Страницы

вторник, 12 января 2016 г.

ЭТА.16.Операция Огр



На протяжении 1971 года «этаррас» начали совершать регулярные путешествия в Мадрид. Цели этих поездок были различны. В политическом плане, необходимо было наладить контакты с испанскими левыми организациями, беседовать с их представителями с глазу на глаз о возможном создании альянсов и блоков. В военном плане, речь шла о необходимой рекогносцировке на предмет создания в испанской столице «внешней» инфраструктуры, так как Мадрид, - значительно превосходящий любой из городов Страны Басков, - давал прекрасную возможность осуществления акций самоснабжения. Наконец, такая инфраструктура могла бы помочь в исполнении непосредственно вооружённых акций против ключевых представителей режима.

Среди прочих баскских путешественников значился и Хосе Мигель Беньяран Орденьяна, более известный как «Аргала». Марксист-интеллектуал, примкнувший изначально к ЭТА Sexta и даже принимавший участие в разработке плана побега через тоннель подсудимых на процессе в Бургосе, «Аргала», как и многие другие, в конечном итоге переходит в ЭТА V, становясь профессиональным революционером, одним из самых талантливых и деятельных работников Культурного фронта организации в Бискайе. Ему, в частности, принадлежит знаменитая фраза: «Я беседую со всеми, превращая бойцов в интеллектуалов, а интеллектуалов – в бойцов».


В конце 1971 года «Аргала» знакомится в Мадриде с супружеской парой, которая сыграет в будущем значительную роль в популяризации ЭТА и вооружённой борьбы в целом. Речь идёт об Альфонсо Састре, престижном драматурге, сочувствующем Коммунистической Партии Испании, и его подруге Эве Форест, медике и каталонской писательнице. Через них «Аргала» выходит на людей, готовых помогать ЭТА в столице, причём большинство из них так же принадлежали к Коммунистической Партии. Посредством систематического общения с симпатизантами, в начале 1972 года «этаррас» узнают крайне важную для них информацию: оказывается, адмирал Карреро Бланко и вице-президент правительства, каждый божий день посещает в один и тот же час мессу в церкви, расположенной в центре Мадрида, на улице Серрано. Несмотря на столь ценные сведения, по причинам внутреннего характера, ЭТА до конца 1972 года никак не пытается преобразовать их в какое-то конкретное решение. 

Однако в последних числах 1972 «Аргала» и его товарищ Хосе Луис Перес Беотеги окончательно переселяются в Мадрид, намереваясь развивать здесь проект, утверждённый руководством: речь тогда шла о похищении Карреро Бланко и освобождении его в обмен на амнистию всем политическим заключённым Испании, большая часть которых, - порядка 150 человек, - принадлежала к ЭТА.

Карреро, наряду с принцем Хуаном Карлосом и собственно самим Франко, являлся одним из наиболее важных деятелей режима, поэтому руководители организации закономерно полагали, что все их требования будут исполнены. Из-за довольно преклонного возраста Франко, мало кто сомневался, что его дни на земле сочтены. Поэтому режим детально готовился к смене правящей персоны. Закон о правопреемственности от 1947 года определял Испанию как Королевство, однако Франко, не принадлежавший к королевской семье, застолбил за собой право назначения короля, ибо до какого-то момента трон пустовал. Посредством различных интриг, в 1969 году наконец определился главный претендент на престол – им стал Хуан Карлос де Бурбон, старший сын графа Барселонского, который, согласно логике престолонаследия, и должен был стать королём, но не стал им, поскольку ранее участвовал в заговорщицкой деятельности против Франко. Однако испанский диктатор сомневался, что Хуан Карлос, воспитанный в типично фашистском духе, всё-таки продолжит традицию франкистского правления. Для сохранения режима, за спиной короля должен был стоять «сильный человек», способный управлять страной железной рукой. Именно таким человеком по мысли Франсиско Франко и должен был стать адмирал Карреро Бланко, хорошо зарекомендовавший себя в деле осуществления репрессий против «врагов отечества».

Итак, в начале 1973 года началась разработка операции по похищению адмирала, которого ведущие слежку «этаррас» окрестили за физические данные Огром. Соответственно, всё мероприятие и получило название «Операция Огр».

После изучения окрестностей церкви и маршрута Карреро Бланко, был выработан первоначальный план безумной сложности, поскольку необходимо было нейтрализовать хорошо охраняемого адмирала прямо в церкви, - расположенной в центре Мадрида, напротив генерального консульства США, - а затем переместить его на конспиративную квартиру на проспекте Кастелльяно, одной из главных транспортных артерий города, лежащей довольно далеко от места действия. Проект требовал привлечения огромного количества людей и материальных ресурсов: планировалось даже обустроить на одной из квартир оперативный госпиталь, необходимый в случае, если кто-либо из участников операции получит ранение.

К концу весны 1973 года подготовительные работы по большей части были завершены. Именно на майском собрании ИК руководителям Рабочего фронта было оглашена информация о подготовке Военным фронтом масштабной операции. Однако, буквально за несколько дней до назначенной даты, случилось непредвиденное, и весь план полетел к чертям. Какие-то воришки забрались в квартиру, подготовленную для содержания Карреро Бланко, а после ещё и ввязались в перестрелку с проезжавшим мимо патрулём. Опасаясь, что во время оперативной проверки выяснится, что договор на аренду помещения был оформлен по подложным документам, содержатели конспиративной квартиры покинули её. Нужно было готовить новый план.

Пока шла разработка нового проекта, пришла новость, кардинальным образом изменившая намерения «этаррас»: 9 июня Карреро Бланко был назначен президентом Правительства. Вследствие этого он переместился в новый офис, а его охрана была значительна усилена. Поняв, что привычка посещения церковной службы определённо изменится, боевики на некоторое время отложили все мероприятия по подготовке к «Операции Огр».

