Страницы

воскресенье, 17 января 2016 г.

ЭТА.18.Milis и Polimilis



18. Milis и Polimilis

После смерти Карреро Бланко новым президентом правительства был назначен Карлос Ариас Наварро, крайне правый франкист, который за время своей работы в провинциальном правительстве Малаги в послевоенное время заработал прозвище «Шакал». Речь Наварро, произнесённая во время вступления в должность, некоторым наивным оптимистам внушила надежду на скорые реформы, однако 2 марта эти хлипкие надежды рухнули – в этот день посредством гарротирования был казнён каталонский анархист Пуиг Антич. Правительство намеревалось продолжать и далее свою репрессивную политику.

25 апреля 1974 в соседней Португалии произошла Революция Гвоздик; выступление прогрессивно настроенных военных, поставившее крест на многолетнем фашистском режиме. В июле того же года в результате народной мобилизации пала греческая хунта Полковников. Между этими двумя событиями в самой Испании так же произошло знаковое событие, предвещавшее скорые перемены: в июне Франсиско Франко был госпитализирован с подозрением на тромбофлебит и вся полнота государственной власти перешла к принцу Хуану Карлосу. Стало очевидным, что 81-летний диктатор протянет недолго, тем более, что смерть его ближайшего соратника, - Карреро Бланко, - погрузила старика в глубокую депрессию, сопровождавшуюся снижением умственных и физических способностей.


В преддверии кончины тирана, оппозиционные политические группы активизировали свою деятельность. Коммунистическая Партия Испании сформировала альянс нескольких политических сил, так называемую Демократическую Хунту, в то время как Испанская Социалистическая Рабочая Партия, - вторая левая партия по численности в стране, -  образовала блок Платформа Конвергенции. В конечном итоге, обе коалиции слились, образовав т.н. «Платахунту», являвшуюся выразительницей интересов большей части оппозиционных сил.

Между тем, наиболее боевые сектора левого лагеря так же пришли в движение, предвосхищая последний бой с умирающим франкизмом. Возникают левонационалистические организации вооружённой борьбы в Каталонии, Галисии и на Канарских островах. Активизируются анархистские группы, на сцену выходит «Революционный Патриотический и Антифашистский Фронт».

В Стране Басков ЭТА рассматривает сложившуюся ситуацию как возможный шанс для расширения борьбы за национальную и социальную независимость. В этой связи требовалось заставить все прочие политические силы осознать неизбежность радикальных перемен. Однако организации определённо не хватало широкой социальной базы для развития борьбы. Тем более, что ситуацию усугубили очередные внутренние потрясения.

Столкновение с Рабочим фронтом несколько отодвинуло на задний план конфликт, разгоревшийся внутри самого Военного фронта. Превратившийся в основной оперативный сектор организации, Военный фронт включал в себя комбатантов самых различных политических направлений. Можно выделить четыре ведущих сектора, составлявших боевой аппарат: те, кто был в Военном фронте с самого начала, поддержав «группу пяти»; те, кто являлись выходцами из ЭТА Sexta; те, кто перешли в организацию из молодёжного крыла Националистической Баскской Партии; и, наконец, новички, не имевшие особенно долгой политической биографии. К лету 1974 года все эти сектора условно говоря, разделились во мнениях по поводу развития боевой работы на два лагеря: «военный» (militar/milis) и «военно-политический» (politico-militar/polimilis).

Первые продолжали «славную» традицию националистов, беспокоящихся, что военный аппарат излишне погружён в решение политических вопросов, что может привести в дальнейшем к отказу как от националистической линии, так и от вооружённой борьбы как метода. Вторые рассматривали первых как «милитаристов», уделявших чрезмерное внимание собственно национализму без учёта революционных целей борьбы. Однако до поры до времени работающим вместе «milis» и «polimilis» удалось сглаживать противоречия перед лицом полицейских репрессий.

А они в 1974 году развернулись с новой силой. Только за первые полгода в руки властей попались свыше пятидесяти боевиков организации. Аресты «этаррас» зачастую сопровождались продолжительными перестрелками, ранениями, иногда и смертями. Так, 28 августа во время борьбы с полицейским выстрелом в упор в голову был тяжело ранен 23-летний Хосе Антонио Гармендия, оставшийся инвалидом на всю жизнь. 11 сентября во время полицейской засады в Индаучу, одном из кварталов Бильбао, был убит агент правоохранительных органов, пытавшийся задержать очередного бойца ЭТА. В тот же день во время другой засады в Бильбао был убит Хон Урселай. В ответ на его гибель, организация решила осуществить акт возмездия, чьи последствия будут ужасающи.

