 1970 года вооружённая команда «этаррас» недалеко от собственного дома в Сан-Себастьяне похищает почётного консула ФРГ Ойгена Байля. Дипломат был отвезён в загородный домик в Субероа, где ему сообщили, что дальнейшая его судьба зависит от исхода судебного процесса в Бургосе.

Судебные слушания, закончившиеся 9 декабря краткой обвинительной речью против франкистского режима подсудимого Марио Онайндиа, увенчавшего свою декламацию слоганом «Gora Euskadi Askatuta!» (Свободу Стране Басков!) и вскинутым в коммунистическом приветствии кулаком, завершилось довольно предсказуемо: шестеро обвиняемых были осуждены на смертную казнь, 9 других получили сроки от 12 до 70 лет заключения.

Вслед за этим не только в Испании, но и по всей Европе начались выступления в защиту осужденных, иногда доходившие до нападений на испанские посольства: так, в Милане во время демонстрации солидарности с «этаррас» близ консульства Испании полицией в ходе столкновений с манифестантами был убит молодой студент.

25 декабря консул ФРГ был освобождён из плена, причём «этаррас» снабдили это событие выпуском довольно дружелюбного коммюнике, в котором сообщали, что целью акции являлось не более чем привлечение внимания мирового сообщества к борьбе баскского народа против фашистского режима.

30 декабря, вероятно, по ранее задуманному плану, Франсиско Франко в порыве демонстративного великодушия заменяет смертную казнь всем осужденным на пожизненное заключение, что встречено западноевропейскими государствами с величайшим одобрением.

«Процесс в Бургосе» стал первым и единственным открытым судебным процессом такого рода. Столкнувшись с реакцией мирового сообщества, с реформистскими настроениями внутри самого испанского правительства, Франко более не рискнул применять подобного рода приёмчики. Отныне никаких массовых процессов не будет, «этаррас» будут судить закрытые военные трибуналы без особой огласки.

С другой стороны, массовые мобилизации, сопутствовавшие процессу, убедили руководителей ЭТА Sexta в правильности развития прежде всего легального рабочего действия. Постепенно эта фракция «этаррас» всё больше и больше уклоняется влево, переходя на откровенно марксистские позиции. Аттестация «исторической» ЭТА как «мелкобуржуазной националистической организации», вкупе с отказом от «авантюризма» вооружённой борьбы, приводит к массовому исходу активистов, остававшихся верными боевому революционному национализму, в направлении ЭТА V.

Несмотря на столь неблагоприятный поворот событий, ЭТА Sexta продолжает, что называется, свой лихорадочный танец. Уже к началу 1971 года ослабленную организацию накрывает чреда внутренних конфликтов: в марте месяце оформилась фракция под названием «Barnuruntz» (Блок), которая вскоре налаживает контакты с французской троцкистской «Коммунистической Революционной Лигой». В августе 1971 члены «Блока» совершают нападение на отделение ЭТА Sexta в Байоне, дабы завладеть архивом. Этот инцидент приводит к окончательному изгнанию этой группы из организации.

В середине 1972 года по результатам т.н. VII Ассамблеи, ЭТА Sexta, уже фактически утерявшая право называться частью ЭТА (поскольку была отвергнуты идеи как вооружённой борьбы, так и вообще борьбы за независимость Страны Басков), ещё раз раскалывается на большинство (Los mayos) и меньшинство (Los minos); первые, в конечном итоге, присоединяются к «Революционной Коммунистической Лиге», образуя баскский филиал французской организации (Liga Komunista Iraultzailea), вторые же фактически через какое-то время растворяются, разойдясь по различным партиям и группам.

Ослабление ЭТА Sexta вполне закономерно привело к росту и укреплению ЭТА V, которая с самого начала конфронтации не уставала критиковать «предательский курс испаньолистской фракции». Вновь на политическую арену возвращаются казалось бы позабытые фигуры, вроде «Чиллардеги» или Хулена Мадарьяги, сыпавшие агрессивными текстами со страниц журнала «Zutik», издания, которое ЭТА V сумела оставить за собой.

1971 год характеризовался безуспешными попытками организации создать нечто, наподобие Национального Фронта, куда вошли бы все оппозиционные режиму силы, проповедовавшие баскский национализм. Однако единственным положительным результатом всей этой деятельности стал конфликт, раздутый «этаррас» внутри молодёжного крыла Националистической Баскской Партии (Euzko Gaztedi Indarra), внутри которой выделилось радикальное крыло, уставшее от безрезультативной деятельности самой НБП и активно выступавшее за союз с ЭТА (т.н. EGI-Batasuna). Фактическим лидером фракции являлся Иньяки Мухика Арреги, прославившийся своим упорством в деле пропаганды: на его плечи EGI как-то взвалила ответственность за размещение баскского флага (икуриньи) на башне кафедрального собора в Бургосе. Результаты акции были крайне печальны – Иньяки Мухика свалился на землю, сломав обе ноги. Но уже через год он вновь полез на башню, исполнив наконец приказ. В дальнейшем, этот неустрашимый человек был назначен руководством Националистической Баскской Партии ответственным за организацию боевых групп молодёжи, а затем, когда оказалось, что эти боевые группы фактически не нужны партии, он же развёл среди соратников подрывную пропаганду в пользу присоединения к «этаррас».

Стоит заметить, что позиции «группы пяти», первоначально твёрдо направлявшей организацию по националистическому курсу, к концу 1971 года заметно пошатнулись. Произошло то, что уже не раз происходило: вернувшись на свою «историческую» платформу, ЭТА постепенно вновь уклонялась влево, в сторону революционного национализма. Вслед за организацией «левела» и дружеская ей фракция в EGI. Закончилось всё закономерно и предсказуемо: в конце 1971 года значительно радикализированная EGI-Batasuna покидает ряды молодёжного крыла НБП, перейдя в полное распоряжение ЭТА V. То есть, речь идёт не об объединении, а о полном поглощении, поскольку EGI-Batasuna, примкнув к организации, отказалась как от своего имени, так и от уже сложившейся внутренней иерархии. Поглощение, оформившееся совместным участием в «Дне Нации» 1972 года, расширило структуру «этаррас» более чем пятьюстами новых активистов, а так же дюжиной профессиональных кадров.