В сентябре 1973 года команда «этаррас», получившая имя в честь погибшего руководителя Военного фронта Эустакио «Чикия» Мендисабаля, вернулась в Мадрид. Как и ожидалось, меры безопасности вокруг персоны Карреро Бланко были усилены в разы. К нему были приписаны трое новых телохранителей, поэтому вариант с похищением автоматически отпадал. Неудивительно, что вслед за этим возникла идея убийства адмирала, причём причины для этого так же нашлись. Ликвидацией Бланко «этаррас» надеялись предотвратить продолжение франкизма без Франко. Однако и теперь проблема не была решена: хотя адмирал продолжал посещать ту же церковь и в тот же час, охрана вокруг него создавала проблему для возможных киллеров.

Мало того, учитывая отказ от похищения Карреро Бланко, проект освобождения политических заключённых тоже рушился. Дабы спасти положение, другая команда «этаррас» попыталась осуществить похищение менее заметной правительственной фигуры. Для этой цели был избран бывший министр торговли Альберто Ульястрес, который, занимая пост руководителя фракции Opus Dei в правительстве, играл довольно важную роль, отвечая за сношения Испании с европейскими странами. 7 ноября произошла попытка захвата Ульястреса, однако чиновник отсутствовал в доме в это время, и весь план развалился.

Что касается Карреро, то, спустя несколько недель слежки и тщательного анализа, боевики «команды Чикия» вынуждены были отказаться от плана непосредственного нападения на кортеж адмирала как от слишком рискованной затеи. «Этаррас» вновь оказались в тупике. Счастливая случайность спасла положение.

Во время очередного обхода церкви, один из боевиков обнаружил объявление о сдаче в аренду подвального этажа на улице Клаудио Коэльо, шедшей параллельно улице Серрано, где располагался храм.  Каждый день, направляясь на религиозную службу, автомобиль Карреро Бланко вынужден был проезжать по этой довольно узенькой улице. В тот же момент родилась новая идея. Притворившись скульпторами или художниками, боевики рассчитывали снять это подвальное помещение и от него прокопать тоннель под улицу. Затем в конце тоннеля планировалось прокопать перпендикулярный ход (таким образом вся конструкция имела вид буквы Т), и на всём протяжении этого короткого хода разложить взрывчатку, которая разнесёт вдребезги автомобиль адмирала, проезжавший поверху.

Получив одобрение со стороны руководства, «этаррас» принялись за дело. Подвал был снят 10 ноября, тогда как тоннель, по причинам конспирации, был начат лишь 7 декабря и закончен спустя 8 дней. После обсуждения всех деталей, было решено исполнить акцию 20 декабря.

В 9:15 того дня, получив сигнал о приближении автомобиля Карреро Бланко, боевик ЭТА, переодетый в электрика, замкнул провода детонатора. 75 килограмм динамита, заложенного под землёй, взорвались, вызвав гибель трёх пассажиров машины «Dodge Dart», в том числе – и президента правительства Карреро Бланко. В течение нескольких минут после теракта на месте появилась полиция, которая некоторое время пребывала в недоумении насчёт произошедшего. Дело в том, что сила взрыва была такова, что автомобиль адмирала был заброшен на крышу соседнего здания, поэтому первоначально рассматривалась версия о взрыве бытового газа, который никак не задел автомобиль правительственного чиновника. Когда же до сотрудников правоохранительных органов дошло, что же на самом деле случилось, исполнители акции уже покинули опасную зону.



Выезд «команды Чикия» из Мадрида сопровождался большими сложностями из-за розыскных действий. Спустя два часа после гибели Карреро Бланко были арестованы больше сотни политически активных оппозиционеров столицы, но среди них не было авторов покушения. Тем не менее, фильтруя полученную информацию, к вечеру органы уже сумели определить список имён участников операции. Это не помогло. К началу января 1974 года все члены «команды Чикия» уже находились на территории Франции.

Эффект от убийства Бланко был огромен. В тот же вечер 20 декабря ЭТА выпустила сообщение, гласившее, что гибель адмирала является ответом на смерть членов организации, а так же актом борьбы против национального угнетения, за установление социализма в Стране Басков, за освобождение всех угнетённых Испании.

Несмотря на то, что, ликвидировав президента правительства, ЭТА объективно сорвала планы Франко по сохранению режима после своей смерти, организация не избежала критики, касающейся методов действия. Все, абсолютно все,- начиная от Националистической Баскской Партии и заканчивая испанскими коммунистами, руководство которых уже шагнуло в сторону «еврокоммунизма», - в той или иной форме обвинили ЭТА в экстремизме. Пресса режима напротив, не веря в оперативные возможности организации нанести столь масштабный удар, принялась выискивать «настоящих» виновников трагедии, среди которых назывались боевики ИРА, ОАС, африканские наёмники…и даже сотрудники ЦРУ. ЭТА вынуждена была опубликовать четыре специальных сообщения, опровергавших все спекуляции вокруг дела об убийстве адмирала.

А в марте 1974 года та самая Эва Форест взяла расширенное интервью у участников «команды Чикия», расположившихся на вилле ветерана анархистского движения Марка Легассе в Сибуру. В дальнейшем, сделав необходимые конспиративные поправки, пропагандистский отдел ЭТА от имени выдуманного писателя Хулена Агирре, выпустил интервью в виде книги, которая очень быстро стала бестселлером среди левого испанского подполья, повысив имидж организации до заоблачных высот и сподвигнув многих молодых людей, - не только басков, но и галисийцев, каталонцев, испанцев, - задуматься о вооружённых методах политического действия.