Хон Урселай

13 сентября «этаррас» закладывают бомбу в мадридском кафетерии «Rolando», расположенном вблизи штаб-квартиры испанской полиции, и поэтому часто посещаемым чинами правоохранительной системы. Взрывом были убиты 13 человек, но среди них полицейским был только один. Все остальные являлись обычными гражданами и сотрудниками заведения. 


И если поначалу высказывались предположения, что за терактом могут стоять крайне правые, - уже совершавшие подобного рода покушения в Италии, - то спустя несколько дней, когда полиция начала операцию против мадридской структуры «этаррас», сомнений больше не осталось. За кошмарной бойней стояли баски.

Руководство ЭТА, не менее потрясённое результатом своей работы, 15 числа выпускает коммюнике, в котором, отвергнув свою ответственность за произошедшее, тем не менее пытается как-то оправдать якобы неизвестных преступников. Говорится о том, что кафетерий был местом увеселений мадридских буржуа, что его сотрудники были близкими приятелями полицейских, что агенты постоянно посещали заведение, что борьба не может быть идеальна…

Всё это ввергло в настоящий ступор рядовых активистов, не ожидавших от главарей проведения карательной акции против полиции в таком диком стиле. Возникшее внутреннее напряжение привело к решению о проведении в октябре очередной «Малой Ассамблеи».

Здесь разгорелась полемика между «milis», требовавшими публично взять ответственность за акцию в кафетерии, и «polimilis», предлагавшими скрыть свою причастность, дабы не замазать дерьмом организацию. Большинство собравшихся приняло второй вариант.

На момент проведения собрания организация де-факто уже была расколота на две части по организационному вопросу. Большинство членов руководства поддерживало предложение о создании ячеек политических активистов, независимых на местном уровне, но координирующихся региональным представителем организации, в чьей ответственности так же находилось и руководство над вооружёнными действиями. Этот «военно-политический» сектор пытался модернизировать традиционную структуру фронтов с их совмещением военного и политического действия, тогда как «военный» сектор настаивал на чётком разделении функций, опасаясь пагубных последствий от воздействия государственных репрессий.

«Milis» покидали собрание, твёрдо решив продолжать свой собственный курс, уверенные в том, что встреча не имеет полномочий Ассамблеи менять в ту или иную сторону структуру организации. Однако после ухода оппонентов, «polimilis», обсудив проект реорганизации, принимают решение о проведении в январе 1975 года второй части VI Ассамблеи, дабы увековечить изменения.

Тотчас же после этого «polimilis» развивают бурную агитационную работу, добившись одобрения проекта реструктуризации от подавляющего большинства «этаррас». Учитывая, что контроль над аппаратом ЭТА так же находился по большей части в руках «военно-политического» сектора, можно было не сомневаться, каковы будут итоги Ассамблеи. К тому моменту позиции «polimilis» в руководстве организации отстаивал Иньяки Мухика Арреги «Эскера», тогда как «военный» блок представлял ветеран «Операции Огр» Хосе Мигель Беньяран «Аргала».

Фактически раскол оформился в конце 1974 года, когда обе организации, оставив за собой имя, историю, идеологию и традицию ЭТА, приступили к осуществлению собственных военных и политических акций. Причём, в отличие от прошлых конфронтаций, обе группы выступали с одинаковых идеологических позиций, защищая независимость Страны Басков и социализм. Отличия шли лишь по тактическо-стратегической линии. Вооружённая борьба обеими фракциями понималась как адекватная форма борьбы за реализацию поставленных целей, причём «polimilis» на первых этапах во многом обгоняли «milis» в деле развития боевого дела.

Спустя несколько недель после раскола внимание общественности не только Страны Басков, но и всей Испании оказалось прикованным к протесту баскских политических заключённых, коих к тому моменту насчитывалось 245 человек, подавляющее большинство которых принадлежали к ЭТА. В течение нескольких месяцев «этаррас» готовили всеобщую голодовку с целью добиться смягчения условий заключения в связи с изменившейся политической ситуацией. 24 ноября 1974 года стартовала акция, в которой приняли участие 158 политических узников из 22 тюрем,  сопровождавшаяся активнейшими действиями ЭТА(p-m), выпустившей несколько призывов ко всеобщей забастовке в знак поддержки арестантов. На призывы откликнулись все ключевые организации т.н. «националистической левой» (LAIA, MCE и ORT), что привело к нескольких крупным стачкам (11 декабря по всей Стране Басков остановили работу более 200 тысяч человек). Параллельно с этим «polimilis» организовывали манифестации и шествия в знак поддержки голодающих, которые практически везде оканчивались атаками со стороны полицейских сил, которые протестующие встречали камнями и «коктейлями Молотова».

Дополнительным фактором протестной кампании стало осуществление «polimilis» серии непосредственно военных акций. Первым погибшим комбатантом ЭТА (p-m) становится Игнасио Ипаррагирре, застреленный 29 октября в ходе нападения на патруль Гражданской Гвардии, во время которого «этаррас» так же убивают одного агента. Несмотря на последовавшие за этим аресты и задержания, в первые дни декабря организация исполняет несколько подрывных покушений. 14 декабря вновь осуществлено нападение на гвардейский патруль, в ходе чего тяжёлое ранение получает офицер Информационной Бригады. Кульминацией военной кампании становится подрыв автомобиля в Аррасате, в результате чего погибает местный командующий Гражданской Гвардии и сопровождавший его коллега. На следующий день во время ограбления банка в Урдулисе команда «polimilis» расстреливает попавшийся на пути гвардейский патруль, тяжело ранив двух агентов.

В этих условиях обострения политической борьбы в Стране Басков проходит вторая часть VI Ассамблеи, на которой первой скрипкой выступают все те же «polimilis». Подводя итог последним месяцам, деятели «военно-политического» сектора учреждают ряд новых «дочерних» организаций, своеобразных массовых фронтов ЭТА:

- Hauzo Batzarrak, «Движение Соседей», объединявшее людей по территориальному признаку;

- Comités Abertzales, «Патриотические Комитеты», действовавшие внутри социального движения;

- Ikasle Abertzale Mugimendua, «Студенческое Патриотическое Движение», заменившее разгромленное властями «Студенческую Патриотическую Социалистическую Организацию» (Ikasle Abertzale Sozialisten Erakundea);

- Herrikoi Batasuna, «Народный Союз», призванный объединить всю баскскую левую оппозицию, стать своеобразной баскской «Платахунтой».

В рабочем вопросе решено укреплять позиции внутри «Рабочих Патриотических Комиссий» (Langile Abertzaleen Batzordeak).

Что касается вооружённых действий, то тут было подтверждено, что стратегия их развития напрямую зависит от накопления военной мощи, людских и материальных ресурсов боевым аппаратом. Именно от этого фактора зависит, перейдёт ли организация к прямой конфронтации с Государством, намереваясь добиться военной победы, или же будет боевыми действиями вынуждать власти идти на выгодные для ЭТА компромиссы.

Для укрепления военной мощи, как уже было указано, примитивные боевые действия взваливаются на плечи политических активистов, объединённых в ячейки, координирующиеся представителем организации. Для более сложных боевых задач учреждается аппарат специальных команд (Komando Bereziak), включающих в себя наиболее опытных комбатантов.

В течение этих первых месяцев после раскола, ЭТА (m) оставалась в тени, не проявляя ни военной, ни политической активности. «Milis» не собирались попусту соперничать со своими «военно-политическими» оппонентами, уверенные в том, что гегемония «polimilis» не будет продолжаться особенно долго. По их мнению, ЭТА (p-m) падёт жертвой собственной организационной модели, она будет если не уничтожена, то весьма ослаблена репрессиями в ближайшее время. В связи со всем этим, «военный» сектор принял решение полностью остановить «наступательные» операции, сконцентрировавшись на акциях самоснабжения, то есть перейти к «тактическому отступлению». Параллельно с этим налаживались связи в среде политических заключённых, а так же за рубежом, с целью расширить ряды довольно немногочисленной «военной» фракции.

В эти же первые месяцы ЭТА (m) приступила к строительству собственного политического аппарата, некоего легального политического крыла, - «Социалистической Баскской Партии» (Eusko Alderdi Sozialista), которая тотчас же наладила тесные взаимосвязи с «родственной» «Социалистической Народной Партией» (Herriko Alderdi Sozialista) из французской части Страны Басков.

Для ЭТА (m) военно-политическая модель являлась отказом от возможного вмешательства в большую политику в условиях будущей формальной демократии, поскольку, по мнению «milis», нынешняя концепция «военно-политического» сектора ничем не отличается от ранее провалившейся концепции «фронтов», которая никогда не работала корректно и эффективно. Поэтому «военная» фракция видела свою миссию исключительно в осуществлении актов вооружённой пропаганды «патриотической левой», оставляя политическое поле для деятельности отделённого от боевой структуры политического аппарата, «партии нового типа», способной наладить взаимодействие с иными силами, и проводить анализ актуальной ситуации, дабы не допустить отрыва организации от реальности.

И когда в мае 1975 года ЭТА (m) приступила к вооружённому действию, её появление было поистине сюрпризом, поскольку со стороны организация казалась полумёртвой и ничто не указывало на то, что она сможет выйти из этого состояния.